10.1.2. Специфика человечества

Ориентировочное время чтения: 94 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

Раздела 10.1. Общебиологическое и специфически-человеческое в жизни цивилизации: индивид, общество, культура, «мистика» — взаимосвязи

 

Во всём многообразии биологических видов в биосфере Земли человек (Homo sapiens — «Человек разумный») выделяется наибольшим объёмом и наибольшей долей внегенетически обусловленного информационно-алгоритмического обеспечения поведения взрослых особей. При этом культура человечества наиболее многогранна и содержит такой объём информации, что ни один индивид не в состоянии освоить её во всей полноте и детальности не только до вступления в пору взрослости, но и за всю жизнь: объёмы информации в ней на порядки превосходят «информационную ёмкость» индивида, по крайней мере при том способе существования, который ведёт человечество ныне и вело в обозримом историческом прошлом.

Это соотношение объёма информации в культуре и «информационной ёмкости» индивида — объективная данность, — фактор, вынуждающий людей к объединению и взаимопомощи во всех аспектах их жизни вне зависимости от того, осознают люди этот факт и осознанно волевым порядком строят своё поведение соответственно ему, или же — вопреки ему — осознанно или бессознательно пытаются упражняться в индивидуалистическом превознесении друг над другом.

Как следствие огромного генетически запрограммированного потенциала развития культуры — у человека в его сопоставлении с другими биологическими видами наиболее продолжительное детство и подростковый период по отношению к биологическому ресурсу организма[1]. При этом для человека норма — забота и воспитание старшими поколениями младших[2]. Назначение детства — подготовить новые поколения к самостоятельной взрослой жизни. И один из главных вопросов в проблематике воспроизводства новых поколений — «отношение»[3] исторически сложившейся культуры к генетически запрограммированному познавательно-твор­че­с­кому потенциалу личности.

———————

В человеческих обществах варианты «отношения» культуры (рассматриваемой как информационно-алгоритмическая система, с которой взаимодействует психика индивидов, также рассматриваемая как информационно-алгоритмическая система) к личностному познавательно-творческому потенциалу как к объективному фактору могут быть различными.

Во-первых, культуру всякого общества можно отнести к одному из двух классов:

  • культуры, в которых эта проблематика не осознаётся никем;
  • культуры, в которых эта проблематика осознаётся хотя бы некоторыми.

Во-вторых, в каждом из двух названных выше классов культур также возможны варианты:

  • Культуры, алгоритмика которых безразлична к деятельности индивидов, направленной на освоение их познавательно-твор­ческого потенциала, — в том смысле, что каждый со своим познавательно-творческим потенциалом делает всё, что ему угодно:

Ø хочет — осваивает и развивает,

Ø а хочет — занимается чем-то другим.

  • Культуры, алгоритмика которых направлена на подавление познавательно-творческого потенциала большинства в угоду тем или иным меньшинствам — вплоть до генетического закрепления эффекта подавления или уничтожения познавательно-твор­ческого потенциала.

Если это положение соотнести с определением фашизма в разделе 8.7, то должно быть понятно, что подавление познавательно-творческого потенциала — не толь­ко свойство фашистских по их сути культур, но и средство становления фашизма.

  • Культуры, алгоритмика которых направлена на как можно более полное освоение познавательно-творческого потенциала всеми и развитие его в последующих поколениях.

Каждое из трёх последних утверждений следует понимать в том смысле, что оно касается основной статистической массы живущих в соответствующей культуре, а в «хвостах» статистического распределения могут быть и отличия от доминирующего характера, которые могут оказывать своё воздействие на изменение характера культуры в целом, а могут и не оказывать сколь-нибудь ощутимого воздействия на характер культуры в целом, вследствие чего культура сохраняет своё качество в преемственности поколений.

Однако такое понимание (в смысле характеристики основной статистической массы представителей той или иной культуры) не относится к первым двум утверждениям, поскольку первые два утверждения разделяют множество культур на два класса по качественному признаку, а не по количественным, с какими имеет дело математическая статистика и теория вероятностей.

Если говорить о культурах, алгоритмика которых направлена на подавление познавательно-творческого потенциала большинства, то встаёт вопрос о характере субкультуры меньшинства, в интересах которого так или иначе подавляется познавательно-творческий потенциал большинства. Субкультуры такого рода меньшинств, с поправкой на то, что они — субкультуры неких социальных групп, а не культуры общества в целом, также могут быть классифицированы на основе соотнесения с изложенными выше принципами.

Если вдаваться в этнографический и исторический анализ (его в этой главе мы опустим), то можно увидеть, что разные по своему характеру культуры обладают разной устойчивостью в преемственности поколений вследствие различного их «отношения» к познавательно-твор­чес­кому потенциалу.

И среди них есть самоубийственные варианты, переход к которым означает гибель общества в течение жизни одного — нескольких поколений. Термин «гибель общества» в данном случае подразумевает не только вымирание носителей самоубийственной культуры, но и поглощение выживших иными культурами и утрату ими прежнего культурного своеобразия в большей или меньшей мере.

Однако наряду с этим можно выявить и общую тенденцию развития культур, устойчивых в преемственности поколений. Эта тенденция состоит в продвижении в ходе исторического развития общества к культуре, в которой:

  • проблематика освоения личностного познавательно-творчес­кого потенциала всеми в русле Промысла Божиего осознаётся каждым психически здоровым индивидом;
  • алгоритмика личностно-эгрегориального и личностно-соци­а­ль­ного взаимодействия напра­влена на освоение познавательно-творческого потенциала всеми в русле Промысла Божиего (освещению различных аспектов этой проблематики в нашем её понимании посвящены главы 1 — 5 (в совокупности) и 5 (в особенности).

———————

А кроме того, — и это наиболее существенное в своеобразии человека в биосфере Земли, — организация психики всякой здоровой особи вида «Человек разумный» не запрограммирована однозначно генетически, вследствие чего взрослая особь может быть носителем одного из пяти основных типов строя психики (животного, биоробота-зомби, демонического, человечного, и обусловленного порочностью культуры — опущенного в противоестественность) и переходить от одного к другим как в процессе личностного развития либо деградации, так и не осознанно под воздействием обстоятельств (см. раздел 4.7).

Исторически реально, членораздельная речь — основной канал информационного обмена людей друг с другом, и соответственно языковая культура в виде изустно передаваемых преданий и сказаний, а с появлением письменности — и текстов — скелетная основа культуры всех человеческих обществ.[4]

В составе культуры всякого общества можно выделить разного рода субкультуры, носителями которых являются те или иные социальные группы, своеобразие которых может быть обусловлено полом, возрастом, профессией, социальным статусом (положением в организационной структуре общества) и т.п. В общем-то каждая возрастная группа, вышедшая из младенчества[5], во всяком обществе, в каждой его социальной группе, имеет свою субкультуру. И соответственно носителями культуры общества в целом являются все его члены, начиная с возраста, отделяющего раннее детство от младенчества, поскольку во младенчестве практически всё информационно-алгоритмическое обеспечение поведения малыша — врождённые инстин­к­ты и рефлексы, а степень развитости организма ещё недостаточна для того, чтобы младенцы вступали в общение друг с другом и были носителями сколь-нибудь развитой своей возрастной субкультуры.

В культуре общества можно выделить её фундаментальную часть — то, что определяет суть (характер, смысл) жизни общества на интервалах времени порядка 10 лет и более, и нечто сопутствующее и быстро (по отношению к продолжительности жизни поколений) преходящее. Если рассматривать жизнь общества на исторически продолжительных интервалах времени, то к фундаментальной части можно отнести такие компоненты культуры, как:

  • жизненные идеалы[6] и верования (поскольку они очень сильно взаимосвязаны и во многом обуславливают друг друга, то мы их объединили в одном пункте),
  • фактически действующие организационно-этические принципы и выражающие их нормы поведения, на которых строится взаимодействие людей в обществе и общественные институты (исторически реально они могут очень далеко отходить от идеалов),
  • наработки фундаментальной науки, прикладные знания и навыки, на основе которых строится вся хозяйственная деятельность людей в этом обществе и прочие виды его взаимодействия со средой обитания, включая и взаимодействие с другими обществами[7].

При этом необходимо отметить, что фундаментальная часть культуры, сохраняя свою значимость в жизни общества в преемственности поколений, содержательно изменяется в ходе общественно-исторического развития.

В сопоставлении с информационным «портретом общества», запечатлённым в генетическом механизме и изменяющимся по мере обновления поколений в составе общества, культура более пластична и способна существенно изменяться в целом или в некоторых своих аспектах на протяжении нескольких лет при жизни одного поколения. Это утверждение касается и её фундаментальной части. Но эта пластичность не носит всеобщего характера по отношению ко всем без исключения компонентам культуры, и это выражается в том, что многие элементы культуры стабильны на протяжении жизни многих поколений; причины этой стабильности могут быть разными — как биологическими и природно-геогра­фи­ческими, так и социально обусловленного характера.

Если не затрагивать детские, подростковые и молодёжные субкультуры, а говорить о фундаментальной части культуры, то её носителями являются взрослые поколения; они же вносят и наиболее заметный вклад, как в дальнейшее развитие культуры, так и в утрату достижений прошлых поколений, если общество в силу каких-либо причин оказывается втянутым в процесс деградации.

И одно из главных свойств культуры человеческих обществ, и в особенности её фундаментальной части, состоит в том, что в культуре некоторым образом выражается распределение членов общества по типам строя психики, поскольку тип строя психики, при котором пребывает индивид в тот или иной момент времени, во многом определяет интересы индивида и способы работы индивида на реализацию этих интересов, в результате чего в культуре возникает, утрачивается, воспроизводится и перенимается всё, что составляет культуру всякого общества в её полноте и разнообразии в каждую историческую эпоху.

При этом элементы культуры, неизменные в преемственности поколений (что было отмечено тремя абзацами выше), становятся факторами давления среды обитания на биологический вид, и к ним генетический механизм вида в процессе смены поколений так или иначе подстраивает генетику соответствующей культурно своеобразной популяции[8]: те индивиды, которые не вписываются в этот процесс адаптации — подчинения личности устойчивой в преемственности поколений культуре, — либо отторгаются обществом носителей этой культуры, либо погибают в нём, либо прилагают усилия к целенаправленному изменению культуры так, чтобы они сами и другие люди, в чём-то им аналогичные, могли жить в изменённой ими культуре этого общества.[9]

Иными словами генетика прошлых поколений определяет характер и возможности развития культуры живущих поколений, которая, в свою очередь, программирует генетику, характер и возможности развития культуры будущих поколений. Фактически это означает, что:

«Человек разумный» — единственный биологический вид в биосфере Земли, биологическое и культурологическое будущее которого (вплоть до свершения следующего шага в биологической эволюции осмысленно-целесообразно по своему осознанному выбору) во многом обусловлено его осознанно-осмысленным отношением к самому себе непосредственно (а опосредованно — к самому себе через его отношение к Мирозданию), его собственными нравственно обусловленными устремлениями.

———————

Высказанное выше утверждение о взаимосвязи с одной стороны — устремлений, обусловленных во многом культурой в её исторически сложившемся виде (она — один из факторов формирования нравственности), и с другой стороны — биологии последующих поколений поясним конкретным историческим примером.

Начнём с того, что зачатие не сводится к гидромеханике излияния спермы из организма мужчины в организм женщины; к механике казалось бы хаотического движения в жидкости множества одноклеточных «жгути­ко­вых» — сперматозоидов; к механике и «нанотехнологиям» клеточного и молекулярного взаимодействия при образовании из яйцеклетки и сперматозоида зиготы — первой клетки нового организма.

Как выясняется при обстоятельном рассмотрении процесса, хотя все здоровые сперматозоиды устроены биомеханически одинаково и отличаются друг от друга главным образом комбинаторикой распределения генов из состава 46-хромосомного набора организма отца по 23‑м хромосомам каждого из них, — среди всего множества сперматозоидов, изливающихся в составе порции семенной жидкости[10], есть только один, предназначенный для зачатия; всё остальное их множество (порядка 500 000 в одной порции) только обеспечивает продвижение этого единственного сперматозоида среди микрофлоры и микрофауны репродуктивных органов женщины к яйцеклетке, а не конкурирует с ним.

Сообщение о выявлении этого факта в результате исследований как-то проскользнуло в печати в качестве — для кого курьёза, а для кого и намёка.

На основе теорий гидромеханики, рассматривающих семенную жидкость, как специфическую вязкую жидкость, и механики движения в ней биомеханически единообразных сперматозоидов различного предназначения это явление предызбрания одного сперматозоида для зачатия — объяснения не находит.

При этом пол будущего ребёнка определяется тем, какую из хромосом несёт в себе сперматозоид, предопределённый к зачатию: если «Х» — будет зачата девочка; если «Y» — будет зачат мальчик — поскольку от матери в любом варианте ребёнок получит хромосому «Х» (в геноме девочки хромосомная пара «ХХ», в геноме мальчика — «XY»). И как уже неоднократно в истории замечали разные народы, в преддверии войн среди новорождённых доля мальчиков становится заметно выше, чем доля девочек, что не может быть объяснено с позиций статистической модели, согласно которой вероятность рождения ребёнка какого-то определённого пола равна 0,5 (50 %).

Если же вспомнить о том, что каждый из сперматозоидов несёт какое-то своё клеточное биополе — «микробиополе»; что все они исторгнуты из организма мужчины не только в потоке семенной жидкости, но и в потоке биополя его организма — «макробиополя»; что движутся они не только в вещественной среде организма женщины, но и в её биополе («макробиополе»); что все биополя это не только энергия, но и информация, и мера (матрица возможных состояний), в совокупности представляющие собой алгоритмику управления, то тогда в принципе объяснимо, как управляется «команда» сперматозоидов разного предназначения в процессе зачатия.

Однако при этом не следует забывать, что процесс излияния информационно-алгорит­ми­чес­ки структурированной порции семенной жидкости, несущей мужскую составляющую явления зачатия, является только одним из фрагментов процесса зарождения новой единицы жизни, в свою очередь, представляющего собой один из начальных этапов будущей жизни индивида (как процесса), и что эти процессы протекают в русле объемлющих их процессов и имеют своё предназначение в Промысле Божием.

То же касается и процессов, протекающих в организме женщины. Неоплодотворённая яйцеклетка человека нормально содержит в себе так же, как и нормальный сперматозоид 23 хромосомы. Полный набор 46 хромосом нового организма человека возникает при образовании зиготы в результате оплодотворения яйцеклетки после того, как сперматозоид проникает в неё и передаёт яйцеклетке свои 23 хромосомы.

Яйцеклетка возникает в процессе деления клетки в тканях яичников женщины.

В делении всех клеток, не предназначенных в структуре тканей организма к тому, чтобы произвести половые клетки, и участвующих в процессе воспроизводства биомассы тканей тела, (этот тип деления называется «митоз») оболочка ядра рассасывается, хромосомные пары разворачиваются в цитоплазме клетки, каждой из хромосом выстраивается дубликат, после чего удвоившееся количество хромосом разделяется на две одинаковых по составу группы по 23 пары хромосом в каждой, и группы хромосом оттягиваются к противоположным полюсам материнской клетки[11]. Затем она разделяется на две клетки, в дочерних клетках происходит формирование клеточного ядра, и завершается формирование структуры каждой из дочерних клеток в целом. После этого дочерние клетки до акта деления каждой из них существуют в клеточной структуре организма как хромосомные дубликаты исчезнувшей в митозе материнской клетки.

В процессе же образования половых клеток клеточное деление протекает иначе. Деление с образованием половых клеток называется «мейоз». В ходе мейоза после удвоения числа хромосом в исходной диплоидной клетке (содержит полный комплект хромосом в парах) происходит два последовательных деления, в результате чего из одной клетки, вступившей в мейоз, возникает четыре гаплоидных клетки (каждая гаплоидная клетка содержит только половину полного числа хромосом диплоидной клетки, вследствие отсутствия парных хромосом). В процессе мейоза срабатывает механизм комбинаторного перераспределения генов, передаваемых от поколения дедов и бабок к поколению внуков. Его работа проявляется двояко.

Во-первых, гомологичные хромосомы в каждой паре (это — копии хромосом, унаследованных организмом второго поколения от половых клеток организмов первого поколения) диплоидной клетки, вступившей в мейоз, обмениваются между собой взаимно соответствующими участками, т.е. генами (это называется «кроссинговер»). В результате этого хромосомы, передаваемые гаплоидным клеткам (будущему третьему поколению), не являются копиями хромосом диплоидных клеток родительского организма (второго поколения, а равно и копиями хромосом половых клеток организмов первого поколения).

Во-вторых, диплоидный комплект хромосом, унаследованных от организмов первого поколения организмом второго поколения при образовании зиготы (первая клетка организма второго поколения), расформировывается в процессе мейоза, и происходит “случайное” перераспределение гомологичных хромосом (образующих пару в диплоидной клетке организма второго поколения) между хромосомными наборами будущих гаплоидных клеток[12]. Вследствие этого хромосомный набор гаплоидных клеток (половина хромосомного набора будущего организма третьего поколения) по «персо­на­ль­ному» составу хромосом не повторяет хромосомных наборов, унасле­дованных из половых (гаплоидных) клеток организмов первого поколения организмом второго поколения (в котором происходит рассматриваемый мейоз).

В мужском организме возникающие в процессе множественного мейоза клетки становятся сперматозоидами.

В женском организме при образовании яйцеклеток имеется своя особенность мейоза: организм женщины в каждом менструальном цикле нормально обеспечивает производство только одной, способной к оплодотворению яйцеклетки[13], блокируя мейоз во всех кроме одного единственного фолликула[14], называемого доминантным фолликулом. Самый ранний биохимический признак выбора организмом женщины доминантного фолликула — асимметричная секреция эстрогенов[15] яичниками. Производя одну единственную яйцеклетку, доминантный фолликул создаёт условия (главным образом биохимическую среду), неблагоприятные для созревания остальных фолликулов когорты (так называются группы фолликулов в яичниках) и обеспечивает уничтожение всех, кроме одной из образовавшихся в нём самом гаплоидных клеток. Оставшаяся в живых и вызревшая гаплоидная клетка во время овуляции покидает доминантный фолликул уже в ранге яйцеклетки и попадает в фаллопиеву трубу, соединяющую породивший её яичник с маткой, и ждёт оплодотворения.

Если оплодотворения не происходит, то при наступлении очередных месячных организм женщины очищается от последствий подготовки к несостоявшейся беременности, после чего менструальный цикл повторяется снова. Если оплодотворение происходит, то образуется зигота — первая клетка нового организма (третьего поколения), начинается беременность, и организм женщины переходит в иной физиологический режим.

Избрание в женском организме определённой по её генетической программе яйцеклетки в процессе мейоза одной из клеток в фолликуле тоже необъяснимо ни на уровне биохимии организма и клеток, ни на уровне внутриклеточной биомеханики. Это необъяснимо механистически и биохимически тем более, что в мейозе способны выживать яйцеклетки с заведомо дефектными генами, и способны гибнуть несостоявшиеся яйцеклетки с заведомо здоровым геном, некогда парным дефектному в клетках организма матери, благодаря чему сама мать могла быть и не обременена какими-то генетическими болезнями.

Избрание яйцеклетки в организме матери и избрание предназначенного для зачатия сперматозоида в организме отца в механистическом и атеистическом мировоззрении можно было бы списать на бесцельную и бессмысленную «слепую случайность» в игре комбинаторного механизма перераспределения генов, не обусловленную ни прошлыми причинами, ни целями, которые предстоит достичь в будущем, ни нравственностью, ни этикой родителей и их предков по всем восходящим линиям родства.

Но «случай, — по словам А.С. Пушкина, — мощное мгновенное орудие Провидения»[16], т.е. не беспричинен и не бесцелен, а обусловлен прошлым и тем, как намерения людей на будущее согласуются с Высшим Промыслом. И, соответственно, случай, будучи поистине мощным мгновенным орудием Провидения, обладает своим смыслом и целесообразностью в осуществлении Промысла; он — вовсе не слеп, а наоборот — адресуется исключительно точно.

Поэтому, вкратце осветив вопросы физиологии зачатия в аспекте течения процессов в веществе, обратимся к «закономерности исторических явлений, которая обратно пропорциональна их духовности» (В.О. Ключевский), и покажем немеханистическую связь мейоза и путей, по которым протекает история, на общеизвестном случае: рождении цесаревича Алексея Николаевича в семье последнего российского императора Николая II в 1904 г.

Мальчик был болен гемофилией — несвёртываемостью крови, генетически приходящей в род, ведущийся по мужской родословной, вместе с женщиной, которая становится супругой мужчины этого рода.

Ген, ответственный за возникновение большинства видов гемофилии, передаётся по женской линии потомкам, поскольку содержится в женской хромосоме «Х», которая в организм сына при естественном оплодотворении может попасть только из организма его матери. Парная ей хромосома «Y» в мужской организм попадает от отца, но в ней нет соответствующих генов, которые могли бы заблокировать и исправить программы, несомые дефективными фрагментами унаследованной от матери хромосомы «Х».

Если бы в хромосомном наборе матери цесаревича — императрицы Александры Фёдоровны — обе хромосомы «Х» содержали дефектный соответствующий ген, то она сама бы от рождения страдала несвёртываемостью крови и подвергалась бы риску умереть в каждые месячные[17]. Её здоровье в аспекте гемофилии означает, что была принципиальная возможность передачи от неё к сыну здорового гена из парной хромосомы «Х», если бы из трёх унич­то­жен­ных женским организмом протояйцеклеток была бы сохра­нена одна из двух, несущая здоровый ген, а не та, которая положила начало развитию организма цеса­ре­вича. В таком варианте мейоза цесаревич бы был здоров: по крайней мере, в отно­шении гемофилии, поскольку о генетических программах двух погибших протояйцеклеток со здоровым геном ныне людям гово­рить не приходится.

Соответственно, длительное пребывание при дворе представителя русских простонародных знахарских кланов — Г.Е. Распу­тина, — оказывавшего влияние на политику России, было бы вряд ли возможно, поскольку оно во многом было обусловлено тем, что исключительно по его молитве кровотечения и кровоизлияния у наследника прекращались[18].

Как бы протекала история России без Г.Е. Распутина при дворе — вопрос, относящийся к области гаданий. По нашему мнению она была бы ещё тяжелее, так как «элитарные» знахарские кланы к тому времени безнадёжно «скурвились», став в России исполнительной периферией глобальной сети библейского масонства, посредством которого осуществляется трансгосударственное управление в библейском проекте порабощения человечества от имени Бога.

Но в свершившейся реально истории Россия не была втянута в первую мировую войну ХХ века двумя годами раньше в период так называемых «балканских войн» 1912 — 1913 гг.[19], в том числе и потому, что Г.Е. Распутин умолял царя не встревать в разборки на Балканах, и царь согласился с его мнением, а не с мнением великого князя Николая Николаевича[20] (будущего главнокомандующего в начальной фазе первой мировой войны ХХ века), который после этого возненавидел Г.Е. Распутина. «Мировая закулиса» сделала соответствующие выводы: в 1914 г. в тот же день, когда было совершено покушение на наследника престола Австро-Венгрии эрцгерцога Фердинанда, которое дало непосредственный повод к войне, было совершено покушение и на жизнь Г.Е. Распутина: его пырнули ножом в живот. Будучи раненым и излечиваясь от ран у себя на родине в селе Покровском, он не смог быть в Петербурге в критический период выработки и принятия решений, приведших к войне, и только призывал царя к воздержанию от войны телеграммами, которые не смогли заменить его влияния при личном присутствии, и Россия была втянута в войну вопреки интересам мирного развития её народов. Последствия той войны не изжиты и не преодолены доныне…

Вот и судите сами: был ли прав Г.Е. Распутин, препятствуя осуществлению «элитарных» военных амбиций? хорошо либо плохо то, что он стремился к поддержанию мира до начала войны и к скорейшему выходу из никчёмной для народов России войны после её начала?

И не надо пытаться уйти от этих вопросов общими ссылками на «рас­пути­нщину»: Россия — среди всего прочего ей присущего — самозабвенное «зеркало» Мира, а Г.Е. Распутин — его часть, в которой имперская светская и церковная «элита», а потом советская и постсоветская «элита» смогли увидеть только их же собственные пороки. Не следует и лозунг «война до победного конца» обращать против Г.Е. Распутина, обвиняя его в предательстве и антипатриотизме, поскольку та война была войной за антирусские и антигерманские интересы закулисных заправил Великобритании[21], и определённо: во вступлении в неё России выразился антипатриотизм, антинародность (паны дерутся у холопов чубы трещат) её «элиты», маскируемые и тогда, и ныне притязаниями на осуществление некоего «специфически русского» имперского проекта[22].

И если кто-то всё же считает, что политика России на Балканах в начале ХХ века была правильной, то и это не так: если даже признать её правильной по целям, то руководители России обязаны были позабо­титься о том, чтобы достижение намеченных ими целей было обеспе­чено средствами, им подвластными. Если же средств они заблаговре­менно не создали, то политика ошибочна, поскольку даже праведные цели без средств их достижения — хуже, чем ничто, поскольку в отсутствие средств их достижения становятся увлекающим к погибели миражом.

И таким образом, всего лишь выявление взаимосвязей особенностей мейоза в организме императрицы с пребыванием Г.Е. Распутина при дворе и его политической деятельностью показывает, что особенности мейоза в организме императрицы сыграли не последнюю роль в истории России и всего остального мира.

Но всё, о чём пойдёт речь далее, неверующим покажется притянутым за уши, поскольку, на их взгляд, оно — порождение домыслов, лежит в области объективно не существующей «мистики», «религиозного мракобесия», и не может быть подтверждено «научными методами», «экспериментами» и «независимыми экспертами».

Коран так раскрывает верное по существу замечание В.О. Клю­чев­ского о закономерностях исторических явлений, обусловленных духовностью их участников: «Бог не меняет того, что происходит с людьми, покуда люди сами не изменят того, что есть в них» (Коран, 13:12 (11)). Аналог этого в Новом завете — «по вере вашей да будет вам» (Матфей, 9:29).

То есть, пока люди не изменят своей духовности (личностной культуры) сами, всё и впредь будет протекать ситуационно-алгоритмически так, как и протекало в прошлом: т.е. исторические сюжеты будут повторяться, возможно, что с некоторыми вариациями, хотя «декорации»-обстоятельства могут и меняться вследствие научно-техни­чес­кого прогресса. К духовности индивида и коллективов принадлежит и их реальная, а не декларативно-показная нравственность и проистекающие из нравственности устремлённость действовать и реальное поведение (этика) в повседневности наедине с собой и на людях. И их изменение, вполне подвластное всякому индивиду и их множествам, согласно кораническому обетованию способно изменить будущее — и их самих, и их потомков.

И это — средство воздействия на жизнь, доступное всем и каждому.

Иными словами, сказанное означает, что мейоз в организме императрицы в менструальном цикле, предшествующем зачатию цесаревича, мог бы протекать иначе, если бы к тому времени политические устремления царской семьи изменились, стали бы иными, а Россия под водительством Николая II сошла (или хотя бы была готова сойти) с того пути к катастрофе, на который он вывел её в первые же годы своего царствования, о чём речь пойдёт далее.

В этом же контексте следует вспомнить, что рождению цесаревича — государя-наследника — предшествовало последовательное рождение четырёх царевен[23], что было многолетним сво­е­образным намёком Свыше на языке жизненных обстоятельств на открытую возможность пресечения возглавляемой Николаем II ветви царского рода, ведущегося в России исключительно по мужской линии, при поддержании и впредь Николаем II избранного им политического курса.

Рождение же царевен воспринималось либеральной общественностью как издёвка Свыше над царской семьёй, желавшей и ждавшей рождения наследника. Над этим «невезением» царской семьи представители «элиты» хихикали, забыв, что в историческом времени они плывут на том же «корабле», где «вахтенный начальник» Николай II, вследствие чего намёк Свыше относится и к ним, и к их потомкам. Они не думали о том, что Бог — Язычник, никогда не издевается, как свойственно издеваться над другими многим людям, но предостерегает и вразумляет Языком жизненных обстоятельств всех и каждого; и Его предостережениями способен воспользоваться ко благу каждый верующий Богу, кто внимателен к происходящему и задумывается о смысле Промысла и своём отношении к нему.

Но в данном конкретном случае рождения наследника-цеса­ре­вича речь идёт не только об удовлетворении родительских чувств одной из многих семей, но и об унаследовании ребёнком по факту своего рождения от определённых родителей права на высшую государственную власть в России, в сочетании с тем, что мальчик — воспреемник-носитель духовного наследия[24] государева рода Романовых, а также и духовного наследия немецкой Гессенской династии герцогов (откуда происходила Александра Федоровна) и царствующей династии Великобритании: королева Виктория, на чьё царствование пришёлся «золотой век» Британской колониальной империи, — родная бабка русской императрицы Александры Федоровны.

Поэтому, чтобы выработать мнение о том, насколько специфика мейоза в организме Александры Федоровны представляет собой «слепую случайность» (в том смысле, что она беспричинна и бесцельна), а насколько обусловлена прошлым и устремленностью в будущее (причём не только России), необходимо выявить существо этого духовного наследия на фоне событий конца XIX — начала ХХ веков.

Начнём с того, что сын королевы Виктории — английский король Эдуард VII (на престоле с 1901 по 1910 г.) — не унаследовал от матери больного гена (мейоз в организме Виктории свершился так, что погибли гаплоидные клетки с больными хромосомами «X»), вследствие чего царствующая ветвь британской королевской семьи не пострадала от гемофилии (из мужчин был болен только брат Эдуарда VII — Леопольд, женатый на Елене Вальдекской и умерший молодым, а его потомки не принадлежат к царствующей ветви семьи). Пострадавшими оказались исключительно императорские фамилии противников Великобритании: Романовых (цесаревич Алексей Николаевич) и Гогенцоллернов (внуки императора Вильгельма II, от брака его сына принца Генриха Прусского с Иреной — родной сестрой Александры Федоровны; хотя сам Вильгельм II был женат на дочери королевы Виктории, но его детей болезнь не поразила). А кроме них пострадавшими оказались ещё некоторые герцогские дома Германии и королевская династия Испании (трое из пяти сыновей Аль­фон­са XIII)[25], которая к тому времени уже перестала входить в разряд «великих держав» и колониальных империй.

Таким образом дочери королевы Виктории сыграли фактически роль генетического оружия, способствующего уничтожению царствующих родóв в империях — противниках и конкурентах Великобритании в деле построения глобальной империи в русле библейского проекта порабощения человечества от имени Бога. Теперь обратимся к российской веточке этого процесса борьбы великобританского имперского эгрегора за своё безраздельное доминирование в мире на основе библейского проекта через династические браки.

Александру Федоровну при жизни российская омасонившаяся пишущая и сплетничающая «интеллигенция» постоянно (особенно после начала первой мировой войны ХХ века) обвиняла в оказании прогерманского влияния на политику Николая II. Эту ахинею одни многократно повторяли и в последующие годы, а другие многократно опровергали, настаивая на том, что Россия стала для Александры Федоровны настоящей Родиной и что она отдала всю себя служению ей. Но если не забывать о том, что детство принцессы Алисы прошло при дворе её бабки — королевы Великобритании Виктории; если выявить интересы правящей британской «элиты» тех лет и её закулисных заправил, — то обвинять-то последнюю русскую императрицу придётся во влиянии на политику России в интересах Великобритании; возможно, что не в осознанно злоумышленном пробританском влиянии, а в бессознательном, проистекавшем из того, что, став императрицей в России, внучка британской королевы, хотя и приняла по убеждению православие искренне (без лицемерия), но не осознала и не преодолела антирос­сийского, антирусского духовного наследия, свойственного заправилам Британской империи, и потому была под водительством враждебных России эгрегоров на протяжении всей своей жизни в России.

И именно в «первую пятилетку» царствования Николая II произошло уклонение России от политического курса на самодостаточность Русского государства-цивилизации во внешней и внутренней политике, проводимого в царствование Александра III[26].

В частности:

  • Имел место отказ от развёртывания главных сил Российского императорского флота — океанского по своему характеру — в районе нынешнего Мурманска, чему сопутствовал и отказ от хозяйственного освоения Кольского полуострова. Этот отказ от прямого выхода в мировой океан запирал флоты империи во внутриконтинентальных морях, что исключило возможность оказания давления на Великобританию и делало невозможным противодействие военно-полити­че­с­ким сценариям типа «крымской войны» — второй мировой антирусской войны XIX века.
  • Вместо развития своих собственных регионов Дальнего Востока (Владивосток, Приморье, Хабаровский край, Сахалин, Камчатка) Россия вторглась в сферу колониальных интересов Японии в Корее и Китае (в Китае — аренда Ляодунского полуострова и строительство на нём военно-морской базы в Порт-Артуре и по близости от него торгового порта Дальний; в Корее — лесные концессии). Это привело к обострению отношений с Японией при идейно-политической и военно-экономической неспособности России противостоять ей и союзной с Японией Великобритании ни на Тихом океане, ни в глобальных масштабах.

Это изменение политического курса противоречило интересам России, но отвечало интересам заправил Великобритании. В результате война с Японией не только не стала «маленькой и победоносной»[27], но стимулировала и усугубила революцию 1905 — 1907 гг. За войной и революцией последовал финансово-эконо­ми­ческий кризис, во многом обусловленный ими же, не позволивший толком экономически обеспечить ни послереволюционные реформы, ни подготовить страну к надвигавшейся новой войне, которая была спровоцирована Великобританией в 1914 г. для того, чтобы привести к катастрофе империи-конкуренты: Российскую и Германскую, а заодно с ними — Австро-Венгерскую и Оттоманскую (Турецкую).

Плохое состояние здоровья Александры Фёдоровны в период её жизни в России, мрачное настроение, депрессии и истеричность, замкнутость, отождествляемая российской «элитой» с надменностью, и т.п.[28] — психосоматика[29], обусловленная конфликтностью тех эгрегоров, с которыми стала связана её психика после приезда в Россию, начиная от принятия ею православия перед вступлением в брак с тогда ещё цесаревичем Николаем.

Не исключено, что Александр III определённо ощущал возможность оказания через неё антирусского влияния на политику России. И потому, хорошо зная и направленность глобальной политики в отношении России, и расстановку мировых сил, зная европейские дворы и своего сына, он правильно и дальновидно возражал против брака цесаревича Николая с Гессенской принцессой Алисой, оказавшегося действительно злополучным и для царского рода, и для тогдашней государственности Русской многонациональной цивилизации, и для её народов.

Благословение на этот брак цесаревич Николай получил от уже умиравшего Александра III, для которого стала самоубийственной политика ограничения доступа к среднему и высшему образованию простонародья: «указ о кухаркиных детях»[30]. Этот указ в силу малочисленности и биологического вырождения кланово обособленной «элиты» (дворянства и наиболее богатой части купечества) усугубил и без того имевшийся дефицит высокопрофессиональных кадров во всех отраслях деятельности (и прежде всего — в сфере управления), чем и закрыл для России возможности демонтировать сословно-кастовый строй в первой половине ХХ века без каких бы то ни было революционных потрясений (такую возможность в общем-то успешно в конце XIX — в ХХ веке реализовала Япония).

Спустя почти десять лет после начала царствования и начала семейной жизни, у Николая и Александры, после рождения четырёх дочерей, всё-таки родился мальчик, что открыло возможность главенствующей ветви царского рода продолжиться в последующих поколениях.

Но царь, хочет он того или нет, олицетворяет своей персоной государство, а наследник — будущее государства.

И знаменательность рождения мальчика, отягощённого гемофилией, на фоне множества ранее упомянутых фактов и общего контекста глобальной политики тех лет — весьма прозрачна. Цесаревич родился 12 августа (30 июля) 1904 г., когда уже шла русско-японская война.

Но зачатие и мейоз, запрограммировавший его болезненность, свершились в конце октября — начале ноября 1903 г. — в тот период истории, когда в Петербурге шли переговоры России с Японией. Россия в них занимала по умолчанию позицию «нам нужна маленькая победоносная война для того, чтобы предотвратить революцию». В результате в ходе переговоров Япония пришла к выводу о невозможности договориться с Россией о приемлемом для себя разделе сфер влияния и, как следствие, — о неизбежности разре­шения военным путём своих проблем имперского роста и колонизации Кореи и некоторых регионов Китая.

К этому времени Япония уже была подготовлена к войне — её кораблестроительные и прочие военные программы были уже в основном завершены, в то время как кораблестроительные программы России могли быть завершены не ранее конца 1904 г.[31] Т.е. для Японии ситуация выбора была предельно проста:

  • либо дипломатический успех в переговорах с Россией и мирное сосуществование обеих империй на протяжении достаточно продолжительного времени;
  • либо война против России, которую следует начать до того, как Россия завершит свои кораблестроительные программы и перегонит новые боевые корабли на Дальний Восток.

Соответственно, после того, как переговоры в Петербурге не принесли Японии желаемого результата, боевые действия против России были начаты ею без объявления войны[32] 9 фев­ра­ля (27 января по старому стилю юлианского календаря) 1904 г. В первом же ударе японской стороны торпедой был поражён броненосец, называвшийся «Цесаревич», впоследствии однако отремонтированный и введённый в строй… (в этом совпадении имён — одно из проявлений Меры — матрицы возможных состояний).

Вследствие врождённой болезни жизнь наследника была хрупка так же, как хрупко было будущее Российской государственности, подорванной пороками, унаследованными от прошлых веков беззаботно-безответственного барства «элиты» и политики оскотинивания простонародья, чем простонародье уже тяготилось. И болезнь цесаревича в том общеполитическом контексте была намёком Свыше царю:

Ты видишь, что кровотечения, кровоизлияния в результате беззаботных шалостей ребёнка способны внезапно оборвать его жизнь. Так же и в доставшемся тебе государстве беззаботность и «шалости» «элиты» способны привести к пролитию крови народа и гибели страны. Так береги народ от кровоизлияний, которые, как ты видишь по опыту русско-японской войны, для беззаботной «элиты» — обыденное дело, как грех не осознаваемое. Кровоизлияния народные, если ты допустишь их впредь, способны оборвать жизнь государственности, которую ты возглавляешь, точно так же, как и кровоизлияния у наследника способны оборвать его жизнь и твой род. Тебе же при воцарении уже дали прозвище «кровавый», и это был первый намёк. Теперь же речь идёт не о том, много или мало ты вместе с «элитой» прольёшь народной крови без толку, а о том, что «чаша» близка к тому, чтобы переполниться, а ты не видишь и не ведаешь, какая капля пролитой крови народной, переполнит её[33]. Так что, дорожи народом и его кровью так же, как ты дорожишь жизнью и кровью своего единственного сына… И тогда возникнут предпосылки к тому, что всё в России будет благостно.

Таков общий смысл знаменательности рождения цесаревича, отягощённого врождённой несвёртываемостью крови, если признать, что Бог есть, Он — Вседержитель, милостивый, милосердный, не возлагает на душу ничего, сверх возможного для неё, что Он — не тиран для людей. — Конечно, если верить и доверять Ему.[34]

Но почему этого не объяснили Николаю II иерархи церкви? — Потому, что сами они либо навязывали царям — со времён предсказаний монаха Авеля Павлу I — осознание того пути, который привёл Российскую империю к катастрофе (но не к преображению), в качестве якобы единственно возможного пути, якобы предначертанного Богом[35]; либо были верноподданными «холопами кесаря», а не наместниками Божьими, и потому насаждали и поддерживали убеждённость царей и общества в том, что Бог благословит любую царскую по существу дурость в качестве даруемой Им Свыше милости, придаст ей умный вид и благое содержание, и тем самым — оправдает её вопреки её изначальному злонравию.

  • Единственный, кто на протяжении всего своего времени пребывания при дворе так или иначе связывал между собой судьбу империи и династии, кровь наследника и кровь народную, — это Г.Е. Распутин, всегда и неизменно выступавший за пребывание России в мире, а не в войнах за противные её народам интересы отечественной или международной «элиты».
  • Но Г.Е. Распутина церковь и «элита» порицали при жизни и порицают после убиения, а Николай II и его семья, фактически избравшие для себя и осуществившие весьма изощрённый способ самоубийства, — те, в результате чьей политики пролились реки народной крови (как в период их царствования, так и после краха монархии и гибели царской семьи), — канонизированы в качестве святых великомучеников за «веру православную», после чего церковь возлагает на народ грех измены «святому царю-страстотерпцу» и династии Романовых…

ТАК ПРОЯВЛЯЕТСЯ ХРОНИЧЕСКАЯ НЕСПОСОБНОСТЬ ИЕРАРХИИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ОСУЩЕСТВЛЯТЬ ЖРЕЧЕСКУЮ ВЛАСТЬ НА РУСИ, ЧТО ДЕЛАЕТ ИСТОРИЧЕСКИ СЛОЖИВШУЮСЯ ЦЕРКОВЬ ПОРАБОЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ОТ ИМЕНИ БОГА, НИКЧЁМНОЙ ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗВИТИЯ РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ.

———————

Возражать против сказанного о причинах и целесообразности болезни цесаревича можно только с позиций атеизма:

  • Материалистического: Бога нет; судьба цесаревича и семьи Николая II — роковое стечение злосчастных обстоятельств, само по себе беспричинное, бессмысленное, бесцельное; история не несёт в себе никаких нравственно-этических уроков — побеждает превосходящий своих противников — умом, силой и т.п. вне зависимости от его нравственности и этики; и не надо на случайных совпадениях строить нравоучительные теории, которые объясняют все прошлые и будущие беды грехами — тем более, что, поскольку Бога нет, то реально нет и грехов перед Ним: учение о них — выдумка.

Это — позиция, достойная зомби, не внемлющего в Жизни ничему, и отвергшего данную ему Свыше способность чувствовать и думать.

  • Идеалистического: Бог есть и Он — Господь-Вседер­жи­тель, но «пути Господни неисповедимы»; царь — помазанник Божий: порицать царя — всё равно, что Бога хулить; Николай II явил всем пример смирения перед Богом и потому воистину свят и не виновен ни в русско-японской войне, ни в военных неудачах первой мировой войны ХХ века, ни в революциях: всё это было предопределено Богом, а Николай II — великомученик за веру православную Христа ради.

Такова классическая «православная» версия. Но если руководство РПЦ настаивает на том, что «пути Господни неисповедимы», то:

Иерархи РПЦ не имеют никакого права истолковывать пастве суть происшедших событий и текущую политику, а тем более — судить о том, кто непреклонно воплощал неисповедимый для иерархов РПЦ Промысел в жизнь, а кто ему злоумышленно противился либо пал жертвой Божиего попущения в силу того, что не внимал ни Богу непосредственно, ни потоку событий в русле Вседержительности.

———————

Но придерживающиеся мнений о судьбе царской семьи, пропагандируемых РПЦ, не дают и ответа на вопросы, о том, как политика православия соотносится с библейским проектом порабощения человечества от имени Бога (раздел 8.4), и как соотнести политику царизма на протяжении нескольких веков со словами Христа:

«25. Иисус же, подозвав их (своих учеников — наше пояснение по контексту при цитировании), сказал: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; 26. но МЕЖДУ ВАМИ ДА НЕ БУДЕТ ТАК (выделено нами при цитировании): а кто хочет между вами быть бόль­шим, да будет вам слугою; 27. и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом» (Матфей, гл. 20).

Что сделали на Руси иерархия православной церкви и православная монархия для того, чтобы воплотить в жизнь эти слова Христа? — И за то, что ничего не сделали, они в порядке осуществления Вседержительности получили то, что заслужили; пожали то, что сами же посеяли и взрастили…

И потому над входами всех храмов церквей имени Христа уместно написать переданные им слова:

«Что вы зовёте Меня: Господи! Господи! — и не делаете того, что Я говорю?» (Лука, 6:46).

———————

Т.е. история человечества, региональных цивилизаций, государств и народов, судьбы людей — всё же несут в себе нравственно-этические уроки для потомков. Такие же уроки несёт в себе и жизнь каждого человека. Но не все им внемлют… — большей частью по причине неверия Богу.

———————

Конечно, судьба семьи последнего императора России — трагична, но она — одна из наиболее ярких иллюстраций специфически человеческой биологической закономерности:

Биология (генетика) будущих поколений обусловлена на несколько поколений вперёд нравственностью, помыслами и деятельностью нескольких поколений их предков.

В том, что грехи предков сказываются на потомках, это — не несправедливость Бога и не Его мстительность к потомкам грешников, а знамение целостности Мира и единства человечества в преемственности поколений. И соответственно при освобождении живущих людей от грехов открываются возможности улучшения генетики их потомков[36].

Т.е. генетический механизм вида «Человек разумный» включает в себя не только хро­мо­сом­ный аппарат и митохондриальный геном, но и индивидуально-биополевую и эгрегориальную (коллективную) составляющие, а в его функционировании выражаются 1) нравственно обусловленная устремлённость людей, осуществля­ющих зачатие, и 2) запечатлённые в их плоти (в геноме) и духе (в биополе) проявления ими и их предками в прошлом греховности либо праведности.

И соответственно, чтобы не отягощать своих потомков всевозможными проблемами с генетикой и физиологическим здоровьем организма, проблемами психического характера, обусловленными замусоренностью родовых эгрегоров (духовного наследия) злом и внутренней конфликтностью их информационно-алгоритмического содержания, — будущие родители должны блюсти себя в праведности нравов, помыслов, этики и осознанно осмысленно готовиться к священному акту зачатия каждого своего ребёнка.

Дети не должны появляться как сопутствующий продукт секса от скуки или похоти, пусть даже это и происходит в законном светском браке или в браке, «освящённом» ритуалами той или иной конфессии.

Лучше всего, если зачатия будут происходить при достижении обоими родителями к тому времени человечного типа строя психики.

 

 

[1] В частности по показателю «отношение массы мозга взрослой особи к массе мозга новорождённого» человек лидирует в нынешней биосфере. Доведение мозга до степени развитости, обеспечивающей полную его функциональность, происходит в период взросления и во многом обусловлено предысторией зачатия, внутриутробным развитием, и только потом — характером воспитания и воздействием на личность культуры общества. Об этом далее в Части 4 настоящего курса — разделы 17, 19.1, 19.3 (том 5).

[2] Т.е. положение общества в постсоветской России в 1990‑е — 2000‑е гг., когда сирот и беспризорников (и это — при живых родителях и других родственниках!!!) больше, чем было в послевоенные годы, — показатель крайнего нравственно-этического и биологического нездоровья населения.

[3] Культура всё же — не субъект, и не может осмысленно или эмоционально относиться к чему-либо, как это свойственно человеку, по какой причине мы взяли это слово в кавычки. Но в её алгоритмике присутствует то, что лучше всего характеризуется словом «отношение».

[4] Этот факт многими не осознаётся, и по этой причине не осознаются следствия из него, подчас весьма значимые для жизни носителей каждого из языков и возникших на их основе культур. См. работу ВП СССР «Язык наш: как объективная данность и как культура речи».

[5] Т.е. начиная с детства. Границу, разделяющую младенчество и ранее детство, можно задать по признаку: выходя из младенчества, малыши начинают проявлять интерес друг к другу и общаться между собой осознанно и осмысленно соответственно своему возрасту и кругу интересов, соответствующих возрасту.

[6] Хотя они могут и не быть воплощёнными в жизнь, но пока они не забыты или не искоренены из глубин психики людей, общество не утрачивает своей самобытности.

[7] Содержательно одни и те же достижения наук могут быть основой деятельности обществ, весьма различных по фактически действующим в них организационно-этическим принципам, идеалам и верованиям, — в силу общности для всех людей одного и того же Мироздания, обуславливающего определённую содержательную общность науки в разных обществах. Но при этом в науке всякого культурно своеобразного общества (а также и замкнувшейся от общества социальной группы, несущей некую субкультуру) может быть и специфика, воспринимаемая в других культурах (и субкультурах) в качестве недостоверных вымыслов и заблуждений.

Последнее может касаться как и действительных неадекватностей в науке других культур, так и быть следствием оценки с позиций неадекватности собственной науки реальных достижений других культур как вздора. Причины этого в том, что ни одна из исторически сложившихся культур не воспроизводит в преемственности поколений как социальную норму человечный тип строя психики, в силу чего Дух Святой не наставник на всякую истину для подавляющего большинства людей на протяжении большей части их жизни; кроме того, принцип «практика — критерий истины», если и осознаётся, то ему далеко не всегда следуют.

[8] Если смотреть с точки зрения биологии на жизнь человечества, то «Человек разумный» — единственный биологический вид, популяции которого могут быть разграничены не только природно-геогра­фичес­ки­ми факторами, но и культурологическими факторами даже при совпадении природно-географических ареалов обитания.

[9] Вследствие этого культура может стать и «полем боя», и «орудием» войны.

[10] В её состав входят не только «физраствор» и сперматозоиды, но и разного рода биохимические «добавки», производимые организмом мужчины.

[11] В процессе митоза клетки и, прежде всего, их хромосомный аппарат многократно более чувствительны к поражениям радиоактивными излучениями и прочими биологически вредоносными факторами, нежели в остальное время их жизни. То же касается и мейоза, что означает: воздействие алкоголя, продуктов сгорания табака и прочих биохимически активных, но не свойственных нормальной физиологии обмена веществ химических соединений, должно быть исключено задолго до зачатия (пятый приоритет обобщённых средств управления / оружия).

Если под их воздействием мейоз будет протекать с ошибками, то потомство будет генетически ущербно, и преодолеть последствия ошибочного мейоза не поможет ни соблюдение режима в ходе беременности, ни последующие усилия медиков общего профиля и медиков-дефек­то­логов. Т.е., если мужчина — потомственный алкоголик (либо курит, а тем более ещё более тяжёлый наркоман), то девушка, женщина должна подумать, достоин ли он стать отцом её детей, чтобы не было потом таких сцен, как в фильме «Доживём до понедельника» («у него отец — потомственный алкоголик…» — см. публикацию разговоров персонажей фильма на сайте: http://www.vvord.ru/Dozhivyom-do-ponedeljnika-5.html); если девушка, женщина сосёт «пивко», курит  и т.п., то парню, мужчине тоже следует подумать о том, что, если она не находит нужным протрезветь раз и навсегда от этой дури, то ею лучше пренебречь, чтобы не создавать проблем себе и своим детям и дальнейшим потомкам (по статистике 1970‑х гг. девять из десяти недоношенных младенцев были рождены курящими женщинами, но не всякий недоносок вырастает Ньютоном…; дети курящих матерей преобладают в статистике психически не уравновешенных и легко возбудимых, в силу чего им трудно сосредоточиться на учёбе, поскольку учёба требует прилежания (отметим, что одна из оценок в дореволюционных гимназиях выставлялась за прилежание), вследствие чего у них выше шансы приобщиться к уголовной среде).

Ну, а если обе стороны не подумали обо всём этом либо не нашли в себе воли освободиться от дурных привычек и очистить свои организмы от обратимых последствий злоупотреблений, и зачали новую жизнь под биохимическим гнётом на генетический механизм всякой дряни, то это — тяжёлый грех. И совершив его, не надо задаваться вопросами, почему у их детей проблемы со здоровьем, и предъявлять претензии к медицине по поводу её беспомощности: множество болезней детей и внуков проще предотвратить на стадии до зачатия и в процессе беременности, нежели излечить в генетически ущербном организме.

На этикетках пива и табачных изделий Минздрав об этом не предупреждает, но ответить перед Богом придётся…

[12] Если на этот стадии происходит сбой алгоритма, то в гаплоидных клетках получается неправильное число хромосом. Если потом этот ошибочный набор участвует в зачатии в жизнеспособной комбинации генов, то возможны генетические болезни. В частности, синдром Дауна обусловлен ошибками в числе хромосом, передаваемых гаплоидным клеткам в мейозе.

[13] Т.е. одновременное производство двух и более готовых к оплодотворению яйцеклеток организмом женщины — это некий сбой в её физиологии, хотя он может быть запрограммирован и генетически. В результате оплодотворения нескольких яйцеклеток рождаются «двухъяйцевые близнецы», которые (в отличие от однояйцевых) генетически не идентичны друг другу. Но беременность однояйцевыми близнецами — тоже некий сбой, поскольку в любом варианте многоплодной беременности между плодами достаточно часто возникает конкуренция за «ресурсы» и «жизненное пространство» в матке матери, вследствие чего новорождённые в большей или меньшей мере телесно развиты по-разному. Эта внутриутробная конкуренция в ряде случаев сказывается и на психике близнецов. Эти утверждения о неравномерности развития близнецов следует понимать в статистическом смысле: т.е. в одних случаях они могут не проявляться вообще, а в других случаях проявляться в очень тяжёлых формах.

[14] Фолликулы — структурные образования в яичниках, похожие на «пузырьки». Их функциональное предназначение — производство яйцеклеток.

[15] Вид гормонов.

Гормоны в организме человека несут функцию биохимической регуляции физиологии.

Исследования показывают, что с началом менструаций гормональный фон девушек начинает меняться в определённой закономерности в зависимости от фазы менструального цикла. Но гормональный фон оказывает непосредственное биохимическое воздействие на деятельность головного мозга, и соответственно — интеллекта и психики в целом. Эта особенность организма женщины приводит к тому, что в одни дни на протяжении менструального цикла её интеллектуальная мощь на максимуме, позволяющем решать сложнейшие задачи, а в другие дни — на минимуме, едва позволяющем совершать самые простые действия даже в привычной для неё обстановке (см. в частности публикацию «Природа зачем-то наказала дурочек, отняв у них оргазм» в «Комсомольской правде» от 12.05.2009: http://kp.ru/daily/24291/486742/).

Представители мужского пола, если их эндокринная система функционирует нормально, имеют более стабильный гормональный фон, и потому показатели работоспособности их психики более стабильны в сопоставлении с показателями женщин.

Соответственно одна из обязанностей мужа — учитывать эту особенность физиологии супруги и не возлагать на неё в периоды пониженной функциональности психики задачи, решение которых для неё может быть проблемным. А девушки и женщины также должны строить свои планы на будущее с учётом этой физиологической особенности своих организмов.

[16] «Провидение не алгебра. Ум ч<еловеческий>, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть случая — мощного мгновенного орудия Провидения» (А.С. Пушкин. «О втором томе “Истории русского народа” Полевого». 1830 г., цитировано по Полному академическому собранию сочинений в 17 томах, переизданному в 1996 г. в издательстве «Воскресенье» на основе издания АН СССР 1949 г., с. 127).

Слово «случая» выделено самим А.С. Пушкиным. В изданиях, вышедших ранее 1917 г., слово «случая» не выделяли и после него ставили точку, выбрасывая текст « — мощного мгновенного орудия Провидения»: дореволюционная цензура полагала, что человеку, не получившему специального богословского образования, не престало рассуждать о Провидении (см., в частности, издание А.С. Суво­рина 1887 г. и издание под ред. П.О. Морозова, в которых этих слов нет); а церковь не относила Солнце Русской поэзии к числу писателей, произведения которых последующим поколениям богословов пристало цитировать и комментировать в своих трактатах. В эпоху господства исторического материализма издатели А.С. Пушкина оказались честнее, нежели их верующие в Бога предшественники, и привели мнение А.С. Пушкина по этому вопросу без изъятий.

[17] Гемофилия у женщин, обусловленная тем, что в организме оказались две дефективные хромосомы «Х», встречается, но на порядки реже, нежели гемофилия, обусловленная дефективностью хромосомы «Х» у мужчин. Как сообщается в статье «Особенности течения гемофилии у женщин», в медицинской литературе описано около 60 женщин, страдавших гемофилией (http://vitaportal.ru/krov-i-immunitet/osobennosti-techeniya-gemofilii-u-zhenschin.html).

[18] Хотя представителями медицинских кругов высказывалась и иная точка зрения: Г.Е. Распутин якобы просто дожидался наступления кризиса болезни, когда медицина де уже оказала цесаревичу посильную помощь, после чего первым заявлял о предстоящем выздоровлении мальчика, вследствие чего в сознании императрицы и возникла психологическая зависимость от Г.Е. Распутина. Но сказав это «А», сторонникам этого воззрения следовало сказать и «Б»: если действительно Г.Е. Распутин действовал так, то в отношении здоровья цесаревича он оказывался лучшим диагностом, нежели лучшие представители официальной медицины того времени. Так после несчастного случая в царском имении Спала (осенью 1912 г. цесаревич, прыгая в лодку, ударился ногой об уключину), разразился самый тяжелый приступ гемофилии. И когда официальная медицина морально готовила царскую семью к неизбежной утрате сына, и цесаревича соборовали (предсмертный обряд в христианских церквях, включая православие), Г.Е. Распутин прислал ободряющую телеграмму: «Бо­лезнь не опасна, как это кажется. Пусть доктора Его не мучают». Спустя день кровотечение прекратилось и началось медленное выздоровление. Г.Е. Распутин объяснял это ответом Свыше на его молитвы. Вопрос только в том, откуда был ответ: с уровня эгрегориального или непосредственно от Бога.

Причём эта моральная поддержка царской семьи благоприятным прогнозом течения болезни не было подхалимажем мужика, якобы стремившегося удержаться при «царской кухне»: известны случаи, когда Г.Е. Распутин прямо говорил о предстоящей гибели всей царской семьи, в частности таково было его предостережение от вступления России в войну в 1914 г. и аналогичные по смыслу предостережения в ходе войны, а это по законам того времени на грани «оскор­бле­ния величества» и «заговоров против здоровья государя».

[19] «БАЛКАНСКИЕ ВОЙНЫ 1912 — 13. 1-я Балканская война (9.10.1912 — 30.5.1913) — между Балканским союзом (Болгария, Сербия, Греция, Черногория) и Турцией. По Лондонскому мирному договору 1913 потерпевшая поражение Турция теряла все свои европейские владения, кроме Стамбула и небольшой части Вост. Фракии. 2-я Балканская война (29.6 — 10.8.1913) — война Болгарии против Греции, Сербии и Черногории, к которым присоединились Румыния и Турция. Завершилась поражением Болгарии, которая по Бухарестскому мирному договору 1913 уступила Румынии Юж. Добруджу, Греции — Юж. Македонию и часть Зап. Фракии, Сербии — почти всю Сев. Македонию. Балканские войны привели к обострению международных противоречий, ускорив начало 1‑й мировой войны» («Большой энциклопедический словарь», электронная версия на компакт-диске 2000 г.).

[20] Супругой его была дочь короля Черногории, которая и определяла позицию великого князя в политике России на Балканах (см. М. Па­ле­о­лог, «Царская Россия во время мировой войны», Москва, «Международные отношения», 1991 г.; текст по одноименному изданию — Москва, Петроград, 1923 г., с. 34. В материалах КОБ этот фрагмент приводится в работе «От человекообразия к человечности…»). Это — одна из иллюстраций на тему роли женского влияния на мужчин в политике, бизнесе и прочих сферах жизнедеятельности общества, о чём речь шла ранее в разделе 9.4.

[21] Этот вопрос обстоятельно рассмотрен в материалах КОБ в работе «Разгерметизация». Здесь только напомним, что сообщение о февральской революции в России британский парламент воспринял стоя и аплодисментами, отметив попутно, что «цель войны — достигнута» (из заявления Дэвида Ллойд Джорджа в парламенте) (см. А.Б. Мартиросян. «Заговор маршалов. Британская разведка против СССР», Москва, «Вече», 2003 г., гл. 1; см. так же интернет-версию:
http://militera.lib.ru/research/martirosyan_ab/01.html).

[22] Вопрос о неком «специфически русском» имперском проекте исторически восходит к так называемому «Завещанию Петра Великого» — документу объёмом около 500 страниц, который был опубликован во Франции в 1812 г. перед вторжением Наполеона в Россию в обоснование агрессии как защиты от потенциальной агрессии России с целью завоевания Европы и Азии в соответствии якобы с планами Петра I. Автором трактата был некто Лезюр.

«В книге Лезюра, между прочим, сообщалось: “Уверяют, что в домашнем архиве русских императоров хранятся секретные записки, писанные собственноручно Петром I, где со всей откровенностью сообщаются планы этого государя, на которые он обращал внимание своих современников и которым его преемники следовали, можно сказать, почти с религиозной настойчивостью. Вот сущность этих планов”. И далее излагается совершенно фантастическая программа русского завоевания всей Европы и Азии» (http://www.historichka.ru/works/petr_I_zaveshanie/).

Но «первооткрывателем» этого «Завещания Петра Великого» всё же числится французский дипломат-разведчик д’Еон (д’Эон), известный читателям романа В.С. Пикуля «Пером и шпагой». «В 1757 году кавалер д’Эон привёз в Париж драгоценный документ, открытый им благодаря его тесной, безграничной дружбе с императрицей и бесконтрольным изысканиям в самых секретнейших царских архивах… Это, по словам д’Эона, буквально верная копия с завещания, оставленного Петром Великим его потомкам и преемникам на троне»
(http://www.historichka.ru/works/petr_I_zaveshanie/).

В отечественной историографии и многими историками за рубежом это «Завещание» расценивается как подлог — фальшивка, состряпанная на Западе с целью морально-этического обоснования антирусской политики. Именно для этого «Завещание» и используется на Западе со времени его появления там. Позднее на это же «Завещание» в обоснование своего «морального права» на агрессию против СССР ссылались и Гитлер с Геббельсом.

Но даже если «специфически русский» имперский проект не был выражен ни в документах семейного архива, ни в изустных семейных преданиях Романовых, ни в официальных документах Российской империи и в её учебниках истории и «закона божиего» для гимназий и реальных училищ, то он всё же наличествовал в имперском духе (эгрегоре), и оказывал своё воздействие и на политиков империи, и на иностранных представителей. Вследствие его наличия в имперском духе Ф.И. Тютчев выразил его содержание в поэтических формах в стихотворении «Русская география»:

Москва, и град Петров, и Константинов град — / Вот царства русского заветные столицы… / Но где предел ему? и где его границы / На север, на восток, на юг и на закат? / Грядущим временам судьбы их обличат… // Семь внутренних морей и семь великих рек!.. / От Нила до Невы, от Эльбы до Китая — / От Волги по Евфрат, от Ганга до Дуная… / Вот царство русское… и не пройдёт вовек, / Как то провидел Дух и Даниил предрек.

Т.е. д’Эон и Лезюр вряд ли сильно ошиблись в своих реконструкциях «специфически русского» имперского проекта. Исторически реально этот проект не был воплощён в жизнь не потому, что он не существовал в природе, а потому, что за всю историю Российской империи нашлось только три дееспособных «топ-менеджера», которые работали на его осуществление: сам Пётр Великий, Екатерина II, Александр III. Вне их царствований политика России либо протекала вне русла этого проекта (правление: «баб на царстве» после Петра I и ранее воцарения Екате­ри­ны II; Александра I, Николая II), либо не была достаточно эффективной (правление: Павла I, Николая I, Александра II). Особняком стоит непродолжительное царствование Петра III, оклеветанного историками последующих времён с подачи прежде всего Екатерины II, которой необходимо было оправдать узурпацию ею трона.

Если предположить, что выраженные Ф.И. Тютчевым внешнеполитические устремления воплощены в жизнь, то встаёт вопрос о смысле внешней политики империи на следующем этапе: ограничиться рубежами, им названными? либо всё же устремиться к созданию «глобуса Российской империи»? — и в этом случае неизбежно подавление всех прочих имперских проектов: германского, австро-венгерского, британского, французского, японского и т.п. Есть основания полагать, что имело бы место второе, в частности потому, что в одной из строевых песен российской армии эпохи империи пелось: «Наша матушка Рассея — всему свету голова…».

Однако специфически русское (а это прежде всего — идеалы и верования, как компоненты фундаментальной составляющей культуры) подавляется и утрачивается в русле библейского проекта порабощения человечества от имени Бога, в результате чего остаётся только конкуренция нескольких центров осуществления глобализации по библейскому проекту друг с другом. И в этой конкуренции Россия обречена:

  • либо на поражение и колонизацию,
  • либо на отказ от Библии и воплощение в глобальной политике качественно иного по своим нравственно-этичес­ким принципам и целям проекта глобализации: осуществления человечности — соборности людей в Богодержавии.

[23] Каждая из царевен в своём хромосомном наборе несла пару «ХХ», и даже если им всем от матери достались больные хромосомы «Х», то все они в отношении гемофилии были здоровы, поскольку от отца получили здоровую хромосому «Х». Как обстояло бы дело со здоровьем детей царевен, остаётся только гадать вследствие трагичности судьбы царской семьи. Но гемофилия могла и уйти из их рода при соответствующем характере мейоза.

[24] «Духовное наследие» в его существе — информационно-алго­рит­ми­чес­кое содержание родовых эгрегоров, доступных индивиду по восходящим линиям родства на основе его собственной биологической, генетически запечатлённой в хромосомном аппарате и в геноме в целом принадлежности к определённому роду. Духовное наследие, отчасти, является компонентой биополевой составляющей генетического механизма биологического вида «Человек разумный». О его роли в жизни общества и человечества в материалах КОБ см. в работах: «О расовых доктринах: несостоятельны, но правдоподобны», «Диалектика и атеизм: две сути несовместны» (раздел 7.2. «Жизненный алгоритм становления личности»), «Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле Концепции общественной безопасности» (разделы: 6. «Культура и личность» и 8. «Тенденции: самотёк и управление ими»).

[25] Данные о поражении «владетельных домов» Европы гемофилией взяты из книги: П.Х. Гребельский, А.Б. Ми­р­вис «Дом Романовых. Биографический справочник» в 2‑х частях, Ленинград, 1989 г., вкладка с генеалогическими деревьями.

[26] Именно он выразился в афоризме, приписываемом Александру III: «У России есть только два верных союзника: её армия и флот».

[27] Фраза возводится к министру внутренних дел (с 1902 г.) и шефу корпуса жандармов Вячеслав Константинович Плеве (1846 — 1904, был убит эсерами).

В первые дни после начала японско-русской войны. «Когда Куропаткин покинул пост военного министра и поручение ему командования армией ещё не было решено (т.е. описываемое имело место до 8 февраля старого стиля 1904 г.: наше пояснение при цитировании), он упрекал Плеве, что он — Плеве был только один из министров, который эту войну желал и примкнул к банде политических аферистов. Плеве, уходя, сказал ему:

“Алексей Николаевич, вы внутреннее положение Россия не знаете. Чтобы удержать революцию, нам нужна маленькая  победоносная  война”

Вот вам государственный ум и проницательность… Государь был, конечно, глубочайше уверен, что Япония, хотя может быть с некоторыми усилиями, будет разбита вдребезги. Что же касается денег, то бояться нечего, так как Япония все вернет посредством контрибуции» (Витте С.Ю. Воспоминания, т. 2, гл. 20).

Хотя В.К. Плеве высказал это уже после начала войны, но такого рода настроения царили в руководстве империи и в период переговоров с Японией об урегулировании конфликта интересов обеих империй на Дальнем Востоке. Если бы Россия действительно стремилась к миру, то она урегулировала бы конфликт интересов с Японией дипломатическим путём, а не саботировала ведение переговоров, что и привело к войне, оказавшейся для России не маленькой и не победоносной.

Высказывается предположение: «Возможно, В.К. Плеве просто повторил выражение государственного секретаря США Джона Хея: «Это должна быть блестящая маленькая война» (a splendid little war). Эту фразу из письма Джона Хея президенту США Теодору Рузвельту (от 27 июля 1898 г.) Рузвельт позднее опубликовал в своей книге «Описание испано-американской войны» (1900). Возможно, говоря о «маленькой победоносной войне», В.К. Плеве просто воспользовался уже известным в то время выражением» (В. Серов. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. Интернет-ресурс:

http://www.bibliotekar.ru/encSlov/12/5.htm).

[28] В детстве и в юности она, по свидетельству современников, была жизнерадостной, и на родине её звали «принцесса-солнышко», чего не могло бы быть, если бы она и в детстве обладала теми качествами, которые проявились в период её жизни в России в ранге императрицы.

[29] Психосоматические болезни — болезни тела, причиной которых являются нарушения психической деятельности индивида. По оценкам западной медицинской традиции — до 70 % известных ей болезней имеют психосоматический характер. По существу всё, кроме травм и наследственных заболеваний, — психосоматика. Из травм многие — психосоматика в неявной форме, поскольку сами травмы случаются в результате каких-то сбоев и неадекватности психической деятельности.

[30] Циркуляр от 1 июля 1887 г, подписанный министром образования Российской империи графом И.Д. Деляновым, который «предписывал при приёме в гимназии воздержаться «от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одарённых необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат».

Циркуляр опирался на воззрения Александра III (Александру принадлежит отзыв на показания крестьянки М.А. Ананьиной о том, что её сын хочет учиться в гимназии: «Это-то и ужасно, мужик, а тоже лезет в гимназию!») и К.П. Победоносцева о необходимости «остудить» российское общество, ограничив передвижение из «неблагородных» слоёв населения в разночинцы и студенты, основную движущую силу революционного подъёма предшествующих лет. Из гимназий были отчислены представители низших слоёв общества, сумевшие оплатить обучение своих детей. В частности, из одесской гимназии был исключён Николай Корнейчуков (К. Чуковский)» («Специально для хулителей Страны Советов». Газета «К барьеру!» — бывшая «Дуэль» — № 33 (63) 17 августа 2010 г.:
http://www.duel.ru/201033/?33_6_2, http://www.krasnoetv.ru/node/5847).

В кругах либеральной интеллигенции этот циркуляр получил название «указ о кухаркиных детях». Этот термин и производные от него были общеизвестны в российской околополитической «тусовке» конца XIX — начала ХХ веков, и к этой общеизвестности апеллировал В.И. Ленин, рекомендуя каждой кухарке УЧИТЬСЯ управлять государством. Глуповатые критики Ленина и большевизма, слово «УЧИТЬСЯ» обычно забывают, в результате чего приписывают Ленину свою же глупость, после чего начинают её разоблачать, сохраняя однако её в себе.

В частности, в статье «Удержат ли большевики государственную власть» (Полное Собрание Сочинений, изд. 5, т. 34, с. 315) В.И. Ленин писал:

«Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. […] Но мы […] требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, то есть к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту»
(http://ru.wikipedia.org/wiki/Ленинские_фразы).

Воплощение в жизнь этого принципа неизбежно ведёт к «десакрализации» государственной власти и созданию настоящего кадрового резерва управленцев, численность которого будет достаточна, чтобы в любой момент честные и добросовестные управленчески грамотные люди могли заместить в органах государственной и хозяйственной власти любого зарвавшегося мерзавца или проявившего свою деловую несостоятельность управленца.

Сам же «указ о кухаркиных детях» представлял собой выражение системной ошибки правления Александра III. Став в 1866 г. наследником престола после смерти своего старшего брата цесаревича Николая, «великий князь Александр, несмотря на внешнюю почтительность, находился в явной оппозиции к своему отцу. Он считал, что проводимые им реформы нарушали нормальное спокойное течение русской жизни и подрывали её вековые устои. Он сомневался даже в целесообразности отмены крепостного права» (К. Рыжов. Энциклопедия «Все монархии мира. Россия. 600 кратких жизнеописаний». Москва, 1999 г., с. 66).

[31] Это тоже одна из иллюстраций на тему управляемого течения глобального исторического процесса, а не роковое стечение случайных обстоятельств. В частности пресловутые «Протоколы сионских мудрецов», вне зависимости от их происхождения, были впервые опубликованы в России в 1902 г., и в них уже есть угроза России столкнуть её в войне с Японией, дабы получить все бедственные последствия войны для России.

Протокол № 7: «На каждое противодействие мы должны быть в состоянии ответить войной с соседями той стране, которая осмелится нам противодействовать, но если и соседи эти задумают стать коллективно против нас, то мы должны дать отпор всеобщей войной».

Протокол № 7 завершается словами: «… чтобы резюмировать нашу систему обуздания гоевских (т.е. не-еврейских: — наше пояснение при цитировании) правительств в Европе, мы одному из них покажем свою силу покушениями, т.е. террором, а всем, если допустим их восстание против нас, мы ответим американскими или китайскими, или японскими пушками».

О «Протоколах» в материалах КОБ см. аналитическую записку 1997 г. «Фашиствующий “семитизм” с точки зрения человечности». Здесь поясним их роль в истории кратко:

  • «Протоколы» написаны в полном соответствии с той концепцией управления глобализацией, которая приведена в разделе 8.4, и потому они исторически и политически достоверны в том смысле, что содержат действительно проводимую в жизнь концепцию порабощения человечества от имени Бога.
  • Однако «Протоколы» изначально были написаны так, чтобы их было легко разоблачить как фальшивку и тем самым их разоблачением снять с обсуждения в обществе и вопрос об управлении глобальным историческим процессом. И в этом смысле «Протоколы» действительно подлог.

В частности в них есть текстуальные совпадения с памфлетом М. Жоли времён Наполеона III «Власть против разума. Диалоги в аду между Макиавелли и Монтескье». Полезно также отметить, что и Теодор Герцль, инициатор первого сионистского конгресса, в своей книге «Еврейское государство» также занимался плагиатом с этого же памфлета М. Жоли. То есть у «Протоколов», авторство которых многими приписывается Охранному отделению Российской империи, и у основополагающей книги современного сионизма есть общий источник.

«Протоколы» — это провокация, успешно осуществлённая в русле самого же библейского проекта. Если бы Охранное отделение обладало миропониманием, достаточным для того, чтобы самостоятельно выявить концепцию управления глобализацией, то его бы аналитики были бы способны написать и провести в жизнь и альтернативную программу развития России, минуя войны и революции.

[32] Как объясняли сами японцы, объявление войны, до начала ХХ века бывшее нормой в европейской военно-политической традиции, никогда не было нормой японской военно-политической традиции. Поэтому претензии российских историков и политиков к Японии по этому поводу проистекают из незнания ими культуры тогдашнего потенциального противника, якобы внезапно для них ставшего реальным.

Мимоходом отметим, что со времени установления дипломатических отношений в середине XIX века до конца царствования Александра III отношение Японии к России было в общем-то дружественным (поскольку Япония видела в России субъекта глобальной политики, способного защитить её самобытность от устремлений к её колонизации со стороны США и Великобритании), и корабли российских эскадр на Тихом океане систематически заходили в японские порты для пополнения запасов, отдыха экипажей и ремонта, в том числе докового (своей судостроительно-судо­ремонтной базы на Дальнем Востоке Российская империя построить примерно за 70 лет «освоения» Дальнего Востока так и не удосужилась). И при таких изначально взаимовыгодных отношениях, унаследованных от прошлых царствований, довести за десять лет своего царствования отношения с Японией до войны — надо было очень постараться.

[33] Когда вспоминают метафору «чаши, переполняемой последней каплей», то в большинстве своём сосредотачивают всё внимание на этой самой пресловутой «последней капле», забывая обо всех предшествующих «каплях», уже влившихся в чашу, и в особенности — о ПЕРВОЙ «капле».

[34] Если не верить и не доверять, то рождение цесаревича, отягощённого гемофилией, — бессмысленная и беспричинная жестокость Бога по отношению к невинному ребёнку.

[35] «О том, что Николай II знал о своей печальной участи и о неизбежности краха монархии, известно достаточно широко. Причём самое удивительное, что пророчество было сделано за сто с лишним лет до революции и расстрела царской семьи. В статье «Таинственное в жизни Государя Императора Николая II» её автор А.Д. Хмелевский писал: “Императору Павлу I Петровичу монах-прозорливец Авель сделал предсказание “О судьбах державы Российской”, включительно до правнука его, каковым и являлся Император Николай II. Это пророческое предсказание было вложено в конверт с наложением личной печати Императора Павла I и с его собственноручной надписью: “Вскрыть потомку нашему в столетний день моей кончины”. Документ хранился в особой комнате Гатчинского дворца. Все Государи знали об этом, но никто не дерзнул нарушить волю предка. 11 марта 1901 года, когда исполнилось 100 лет согласно завещанию, Император Николай II с министром двора и лицами свиты прибыл в Гатчинский дворец и, после панихиды по Императоре Павле, вскрыл пакет, откуда он и узнал свою тернистую судьбу. Об этом пишущий эти строки знал ещё в 1905 году”» («Что важнее ядерной кнопки? Ещё раз о мистике и политике» — публикация от 13.05.2003 г. на сайте: http://www.ari.ru/doc/print/?id=1698).

О приоритетах значимости информации в процессе управления речь шла в разделе 5.8, после чего этот вопрос был ещё раз затронут в разделе 6.7. Если соотноситься со сказанным в этих главах, то описываемое отношение Романовых к «пророчеству Авеля» — яркий пример управленческой безграмотности и недееспособности: предостережения о том, что страна идёт к катастрофе, а династия — к гибели, без каких-либо к тому объективных оснований были возведены ими в ранг пророчества от Бога, которое не может не сбыться, в результате чего прогноз-предосте­ре­же­ние, на который следовало должным образом отреагировать управленчески, стал вследствие управленческой недееспособности «самореализующейся программой»: мы рискуем оказаться там, куда направляемся, если не изменим направления своего движения. «Бог не меняет того, что происходит с людьми, покуда люди сами не изменят того, что есть в них» (Коран, 13:12 (11)). Почему этой разницы пророчеств и предостережений не объяснили царской семье ни Иоанн Кронштадтский, ни Г.Е. Распутин или кто-либо другой из православных, — мы не знаем. Кроме того, будучи государем страны, изрядная часть жителей которой считает себя мусульманами, Николай II по долгу службы обязан был прочитать Коран хотя бы в русских переводах (к этому времени были прямые переводы с арабского Г.С. Саб­­лукова и Д.Н. Бо­гу­славского) и подумать над его смыслом и соотнесением этого смысла с жизнью.

Кроме того в 1908 г. состоялась премьера оперы Н.А. Римского-Корсакова и В.И. Бельского «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», в которой без всякой «философской зауми» и абстракционизма теорий управления всей российской «элите» была показана правильная реакция на негативные прогнозы-предостережения (действие второе, сцена с гусляром; текст либретто этой оперы в Информационной базе ВП СССР, распространяемой на компакт-дисках, представлен в разделе «Других авторов»).

[36] В этом аспекте безбрачие монашества (если исходить из того, что его цель — безгрешная жизнь) общественно вредоносно. И соответственно в Коране (сура 57:27) говорится, что Бог не предписывал монашества, что оно изобретено людьми. То же касается и безбрачия священников в некоторых традициях вероисповедания.