2045-й. Наставник

Поселение Светлое – одно из множества новых поселений экологического типа, возникших вокруг больших городов. На холме расположено двухэтажное здание школы с выделяющимся спортзалом и куполом актового зала. На спортплощадке проходит урок физкультуры, дети с увлечением бегают наперегонки.

С высоты Школьного холма заметно, что ландшафт разумно преобразован человеческой мыслью и руками. Сады и аллеи гармонично вписаны в местность. Много воды: к естественным водоёмам, очищенным и обустроенным, добавлены искусственные – целые каскады прудов, соединённых протоками с водопадами – на радость детворе. Строения редки, они не создают ощущения скученности и тесноты, кажется, что они не построены, а выросли вместе с деревьями и кустами – настолько они включены в общую картину и общую жизнь пространства.

От школы вниз спускается тенистая липовая аллея. По ней идут двое. Мужчина – Дадажонов Ильхам Рашидович – выходец из Средней Азии, с утончённым лицом древнего рода интеллигентов и учёных. Его спутник – мальчик Иван – 13 лет, русской, европейской наружности. Они увлечены разговором, и оба очень внимательно слушают своего собеседника, ловя каждое слово.

Дадажонов: Наставник не подменяет своей волей и своими решениями волю своего подопечного. Жизненный выбор всегда остаётся за тобой. Моя задача – помочь пройти выбранный тобой путь с наименьшими затратами времени и сил и с наибольшей пользой. И ты, Иван, вожатый для наших младших, значит, тоже наставник – ты должен помнить об этом.

Иван: Ильхам Рашидович, я принял решение и хочу выступить на слёте.

Дадажонов: Постарайся быть искренним, говори не с залом, а с собой, не скрывай ни достижений, ни ошибок. Тогда ты получишь от выступления именно то, чего хочешь. И ещё…

Иван: Слушаю!

Дадажонов: До своего выступления в ходе обсуждения подай несколько реплик. Важно и горло прогреть, чтобы не дать петуха (Ильхам Рашидович улыбнулся), и прогреть внутреннее своё состояние, включиться в разговор, приучить собеседников себя слушать.

Иван: Понял!

Дадажонов: Счастливого пути!

Проводив своего подопечного Дадажонов направился обратно в школу, на крыльце которой встретил завуча Лидию Степановну Саверскую.

Саверская: Ильхам Рашидович! Вы разве не отправились с Иваном на Слёт наставников и вожатых?

Дадажонов: В этот раз придётся пропустить, Лидия Степановна. Я с удовольствием каждый год бываю на Слёте, но весна 2045-го – сами понимаете! – особенное время для учителя истории. Столько дел!

Саверская: С другой стороны, один денёк можно было выделить! Столетие Великой победы отмечается широко. Государство и общество уделяют внимание! Не только на вас юбилей держится!

Дадажонов: Вам, математикам, до конца не понять, что именно в школе история ближе всего подрастающему поколению. Торжественные мероприятия, конечно, нужны и возвышают душу. Но на них ребята больше зрители, а в школе, в поисковой работе, в докладах на научно-практической конференции они на деле ощущают свою сопричастность событиям прошлого, подвигу своих предков. Понимают, насколько велико значение этого подвига даже спустя целый век, наполненный множеством эпохальных событий.

Саверская: Наверно, вы правы, Ильхам Рашидович! А мой-то как, справляется?

Дадажонов: Серёжа молодец! Упорно трудится, но исследование затеял непростое. Восстановить боевой путь рядового солдата, не маршала, не генерала – это очень непросто. Хотя уже значительная часть архивов Министерства обороны переведена в электронный формат, что облегчает поиск, но чтобы задать критерии поиска, нужно наполниться духом эпохи, понять логику, мотивы действий людей того времени.

Саверская: Он говорил о каком-то ордене…

Дадажонов: Да, орден «Отечественной войны» второй степени. Родственники солдата были уверены, что он воевал в штрафбате, а тут – орден. И судя по номеру – боевой, не юбилейный, не из тех, которыми наградили многих фронтовиков на 40-летие Победы. В общем, загадок много. Вы Серёжу поддерживайте, интересуйтесь его успехами, ему это важно. Если придётся выехать в архив…

Саверская: В Москву?

Дадажонов: Да, в Москву. Думаю, надо будет мальчика отпустить.

Саверская: Но годовые контрольные же на носу! Учиться надо!

Дадажонов: Наверстает! А этот поиск – тоже экзамен, тоже школа, только школа жизни, действия!

Саверская: Ах, Ильхам Рашидович! Всегда вы всех перед нелёгким выбором ставите! Тяжело с вами! Но интересно!

Город будущего. Футуристические здания разной этажности и причудливых форм несут на себе деревья и кусты как гигантские кашпо. Между зданий в небе парят вместе орёл и небольшой беспилотник. С высоты полёта им видно, что город образует огромную звезду – внутрь городской застройки проникают лучи леса, кроме них город пересекает река, вокруг голубых озёр тоже зелёные пятна растительности.

Беспилотник ныряет вниз и деловито устремляется вдоль улицы, обгоняя неторопливо ползущие электромобили и троллейбусы. Так же не спеша по тротуарам движутся люди. Их немного. По нашим меркам город можно было бы назвать безлюдным. Стариков и детей мало. В основном молодёжь студенческого возраста.

На площади, пролетев над клумбами и фонтаном, беспилотник делает круг вокруг робота – распространителя газированной воды, тот машет ему рукой как при встрече со старым знакомым. Беспилотник скрывается в проёме одного из зданий на площади.

Робот: В жаркий день организму требуется много влаги. Пейте газированную воду – она не содержит искусственных подсластителей и ароматизаторов. Хотя вы и сами это знаете!

Возле робота в задумчивости стоит Иван. Он одет, как все вокруг, просто, функционально, но аккуратно и чисто.

Робот: Здравствуй, мальчик! Анализ выражения лица показывает, что ты растерян. Что ты ищешь?

Иван: Ищу, но точно не газированную воду!

Робот: Ты же не думаешь, что я просто предлагаю на улицах газировку. Я гид по городу и справочный терминал Единой информационной системы…

Иван: Да знаю я, знаю.

Робот: Тебя зовут Иван. Ты живёшь в экопоселении Светлое на Цветочной улице. Приехал в город на Слёт наставников и вожатых.

Иван: Как мне найти Дворец экологии? (вздыхает) Я проехал свою остановку.

Робот: Загляделся-размечтался! Понимаю! Иди прямо по проспекту СССР, через квартал повернёшь налево и увидишь Дворец экологии имени Лисовского. Там тебя встретят тимуровцы – добровольные помощники – раньше их называли волонтёры, но вернулись к советскому названию. Поторопись! Через пять минут начало! Председатель крайисполкома товарищ Даутов уже подъехал.

Иван: Спасибо!

Иван убегает. К роботу на площади возвращается беспилотник, выполнивший своё задание, делает круг и садится рядом.

Беспилотник: Мне показалось или парнишка в самом деле чем-то озабочен?

Робот: Мне тоже так показалось. Хотя в школе у него все хорошо. Уже три года как ему доверили быть вожатым в начальной школе – теперь его подопечные уже в третьем классе.

За спинами роботов на фасаде высотного здания мерцает призыв: «К 100-летию Великой победы!», который сменяется расписанием грядущих праздничных мероприятий и долгожданных премьер новых фильмов о Великой Отечественной войне. Из названий новых фильмов запоминается «Прорыв в будущее». На 3D-афише офицер с нашивками старшего политрука и узнаваемым лицом Мусы Джалиля ведёт беседу с бойцами накануне наступления. По его вдохновенному лицу видно, что он сам увлечён образом великого будущего, ради которого их направила в бой Родина.

Иван бежит через площадь и скоро достигает Дворца экологии. Фасад здания украшает знаменитый лозунг 2020-х годов: «Природа. Родина. Народ», с которого началось настоящее развитие движения даже не природоохранного, а природосообразного. У входа Ивана встречают тимуровцы – добровольные помощники с красными нарукавными повязками. Есть среди них и знакомые. Антон на два года старше Ивана, но общается с ним как с равным.

Антон: Иван, привет! Поторопись! Сейчас начнётся!

Иван: Успеваю! Привет, Антон!

Иван замечает Ларису – одноклассницу, которая тоже спешит на слёт в группе подруг. Лариса приветливо машет Ивану, тот машет в ответ, но получается не очень ловко и торопливо.

Антон (замечает смущение Ивана и подмигивает): Нравится она тебе?

Иван: Мы в одном классе у третьеклашек вожатые.

Антон: Замечательно! Успеха!

Иван входит в зал, но это не тот зал, что привычен в нашем времени. Зал напоминает оранжерею – здесь собраны растения со всего света. Иван читает табличку. На ней написано: «Геликония индийская (Heliconia indica). Растёт на островах Океании». На другой: «Саподилла, масляное дерево (Manilkara zapоta) — плодовое дерево. Южная Мексика».

Нет рядов кресел. Среди растений расположены удобные рабочие места: стол, стул, микрофон для выступления. Иван занимает свободное место и снова видит Ларису, которая садится неподалёку.

Зал образует чашу. Внизу место для ведущих и выступающих.

Ведущая: Для участия в работе Слёта приехал Председатель крайисполкома товарищ Даутов, один из видных организаторов мирного перехода к социализму 2027-2029 годов.

Даутов: Так уж сразу и видных! (Занимает место выступающего). Здравствуйте, товарищи! Я ежегодно присутствую на этом слёте, поскольку считаю наставничество нашим главным государствообразующим принципом. И если уж наша обаятельная ведущая вспомнила о событиях прошлого, то почему революция была мирной, а шествие её по стране столь стремительным? Потому что в 2022 году в России и странах тогда ещё СНГ развернулось движение наставничества. Все понимают, что знание – это власть, но у кого была власть в прежние годы?

Голоса из зала: У элиты! У избранных!

Даутов: Почему в прежние времена знания были у избранных? Потому, что они передавали их из поколения в поколение, от отца к сыну, от учителя ученику. Потому, что у них была система наставничества как у джедаев в «Звёздных войнах» – был такой старый фильм. И что же произошло в 2022 году?

Иван (с места): Тургоякское чудо!

Даутов: Вот именно – чудо. Молодёжь, которая поняла, что «знание – власть», собралась на озере Тургояк и решила выбрать себе наставников, тех людей, которых они уважали, жизненный совет которых ценили и готовы были претворить в жизнь. Вы помните, с какой радостью откликнулось на этот почин старшее поколение, как ответственно старались люди подойти к новой для них роли. Как возникали традиции наставничества. Какие вы знаете традиции наставничества?

Лариса (с места): Если тебя выбрали наставником – ты не можешь отказаться. Если только у тебя уже нет трёх подопечных.

Даутов: Вот именно! Если ребёнок, юноша, молодой человек выбрал тебя наставником – сама природа старшего по возрасту не позволит его отвергнуть. Но кроме того, система наставничества изменила идеалы общества. Жизненный успех оказался не в том, чтобы заработать деньги, купить машину, яхту или завод – а в том, чтобы тебя выбрали наставником, чтобы признали твой подход к жизни правильным.

Даутов обвёл взглядом притихший зал.

Даутов: А ещё, если у тебя есть наставник – ты не одинок на своём пути, перед лицом проблем. У каждого из вас есть наставник, но и вы, участники слёта, тоже для кого-то наставники. Это ответственная задача, ей необходимо учиться. И здесь сегодня вас многому научат.

Докладчик завершил выступление и готовился сойти с трибуны.

Иван (поднимает руку): Евгений Фёдорович! У меня есть к вам поручение от моих третьеклассников! Я могу его высказать?

Даутов: Что нам скажет ведущая? Мы не очень нарушим регламент?

Ведущая: Думаю, несколько минут мы можем послушать.

В фойе Дворца экологии робот-газировщик толковал с беспилотником.

Беспилотник: Хорошо тебе, ты полезное дело делаешь, доставляешь людям воду, помогаешь утолить жажду. Сейчас заседание закончится – к тебе сразу очередь образуется. А я простой курьер – принеси, унеси.

Робот: У тебя тоже полезная работа. Ты летаешь в небе. Это же здорово!

К роботам подбегает Антон.

Антон: Срочно! Нужна медицинская помощь!

Робот: Я могу оказывать первую медицинскую помощь!

Беспилотник: Нужно ли вызвать «скорую»?

Антон: «Скорую» не надо! Аптечка нужна!

Роботы и Антон перемещаются к семье, которая осматривала тропические растения. 4-летняя девочка уколола палец о шип кактуса. Выступила кровь.

Папа (Виктор из третьей части): Это всего лишь капелька!

Девочка (Лида): Мне и не больно совсем!

Мама (Рита): Кто знает, что это за растение! Может, ядовитое?

Робот: Это растение не ядовито. Ежовый кактус Echinocereus растёт в Центральной Африке. Иголки могут достигать 10 см в длину. Он действительно похож на ежа.

Робот слегка сжимает пальчик девочки, выдавив капельку крови, протирает её ватным тампоном, а затем дезинфицирует ранку перекисью водорода.

Девочка: Спасибо!

Робот: Не за что! Это моя работа! А ещё я могу оказывать помощь при сердечных приступах. (выразительно смотрит на маму девочки).

Папа (с улыбкой оглядывается на жену): Не надо! До этого пока не дошло!

Семья тоже направляется в актовый зал.

Робот (вдогонку): Вам необходимо обратиться к врачу и ввести противостолбнячную сыворотку. Сейчас это не больно – она вдыхается при ингаляции.

Беспилотник: Ох уж эти дети! За ними нужен глаз да глаз!

Антон: Вот и летай! Следи! Что вы тут расселись как кумушки на лавочке!

Робот (изображая вздох): Ни тебе благодарности за доброе дело…

Антон (улыбается): Спасибо!

Зал проведения слёта.

Иван: Мы с ребятами придумали систему управления.

Голоса из зала: Ого какие! Третий класс – а уже глобально мыслят!

Лариса (вскакивая с места): Дайте сказать!

Даутов: Мы внимательно слушаем. Так ведь, товарищи?

Иван: Мои подопечные – ещё октябрята, класс у них делится на звёздочки – по пять человек. Это как пять лучей. У звёздочки должен быть командир. Но мы решили, что командира будем избирать на месяц, чтобы все научились быть командирами.

Голос из зала: И подчинёнными!

Иван: Да-да! Когда тебе отдают приказ, а ты знаешь, что через месяц ты будешь на месте командира – ты стараешься все сделать как можно лучше, чтобы и твои приказы потом исполнялись.

Даутов: А когда ты командир, то стараешься не отдавать дурацких приказов, потому что через месяц будешь подчинённым.

Иван: Именно так, Евгений Фёдорович!

Голос из зала: А что тут такого? Обычная система демократии.

Иван: Тут очень даже «что такого», потому что главное в этой системе – дружба!

Даутов: Вот как? Это интересно! А откуда здесь берётся дружба?

Лариса: Дайте я скажу! Я вместе с Иваном вожатая в этом классе. Дружба берётся из того, что у нас всё получается. Пока другие классы спорят и сомневаются, мы что задумаем – сразу делаем. Новогодний праздник провели – всем понравилось! Спортивные состязания организовали. И все понимают – что в этом успехе есть доля каждого, что каждый незаменим. Когда один мальчик ногу подвернул, катаясь на лыжах – к нему весь класс по очереди ходил навещать.

Даутов: То есть ваша система управления порождает дружбу! А ведь это здорово, товарищи! Это, не побоюсь сказать, решение глобальной проблемы человечества. Цель системы другая – не только добиться конкретного результата, новогодний праздник провести, а цель – чтобы каждый научился быть командиром. Вот какая у нас гениальная смена растёт!

Голос из зала: Да, толковые ребята!

Даутов: Иван, а как же эту систему у нас в крайисполкоме применить? А то у нас все по-старому, по-феодальному: начальник отдела – это фон барон, подчинённые – вассалы. Нет, дружба у нас есть – мы вместе пришли в исполком и её с собой принесли. Но сама система дружбу не порождает. Так что скажете?

Иван с Ларисой переглянулись. Но тут им на помощь пришёл пожилой мужчина.

Мужчина: Хватит тебе, Евгений Фёдорович, ребятишек пытать. Я тебе скажу, как твою контору из феодализма вытащить!

Даутов: Слушаю, Егор Петрович! Скажи от всего Машзавода!

Егор Петрович: Гибкая должна быть система управления, проектная. Под каждый проект создаётся команда – в ней и можно применять октябрятские принципы. Под другой проект – меняем команду – так и передружатся все в отделах и между отделами.

Даутов: Дело говоришь! Хоть и не так всё просто, но, действительно, не будем от ребят требовать всё разжевать. Свои мозги есть.

В кабинете истории Ильхам Рашидович Дадажонов проводит урок у пятого класса. В классе нет привычных столов. Половина ребят сидят за одиночными партами, а другая половина стоит за высокими конторками, отчего даже к концу урока школьники не страдают от неподвижности и сохраняют внимание для плодотворной работы.

3D-проектор на передней стене класса распахнул окно в прошлые века – настолько реалистично создавалось зрелище. Перед классом промелькнули последние кадры эпической ленты «Сказание о Сиявуше». После окончания фильма ещё долго длилось наполненное переживанием молчание. Учитель не торопился начать разговор, давая ребятам справиться с эмоциями.

Наконец, учитель подал знак поменяться местами. Ребята привычно и без суеты взяли свои принадлежности. Те, кто стоял – сели за парты, кто сидел – встали за конторки.

Дадажонов: Мы с вами, ребята, закончили просмотр трилогии студии «Таджикфильм» по поэме Фирдоуси «Шах-наме» – «Книга царей». Конечно, очень хорошо поработали товарищи из вернувшейся в состав России среднеазиатской республики, которые не просто реставрировали фильм 1970-х годов, но сделали его трёхмерной голографией. Какой фильм, на ваш взгляд, самый удачный в трилогии, производит наибольшее впечатление? (мальчик на второй парте поднимает руку) Серёжа!

Серёжа (Саверский): Я думаю, здесь нельзя сравнивать. У каждого фильма есть свои задачи и идеи, которые он стремится донести. «Сказание о Рустаме», например, показывает причины возникновения войн. А «Сказание о Сиявуше» – образец праведной жизни без рабства и обмана.

Дадажонов: А «Рустам и Сухраб»? (девочка поднимает руку) Анюта!

Анюта: Здесь главная мысль, что лжи во благо не бывает. Ложь всегда приводит к несчастью.

Дадажонов: Согласен. Но вот Серёжа сказал, что в первом фильме трилогии вскрываются причины возникновения войн. А какие есть причины для войны? Точнее, какие причины придумывают люди, чтобы оправдать войны?

Серёжа: У каждого, кто идёт на войну, своя причина. Шах Ирана Кавус жаждет славы. Его воины – стремятся захватить добычу.

Данил: Владыка Турана Афрасиаб стремиться напасть первым, чтобы не напали на него. Чтобы боялись.

Анюта: Его сын Хуман считает всех вокруг животными и лишь себя и своих соплеменников – людьми. Он идёт на войну, чтобы, как он считает, восстановить справедливость – чтобы все люди были его рабами, а он их властелином.

Дадажонов: А как вы считаете, что нужно сделать, чтобы прекратились войны?

Анюта: Нужно, чтобы люди перестали считать других людей ниже себя и достойными лишь прислуживать себе. Людям нужно объяснить!

Данил: Стремление к славе должно быть изменено, только добрая слава должна оставаться в веках. Слава перед лицом Всевышнего.

Серёжа: Богатство тоже имеет смысл лишь перед лицом Всевышнего. Что толку иметь дворец и тысячи скакунов, если Творец в тебе разочаровался и жить тебе осталось один день?

Дадажонов: Логично! Молодцы! Думаю, Фирдоуси был бы доволен тем, как вы поняли его поэму.

Звенит звонок.

Дадажонов: Урок окончен. Домашнее задание на сайте школы. До встречи послезавтра.

Ученики собираются и расходятся.

Дадажонов: Серёжа, как у тебя дела с твоим докладом? Есть трудности?

Серёжа (рассказывает, иногда сверяясь с планшетом): Я выяснил, что тот солдат – Харис Миннибаев – был призван районным военкоматом 22 января 1941 года. Значит, он не сидел в это время в лагере, как считали его родственники. И он не мог быть в штрафбате, поскольку был ранен 27 июля 1942 года. А приказ Верховного Главнокомандующего №227 «Ни шагу назад!», которым создавались в армиях штрафные батальоны, был подписан только от 28 июля 1942 года. До этого никаких штрафбатов в Красной Армии не было.

Дадажонов: Разумно!

Серёжа: После этого полгода Харис Минибаев проводит в госпиталях с ранением и тяжёлой контузией, после чего 7 января 1943 его увольняют из армии по ранению.

Дадажонов: Знаешь, что мне кажется интересным. Призван солдат в январе, месяца три – обучение, снаряжение, да и просто до фронта добраться надо. И воюет он всего-то месяца три-четыре. А сколько у него наград?

Серёжа: Медаль «За боевые заслуги», медаль «За отвагу», орден «Отечественной войны II степени».

Дадажонов: Это же невероятно! Он не лётчик, не танкист, а простой пехотинец. К лету 1942 года побед у Красной армии было немного, так что наградами личный состав особо не баловали. А тут – в месяц по награде. Он геройский парень! Где воевал?

Серёжа: На Волховском фронте в 374-м стрелковом полку 128 стрелковой дивизии.

Дадажонов: Надо посмотреть, в каких боях участвовал этот полк.

Фойе Дворца экологии. Робот и беспилотник.

Беспилотник: О! Совещание закончилось! Идут! Я полечу посмотрю!

Участники Слёта выходят из зала не уставшие, а посвежевшие, заряженные на действие, оживлённо обсуждающие произошедшее. К Ивану и Ларисе подходит женщина-ведущая – Светлана Юрьевна Говорова. Ей 40 лет, она в крайисполкоме курирует движение наставничества.

Говорова: Ребята, я хочу вас поблагодарить за ваше открытие! Очень жаль, что в моё время в школах не было такой системы управления, порождающей дружбу! Тогда бы ничего этого не случилось!

Лариса: Чего не случилось, Светлана Юрьевна?

Говорова: Вы слышали что-то о трагедии в Казани в 2021 году?

Школьники, отрицая, мотают головами.

Иван: Не слышали.

Говорова: А я там была! В 175-й школе! Пряталась под столом, когда началась стрельба. Я была в вашем возрасте. Никогда этого не забуду! А ведь всё потому, что не было дружбы! Проклятый капитализм с его вечной конкуренцией! Когда все друг для друга только соперники и источники ресурсов.

Иван: Я вспомнил! Ведь именно после «трагедии в Казани» активная молодёжь задумалась о системе наставничества и произошло Тургоякское чудо!

Говорова: Да, я была тогда на Тургояке!

Лариса: Расскажите!

Говорова: Мы очень стремились восстановить связь между поколениями. Именно уважение к старшим задаёт молодым направление в жизни. Не так, что каждое поколение начинает с нуля, а чтобы продолжать дело предшественников. Наставничество задаёт направление общественному развитию и (женщина улыбнулась и положила руки на плечи собеседникам) помогает проявиться инициативе молодых, которым всегда есть к кому обратиться. Мне очень повезло со своей наставницей! Хотя, наверно, так каждый может сказать. Ведь у вашего наставника есть свой наставник – и через эту сеть вам доступны все достижения и открытия человечества.

Иван замечает, что из зала выходит Даутов.

Иван (Говоровой): Извините! Мне надо ещё вопрос задать Евгению Фёдоровичу!

Иван убегает.

Говорова (Ларисе, глядя в след Ивану): Мне так нравится, когда мужчины заняты делом, когда у них какие-то междоусобойчики! В прежние времена мужчины слишком много внимания уделяли женщинам!

Лариса: Разве это плохо?

Говорова: Плохо всё, что избыточно! Когда мужчина думает о благе общества в целом, он и жизнь своей женщины делает лучше. А думать только о ней – это ведь эгоизм. В этом нет полёта!

Беспилотник сверху наблюдает как Иван пробирается к Даутову.

Иван: Евгений Фёдорович, ещё один вопрос!

Даутов: Слушаю, Иван!

Иван: Я вам рассказал всё хорошее про нашу систему управления, но есть одно обстоятельство, которое меня настораживает. И мне кажется, что я должен о нём рассказать не врачу, не учителю, а вам. И мой наставник мне это советовал.

Даутов: Давай подробней!

Иван: У моих подопечных очень сплочённый коллектив, но я опасаюсь, что он слишком сплочённый. Однажды… (Иван запинается от волнения)

Даутов: Говори! Говори!

Иван: Однажды мы проводили строевую подготовку. Весело было – печатали шаг, пели строевые песни. И вот я смотрю – песня закончилась, а ребята всё идут и идут строем – как заведённые. И ушли бы далеко, но мама одной девочки их окликнула. Не раз ей пришлось крикнуть. Что это было?

Даутов: Задал ты мне задачку! Опасаешься, что сформировался слишком мощный эгрегор, или как говорят командный дух, который подавил личности ребят?

Иван: Опасаюсь!

Даутов: Но может быть и другое! Ребята очень настроились друг на друга. И между ними возникло что-то ещё неведомое нам, открывающее новые возможности человека, человека будущего.

Иван: И как это распознать?

Даутов: Пригласите меня на сбор! У октябрят ведь есть сборы?

Иван: Обязательно пригласим!

Даутов: И скажи – кто твой наставник?

Иван: Учитель истории нашей школы Ильхам Рашидович Дадажонов.

Даутов: Знаю, знаю! Встречались! Надо с ним созвониться!

Он замечает парящий сверху беспилотник.

Даутов: А ну-ка, малыш, соедини меня со школой поселения Светлое!

Беспилотник снижается и включает голографическую связь.

Говорова попрощалась и ушла. Лариса, ожидая Ивана, наблюдала, как в фойе Дворца экологии команда телевизионщиков берёт интервью у участников Слёта. Неподалёку стоял Антон в повязке волонтёра. В большом городе каждый человек, которого хотя бы знаешь в лицо, кажется почти близким другом.

Лариса: Антон, а это кто?

Антон: Это Николай Разумов, ведущий философской программы краевого телевидения.

Лариса: А-а! «Критерий истины»! А я-то думаю, где его видела!

Антон: Был у него на съёмках передачи. Увлекательное занятие! Не просто факты излагают, а пытаются свести в систему.

Лариса: Совсем как наш Дадажонов?

Антон: Точно! Он, кстати, не раз выступал у Разумова. О! Послушаем!

Разумов обращается к главе семьи, которой перед совещанием потребовалась помощь с колючкой от кактуса.

Разумов: Виктор Николаевич! Вы известны как активист Лиги «На пути к Человечности». Какое значение вы придаёте движению наставничества?

Виктор: Наша Лига возникла как развитие движения наставничества. Как ответ на вопрос – а куда же должны звать наставники своих подопечных? Какой образ будущего они предлагают…

Беспилотник возвращается к роботу-газировщику.

Робот: Три раза ездил заправляться. «Дюшес» и «Байкал» уходят влёт.

Беспилотник: А я наблюдал за Ларисой, одноклассницей Ивана. И теперь не знаю, что делать!

Робот: А что случилось?

Беспилотник: У них 95% совпадения для образования пары.

Робот: У Ларисы и Ивана?

Беспилотник: Нет, у Ларисы и Антона – с которым девочку лечили и который нам про кумушек пенял. А с Иваном только 78%.

Робот: Ну, дела! И что теперь будет?

Беспилотник: Да уж как всегда у людей…

Робот: Да, хорошо быть роботом!

Электричка. Смеркается. Иван и Лариса возвращаются домой.

Лариса: Я попросила Светлану Юрьевну быть моей наставницей. До сих пор мне помогала моя мама. Но иногда мне нужна помощь другого рода.

Иван: Родители – это наши первые естественные наставники. Потом приходят и другие – в профессии, в общественной жизни. Мама твоя поймёт и обрадуется. У человека всегда бывает несколько наставников.

Лариса: А о чем ты с Даутовым разговаривал? О строевой подготовке?

Иван: Да. Пригласил к нам на сбор.

Лариса: Замечательно! Когда?

Иван: В ближайшую среду.

Зазвонил мобильный.

Иван: Это мой! Добрый вечер, Ильхам Рашидович!

Дадажонов: Мне звонил Даутов, рассказывал о произошедшем на слёте. Как твои впечатления?

Иван: Получилось лучше, чем я ожидал.

Дадажонов: Это признак того, что твои действия в согласии с волей Вселенной…

Пока Иван общался с наставником, Лариса обратила внимание на экран, имеющийся в каждом вагоне электрички. Демонстрировался новый художественный фильм «Туманность Андромеды». Отважные звездолётчики с корабля «Тантра» попали в плен Железной звезды и совершили посадку на одну из планет системы. Там они нашли спиралевидный звездолёт, не известный ни в одном из миров Великого Кольца.

Сидевший рядом пожилой мужчина, заметив, что девочка с интересом следит за развитием событий, улыбнулся.

Мужчина: В советское время мы зачитывались этим романом! Он звал к звёздам, давал веру в будущее. События последующих лет заставляли думать, что это будущее утрачено. Но теперь оно снова открылось перед нами.

Лариса: Ваше лицо мне знакомо! Мы не встречались?

Мужчина: Может, вы видели мои видео? Садоводством не увлекаетесь?

Лариса: Точно! Это ваш канал «Посадка олигарха»? Много интересного для себя нахожу.

Олигарх: А вы откуда так поздно едете со своим спутником? Темно ведь уже.

Лариса: Мы в городе были на Слёте наставников и вожатых. Дома знают. Но припозднились, да. Насыщенный день был!

Олигарх: Я в былые времена спонсировал некоторые мероприятия движения наставничества, но, пожалуй, не понимал его колоссального значения. Иначе я был бы не олигархом, а как вы – наставником или вожатым.

Лариса: А вы разве не наставник? Так не бывает! Сейчас все взрослые у кого-то наставники.

Олигарх: Я живу уединённо, не на виду. Может быть, поэтому меня никто из молодых не выбрал. Хорошо, хоть в Институт истории приглашают как свидетеля и участника исторических событий. Как раз возвращаюсь оттуда.

Иван заканчивает разговор по телефону. Лариса знакомит его с Олигархом.

Лариса: Я думаю, Ильхам Рашидович заинтересовался бы возможностью пригласить на урок новейшей истории такого человека.

Иван: Да, это в его духе. Он стремится к объективности и научности в преподавании истории.

Олигарх: Думаю, ему со мной удастся даже поднять тему эксперимента в истории.

Иван: Это как?

Серёжа Саверский всерьёз увлёкся изучением онлайн-архива Министерства обороны, даже не заметил, что наступила ночь. Мама его отвлекла.

Саверская: Серёжа, пора отдохнуть! Ты слишком засиделся за компьютером.

Серёжа: Да! Я знаю! Сейчас! Просто я реально нашёл то, что подскажет мне направление дальнейшего поиска.

Саверская: И что же это?

Серёжа: Вот смотри! Карта расположения 374-го стрелкового полка в июле 1942 года – как раз в то время, когда был ранен Харис Миндубаев. И журнал боевых действий 128 стрелковой дивизии. И я теперь понимаю, откуда у солдата-пехотинца столько боевых наград за три месяца.

Саверская: Расскажи!

Серёжа: Активных боевых действия в это время на берегу Ладоги не велось. Синявинская операция начнётся только в августе, и Харис Миндубаев её не застанет. Но в это время постоянно работают разведгруппы – выясняют обстановку перед наступлением. И я думаю, что солдат свои награды получил за разведку. Захватил языка – вот и медаль «За боевые заслуги». Прикрыл отход товарищей, когда обнаружили немцы – вот и медаль «За отвагу».

Саверская: А орден «Отечественной войны»?

Серёжа: Я думаю, это он офицера захватил в одиночку. Чином не ниже майора.

Саверская: Может быть! А сейчас всё-таки отдохни, выйди на улицу, подыши свежим воздухом. Уже спать пора. Завтра продолжишь.

Электричка приближалась к дому, и ребята волновались, успеют ли дослушать рассказ своего попутчика.

Олигарх: История – наука преимущественно кабинетная, теоретическая, изучающая жизнеописания и конструирующая из них картину прошлого. Причём в истории события всегда в единственном числе. Никто не знает, как пошла бы история, если какой-то из участников событий повёл себя иначе. Даже поговорка есть…

Лариса: «История не терпит сослагательного наклонения».

Иван: Но вы, похоже, готовы поспорить с этим утверждением?

Олигарх: Я на своём опыте могу показать, что такое эксперимент в истории. Дело в том, что общество неоднородно. И история одних его частей может показывать альтернативу другим. Вот мои коллеги-олигархи – могли ведь принять общество социальной справедливости, общество братства, в котором свободное развитие каждого…

Олигарх выдержал паузу, дав школьникам закончить.

Лариса и Иван: Есть условия свободного развития всех.

Олигарх: Вот именно. Раз я это принял, то и они могли. И история вокруг них пошла бы другим путём. Каким? А тем, каким она пошла в моем микросоциуме, вокруг меня. Меня приняли в рабочий коллектив, потом оказались востребованы мои профессиональные знания и мой управленческий опыт. Я сейчас более счастлив, чем тогда, когда имел заводы, яхты и собственный телеканал. Собственный – это не синоним свободы. Разве я мог серьёзно изменить информационную политику канала, сделать его непохожим на других? Давление среды никто не отменял. Против меня ополчились бы и коллеги-олигархи, и международные агентства, раздающие рейтинги. В общем, олигарх – это избыток потребления, но не свобода действия. Движешься по рельсам – как эта электричка.

Иван: Про эксперимент вы говорили.

Олигарх: Так вот – все олигархи, все их кланы, вся страна могли прожить мой вариант истории и были бы счастливы. Кое-кто выбрал сопротивление переменам, предательство своего народа – это другой вариант истории. И разве счастливы они и их потомки?

Иван: Я знаю, кому было бы интересно выбрать вас наставником.

Лариса: Кому?

Иван: В каждой школе и чуть ли не в каждом классе есть потомки представителей бывших паразитических общественных групп, которым в душе трудно смириться с утерей влияния и ощущения своей «особенности». Ваш опыт для них незаменим, вы историю их и всего их сословия можете пустить по другим рельсам.

Олигарх: Может быть.

Лариса: Наша остановка. Я вам позвоню завтра.

Олигарх: До встречи!

Лариса и Иван добирались до дома уже в темноте. И хотя в экопопоселении давно не было никаких происшествий, Иван предложил проводить девочку.

Иван: Я провожу тебя. Темно уже.

Лариса: Что со мной может случиться?

Иван: Не знаю. Можно ногу в темноте подвернуть.

Лариса: На самом деле родители знают, что мы возвращаемся вместе, и не поймут, если ты меня не проводишь. Не по-мужски это. Так что не буду портить тебе репутацию.

Иван (обрадованно): Какой был насыщенный день!

Лариса: Да, этот день надолго запомнится!

Иван: Вот бы каждый день был таким!

Лариса: А выдержим? Я устала!

Иван: Хотелось бы выдержать.

А над ними, невидимый в темноте, парил беспилотник, по своей инициативе, но от лица государства и общества, провожая приглянувшихся ему школьников. И своим инфракрасным оком отслеживая, чтобы с ними ничего не случилось.

Из этой серии:

Из отзывов

Сценарий для серии “Наставник” очень понравился тем, что в нём поднято очень много важных тем.
От темы наставничества, до женско-мужских взаимоотношений, темы организации грамотного образования и гос. управления… Очень хотелось бы (как миассцу) узнать поподробнее про “Тургоякское Чудо” – ту встречу, которая радикально повернула русло нашего образования. Во главе угла в процессе обучения молодёжи было поставлено НАСТАВНИЧЕСТВО. Решена актуальная для нас проблема – разрыв между поколениями. Очень важно, чтобы общество было подобно реке, где истоки и устье имеют тесную взаимосвязь, в виде течения, имя которому – наставничество! Благодаря ему возникала бы самая настоящая дружба между людьми разного возраста, и люди старшего поколения не чувствовали бы себя оторванными от жизни и имели бы полную уверенность в том, что не останутся без внимания до старости, даже если у них нет своих детей. А молодёжь, в свою очередь, меньше бы поддавалась дурным влияниям, понимая лучше смысл жизненного пути – если со школы и института будет иметь хороших наставников.

Образ наставничества очень красивый. Завораживает. После прочтения сюжета так и хочется, чтоб он воплотился – и образ такого будущего в целом, и образ наставничества. 👍 Думаю, это замечательный сюжет для воспитательного мультфильма. В нём есть чему учиться и детям (брать на себя ответственность, например), и взрослым. Можно попробовать предложить его для проекта “Киноуроки в школах России”.

Ни в коем с случае не претендую на истинность ни в какой инстанции, это сугубо личное восприятие. Начнём с главного – безусловно, отличная мысль по наставничеству. Браво!  Она и глубинно философская, и жизненная, поскольку реалистичная, готовая для воплощения. И ещё один аспект, который, с моей точки зрения, заслуживает особого внимания – это создание основы идеологии и взаимодействия разных возрастных групп социума. Извини, если витиевато выразилась. В общем, классно! Думаю, что это произведение надо направлять тем, кто наверху, у самого руля, должно заинтересовать. Настоящая живая схема идеологии. Над чем можно было бы поработать, с моей точки зрения. Зная твою бурную творческую натуру, мне не хватило детализации будущего, полёта фантазии. Как-то скупо, только штрихами.  По характерам героев – они классные! Но чуть-чуть изюминки им бы, на мой взгляд, не помешало. В зависимости от того, на какой возраст направлен мультфильм.

Валера, а ведь то, как ты описываешь систему наставничества – это принцип Иерархии, один из незыблемых законов Бытия. Нам нужны такие общие понимания, на которых базируется единство.

Добавить комментарий