4.2. Претензии к исторически сложившимся традициям психологии

Ориентировочное время чтения: 9 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

 

К настоящему времени известно множество моделей личностной психики, которые сложились в разных культурах и развиты, исходя из разных предпосылок.

В последние несколько десятилетий интерес практически всех обществ к проблемам психологии обострился под давлением разного рода житейских обстоятельств. Желая повысить свою стрессоустойчивость и стать успешными в жизни, люди читают произведения основоположников и продолжателей традиций школ психологии западной науки (З. Фрейда, К.Г. Юнга и др.); вчитываются в трактаты по нейролингвистическому программированию, ди­анетике и саентологии; читают литературу, представляющую пси­хологические традиции, исходящие из экзотерических и эзотерических ветвей ведической культуры Востока, других регионов планеты; читают литературу, представляющую традиции «шаманизма» разных народов (наиболее широко известны книги Карлоса Кастанеды об учении дона Хуана); читают всё, и особенно то, на что пришла мода.

Однако у литературы, представляющей все эти традиции, есть одна особенность — её рецепты в подавляющем большинстве случаев не могут быть применены человеком самостоятельно к выявлению и разрешению психологических по своему характеру проблем: прежде всего, — его собственных, а также и проблем других людей и обществ в целом.

Так ведическая традиция настаивает на том, что организм человека включает в себя множество взаимодействующих друг с другом тел, одно из которых — плотное (вещественное, состоящее из плоти и крови) и несколько «тонких тел» (биополевых): эфирное, астральное, ментальное, каузальное и др., с которыми связаны соответствующие «чакры» — функционально специализированные энерго-ин­фор­ма­ционно-алгоритмические центры организма, посредством которых индивид так или иначе взаимодействует с соответствующими каждой из чакр «тонкими мирами» Вселенной.

Однако, подавляющему большинству читателей восприятие даже своих собственных «чакр» и «тонких тел» (а не то, что «чакр» и «тонких тел» других людей) недоступно. Для того, чтобы научиться их воспринимать и диагностировать проблематику на этой основе, необходимо си­с­тематически (а это требует времени, сил и выработки навыков) заниматься теми или иными психо-физи­о­ло­ги­чес­ки­ми практиками (различные направления йоги[1]): психика личности и физиология взаимосвязаны и взаимно влияют друг на друга.

Кроме того самостоятельные занятия такого рода психо-фи­зи­о­логическими практиками разной направленности без контроля и помощи со стороны более продвинувшихся в них индивидов небезопасны для психики занимающихся: «йоги-самоучки» — одна из подгрупп контингента психбольниц. Причина этого в том, что всякая йога сродни «хакерству»: в том смысле, что представляет собой самочинное получение доступа к тем или иным энерго-информационно-алгоритмическим ресурсам. Эта самочинность может реализовываться на относительно безопасных путях, но может приводить психику индивида в такие состояния, когда она становится непригодной для жизнедеятельности. Именно по этой причине исторически сложившиеся устойчивые практики разнородной йоги представляют собой передачу определённых знаний и навыков от учителей к ученикам непосредственно в личном общении, а самочинность в них, мягко говоря, не поощряется.

То же, но в ещё большей степени, касается и разновидностей «шаманизма», основанных на применении тех или иных воздействующих на физиологию и, как следствие, — на психику снадобий: в них есть от­крытые возможности получить отравление (в том числе и смертельные) или стать наркоманом.

И хотя достижения продвинутых йогов впечатляют, однако Индия, в которой йога родилась и воспроизводится на протяжении многих веков в преемственности поколений, — одно из наиболее проблемных обществ глобальной цивилизации. Главные причины этого — индивидуализм всех йог, а вследствие того, что к каждому ребёнку с детства не приставишь «продвинутого гуру», — носители традиций йоги обретают в обществе по существу «элитарный» (хотя и не кланово-«элитарный») статус, и при разделении общества на толпу и «элиту» не способствуют разрешению проблем общества.

Есть и более свежий пример такого рода: это — саентология[2], публично распространяемая с 1950‑го года, которую иногда представляют как адаптированную к западному менталитету версию буддистских психологических практик. Вне зависимости от того, каких успехов добивался лично основоположник этой системы психологических практик Л.Р. Хаббард в разрешении проблем людей, саентологическая церковь быстро доказала во всех странах мира, что именно коммерческие интересы корпорации «гуру от саентологии» и устремлённость их к подчинению себе обществ, а не сопереживание и желание помочь людям, — главный двигатель этой организации. Это и обуславливает результаты деятельности саентологической церкви во всех странах мира и отношение к ней, хотя саентологии как таковой привержено и некоторое количество бескорыстных подвижников.

Ещё хуже обстоит дело с традициями психологии, возникшими в культуре Запада. Наиболее яркий пример тому — фрейдизм: осознанный наркоманом З. Фрейдом его собственный «Эдипов комплекс»[3], «латентный гомосексуализм»[4] и выявленный им у кого-то из психопаток женский «комплекс кастрации»[5] стали присущи психике многих в силу того, что они, начитавшись Фрейда под властью сформированного культурой предубеждения «Фрейд — выдающийся учёный»[6], приняли написанное им за истину, под воздействием чего создали дубликаты этих монстров в своей психике и поручили им властвовать над собой, хотя ранее их психика была свободна от этих пороков.

Главная причина того, что реальные возможности психологических традиций Востока и Запада, Севера и Юга, аскетических йог и «шаманизма», позволяющего себе многое, оказываются на протяжении тысячелетий ниже потребностей подавляющего боль­шинства людей и обществ, состоит в том, что все они выражают господствующий в цивилизации Я-центризм мировоззрения, поскольку сложились и развиваются на его основе. Вследствие этого их приверженцы не понимают взаимосвязей информации, меры и материи в процессах психической деятельности людей. Именно по этой причине психологические традиции Востока для большинства людей невоспроизводимы без наставников «гуру», а школы психологической науки Запада не всегда адекватно разграничивают личностно-субъективное и объективно свойственное всем людям или объективно возможное для них (как следствие они не разграничивают в ряде случаев психическую патологию и психическое здоровье, что наиболее ярко проявилось во фрейдизме).

По существу эти примеры означают, что:

Всякий человек должен стать и быть психологом для самого себя, т.е. уметь выявлять проблемы в своей психике и успешно их разрешать, оказывая в этом деле помощь окружающим и принимая их помощь, если проблемы в одиночку неразрешимы.

А для этого необходима адекватная жизни модель личностной психики (как системы) и психической деятельности (как процесса), которую он мог бы понять однозначно и однозначно соотнести со своим мировосприятием вне зависимости от того, обычный он человек либо далеко продвинувшийся йог или экстрасенс от природы.

 

[1] Йога — психо-физиологическая практика, позволяющая достичь определённых результатов.

Йог — это индивид, который следует той или иной йоге — психо-физиологической практике.

[2] Кого интересует анализ саентологии, то в материалах Концепции общественной безопасности см. работу «Приди на помощь моему неверью…» (О дианетике и саентологии по существу: взгляд со стороны).

[3] Бессознательная устремлённость убить своего отца и совокупиться со своей матерью, якобы объективно свойственная психике всех мужчин. Название дано по имени царя Эдипа — персонажа одного из древнегреческих мифов, совершившего всё это по неведению.

[4] Бессознательная готовность к гомосексуальным отношениям, якобы объективно свойственная психике всех.

[5] Специфическая разновидность «комплекса неполноценности», якобы объективно свойственная психике женщин вследствие того, что их промежность не имеет тех органов, которые наличествуют в промежности мужчин. Но почему мужчины со своей стороны не «комплексуют» по поводу неразвитости своих молочных желёз, созерцание и осязание которых у женщин доставляет им удовольствие? — Этим вопросом З. Фрейд не задавался и ответа на него не дал.

[6] Если бы читали без этого предубеждения, а вдумчиво, соотносясь с жизнью, то сохранили бы здоровье собственной психики.