Часть VII. Как меняются люди…

Что можно сделать в разнородных “стрессовых” ситуациях

Люди меняются в информационных потоках “царской информации”, когда они не закрывают им доступа в свое сознание, когда на уровне сознания не отторгают результатов обработки “царской информации”, всплывающих из их индивидуального бессознательного, а так же приходящих из коллективной психики.

Если в прошлом — до изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени — простому человеку необходимо было предпринимать целенаправленные усилия, чтобы выйти на “царскую информацию”, то ныне простому человеку надо предпринимать усилия для того, чтобы от неё скрыться, если она воспринимается им в качестве обременительной. Поэтому для большинства, как уже говорилось ранее, “царская информация” сопутствует повседневной лично-бытовой и профессиональной информации.

Айн Рэнд права: «Мышление — это невероятно сложный процесс…» обработки информации, общей и человечеству, и Объективной Реальности (об этом его существе она как-то не сказала). Несмотря на его “невероятную” сложность, он всё же поддается разнообразному рассмотрению и определённому описанию, что позволяет понять его место в жизни человека и взаимосвязи его составляющих в пределах индивидуальной психики человека и вне её. В этом процессе, неотделимом от жизни человека на всём её протяжении, к одним задачам приходится обращаться один единственный раз в жизни, к решению других — один раз в несколько лет, к иным — один раз в несколько месяцев, а к каким-то — по нескольку раз на день.

При этом следует отметить, что частотность возникновения необходимости решения той или иной задачи из их жизненного множества, вовсе не связана ни с теми сроками, в течение которых она должна быть решена, ни с интеллектуальными и прочими трудностями, возникающими при её решении. Кроме того все задачи встают перед человеком не поочередно, а в некоторой совокупности одновременно.

По этой причине психика человека кроме решения всех этих внешних задач, порождаемых большей частью жизненными обстоятельствами, внешними по отношению к ней, решает еще одну — её собственную внутреннюю задачу: непрерывную задачу распределения своих ограниченных возможностей и времени между задачами из некоторой совокупности, для решения которых в полной совокупности ограниченных возможностей индивида может оказаться недостаточно; при этом некоторые задачи могут “висеть” не решаемыми всю жизнь, а нежелание решать кое-какие из “зависших” в очереди задач — может стать причиной смерти.[1]

При решении этой собственной задачи распределения ограниченных ресурсов, так или иначе выясняется, что среди всего множества задач, которые решает психика человека в течение всей его жизни, есть класс неких задач[2], однократное решение которых приводит к тому, что множество других задач, решению которых ранее были подчинены практически все психические ресурсы индивида и на которые хронически не хватало времени, либо утрачивают какую бы то ни было для него дальнейшую значимость, либо впредь они решаются гораздо эффективнее, требуя гораздо меньших затрат сил и времени, что ведет к высвобождению ресурсов психики человека.

Выход на этот круг задач реально возможен только через обращение сознания к “царской информации” и результатам её обработки, всплывающим естественно-самопроизвольно с бессознательных уровней психики[3], вне зависимости от того, обращается к ним сознание человека целенаправленно либо же нет.

По отношению к проблематике “стрессов”, вызванных “информационным взрывом”[4] ХХ века, сказанное означает, что обращение к “царской информации” сопровождается перестройкой мировоззрения. А это — на следующем шаге личностного развития — требует ревизии и переосмысления сложившихся к этому моменту свойственных человеку нравственности и этики. И это всё в конечном итоге ведет к необходимости изменения строя психики, так как новое осознанное знание и миропонимание оказываются не совместимыми с прежним строем психики, если до того индивиду был свойственен животный строй психики или строй психики зомби. Сопутствующим эффектом становления на путь построения человечного строя психики является выход из “стресса”, порожденного попытками решать разного рода задачи, не совместимые со здоровым образом жизни человека либо по их существу, либо по их количеству. “Стресс” снимается, поскольку происходит высвобождение ресурсов психики в процессе изменения её строя, так как некоторая часть задач утрачивает значимость, а другие решаются на многие порядки эффективнее. Так, осознанно обратившись к своему бессознательному, индивид “само собой” снимает для себя проблему “стрессов” и всего ими вызванного.

Для понимания таких последствий работы психики с “царской информацией” необходимо найти место как для лично-бытовой и профессиональной информации, так и для “царской информации” на оси времени рис. 1. При этом выяснится, что среди всего объема “царской информации”, конечно, встречается информация, принадлежащая полосе “Настоящее”, вроде известного всем ленинского «сегодня — рано, завтра — поздно», якобы произнесенного им накануне захвата власти в Петрограде 25 октября (по юлианскому календарю) 1917 г. Но подавляющий объем наиболее значимой “царской информации” связан как с процессами, имеющими начало в далеком прошлом,  так и с другими процессами большой продолжительности, не вмещающимися в полосу “Настоящее”; однако, более или менее отдаленные — определённо предсказуемые — их последствия видны уже в “Настоящем”. Основной же объем информации лично-бытового характера сосредоточен в полосе “Настоящее”; или же в несколько более широкой полосе, чем “прямо сейчас ± две недели”, но всё равно и эта полоса, возможно, что шириной в несколько лет (или даже в несколько десятилетий жизни индивида), предстает узкой черточкой на полосе распределения разнообразной и разновозрастной “царской информации”, охватывающей несколько тысячелетий[5] в обе стороны от “прямо сейчас” по оси времени на рис. 1.

Но разделение всего информационного потока, с которым имеет дело психика большинства наших современников, на “царскую” и “лично-бытовую” информацию — условность, принятая в настоящей работе, необходимая в ней для того, чтобы показать и описать вполне определенные процессы в жизни общества и индивидов. Психика же человека имеет дело с информационным потоком, в котором присутствует и “царская информация”, и “лично-бытовая” информация, без такого рода условных обозначений, т.е. без каких-либо “этикеток” и грифов её классификации и адресации, которые присваиваются (либо не присваиваются) конкретной информации, в зависимости от субъективной психической культуры индивида (развитой им личностной духовной культуры: в смысле части IV настоящей работы).

Соответственно, если индивид не препятствует выходу на уровень сознания в своей психике результатов обработки “царской информации” бессознательными её уровнями, то он обречен осознать, что вся без исключения информация, названная в настоящем тексте “лично-бытовой”, имеет разного рода информационные связи или общие фрагменты с информацией, названной здесь “царской”.[6]

Но это не безусловная однозначная обреченность. Продолжительность срока, в течение которого эта обреченность выразится в жизни как действительное свершившееся качество, во многом зависит от того, сколько времени и сколь часто человек остается наедине с мыслями, встающими из глубин его психики. В частности, если он всё свободное ото сна время работает, развлекается или взирает в сменяющие друг друга телесериалы либо перечитывает лавину бестселлеров, то более вероятно, что он уйдет из жизни человекообразным придатком к своему рабочему месту, телевизору, бутылке, но так и не станет человеком. Это так, потому, что он по существу пребывает в режиме непрерывной загрузки информации в психику и ему просто некогда обдумать то, что встает из глубин его души, не говоря уж о том, чтобы что-то изменить в себе самом сообразно изменению своего понимания смысла жизни.

Поскольку каждый индивид несет в себе какую-то нравственность (в самом общем смысле этого слова) на сознательном уровне психики и на бессознательных её уровнях, то вся информация, с которой он сталкивается, распадается на каждом из уровней[7] его психики на три категории, соответственно полученной оценке, обусловленной нравственностью конкретного индивида: “хорошо”, “плохо”, “неопределённо, безразлично”. Такого рода сортировку по нравственно обусловленным категориям проходит и “царская информация”. Но поскольку с нею связана и “лично-бытовая” информация, то индивид обречен стать перед проблемой, известной из стихотворения В.В.Маяковского для самых маленьких детей: “Что такое хорошо, и что такое плохо?”.

Однако, связать “лично-бытовую” информацию с “царской” возможно по-разному и множеством информационных путей, то вопрос о том, «Что такое хорошо, и что такое плохо» по его существу является вопросом о смысле объективных — предопределенных Свыше для человечества и для каждого человека “Хорошо” и “Плохо”, не зависящих от субъективизма кого бы то ни было из людей и конкретной исторической эпохи. И с этими выявленными индивидом объективными “Хорошо” и “Плохо” должны быть соотнесены и приведены в соответствие все информационные массивы, содержащиеся в его индивидуальной психике, а так же и пароли “входов-выходов” в коллективную психику, в которой соучаствует человек, включая и пароли доступа извне к информационным массивам его индивидуальной психики и связанным с ними личностным возможностям.

То есть человек обречен самой жизнью в эпоху после изменения соотношения частот эталонов биологического и социального времени упереться в проблему, которую ему не обойти: конкретного определения лично им самим смысла Вечных Ценностей. О них суфий Фудайл ибн Айат еще в VIII веке нашей эры вразумлял багдадского халифа Гарун аль-Рашида (763 или 766 — 809 гг.), бывшего в момент их встречи невольником сиюминутности, что всегда несообразно статусу наместника Божьего на Земле, предопределенному Свыше для каждого человека.

Выход на проблему определения смысла и выражения «Вечных Ценностей»[8] в своей собственной жизни — неизбежно приводит к необходимости соотнесения, прежде того уже сложившихся и свойственных психике субъективных нравственных и этических “стандартов” “хорошо”, “плохо”, “безразлично”, с выявленными из “царской информации” своими же субъективными оценками объективных “Хорошо”, “Плохо”, “Безразлично”. При этом для большинства людей неизбежно выявится несовпадение выявленных ими объективных “Хорошо”, “Плохо”, “Безразлично” с реально свойственными им самим в жизни нравственными и этическими стандартами. По существу это — выявление внутренней конфликтности своей собственной психики и внутренней конфликтности коллективной психики того круга людей, к которому человек себя относит; или же к которому принадлежит, сам того не осознавая.

Но кроме этого выяснится, что и среди его окружающих довольно много тех, кто объективно “Плох”, хотя и произносит много “хороших” слов, опровергаемых в жизни тем, что изрядное количество творимых им дел укладывается составляющими в массивы “царской информации”, которые принадлежат объективной категории “Плохо”, выявленной им самим по совести.

Следует подчеркнуть, что речь идет не о преодолении и искоренении двойных и тройных нравственных и этических стандартов в отношениях людей в обществе, а о приведении нравственных и этических стандартов каждого в соответствие с объективными “Хорошо” либо “Плохо”, предопределенными для людей Свыше и именуемыми в культуре общими словами «Вечные Ценности», которые каждый индивид понимает по-своему конкретно, либо они остаются для него пустыми и не определёнными.

Поскольку человеку Свыше предоставлена свобода воли, то человек, в отличие от комара с полностью запрограммированным поведением (или дистанционно управляемым извне общекомариным духом), может сам индивидуально сделать определенный выбор своего поведения между выявленными им оценками объективных “Хорошо” и “Плохо”. Эти оценки могут уточняться с течением жизни, но если не кривить совестью, то они приближаются к истинным с течением времени. Так или иначе жизнь человека — в зависимости от его самодисциплины и усилий — может склоняться либо к благоволению, либо к зловолению, но не к субъективным, а к объективным, в которых выражается каждомоментно объективно предопределённое для людей либо “Хорошо”, либо “Плохо”.

Вообще-то это имеет место всегда, но только после осмысления своей жизни в её связи с “царской информацией”, человек становится осознающим происходящее сотворцом как своей собственной будущей судьбы, так и обусловленности его деятельностью и бездеятельностью судеб его окружающих, переставая быть слепым орудием унаследованного им потока причинно-следственных обусловленностей, катящихся из прошлого в будущее — волн океана “кармы”, если говорить языком восточных традиций “эзотеризма”.

Таким образом, перестать быть заложником обстоятельств — возможность, ныне (после изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени) открытая для каждого самим изменением соотношения частот эталонов. Это так, поскольку при нынешнем соотношении частот эталонов в течение своей жизни человек может в личном опыте прочувствовать, увидеть и осмыслить те процессы в культуре, которые ранее длились в ней столетиями и тысячелетиями, по какой причине были недоступны для непосредственного восприятия и осмысления подавляющему большинству людей; за редким исключением тех, чья духовная культура позволяла им и в прошлом пережить и прочувствовать всю историю в своем воображении во множестве её вариантов. Оригинальные же хроники, на страницах которых “сжато историческое время”, и из анализа сообщений которых можно было и в прошлом придти к аналогичным выводам опосредованно (не на основе собственных ощущений), были доступны — как и ныне — только меньшинству людей, профессионалов, работавших с ними; кроме того, на протяжении истории подлинные хроники целенаправленно уничтожались и профессионально фальсифицировались, да и были они большей частью посвящены жизни царственных особ и прочей “элиты”, мимоходом сообщая о повседневном быте и труде большинства населения.

Короче говоря, с изменением соотношения эталонных частот биологического и социального времени, как некогда сообщил М.С.Горбачев, «процесс пошёл…», хотя М.С.Горбачев, скорее всего подразумевал под этими словами нечто другое. Вопрос только в том, что и как сдерживает течение этого процесса в жизни каждого человека и общества в целом. И здесь необходимо еще раз вернуться к тому, на что ранее было указано мимоходом.

Если для человека отдых — исключительно развлечения, услаждение чувственности, просмотр множества программ телевещания, то в информационном отношении всё это — загрузка в психику новой информации, подлежащей субъективному осмыслению. Если в работе и (либо) в развлечениях протекает все свободное ото сна время, то в этом случае некоторое упорядочивание мышления и психики человека происходит только во сне, но этого может оказаться недостаточным для поддержания её человечного строя, а тем более для перехода к нему от того или иного строя психики недолюдка. Кроме того, мало кто в бодрствовании помнит и осознает свои сны, не говоря уж о том, что в снах человек может вести себя совсем иначе, по сравнению с тем, как он ведет себя наяву. Но особенности поведения человека в сюжетах его снов тем не менее могут проявляться наяву, бессознательно сопутствуя его сознательным намерениям и деятельности, тем в большей степени, чем менее памятны и менее подконтрольны его воле сны.

Это означает, что “мыльные пузыри” телесериалов и разнородные шоу-зрелища[9], которыми преисполнены программы телевещания и которыми увлечены очень многие, по существу играют роль средств отвлечения психических ресурсов человека на всевозможную ерунду, чем и препятствуют его личностному развитию и становлению в качестве человека. Такого рода увлеченность услаждениями чувственности искусственно поощряется закулисными заправилами общества, поскольку для них она — средство поддерживать в обществе господство нечеловечного строя психики, что позволяет им стричь общество, пока оно бездумно взирает в телевизор, заткнуло уши плеером или обсуждает бытие, собравшись вокруг бутылки или жбана с пивом. И так люди в угоду нежизненной сиюминутности или извращенности телезрелища якобы сами[10] отказываются от «Вечных Ценностей» для себя, заодно усугубляя жизненные обстоятельства для окружающих современников и потомков.

Кроме того, если человек не находит времени, чтобы осмыслить происходящее, в том числе и происходящее на экране, то телевидение в обществе таких людей оказывается средством внесения в их психику множества готовых к употреблению программ поведения в обход контроля их сознания и осознаваемой нравственности даже без того, чтобы разбавить фильм “25‑м кадром” или присутствием “Кашпировского” за кадром: т.е. это основное средство зомбификации населения при нынешнем образе жизни цивилизации.

Если же человеку не до развлечений, потому что он безвылазно увяз в работе, то средством его зомбирования является профессиональная информация, вырванная из смысла нормальной социологии, построенной на “царской информации” и перевязывающей так или иначе воедино все отрасли профессиональных знаний и навыков. Зомбирование профессиональной информацией наиболее ярко проявляется в деятельности по горло занятых текущими делами администраторов разного ранга, принадлежащих структурам государственности и негосударственного бизнеса.

Скрыть же свое отношение к “царской информации” и “лично-бытовой” информации — вне психических возможностей индивида, не видящего и не понимающего их различий и взаимной связи между ними, хотя бы он постоянно имел дело с информацией обоих классов. Для тех же, кто видит и разумеет, многое скрытое в политике и бизнесе оказывается “шитым белыми нитками”, почему его практически невозможно не заметить; при этом обнажается и неосуществимость тех или иных деклараций о благонамеренности[11].

Всем памятна фраза премьер-министра России В.С.Черномырдина, которую (как говорят знающие “искусствоеды”) он перенял из эстрадных россказней М.М.Жванецкого и «придал ей бессмертие», огласив её в одном из своих выступлений на публике: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». На основании всего, изложенного в настоящей работе, можно заподозрить, что В.С.Черномырдин по хронологическому диапазону ориентации своей деятельности, обусловленному типом психики, принадлежит к числу “сиюминутников”, которым свойственна непредусмотрительность (недальновидность, политическая близорукость) и забывчивость. Вследствие этого они не могут выпутаться из складывающихся вокруг них обстоятельств[12] и “текучки”: т.е. они свои ограниченные возможности распределили между “не теми” задачами, а попавшие в их поле деятельности “те” задачи решают “не так”. И если эти обстоятельства другие деятели всегда складывают вокруг них неблагоприятным образом, то у них никогда не получается так, как они «хотели» и лучше того, чем хотели, а получается исключительно плохо «как всегда», потому что «всегда» не только неподвластно “сиюминутникам”, но даже очищает мир от них[13].

Но как это доказать? С изменением соотношения эталонных частот и чужие души во многом перестали быть потемками, и люди сами высказывают такое, чего в прошлом невозможно было бы добиться от них и под пытками[14]. И действительно В.С.Черномырдин расписался сам в своей принадлежности ко множеству “сиюминутников”, а вместе с ним в этом расписались и очень многие другие политики России. Приведем фрагмент записи по трансляции.

В.С.Черномырдин: «Я бы с удовольствием доложил программу действий до 3000 года[15] (редкие хлопки в зале), но сначала надо решить, что делать сейчас», — из выступления 27 марта 1993 г. на девятом внеочередном съезде народных депутатов РСФСР — том самом, на котором Б.Н.Ельцин появился на трибуне то ли выпивши, то ли провокационно изобразив пьяного, по какому вопросу А.В.Коржаков не внес ясности в своих воспоминаниях о совместной его с Б.Н. деятельности.

Как видно из приведенной фразы — в соотнесении её с одной из сносок об обусловленности происходящих ныне событий глубокой древностью — с восприятием и осмыслением “царской информации” у В.С.Черномырдина и съезда народных депутатов РСФСР (многие из которых профессионально перекочевали в последующие Государственные “Думы”) — дело обстоит явно плохо. Поэтому то, что они решают делать прямо «сейчас», даже исходя из искренней благонамеренности, всегда может быть уложено (и укладывается другими, по большей части закулисными деятелями) в качестве составляющих в нежелательные для общества объемлющие процессы, принадлежащие к общему фону “исторического всегда” нынешней глобальной цивилизации, с пониманием сути и направленности исторического движения которой у нынешних публичных политиков России дело обстоит крайне плохо.

Если бы В.С.Черномырдин выразил определённые цели, которые необходимо осуществить «к 3000 году», то в потоке событий, происходящих «прямо сейчас», он смог бы увидеть — и увидел бы — действия как ведущие к осуществлению избранных определённых целей, так и действия, препятствующие их осуществлению, а так же и безразлично нейтральные. Это бы позволило, увязав определенно целесообразные действия и средства, создать работоспособную программу действий «до 3000 года»[16], а из соотнесения её с ныне происходящим — стало бы видно, что именно следует делать прямо сейчас; что категорически не следует делать ни прямо сейчас, ни когда-либо вообще, а что допустимо или недопустимо делать в зависимости от сопутствующих обстоятельств.

В результате было бы нечего «решать, что делать сейчас» потому, что сначала пришлось бы решить:

  • хороши ли цели,
  • и хороша ли программа (средства и методы) по их осуществлению,
  • а поскольку, «что делать сейчас», подчинено целям и обусловлено программой их осуществления, то оно выявилось бы мимоходом в процессе обсуждения целей и программы.[17]

Если же этого не сделать, то политика перестает быть политикой, превращаясь в суету под клиентом — в самом худшем для области политики понимании этих слов.

Характерно и то, что никто из депутатов съезда не указал В.С.Черномырдину на необходимость проведения текущей политики в описанной нами последовательности:

  • выявление и определение долговременных устойчивых[18] целей;
  • концепция их осуществления на протяжении исторически длительного времени;
  • действия «прямо сейчас» в соответствии с этой концепцией, обеспечивающие размежевание политики по её осуществлению с несовместимыми с нею иными концепциями, подлежащими искоренению в исторической перспективе.

По существу такое указание со стороны съезда было бы уведомлением премьера о его несоответствии занимаемой должности. Но поскольку оно не было высказано депутатами, то съезд тем самым расписался в своей должностной несостоятельности, что и оправдалось в начале октября 1993 г.

Безусловно, что и на почве обсуждения долговременных целей и концепций их осуществления политики могут переругаться[19], но, если бы это случилось на внеочередном девятом съезде народных депутатов СССР (или прошлых съездах КПСС и депутатов СССР, а теперь в нынешней Думе), то это была бы качественно иная политика, потому что в обсуждении целей и концепции их осуществления обнажились бы глупость и сиюминутный эгоизм каждого, в жертву которым он готов принести будущее счастье и радость последующих поколений точно так же, как и предки — с их нечеловечным строем психики[20] — принесли в угоду своей сиюминутности счастье и радость ныне живущих поколений, возможно и не понимая того, что творят в их историческое “прямо сейчас”, хотя многие и понимали и понимают, что урвать надо прямо сейчас, а после них «хоть потоп».

Но между нашими современниками (включая и редакцию одноименного журнала) и нашими же предками есть одна, но вполне определенная разница: с момента публикации в Российской империи книги А.Д.Нечволодова “От разорения к достатку”, изданной в 1906 г. в С.-Петербурге в типографии штаба войск Гвардии и Петербургского военного округа; с момента, как на декабрьском 1952 г. пленуме ЦК КПСС И.В.Сталин перед членами ЦК обвинил в измене свое окружение по Политбюро и предупредил об их готовности пойти на сговор с заправилами Запада за спиной народов СССР; с того момента, как Директива Совета Национальной Безопасности США 20/1 от 18.08.1948 г. “Наши цели в отношении России” была опубликована в СССР в книге Н.Н.Яковлева “ЦРУ против СССР” (1985 г. и последующие издания) и выдержках из неё общим тиражом около 20 миллионов экземпляров; с того момента, как в нынешней России опубликована книга П.Швейцера “Победа” (Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря[21]) — все политики России обязаны понимать способы осуществления их руками того, что В.С.Черномырдин назвал «получилось, как всегда»; либо же они обязаны признаться в собственном скудоумии и недееспособности и перестать обманывать простых тружеников, у большинства из которых по-прежнему нет времени, чтобы стоять за спиной и контролировать действия каждого профессионального администратора.

Никто из политиков в России, начиная с 1906 г. по настоящее время, не вправе говорить, что он не знает, почему происходит плохо «как всегда», якобы “само собой”, но в полном соответствии с зарубежными директивами в отношении России, и почему не происходит так, как хотели, чтобы людям в России жилось лучше. Выяснять, кто из них искренний дурак, оказавшийся ненароком в политике или бизнесе, и нахапавший сдуру, а кто алчный либо идейный враг народа и будущих поколений, — очень долго, а кроме того нет необходимости, поскольку дурак — рабочая скотина злодеев: в войнах погибло множество коней, а не только рыцарей с чайниками на плечах вместо голов. Но даже, если и не создавать систему социальной чистки под девизом  “святая инквизиция”, то всех, кто влез и поддерживает своими действиями не ту политику, складывающиеся после изменения соотношений эталонных частот обстоятельства сами “подстригут” под одну гребенку, которая имеет тенденцию со временем оказаться и на уровне шеи недолюдков, засевших в политике и бизнесе, если они не одумаются своевременно и не станут вести дело к человечному.

Так что, если кто искренний дурак (хотя и не без притязаний на мирскую славу и богатство) — то пока не поздно займись чем-нибудь посильным (подметай улицы, будь санитаром в больнице), а от государственного управления держись подальше; если же кто придуривается — то сдерживайся и образумься: положение обязывает… если положение не обязывает, то смотри эпиграф настоящей работы, поскольку обстоятельства не делают различий между неподдельными дураками и изображающими из себя нечто “умниками”, претендующими стричь “дураков” вокруг себя. То есть, люди меняются двояко: либо изменяют себя сами, сообразно искреннему стремлению понять Свыше предопределенные для людей “Хорошо” и “Плохо” и свободно следовать тому, что Хорошо; либо их “подстригут” обстоятельства вплоть до того, что и мокрого место не останется.

Пока же политики, чьи возможности не позволяют осуществить описанный порядок действий (определенные цели «на 3000 год», работоспособная программа их достижения, действия «прямо сейчас» по запуску программы и последующая корректировка её по управляемым ими же обстоятельствам), обречены соучаствовать в качестве управляемых извне орудий в иных программах со вполне определёнными целями и средствами их достижения, запущенными в действие не сейчас, а много веков тому назад.[22]

Это происходит в осуществление принципа образования коллективной психики толпо-“элитарного” (“павианьего” типа организации) общества[23]: каждый в меру понимания ВООБРАЖАЕТ, что работает на себя, а в меру непонимания в действительности ишачит на тех, кто понимает больше; а в итоге все они — без исключения — оказываются в дураках, хотя каждому из них Свыше было дано быть разумным и человечным. Но это доходит до их сознания, когда ничего уже невозможно изменить. Чтобы не попасть в такого рода обстоятельства, когда уже невозможно изменить ничего, необходимо рассмотреть вхождение в управление собой: лучше власть над самим собой, чем тысячелетняя власть над другими людьми и вещами.[24]

В большинстве случаев сознание обращается к проблемам управления, самообладания, умения вести себя (и т.п. слова об одном и том же), столкнувшись с трудностями, неудачами, разочарованием, то есть не в самое комфортное для себя время — большей частью в разнородных “стрессовых” ситуациях. Тем не менее, Бог не возлагает на человека ничего сверх того, что тот может вынести, и потому лучшее, что можно сделать в такого рода обстоятельствах:

[icon name=»hand-o-right» class=»» unprefixed_class=»»]      Прежде всего остановить собственную суету, всплывающую из бессознательных уровней внутренне конфликтной, неупорядоченной психики и прорывающуюся в неё из коллективной психики, в которой так или иначе соучаствует каждый индивид.

[icon name=»hand-o-right» class=»» unprefixed_class=»»]      Остановив суету, необходимо, памятуя о том, что Вседержитель не ошибается, без эмоций уныния либо бессмысленного восторга воспринять то приходящее, что в ранее было названо вектором состояния.

[icon name=»hand-o-right» class=»» unprefixed_class=»»]      После этого необходимо вспомнить, как этот вектор состояния изменялся в прошлом в течение по возможности наиболее длительного срока времени на объемлющем его информационном фоне.

[icon name=»hand-o-right» class=»» unprefixed_class=»»]      Это даст видение картины взаимной вложенности частных процессов и причинно-следственных связей в их совокупности, т.е. взаимные связи “лично-бытовой” и “царской” информации обеих категорий “Хорошо” и “Плохо”.

[icon name=»hand-o-right» class=»» unprefixed_class=»»]      Во всем этом необходимо выделить общее внешнее управление, а в нем попытаться выделить иерархически Наивысшее — непосредственно исходящее от Вседержителя, во всех без исключения случаях поддерживающего то, что принадлежит категории “Хорошо”: Устраняй зло тем, что есть лучшего (метод «клин клином вышибают» не применяется, хотя его сторонникам попустительствуют Свыше до срока с целью вразумления и их самих, и окружающих).

[icon name=»hand-o-right» class=»» unprefixed_class=»»]      Памятуя об иерархически Наивысшем управлении Вседержителя, всегда отвечающего на зов, обращенный к Нему, попытаться решить прогнозную задачу многовариантного возможного течения событий: Бог дает доказательство Своего бытия непосредственно каждому отвечая молитве в соответствии с её смыслом «Языком» жизненных обстоятельств, к которому необходимо быть внимательным, чтобы понять его «фразы».

[icon name=»hand-o-right» class=»» unprefixed_class=»»]      После этого следует либо подчиниться ходу процессов, приняв их течение как данность; либо, приняв на себя ответственность за вмешательство в их течение, оказать воздействие на их течение в соответствии со своим вектором целей в отношении всей совокупности частных процессов, описываемых вектором состояния.

[icon name=»hand-o-right» class=»» unprefixed_class=»»]      При этом главное увидеть милость иерархически Наивысшего объемлющего управления Вседержителя, дабы свой вектор целей не был антагонистичен Наивысшей милости, а свое вмешательство в течение взаимной вложенности процессов стало бы частичкой милости, несомой иерархически Наивысшим управлением. В этом случае и информационные потоки иерархически Наивысшего объемлющего управления будут необходимой помощью, а не препятствием в деятельности человека.

Но даже следуя этому, тем не менее придется некоторое время терпеть бесстрастно, без суеты и эмоциональных срывов, дабы не пережигать понапрасну энергию в бессмысленности, пока не прекратится последействие нравственно и этически обусловленных ошибок своего прошлого поведения, в которых обычно выражается либо непомерная самонадеянность индивидов, забывших о целостности и иерархичности Мироздания и Всевышнем; либо выражается перекладывание ими предназначенных им Свыше ответственности и забот на окружающих, в том числе и на высших в Объективной Реальности, т.е. это — расплата за иждивенчество.

Это касается дел как личных, так и коллективных, народных и общечеловеческих.

“Ты правишь, но и тобой правят”, — говорил Плутарх — историк, бывший “по совместительству” верховным жрецом Дельфийского оракула храма Аполлона. На своем индивидуальном месте в иерархии взаимной вложенности управления социальных и внесоциальных структур лучше правит — собой прежде всего — тот, кто отличает иерархически Наивысшее управление от внешнего или внутреннего наваждения и не препятствует Высшему, а осознанно снизводит Его волю вниз по контурам внутрисоциального управления как милость, ускоряя процесс перехода к человечности, делая его прямым восхождением, а не мучительной цепью падений, топтаний на месте и валяний во всевозможной грязи; не говоря уж о том, что недостойно, располагая возможностями человека, сознательно уклониться от своего долга перед другими в Объективной Реальности, продолжая оставаться человекообразным недолюдком и зная это. Но такое упорствование при знании о своем несоответствии уже занятому фактически положению самоубийственно.

 

[1] Хотя это всё — “банальности”, тем не менее многие пали их жертвами в прошлом и продолжают гибнуть ныне. Поэтому к “банальностям”, относящимся к психической деятельности людей следует относиться очень серьезно и не брезговать ими.

[2] Но есть и иной класс задач: соприкосновение с единственной задачей ставит человека перед необходимостью решения множества связанных с нею других задач и это множество разрастается как снежный ком гораздо быстрее, чем удается решать входящие в него задачи, что в конце концов завершается “стрессом”. Задач этого класса следует избегать.

[3] В этом самопроизвольном “всплытии” из бессознательного ответов на жизненно важные вопросы выражается механизм многоуровневой защиты человека от бездумности и глупости, свойственных сознательному уровню его психики.

[4] Удачный ярлык придумали, чтобы не привлекать внимания к существу проблемы; а главное — точный: взрыв — он и убить, и искалечить способен, хоть и “информационный” — несуществующий в материалистическом мировоззрении.

[5] Примером тому приведенное ранее сообщение о карте Пири Рейса, которое по существу говорит об обусловленности жизни нынешней цивилизации достижениями и ошибками предшествующей глобальной цивилизации, погибшей к пятому тысячелетию до н.э.

Так же и ветхозаветная доктрина построения глобальной цивилизации-государства для расовой “элиты”, паразитирующей на труде “черни”, хотя и нашла свое словесное выражение несколько тысяч лет тому назад, но до сих пор определяет жизненные условия каждой из множества семей.

[6] Так, множество сносок в настоящей работе — вовсе не выражение сумбурности мышления и неспособности к последовательному логически преемственному повествованию. Сноски — средство установления определенных связей частностей основного повествования с массивами непосредственно и опосредованно “царской” информации, на фоне которых эти частности обретают более определенное значение. Если же текст сносок включить в текст основного повествования, то нарушения связности и преемственности тематики основного повествования будут неизбежны и получится действительно сумбур. Если текст сносок просто исключить из настоящей работы, то основное повествование утратит определённость связей, что упростит возможности его извращенного понимания и толкования. Если не полениться и прочитать сноски сами по себе, то можно увидеть, что они сами по себе образуют обособленный контекст, выражающийся во множестве информационных взаимосвязей.

[7] И эти оценки на разных уровнях, ПРИСВАИВАЕМЫЕ ОДНОМУ И ТОМУ ЖЕ, могут различаться вплоть до взаимного исключения, что и является основой внутренней конфликтности психики индивида.

[8] В данном случае кавычки обозначают идиому, построенную на психологии торгового века, а не ироничное отношение ко всему тому, на что она указует. То, на что она указует, обладает значимостью, но не является ценностью, обращающейся на специфическом рынке.

[9] Сюда же следует отнести и приверженность чтению сюжетно идентичных детективов и “эротических” романов.

[10] «Якобы сами», а не «сами» потому, что у них по существу нет выбора в тематике просмотра программ, поскольку, если подняться от рассмотрения личностей и разрозненных фактов прошлой и нынешней политической жизни на уровень рассмотрения концепций устройства общественной жизни, то выяснится, что все без исключения вещание в России выдержано в рамках библейского проекта построения глобального расово-“элитарного” государства, в котором хозяева проекта на все социальные группы возложили только обязанности, не дав им никаких прав, посягнув на их свободу воли.

Интернет и прочие компьютерные сети и иные информационные системы, допускающие возможность внедрения в них бесцензурно каждым той информации, которую он пожелает, и которая после этого станет доступной всем, у хозяев проекта вызывает головную боль и судороги, поскольку каждый, кто располагает доступом к системе, имеет возможность выбора информации, общения с единомышленниками, пропаганды в обществе, обличения своих оппонентов.

[11] В связи с такого рода возможностью следует вспомнить слова А.С.Пушкина: «Не дорого ценю я громкие права, от коих не одна кружится голова. Я не ропщу о том, что отказали боги мне в сладкой участи оспаривать налоги, или мешать царям друг с другом воевать; и мало горя мне, свободно ли печать морочит олухов, иль чуткая цензура в журнальных замыслах стесняет балагура. Всё это, видете ль, слова, слова, слова —  иные, лучшие мне дороги права; иная, лучшая потребна мне свобода: зависеть от властей, зависеть от народа — не всё ли нам равно?…» (Из Пиндемонти)

[12] Этот тип политиков М.Е.Салтыков-Щедрин в “Помпадурах и помпадуршах” охарактеризовал примерно так: «Основным его качеством было простодушие, усугубленное неразвитостью. Вследствие этого голова его была полна всяческих бредней, которые, В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ (выделено нами), принимали для обывателя благоприятный или неблагоприятный оборот».

Обстоятельства же — в силу простодушия, усугубленного неразвитостью — оказывались вне власти «помпадура», как М.Е.Салтыков-Щедрин именовал чиновников, не забыв приобщить к ним и «помпадурш». Так, что, если кому не нравится стиль Достаточно общей теории управления, читайте литературное наследие одного из вице-губернаторов Российской империи: М.Е.Салтыков-Щедрин в прошлом выражал ту же политическую линию, что ныне выражает Внутренний Предиктор СССР, но тогда было иное общество и были иные литературные средства.

[13] Гете в “Фаусте” верно подметил: «Остановись, мгновенье: ты — прекрасно» — в итоге прямой исход в ад. Но, «остановись, прекрасное мгновенье» — выражение “сиюминутного” типа психики, будь оно на уровне сознания, или бессознательным. Хотя прекрасное всегда и может реализовываться в каждый миг между прошлым и будущим, но оно всё же отличается от остановившегося «прекрасного мгновенья», стремление к которому оказывается самоубийственным.

[14] Так же и популярный в свое время демократизатор С.Станкевич некогда проболтался, за что ныне и отдувается: «Если бы мы были сильны, нам не следовало бы разыгрывать карту гласности».

[15] А мы с искренним удовольствием с нею бы ознакомились.

[16] Как видно из названия программы «500 дней», Г.А.Явлинский в этом отношении не лучше. Если бы назвал «500 лет», да и было бы соответствующее содержание, то имело бы смысл передать бразды правления Григорию Алексеевичу. Но при этом необходимо помнить, что все же содержание важнее хронологического девиза программы: немцы вот пошли за программой «Тысячелетний рейх», а что получилось? — А всё потому, что содержание программы «“тысячелетний” рейх» в качестве краткосрочного эпизода уложилось в программу библейского проекта, авторы которого, хотя и не дали ей хронологического девиза, но намеревались на её основе властвовать всегда, чему они и их наследники и подчиняли свои сиюминутные действия каждомоментно.

[17] Кто в этом сомневается, то смотри специальную литературу по динамическому программированию. Алгоритм динамического программирования позволяет оптимизировать управление, если определены цели и пути их достижения. Если цели либо пути не определены, то алгоритм динамического программирования построить не удается. Невозможность построения этого алгоритма, в котором формально выражена вся достаточно общая теория управления, является обличающим тестом на шарлатанство в сфере управления, включая и политику, как общественное самоуправление.

[18] По существу претендующие быть исторически вечными, и это возможно “им удастся” при выявлении и выборе их в согласии с Высшим промыслом из множества объективно возможных.

[19] Как в прошлом в древнем Египте стали в оппозицию друг к другу служители Атона и Амона, в результате чего и возник библейский проект, рассчитанный на долгие исторические сроки, плодом которого — гнилым и ядовитым — является нынешняя региональная цивилизация Запада.

[20] Возможно, что именно по этой причине А.С.Пушкин выразил в ранее приведенном отрывке «Из Пиндемонти» нежелание «зависеть от народа».

[21] Дело не в том, был ли СССР “империей зла”, либо прообразом светлого будущего всего человечества: он не был ни тем, ни другим, но ему были свойственны черты и того, и другого.

А дело в том, что он был ликвидирован не в результате осуществления свободной воли и здравого смысла его народов, а в результате осуществления на его территории политики хозяев заокеанского государства, игнорировавших устремления его народов.

Дело в том, что хозяева заокеанской политики и западной региональной цивилизации в целом отнеслись к населению СССР как к флоре и фауне на территории предполагаемой хозяйственной деятельности и не покаялись в этом после содеянного ими.

И пусть одумаются и покаются, пока еще не закрыты для них такие возможности самим ходом глобального биосферного и исторического процессов… Иначе им предстоит прочувствовать на себе процессы биосферной и социальной гигиены, но тогда каяться будет уже поздно и будет не защититься при помощи ни медицины, ни “социальных технологий”.

[22] В том числе и уцелевшими в предшествующей глобальной катастрофе представителями прошлой глобальной цивилизации, которые на заре нынешней глобальной цивилизации посчитали себя самыми умными и знающими, а потому якобы объективно предназначенными для роли безусловной “элиты” человечества.

[23] Коллективная психика общества людей складывается иначе.

[24] В этой фразе суфия есть умолчание: достигнутая власть над самим собой принадлежит к категории «Всегда».