Что надо народу для полноты жизни

Ориентировочное время чтения: 64 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

Об имитационно-провокационной деятельности

3.3. Что надо народу для полноты жизни: броские лозунги и «всезнающие» руководители?
либо трудные знания и иная культурa?

«Эзотеризм», «эзотерический» и однокоренные с ними слова происходят от греческого, означающего «внутренний». В современном обществоведческом лексиконе «эзотери­чес­кий» означает «тайный», «скры­тый», «предназначенный исключительно для посвящённых» (о религиозных обрядах, мистических учениях, политических доктринах и т.п.). Противоположность «эзотеризму» — «экзотеризм», «экзотерический» и однокоренные с ними слова происходят от греческого, означающего «внеш­ний». В современном обществоведческом лексиконе «экзоте­ри­чес­кий» употребляется гораздо реже и означает «не составляющий тайны», «предназна­ченный для непосвящённых» (о религиозных обрядах, мистических учениях, политических доктринах и т.п.)[1], для всей толпы.

Иными словами пара «эзотеризм — экзотеризм» предполагает, что должно быть учение (доктрина), предназначенное для широкой пропаганды в обществе (это — экзотеризм), и учение (доктрина) для «луч­ших», «избранных» (это — эзотеризм). И оба учения (доктри­ны) должны быть согласованы друг с другом так, чтобы эта пара в целом обеспечивала самоуправление общества в русле одной и той же концепции, суть которой знают однако не «экзотеристы» или «эзотеристы», а хозяева того и другого учений и их носителей; а также и те, кто мировоззренчески выше «экзотеризма», «эзотеризма» и их хозяев.

Эта пара «эзотеризм — экзотеризм» может существовать и культивироваться в обществе явно (как это было в древней Греции, когда все знали, что есть эзотерические учения, но только посвящённые знали их суть). Но она же может существовать и культивироваться неявно по умолчанию (как это имеет место ныне, когда обществоведческие науки для толпы оспаривают управляемый характер глобального исторического процесса и истории государств, вопреки тому что это — процессы, управляемые закулисными мафиями посвященных «эзотериков» и хозяев соответствующего «эзотеризма»). При разделении на «экзотеризм» и «эзотеризм» по умолчанию и то, и другое, а равно и версии одного и того же учения, предназначенные «для всех» и «для профессионалов» соответственно, называются как-то иначе. Однако и в этом случае, как и при явном парном культе «эзотеризм — экзотеризм» «профессионалы» безраздельно правят жизнью и деятельностью «любителей», которые — в силу свойств учения «для всех» — лишены возможности убедиться в том, что деятельность «профессионалов» соответствует полюбившейся им концепции, провозглашённой в учении «для всех», до тех пор, пока «любители» не пожнут плоды своего доверия «профессионалам»-управленцам.

Плоды же доверия могут быть разными:

  • И.В.Сталин обещал культурный и экономический рост СССР, обещал разгром нацистской Германии, обещал систематическое снижение цен на товары массового спроса как одно из средств повышения благосостояния всех, и СССР достигал обещанного под его руководством.
  • Н.С.Хрущев, Л.И.Брежнев, М.С.Горбачёв, Б.Н.Ельцин тоже много чего понаобещали. Каждому из них верили очень многие — сначала; потом — они же разуверивались в них и начинали ждать прихода преемника, которому тоже начинали верить, и спустя какое-то время снова разочаровывались, столкнувшись с несовпадением обещаний с результатами, к которым приводили народ те, кому было оказано доверие.

Но для большинства членов общества в целом и членов ВКП (б) — КПСС, в частности, в обоих сопоставляемых случаях соотношения «доверие — результаты» одинаково характерно было то, что заблаговременно они ничего не могли сказать, воплотятся в жизнь обещания «вождей» или же нет.

И эту традицию пора искоренить, поскольку она убийственна по отношению к будущему всех народов Земли. Безусловно: доверие руководителю должно оказываться — в противном случае невозможна соборность людей в Духе Святом, а общество превратится в корпорацию разобщенных индивидуалистов, обреченных каждый на жалкое существование и гибель в одиночестве. Но общество должно быть способно — на основе учения (доктри­ны) для всех — уберечь и себя, и своих руководителей, которым оно оказывает доверие, от возможных ошибок руководителей, и только в этом случае оно будет защищено от злоупотреблений его доверием с чьей бы то ни было стороны. А выполнение этого условия требует, чтобы общество породило и воспроизводило в преемственности поколений новую культуру.

Возвращаясь к истории СССР, дóлжно признать (если вывести из рассмотрения отношение к жизни толпаря), что одной из причин, по которой после смерти И.В.Сталина стало возможным злоупотребление доверием народа со стороны широкого слоя (а не единичных руководителей партии и государства) является специфика публичного марксизма-МРАК­сизма как учения экзотерического, изначально предназначенного для поддержания толпо-“элитарного” устройства жизни общества в эпоху после утраты авторитета в глазах толпы религиозными библейскими культами. Вследствие этого, признавая марксистское мировоззрение и миропонимание достаточно хорошим выражением объективной истины, отвечающим потребностям решения общественно-политических задач на практике, люди в некоторых обстоятельствах неизбежно и непредсказуемо для них самих становились и становятся жертвами злоумышленно созданной К.Марксом неработоспособности марксистского мировоззрения и миропонимания[2].

Собственно граница, разделяющая «эзотеризм» «профессиона­лов»-управленцев, и «экзотеризм» подвластных им «любите­лей» и создаёт условия, в которых «люби­те­ли» могут стать жертвами имитационно провокационной деятельности «про­фес­сио­­на­лов»-управленцев (большей частью управленцев-структурников)[3].

Высказав это, вернёмся к проблематике нашего народного движения к Богодержавию и строительству в его русле концептуально-властной партии.

*                   *
*

Распространение материалов Концепции общественной безопасности в обществе на протяжении всего времени вызывает сопутствующее явление, под видом которого пара «эзотеризм — экзотеризм» (а то и не одна такого рода пара) при некоторых обстоятельствах смогла бы войти в жизнь Движения “К Богодержавию” и стать свойственной нашей партии. Это привело бы партию к концептуальному безвластию и повлекло бы большие беды. Именно поэтому тема об «эзоте­ризме и экзотеризме» включена в состав настоящей работы.

Все, считающие себя сторонниками Концепции общественной безопасности, выразили свое согласие с тем, что явный и неявный эзотеризм антитолпо-“элитарной” концепции не нужен. Но одно дело выразить согласие с этим утверждением, а другое дело — не допустить возникновения пары «эзотеризм — экзотеризм» в партийном строительстве и партийной жизни, назвав эту пару как-то иначе или оставив её безымянной. Эта пара под любыми другими именами или без имени, в любом благообразном виде обеспечивает поддержание толпо-“элитаризма” на основе того, что «любители» не могут заблаговременно убедиться в том, что действия руководителей-«профессионалов» соответствуют концепции, которая на словах объединяет и руководителей, и руководимых.

При этом на протяжении последних нескольких лет высказываются мнения о том, что материалы Концепции общественной безопасности в том виде, как их публикует Внутренний Предиктор СССР, трудны для понимания и требуют много времени и сил для их освоения. А вот если бы было написано «попроще», «подоходчивее», то это сняло бы множество трудностей, с которыми сталкиваются читатели, и Концепция общественной безопасности в более короткие сроки обрела бы широкую поддержку в народе и т.д., и т.п.

Предположим, что такого рода мнения соответствуют истине, и их высказывают люди, которые поняли материалы ВП СССР сообразно Жизни и сообразно тому, как их понимают сами участники предиктора. Спрашивается: что мешает им — понявшим и выражающим претензии к доходчивости текстов ВП СССР — изложить своими словами объективную Концепцию лучше, чем это сделали участники предиктора, изложив её своими словами?

С точки зрения участников ВП СССР — в случае единообразного понимания материалов Концепции и понимания объективной Концепции как таковой в её Богом предопределённом виде — ничто не должно мешать понимающим критикам материалов ВП СССР породить научные тексты, фильмы, музыку, танцы, произведения скульптуры и живописи, художественной литературы, театрального искусства, которые бы представляли Концепцию общественной безопасности широкой аудитории более легко и доходчиво, нежели оригинальные материалы ВП СССР.

Если же критики материалов ВП СССР их не поняли и соотносят тексты с жизнью несообразно объективной Концепции как таковой в её Богом предопределённом виде, то тогда, естественно, что критики не представят собственных разработок, лежащих в русле Концепции, но будут высказывать претензии: ВП СССР не способен выражать «нашу общую» Концепцию кратко, легко и доходчиво.

Теперь обратимся к конкретным претензиям такого рода. В конце декабря 2000 г. — начале января 2001 г. в Москве был проведён «круглый стол» на тему “Концептуальное движение в России: итоги и перспективы”. В нём приняли участие бывший[4] руководитель Московского регионального отделения Движения “К Богодержавию”, и действующие руководители научно-исследовательского информационно-аналитического центра “Страте­гия будущего” и общественного просветительского фонда “Знание — Народу!”. В итоговом документе круглого стола высказано следующее утверждение:

«7. Вместе с тем, вскрылось ряд моментов в Концепции общественной безопасности, которые не только объективно препятствовали популяризации Концепции среди самых широких масс, но и давали основание для утверждений, что “Мертвая Вода” “очередная сионо-масонская разработка для того, чтобы пудрить мозги русскому народу”. Среди этих моментов следует выделить следующие:

Форма изложения материала. Основные концептуальные работы и многие аналитические записки изложены таким языком, что для понимания их смыслов неподготовленному читателю требуются значительные усилия и время[5]. До формирования массового концептуального движения форма изложения была вторична и не имела решающего значения, после перехода к массовой работе она стала реальным тормозом» (итоговый документ круглого стола “На новом этапе: от распространения концептуальной информации к концептуальной деятельности”).

Характерно то, что под материалами круглого стола стоят подписи должностных лиц разного рода структур, в своих документах заявляющих о том, что они поддерживают Концепцию общественной безопасности. И далее руководители структур высказывают своё несогласие с деятельностью концептуальной власти, осуществляемой участниками ВП СССР в его нынешнем составе:

«…истинные причины “партийного строительства” не были оглашены, что является нарушением фундаментального принципа концептуального движения, сформулированного в нашей теоретической платформе: «Наша сила и защита — в открытости нашей методологической платформы и отрицании монопольных прав на доступ к информации кого бы то ни было».

  1. Если истинные причины “партийного строительства” не были оглашены, то это не значит, что их нет по умолчанию. Говорить о наличии скрытых причин, которые нельзя было открыто огласить, заставляют следующие моменты, проявившиеся в течение последнего года:
  • За последние полтора года из под пера авторского коллектива разработчиков Концепции не вышло ни одной аналитической записки, посвященной анализу текущих процессов в обществе, чего не было на протяжении последних пяти лет. Что заставило их уклоняться от такого анализа, а для имитации своей аналитической деятельности заниматься творчеством в области расовых доктрин[6] и богословского содержания романа “Мастер и Маргарита”?» (итоговый документ круглого стола “На новом этапе: от распространения концептуальной информации к концептуальной деятельности”).

Т.е. очевиден конфликт между участниками предиктора и руководителями некоторой части структур программно-адаптивного модуля, хотя при этом обе стороны на словах выступают за осуществление в жизни Концепции общественной безопасности. И для разрешения этого конфликта в пользу Концепции общественной безопасности в её объективном Свыше предопределённом виде необходимо понять, действительно ли участники круглого стола поднялись в своём мировоззрении, миропонимании и концептуальной самодисциплине до осуществления концептуальной власти в русле Богодержавия и теперь обнажают действительные ошибки и злоумышленную имитационно-провокационную деятельность нынешнего состава ВП СССР, либо они, оказавшись руководителями структур программно-адаптивного модуля концепции Богодержавия, всё ещё находятся в плену концептуальной власти толпо-“элита­ризма”, выстраивая ещё одну его разновидность в идеологической оболочке Концепции общественной безопасности?

Если отвечать на этот вопрос чисто формально, то, не соглашаясь с высказанными участниками московского круглого стола мнениями и тем более уклоняясь от дискуссий с ними, предиктор (ВП СССР в его нынешнем составе) поддерживает некую систему негласных посвящений, а тем самым и толпо-“элитаризм”, вследствие чего отрицает за участниками структур программно-адаптивного модуля право на изменение и дальнейшее развитие концепции, также по умолчанию требуя от них, и прежде всего от руководителей структур, бездумной веры себе и исполнительности автомата, запрограммированного догмами, провозглашёнными “надэлитарным” предиктором. Но всё же лучше вникнуть в существо процессов, представших в таком виде.

Как было неоднократно показано в материалах Концепции, при построении информационных систем на основе языковых средств без умолчаний обойтись невозможно. Поэтому никакого нарушения фундаментального принципа  открытости нашей методологической платформы и отрицании монопольных прав на доступ к информации кого бы то ни было — нет: методология описана, тексты поддаются единообразному пониманию каждым, кто владеет грамматикой русского языка и на этой основе способен определить тип предложения, выделить в нём подлежащее, сказуемое и другие члены, а фактология общественного в целом уровня значимости либо известна, либо “вычисляется” на основе:

  • Различения, даваемого Богом непосредственно каждому,
  • освоенной методологии,
  • фактов, уже ставших известными из общения с другими людьми, из памятников культуры и текущих сообщений средств массовой информации.

И эта триада позволяет развивать методологию и личностную культуру психической деятельности (включая и культуру мышления вообще и мышления аналитического и синтетического, в частности) далее самостоятельно по мере необходимости. Однако:

Приверженность всякой концепции выражается в том, что её сторонники единообразно понимают смысл так или иначе свойственных ей умолчаний, а особенности мировоззрения и миропонимания каждого из них взаимно дополняют и детализируют друг друга, не приводя к построению внутренне конфликтной или саморазрушающейся коллективной психики.

Но Концепции общественной безопасности свойственен при этом и другой фундаментальный принцип: взаимно дополняющее единство смысла оглашений и умолчаний при искреннем стремлении каждого её приверженца действовать в ладу с Божьим Промыслом, что и отличает её ото всех толпо-“элитарных” концепций.

Всевозможная же анaлитика по её существу представляет собой оглашение каких-то умолчаний, обусловленное потребностями авторов этой аналитики: исключительно личностными «Я-центричными» потребностями или общественными в целом потребностями в их личностном выражении.

Если участники круглого стола признают неудовлетворительной деятельность ВП СССР на протяжении последнего времени, то в силу открытости методологии, неподвластности Различения внутрисоциальным узурпаторам какой бы то ни было власти, самочинного характера концептуальной власти и принципов построения общественной инициативы ничто — кроме их собственных нравственно-мировоззренческих не разрешённых проблем — не мешает им дополнить своей аналитикой те стороны жизни, которые остались в умолчаниях в аналитике ВП СССР.

И если ВП СССР даже погряз БЫ в осознаваемой им имитационно-провокационной антинародной деятельности, то нейтрализовать имитационно-провокационную деятельность нынешнего состава его участников праведным сторонникам Концепции общественной безопасности в её истинном Богом предопределённом виде не составило бы особого труда проявлением своей самочинной концептуальной властности[7].

Но всех без исключения сторонников объективно разных концепций, заявляющих на словах о своей приверженности одной и той же концепции, объективно разделяет несовместимое разнообразие свойственных каждому из них умолчаний.

И в рассматриваемых материалах московского круглого стола дана аналитика, раскрывающая некие умолчания, по мнению её авторов свойственные ВП СССР. Что и приводит к вопросу: сообразен ли смысл этих оглашений смыслу умолчаний, которые действительно несёт ВП СССР? — об этом пусть подумает каждый, и пусть при этом не ошибётся[8]:

«13. Анализ всех этих умолчаний и иносказаний позволяет сделать следующий вывод о причинах нарастания противоречий в концептуальном движении:

Отдельные представители авторского коллектива[9] совместно с лидером НДКБ в конце 1999 года[10] по умолчанию приступили к реализации некоего сценария, в рамках которого предполагается сформировать на базе концептуального движения юридически оформленную партийную структуру, которую в дальнейшем некие[11] силы могут заполнить своей кадровой базой, начать идеологический разгром большинства ныне существующих партий, в первую очередь патриотической направленности[12], и тем самым обеспечить сохранение власти в России в руках этих сил на ближайшую перспективу[13].

Что это за силы и какова их направленность, можно судить по методам осуществления данного сценария:

  • Для обеспечения полного контроля над процессом его реализации вначале необходимо было освободиться от всех тех, кто по личным качествам, активной, самодостаточной деятельности и управленческому опыту, не вписывались в этот сценарий и могли ему противостоять. С этой целью был учинен публичный разнос сначала одного, а затем и другого заместителя председателя НДКБ, побуждение их к сложению своих полномочий[14].
  • Уход от любого проявления публичной дискуссии, в рамках которой могла бы произойти идентификация реальных целей и вскрытие самого сценария[15];
  • Фактическое прекращение концептуально-прогнозной деятельности, которая с необходимостью вывела бы на обсуждение вариантов развития российского общества[16];
  • Чтобы заглушить возможную критику в свой адрес осуществляется упреждающий вброс в концептуальное движение ярлыков “троцкисты”, “имитаторы”, “провокаторы”[17] и т.д.
  • Закрепление полного контроля над создаваемой партийной структурой путем предоставления на II съезде ВПМВ “Единение” Председателю ЦС Петрову К.П. особых полномочий «от имени съезда принимать решения, снимать и назначать членов Центрального Совета, Президиума Центрального Совета, Центрального исполнительного комитета, вносить изменения в Устав и Программу партии сообразно Концепции по нравственному произволу»[18]. Характер возможных кадровых изменений уже можно наблюдать на примере Московской и Новосибирской организаций. И это после многолетних утверждений о приверженности формированию внутренне ненапряженных структур[19], обеспечивающих устойчивость их деятельности на длительную перспективу.
  1. Все вышеизложенное позволяет сделать вывод, что в течение последнего года концептуальное движение в России сталкивается с попытками приспособить его к реализации национал-вож­дистского варианта развития[20], суть которого и порочность была вскрыта еще в 1995 году в “Об­зо­ре возможных вариантов развития”[21], а позднее в рецензии на повесть “Инквизитор”[22]. При этом идёт эксплуатация интеллектуальных и “вождистских” амбиций лидеров концептуального дви­жения и формируется очередная, на этот раз “концептуальная” толпа, живущая по новым “священ­ным дог­ма­там” и думающая по авторитету очередных “вождей”» (итоговый документ круглого стола “На новом этапе: от распространения концептуальной информации к концептуальной деятельности”).

Во-первых, надо сказать прямо, что наши умолчания несообразны оглашениям, выраженным в приведённом фрагменте аналитики авторов итогового документа московского круглого стола, что отчасти нашло выражение в наших комментариях в сносках по ходу цитат, и, во-вторых, надо признать, что вследствие этого мы и они в настоящее время являемся приверженцами разных, взаимно исключающих друг друга концепций.

Относиться к этому надо спокойно потому, что в процессе выявления концептуальных разногласий — как оглашенных, так и имеющихся в умолчаниях — выкристаллизовывается лучшее, нежели в прошлом и в настоящем, видение и понимание Правды-Истины. А итоговый документ московского круглого стола — одно из лучших выражений выявляющихся разногласий, и потому надо быть уважительными и признательными его авторам за их искренность и заботу о нашем общем деле: они уберегают нас всех (в том числе и самих себя) от многих опасных, вредоносных и тяжелых по их возможным последствиям ошибок.

Теперь о том, что касается умолчаний ВП СССР: мы не только имеем формальное право на целесообразные по нашему мнению умолчания[23], мы также знаем, что достаточно широкий, а главное — расширяющийся — круг людей понимает наши умолчания единообразно с нами, по какой причине они не нуждаются в текущей аналитике ВП СССР, раскрывающей в ныне протекающих процессах то, что пока остается в умолчаниях. И это не наш «эзотеризм», не сокрытие концептуальной информации — просто потому, что те, кто в мировоззренческом самообразовании достигли успеха, не нуждаются в стороннем освещении обстановки и выдаче им указаний, что и как делать в жизненных обстоятельствах каждого из них.

Дать жизненные работоспособные ответы на такого рода вопросы они могут каждый сам, и формируя коллективы, по мере необходимости проводя свою аналитику общественной в целом и личностной значимости. И результаты этой аналитики, выполняемой разными людьми, будут совпадать в общем и дополнять друг друга в частных деталях. И это проявляется в инициативной деятельности приверженцев той концепции, которой привержены и мы — ВП СССР.

В итоговом же документе круглого стола руководителей структур, сопричастных словам «Концепция общественной безопасности в Богодержавии», высказано несогласие с этим порядком развития Движения, течения и управления событиями со стороны приверженцев Концепции общественной безопасности. И это несогласие лежит в русле какой-то другой концепции:

«Отсутствие разработанных целей управления общественными процессами по практической реализацию Концепции. Вскрытые в материалах Концепции механизмы управления социальными процессами дают человеку понимание происходящего и готовность включится в активную деятельность. Вопрос “А делать-то что?” по мере распространения концептуальных знаний приобретает все большую остроту и отмахнуться от него рекомендацией: “Занимайтесь мировоззренческим самообразованием” не представляется возможным. Многие участники концептуального движения давно подошли к тому, чтобы решать вопросы организации практической деятельности на базе сформированного нового мировоззрения и тем самым на практике доказывать его превосходство перед прежним. Однако вопросы практической реализации положений Концепции зачастую оставались вне рамок рассмотрения авторского коллектива разработчиков Концепции и лидеров организационных структур, что сдерживало дальнейшее развитие движения» (итоговый документ круглого стола “На новом этапе: от распространения концептуальной информации к концептуальной деятельности”, фрагмент ранее цитированного раздела 7, в котором речь шла об факторах, по мнению круглого стола препятствующих широкой поддержке Концепции общественной безопасности: сложность языка, отношение к исторически сложившемуся Православию и др.).

Эти и подобные им упреки уместны только со стороны «паствы» в адрес отлынивающих от работы «пастырей» в обществах и общественных организациях, живущих не на словах, а на деле под властью толпо-“элитарных” концепций. Но содержатся они в итоговом документе московского круглого стола, и их авторами являются заявившие о своей поддержке Концепции Богодержавия руководители структур, а не рядовые их участники.

По своему существу эти упрёки выражают то обстоятельство, что процесс мировоззренческого самообразования в структурах, которые организовали этот круглый стол, не достигает результата: участники структур оказываются не способными к тому, чтобы на практике доказать превосходство якобы освоенного ими мировоззрения триединства материи-информации-меры над всевозможными разновидностями «Я-центрич­но­го» мировоззрения и миропонимания; оказываются не способными перейти от рассмотрения концептуальной информации (предостав­ляемой действующим предиктором — ВП СССР) к концептуально властной деятельности каждого из них.

Причиной же такого положения дел многие, и не только авторы итогового документа московского круглого стола, называют трудность для понимания языка работ ВП СССР. При этом высказываются пожелания о том, чтобы ВП СССР выпускал и краткие работы, в которых Концепция общественной безопасности излагалась бы попроще, покороче, чтобы такие работы можно было быстро (мимоходом) прочитать и понять. Это дескать привлечёт широкие слои населения к поддержке Концепции общественной безопасности и обеспечит её победу, а с материалами Концепции в её полном, развёрнутом, детальном изложении — уже на этой основе — ознакомятся те, кто пожелает и кто сможет это сделать.

Если к такого рода предложениям отнестись по их существу, то они означают автоматическое превращение тех, кто ознакомился и понял Концепцию в её развёрнутом детальном изложении в “элиту” и знахарей; а тех, кто ознакомился с Концепцией в её ныне не существующем кратком и якобы общедоступном для понимания изложении, — в толпу, зависящую от “элиты” и знахарей, обладающих в обществе монопольным знанием и пониманием того, что не попало в «популярное» изложение «для всех» материалов Концепции.

Таким образом при движении по этому пути оригинальные материалы ВП СССР — на основе алгоритмики коллективной психики пока еще толпо-“элитарного” общества — автоматически становятся с течением времени «эзотерическим учением», предназначенным для «профессиона­лов» в области социальных технологий; а вторичные «научно-популяр­ные» тексты, написанные «профессионалами» цензорами-редакторами-составителями (больше их писать некому, поскольку ВП СССР сам их не пишет) становятся «экзотеричес­ким учением», предназначенным для всех «любителей» Концепции. Делается это по умолчанию при провозглашении легко понятных лозунгов необходимости искоренения толпо-“элита­риз­ма” и ликвидации монопольно высоких цен в общественном объединении труда, в основе которых лежит монополия на знание и навыки.

Но примерно так мы уже жили. В каждом кабинете руководителя, «профессионала»-управленца стояли 55 томов полного собрания сочинений В.И.Ленина, которые пропагандировались в обществе как неиссякаемая сокровищница мудрости. Но поскольку простой человек действительно не имел времени для того, чтобы прочитать эти 55 томов, не имел времени и необходимости к тому, чтобы оперировать такими словами как «эмпириокри­ти­цизм», «имма­нен­тный», «солипсизм», «гносеология», «агностицизм» и т.п., то так называемого «простого человека» пичкали «научно-популярной» литературой на тему «учение Маркса всесильно потому, что оно верно», из которой, однако, узнать существа учения этого Маркса и верных продолжателей[24] его дела было невозможно.

Жизнь рядовых членов КПСС от прочих «прос­тых людей» отличалась одним: они читали такого рода «научно-популярщину» не добровольно, а в обязательном порядке, поскольку были охвачены системой партийной учебы.

Если на гражданке её проводили выдвиженцы из среды коллективов, и потому она не была бюрократически формальной, то в Вооруженных силах, МВД, КГБ СССР её с усердием, достойным лучшего применения, проводили политработники-профессионалы — выпускники специальных высших политических училищ каждого из ведомств. Профессионалы-политработники в своем большинстве единственно, что умели делать, так это произносить речи и писать статьи, заведомо соответствующие мнению «по текущему моменту» вышестоящего партийного руководства. И политработники, у которых просто не было иных обязанностей, профессионально «доставали» партийной и комсомольской “учебой” весь личный состав[25].

Но в любом варианте ежегодные учебно-методические планы партийной учебы были разработаны «профес­сионалами», которые знали содержание 55 томов ПСС В.И.Ленина и 50 томов собрания сочинений К.Маркса и Ф.Энгельса и прочитали от начала и до конца если не все, то наиболее употребительные в каждую эпоху работы «классиков марксизма-ленинизма».

Учебно-методические планы партийной учебы содержали список тем, к каждой из которых были даны указатели страниц 55-томной и 50-томной «сокровищниц мудрости», где «классики марксизма-ленинизма» что-нибудь да высказали по рассматриваемому вопросу, почти на столетие «предвосхищая» решения XX-какого-то съезда КПСС или очередного пленума ЦК. Как правило, в системе партийной учебы эти выборочные фрагменты предлагалось законспектировать. На тех, кто целенаправленно читал от начала до конца толстые работы «классиков марксизма-ленинизма», а также читал публиковавшиеся в СССР небольшими тиражами работы зарубежных философов домарксистского прошлого[26], рядовые партийцы большей частью смотрели как на юродивых, людей «не от мира сего»; а руководители партийных организаций и комитетов разного уровня, политработники-«профессионалы» их, мягко говоря, недолюбливали, поскольку постоянно ожидали от них какого-нибудь подвоха, квалифицируемого ими как «подрыв линии партии».

То, что система партийной учебы обязывала читать и конспектировать исключительно «отрывки в заданную тему», но не требовала прочитывать от начала до конца то или иное произведение классиков, а тем более избегала обсуждения произведений в целом, — было не недосмотром и не ошибкой. Она этому препятствовала целенаправленно, принуждая миллионы рядовых партийцев терять время в калейдоскопическом конспектировании. Она была построена так потому, что в работах К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина, Мао Цзе-Дуна — даже при имитационно-провокационном характере марксизма в целом — есть много такого, что обличало партийно-государ­ст­венную “элиту” СССР как буржуазно-националисти­ческих перерожденцев[27], только прикрывающих лозунгами социализма и социальной справедливости свои паразитические эксплуататорские интересы и кланово-мафиозную организованность.

И если бы не избирательно-калейдоскопический характер изучения и конспектирования работ «классиков», то при изучении в системе даже той партийной учебы работ «классиков марксизма-ленинизма» от начала до конца — неизбежно множество рядовых партийцев преодолели ли бы марксизм и поднялись до иного миропонимания, обеспечивающего концептуальную властность множества рядовых членов партии[28], повседневно трудящихся на своих рабочих местах вне партийного аппарата «освобождённых»[29] профессионалов-партий­цев. И это бы обеспечило со временем концептуальную властность Политбюро и ЦК КПСС, но… не на основе марксизма или возврата к исторически сложившемуся православию, допустившему марксизм  в Россию.

Однако этого не произошло. И в годы перестройки и последующих реформ броские лозунги были легко отброшены, а партийно-государст­венная “элита” — члены КПСС за редчайшим исключением — показала свое истинное мурло паразита-эксплуататора. Искренние же сторонники социализма как общества без паразитизма меньшинства на большинстве — читатели «научно-популярных» брошюрок на тему «учение Маркса всесильно, потому что оно верно» — оказались ободранными как липка вместе с остальным населением СССР по причине того, что в построенной таким образом системе партийной учебы они не освоили знаний и навыков, которые позволили бы им стать и быть концептуально властными, что придало бы перестройке и реформам качественно иной характер.

Беспартийная часть трудящего населения СССР — та, которая не была опьянена социально-экономическими преобразованиями демократизаторов, — сразу же после краха государственности СССР выразила свое отношение к концептуальному безвластию рядовых членов КПСС (хотя и не знала таких слов, как «концептуальная власть»): вас, «комму­няк», перевешать надо за то, что вы отдали власть дермократам.

Но и согласным с таким подходом невозможно не задать вопроса: А вы сами-то где были, чем занимались? На чужом горбу в рай хотели въехать, да не получилось? И поделом…

Концепция же общественной безопасности в Богодержавии не предусматривает места для действия такого рода алгоритма порождения и поддержания культовой пары «эзоте­ризм — экзотеризм» по умолчанию (в форме многотомья «основоположников» и «клас­си­ков» — для «профессиона­лов», и сборников выдержек из работ «осново­полож­ни­ков» и «классиков» — для «системы партийной учебы» и студентов вузов).

4 — 16 февраля 2001 г.

Ещё один способ насаждения пары «эзотеризм — экзотеризм» представляет собой явно выраженные идиотизм и манию величия. Когда некоторые из числа противников Концепции пришли к осознанию того факта, что её материалы вовсе не имитация высокой науки и не графоманство сумасшедших, что Концепция это — отрицание толпо-“элита­ризма” всерьёз, раз и навсегда, то на основе сплетен и домыслов в обществе стала распространяться тенденция:

Изустно-доверительно как особо доверяемую тайну, или публично (в том числе и письменно) приписывать тем или иным живым, мертвым и вымышленным людям полное авторство тех или иных работ ВП СССР или соучастие в их разработке.

Некоторые интеллектуалы, сталкиваясь с такого рода приписками их авторству работ ВП СССР, значительно молчали и «надували щёки». Другие, сами включали работы ВП СССР в список своих «научных трудов», притязая на получение ученых степеней и званий во всевозможных академиях и университетах.

И многие из тех, кто сталкивается с материалами Концепции, верили и верят этим идиотским притязаниям и возведению напраслины вопреки ясно и однозначно понимаемому © Copyriht’у, сопровождающему каждую книжную публикацию ВП СССР и присутствующему на сайтах: www.dotu.ru, www.kpe.ru, www.mera.com.ru, www.vodaspb.ru. Многие из тех, кто сталкивается с материалами Концепции, верили и верят этим идиотским россказням и притязаниям вопреки тому, что позиция ВП СССР по вопросу об анонимности публикаций была оглашена еще в 1994 г. в “Вопросах митрополиту Иоанну и иерархии Русской православной церкви”:

«Че­ло­век в на­шей боль­ной ци­ви­ли­за­ции не­со­вер­ше­нен. По­это­му воз­ник­но­ве­ние куль­та лич­но­сти, имею­щей да­же ре­аль­ные за­слу­ги пе­ред об­ще­ст­вом, для ка­ж­до­го вни­маю­ще­го это­му куль­ту, есть воз­ник­но­ве­ние куль­та гре­хов­ной отягощённости лич­но­сти, в от­но­ше­нии ко­то­рой тем или иным об­ра­зом воз­ни­ка­ет культ. Да­бы из­бе­жать без­дум­ной под­чи­нен­но­сти по Бог весть как сло­жив­ше­му­ся или пред­на­ме­рен­но соз­дан­но­му ав­то­ри­те­ту тех или иных лич­но­стей, да­бы из­бе­жать нев­ни­ма­тель­но­сти при рас­смот­ре­нии мне­ний “не-ав­то­ри­те­тов”, при пись­мен­ном вы­ска­зы­ва­нии взгля­дов по про­бле­ма­ти­ке кон­цеп­ту­аль­ной вла­сти и дру­гим со­цио­ло­ги­че­ским те­мам, у нас при­ня­та ано­ним­ность. На наш взгляд, ано­ним­ность вы­ска­зы­ва­ний долж­на сни­мать пре­ду­бе­ж­ден­ность, да­бы ка­ж­дый доб­ро­воль­но ду­маю­щий вос­при­ни­мал про­чи­тан­ное по со­вес­ти сво­ей и мог ис­пра­вить ошиб­ки без пси­хо­ло­ги­че­ско­го дав­ле­ния имен тех, чьи мне­ния он при­вык вос­при­ни­мать как не­усом­ни­тель­но ав­то­ри­тет­ные. На­ро­ду, об­ще­ст­ву лю­дей ва­жен ре­зуль­тат де­ла, а не че­ло­ве­че­ские пер­со­ны, его осу­ще­ст­вив­шие: ес­ли де­ло доб­рое, то от со­тво­рив­ше­го его не убу­дет, а ес­ли злое, то от Божь­е­го воз­дая­ния ни­кто не ук­ро­ет­ся, ес­ли бы да­же кто и за­хо­тел. Вы­ска­зав это, про­сим не вос­при­ни­мать как оби­ду или не­до­ве­рие ано­ним­ность это­го пись­ма; тем бо­лее, что ре­аль­но ано­ним­ность ис­че­за­ет толь­ко по­сле лич­но­го об­ще­ния, да­же ес­ли под пись­ма­ми сто­ят под­пи­си и пе­ча­ти»

(“Вопросы митрополиту Иоанну и иерархии Русской православной церкви”, 4‑й абзац текста).

Бог знает, сами участники ВП СССР знают, кто из них и что сделал и делает, кто над чем работает. Но для них значимо «не кто», а «что». Для действий в русле Концепции, отрицающей толпо-“элитаризм”, также значимо не кто, а что. И это так в подавляющем большинстве случаев. В толпо-“элитарных” концепциях значимо «кто», но не «что», и если кто-то «из грязи[30] в князи» — то задавить его и после этого «хоть трава не расти»[31]. А для праздного любопытства, не намеревающегося что-либо делать, ни что не значимо: ему просто «интересно» всюду влезть и, возможно, напакостить, чтобы посмотреть, что будет потом. Но и толпо-“элитаризм”, сплетни или праздное любопытство — вне русла Концепции общественной безопасности и представляют имитационно-провокационную угрозу только для них самих.

24 марта 2001 г

[1] Пояснение терминов дано на основе соответствующих статей в “Толковом словаре иноязычных слов” под редакцией Л.П.Крысина (Москва, «Русский язык», 1998 г., стр. 811, 814).

[2] Теперь в этом предстоит убедиться жителям Молдавии, где в результате президентских выборов в конце февраля 2001 г. марксисты пришли к власти.

[3] Тема соотношения эзотеризма и экзотеризма рассмотрена более обстоятельно в работах ВП СССР “Принципы кадровой политики государства, «антигосударства», общественной, инициативы”. Бóльшая часть названной работы включена в качестве приложения в постановочные материалы учебного курса “Достаточно общая теория управления” 2000 г.

[4] Отказано в доверии: не был переизбран, поскольку его выступление не нашло поддержки среди участников собрания.

[5] Подобные претензии о сложности для понимания материалов ВП СССР «простым народом» в разное время высказывали лидеры многих политических структур: В.Жириновский, А.Венгеровский (в прошлом зам. Жириновского в ЛДПР, а потом “великий князь” у одного из претендентов на престол империи), Г.Зюганов, Л.Рохлин (упро­щён­ный подход привёл его в убийственную для него ситуацию), А.Мака­шов, А.Николаев (бывший главный пограничник), А.Стер­лигов. Короче: мы-то, обладая большим политическим опытом и подчас учёными степенями, званиями и не одним высшим образованием, — поняли, а вот народу не понять, и потому на этом массовую партию или движение не создать, политических задач (чьих?) не решить, надо бы попроще.

[6] «Творчеством» в области расовых доктрин ВП СССР не занимался. Мы выразили несогласие со всеми без исключения расовыми доктринами, развитыми в толпо-“элитарной” культуре, и не выдвинули какой-либо иной своей расовой доктрины.

[7] Но это — “мистика”, в анализ которой уклонился ВП СССР от жизненно-актуальной аналитики и концептуальной деятельности в последние полтора года, как считают авторы итогового документа московского круглого стола.

[8] Высказанные же в итоговом документе московского круглого стола мнения по их существу обвиняют ВП СССР в его нынешнем составе в том, что его участники монолитно сплочённо действуют на основе отрицания умолчаниями смысла оглашений, что является нарушением ими концептуальной самодисциплины, причём осознаваемым ими нарушением.

[9] То есть «отдельные представители авторского коллектива» при молчаливом попустительстве всех остальных без исключения концептуально властных участников ВП СССР, если говорить прямо, а не в стиле «кто-то, кое-где у нас порой честно жить не хочет…».

[10] В конце 1999 — начале 2000 г. ВП СССР заявил о своём несогласии с описанием варианта развития событий в России «Сценарий 2000», опубликованным в № 1 за 2000 г. газеты “Знание — власть!”. Тем более, что при прочтении публикации он подавался читателю как единственный, безальтернативный и реализующийся автоматически, что не соответствует истинному течению событий.

[11] Встаёт вопрос: Какие именно?

[12] Если соотноситься с Концепций общественной безопасности в Богодержавии, идеологический разгром всех существующих партий, поддерживающих толпо-“элитаризм”, на наш взгляд, — это хорошо. А с точки зрения авторов итогового документа московского круглого стола — плохо.

На дату проведения круглого стола «партии патриотической направленности» — это пустые слова, оторванные от жизни. Из почти что полутора сотен политических партий, существовавших в России до I учредительного съезда партии “Единение”, большинство не выразили внятно своего несогласия с библейской доктриной порабощения всех; но ни одна партия не выразила внятно и своего согласия с нею, выявив при этом патриотический для народов России характер библейской доктрины порабощения всех, которого не усмотрел ВП СССР; ни одна партия не выразила внятно какой-либо альтернативы расистскому библейскому мировому порядку рабовладения, за исключением тех, кто иудейско-масонскую глобальную международную иерархию намеревается заменить какой-либо национальной знахарской иерархией, что при глобальном масштабе рассмотрения в длительной исторической перспективе по существу не отличается от библейского проекта, если даже по своим последствиям не хуже его неизбежного краха; ни одна партия не заявила о принятии и поддержке и дальнейшем развитии ею Концепции общественной безопасности в Богодержавии; ни одна партия не выдвинула альтернативы Концепции общественной безопасности, показав её тупиковость.

При таком реальном партийно-политическом спектре о судьбе каких именно партий, представляющих собой в большинстве своём “денежные мешки” и сидящие на них “центральные комитеты” во главе с действительными их «вождями» или “зиц-председателями»; тем более о судьбе каких именно партий «патриотической направленности» выражено беспокойство авторами итогового документа московского круглого стола? — мы не знаем.

В этом же русле проявления обеспокоенности судьбой библейского мировоззрения, и следовательно — библейского проекта, лежит и следующая цитата из итогового документа, порицающая позицию ВП СССР:

<Имеет место> «неадекватная расстановка акцентов в оценке Ислама и Православия. Сквозь все концептуальные работы идёт превознесение коранического Ислама как вершины мировоззрения и беспощадная критика русского Православия, при этом если в отношении Ислама идёт четкое различение Ислама коранического и исторического, то в отношении Православия теряется всякое различение, даже различение Русского Православия, как народного мировоззрения, существовавшего еще до крещения Руси и иудо-христианства, как формы идеологической агрессии. Такой подход, проявляющийся даже в текущей аналитике, естественно, вызывает многочисленные вопросы и зачастую отторжение в среде русских патриотов».

С высказанным здесь связаны три вопроса.

ПЕРВЫЙ. Русский патриот не может быть покорным холопом, а тем более истовым проповедником библейской доктрины порабощения всех. Если он приемлет всю Библию как священное боговдохновенное писание, тем самым отказываясь от поиска ответа на вопрос, что в ней от Бога, а что — демоническая отсебятина, он — не Русский, и не патриот. Будучи же искренним христианином, а равно и искренним мусульманином, т.е. человеком ищущим воли Божией, он неизбежно окажется перед необходимостью освобождения христианства от Библии, а коммунизма от марксизма.

Невежество же большинства россиян в отношении сказанного в Коране представляло и представляет опасность для мирного разрешения проблем развития России и всего человечества, поэтому смыслу коранического Ислама в работах ВП СССР уделено пристальное внимание. Это позволило выйти в работе “«Мастер и Маргарита»: гимн демонизму? либо Евангелие беззаветной веры”, которую авторы итогового документа круглого стола сочли никчёмной, на осознание различий в воззрениях коранического богословия и богословия Русской цивилизации.

ВТОРОЙ. Псевдопатриоты порицают позицию ВП СССР, не приемлющего в качестве союзников библейски-“православных” “патриотов”, безразличных к вопросу о злоумышленном извращении Откровений в библейских текстах. При этом несогласие с воззрениями ВП СССР библейски-“право­слав­ных” “патрио­тов” носит характер организованный, поддерживаемый всею иерархией Церкви.

Однако поскольку для иерархов Церкви Дух Святой не является наставником на всякую истину, то она не имеет достоверной информации о деятельности ВП СССР и его организационных принципах. Но нравственно не приемля смысла наших опубликованных работ, не понимая их, не веря выраженному в них проверенному жизнью опыту людей, Церковь в своих изданиях тиражирует лживые вымыслы и сплетни о ВП СССР, о Движении “К Богодержавию”. Церковь лжёт, утверждая в своих изданиях, что Движение “К Богодержавию” имеет «черты оккультного характера» (обрядности и культа нет, и в них нет необходимости; мы действуем вне каких-либо традиций посвящений в оккультизм), «имеет несколько уровней посвящения» (не имеет ни одного), имеет целью «зах­ват власти, контроль над информационным пространством России, установление тоталитарной диктатуры, декларирует стремление к физическому уничтожению Православной Церкви и всех, активно препятствующих распространению идеологии “Мертвая вода”» (чтобы убедиться, что это не так, достаточно прочитать сами работы по совести без культивируемого Церковью отказа от совести в пользу Библии). В качестве одного из примеров такого рода церковной клеветы выше приведены цитаты из работы Аналитического антисектантского центра г. Ново­си­бирска, опубликованной в альманахе “Ревнитель православного благочестия” № 5 (12) 1999 г. (гл. редактор игумен Алексий (Просвирин); игумен в переводе с греческого — буквально «идущий впереди», «ведущий»; игумен — ранг настоятеля, т.е. «директора» библейски-“православного” монастыря).

Распространение иерархом лжи (при молчаливом согласии остальной Церкви с самóй ложью и с распространяющим её иерархом) — и Бог тому свидетель — является неоспоримым выражением того, что Дух Святой обходит их стороной. Безоговорочно признавая Библию боговдохновенным священным писанием, Церковь молча уклоняется от обсуждения религиозной проблематики жизни России и человечества, и тупо клевещет на несогласных с нею, не внемля Жизни. Божья же Церковь, каждый человек Божий не способны клеветать.

Наш такого рода многолетний опыт показывает, что исторически сложившееся библейское “право­славие” ни в лице его иерархов, ни в лице простых мирян, предложение освободить Христианство от Библии безоглядно расценивают как богохульство, и при этом не по-христиански уклоняются от обличения возможной несостоятельности наших воззрений в вопросах религии и атеизма.

В тех случаях, когда библейски-“православные” соглашаются с Концепций общественной безопасности, они обретают каждый свою свободу от Церкви, сохраняя веру непосредственно Богу по совести.

То есть разработка какой-то особой работоспособной социальной доктрины, интегрирующей в себя благонамеренность всех “патриотов”, согласных с вероучением исторически сложившегося «россиянского» библейского “православия”, и дееспособность общества в целом на её основе в условиях нынешней глобальной политической реальности и политической реальности России — проблема не ВП СССР, не Движения “К Богодержавию”, не нашей концептуально властной партии. Это двоякая проблема Церкви: во-первых, это внутренняя проблема исключительно иерархии Церкви, утратившей наставничество Духа Святого на всякую истину, которую она должна разрешить сама в себе, либо упорствуя в своей верности Библии, либо отказавшись от библейских извращений Откровений; и, во-вторых, это — личностная проблема каждого члена Церкви в его непосредственных отношениях с Богом и другими людьми.

Мы — участники ВП СССР в его нынешнем составе — эту проблему разрешаем единообразно: так, как это находит выражение в публикуемых работах.

ТРЕТИЙ. Внебиблейское Языческое Православие, не является господству­ю­щим народным мировоззрением, и его представители не выразили порицаний ВП СССР. В настоящее время мы не знаем ни одной работы, в которой было бы выражено в полноте и целостности мировоззрение внебиблейского Православия. На основании известных нам материалов Объединения “Всеясветная грамота” мы не смогли сложить целостное и полное воззрение по этому вопросу. Наше расхождение с Объединением “Всеясветная Грамота” в главном состоит в следующем:

  • они за отказ от всей технико-технологической деятельности и прямой переход от нынешней технократической цивилизации, в которой человечество — обреченный на самоубийство заложник созданной им техносферы, непосредственно к биологической цивилизации, в которой человечество, пребывая в ладу с биосферой Земли, Космосом и Богом, не нуждается в какой бы то ни было техносфере и технико-технологической деятельности;
  • но поскольку из их публичной деятельности мы не почувствовали и не поняли, как осуществить такой непосредственный переход, то мы развиваем концепцию перехода к такого рода биологической цивилизации в потоке двух взаимно вложенных процессов: первый — обуздание техносферы и обеспечение общественного спокойствия; второй — в условиях максимально достижимой защищённости людей от внутрисоциального угнетения и неурядиц осознать и освоить генетический потенциал человека и человечества, заложенный в людей Свыше, и на этой основе избавиться от техносферы окончательно за ненадобностью.

Поэтому мы действуем по совести, как находим полезным, и выражаем свои взгляды, как чувствуем и понимаем Жизнь: кто знает, что такое внебиблейское Русское Православие, — пусть выразит его суть иначе. Во всяком случае, если судить по потоку бедствий и неурядиц, имеющих место на протяжении последней тысячи лет, то не истинное Православие является господствующими в народе мировоззрением, миропониманием, верой…

[13] Да, осёдлывание структур политической партии “Единение” и употребление их в антинародных целях возможно, но только при условии, если члены партии по их неверию Богу и безволию будут смяты суетой или, продавшись врагам народа, не смогут сделать её концептуально властной партией.

[14] Полномочия сложили сами: могли дотерпеть до съезда Движения и изложить на съезде свою позицию.

[15] «В дальнейшем, когда указанные вопросы поднимались всё острее, актив столкнулся с неприятием критики со стороны представителей авторского коллектива (т.е. представителей ВП СССР: — наше пояснение при цитировании). Последние могли снизойти до дискуссии с семинаристами Костромской семинарии или хопёрскими казаками, но как только вопросы ставились людьми, которые вели практическую деятельность по распространению Концепции (под этим подразумеваются руководители структур: наше пояснение при цитировании), то вся дискуссия вместо обсуждения вопросов по существу сводилась к личностям, ставящим эти вопросы: от обсуждения их мировоззренческой несостоятельности до прямого навешивания ярлыков: представители ведического знахарства, психические троцкисты, имитаторы», — еще одна цитата из итогового документа московского круглого стола.

Она также свидетельствует о том, что умолчания — неизбежные во всяком деле — понимаются ВП СССР («авторским коллективом» — в тексте цитаты) и руководителями структур (ведущими «практическую деятельность» — в терминах цитаты) по-разному и взаимоисключающе. Одним из выражений этого являются утверждения о «навешивании ярлыков» и «сведению дискуссии к личностям»: такова реакция на попытку вхождения в тандемный режим деятельности при разрешении разногласий по одним и тем же вопросам, что невозможно без обращения к личностным особенностям каждого участника создаваемого тандема.

В пределах же самого ВП СССР сведение бесплодно затягивающейся дискуссии к личностям её участников, несовместимо расходящихся во мнениях, — на протяжении многих лет оказывается единственно плодотворным выходом в тандемном режиме из неё на более высокий уровень миропонимания, чем тот, при котором возникали взаимно исключающие расхождения в высказанных мнениях и в умолчаниях.

[16] Если в такой форме повторяется высказанное ранее авторами итогового документа круглого стола утверждение, что за последние полтора года ВП СССР перестал заниматься аналитикой текущих процессов, то и это не соответствует действительности. Во-первых, участники ВП СССР живут в обществе, где протекают эти процессы, вследствие чего они оказываются под их воздействием, в них участвуют, анализируют их течение и имеют о них свое мнение. Во-вторых, во многих городах России проходят семинары по материалам Концепции общественной безопасности, и участники этих семинаров анализируют текущие события, и обмениваются мнениями о них. Так что текущая аналитика во многом вышла за пределы собственно предиктора, но представляется обществу более в изустной форме, а не письменно.

При этом надо видеть и понимать разницу между:

  • семинаром, где люди обмениваются мнениями, мыслят и спорят в стремлении понять истинное состояние дел и тенденции развития по той или иной проблематике, входя при этом в жизнеречение; и
  • «политинформацией», на которой до паствы доводятся те сведения, которы­ми сочли за благо поделиться пастыри и пастыри пастырей дабы «ниже­сто­ящие» действовали соответственно; а также
  • пустой болтовней, в которой бесчувственность и недоразумение её участников рождают и раздувают вредоносность сплетен.

Если же семинар превращается в обмен сплетнями и их раздувание или деградирует до «полит­инфор­мации», то его руководители не соответствуют принятым ими на себя должностным обязанностям.

[17] Всё же: троцкизм, как психическое явление, существует и действует на протяжении всей истории нынешней глобальной цивилизации? знахарство поддерживает монополию на знания с целью удержания своей безраздельной разнородной власти над обществом и старается оседлать всякую общественную инициативу? имитационно-провокационная деятельность, координируется знахарством? это всё представляет собой угрозу общественной безопасности? либо нет?

И если об этих явлениях не говорить, раскрывая и показывая их алгоритмику, то общественная безопасность укрепится либо ослабеет? И почему высказано возражение против упреждающей постановки проблем, требующих созидательного разрешения, ведь мы все (?) стремимся к осуществлению самоуправления общества по схеме «предиктор-корректор», в которой управляющее воздействие так или иначе обязано — по определению — упреждать фактор, требующий управленческой деятельности?

[18] По существу это упрёк в том, что II съезд партии “Единение” разрешил Председателю Центрального Совета не соблюдать принцип «демократического централизма» в его повседневной руководящей деятельности. Но как можно понять на основании сказанного в предыдущем разделе, само по себе это решение не говорит ни о том, является ли это элементом вождизма, в чём К.П.Петрова упрекают авторы итогового документа московского круглого стола руководителей структур, либо это действие съезда и самого К.П.Петрова лежит в русле Концепции. Ответ на этот вопрос даст только сам К.П.Петров и члены партии, съезд которой оказал К.П.Пет­рову доверие.

[19] Если точно, то «внутренне не напряженных систем отношений людей». Но такого рода отношения редко складываются сами собой в ныне господствующей культуре. В подавляющем большинстве случаев сама собой возникает напряженность в отношениях разных людей, которая снижает эффективность их коллективной деятельности вплоть до её саморазрушения. Соответственно построение внутренне не напряженных систем возможно не на основе взаимных покладистости и восхвалений, а только на основе осознанного, во-первых, выявления причин напряженности, большей частью скрытых в особенностях алгоритмики психики личностей, и во-вторых, целенаправленной работы по преодолению несовместимости каждой из алгоритмик личностной психики в русле Богодержавия. Соответственно в Коране сказано:

«34. Не равны доброе и злое. Отклоняй же <зло> тем, что лучше, и вот — тот, с которым у тебя <была> вражда, он — тебе горячий <искренний> друг. 35. Но не даровано это никому, кроме тех, которые терпели; не даровано это никому, кроме обладателей великой доли» (сура 41).

И практика показывает, что внутренне не напряженные системы, если не складываются сами собой, то всё же складываются как результат долготерпения и целенаправленных усилий каждого из её участников. Если терпения и усилий оказывается недостаточно, то они не складываются в определённом персональном составе (хотя могут сложиться в другом персональном составе), вследствие чего кто-то остается наедине со своими обидами и неудовлетворимыми претензиями ко всем остальным, возможно тем, кто смог построить внутренне не напряженную систему отношений без его участия в ней.

[20] Да, такая возможность существует, но она не безальтернативна, и её осуществление возможно только, если партия, т.е. большинство “рядовых” партийцев и “сочувствующих” беспартийных приверженцев Концепции не обретут концептуальной властности в Богодержавии.

[21] “Обзор возможных вариантов раз­ви­тия со­бы­тий после 1995 го­да” — один из аналитических обзоров 1995 г. (файл 951221ob*.doc в распространяемой информационной базе ВП СССР). скачать в формате pdf

[22] Рецензия на повесть “Инквизитор” “Чернильный визитёр” (файл 970114*.doc в распространяемой информационной базе ВП СССР).  скачать в формате pdf

[23] Это один из способов защиты матриц поддерживаемых нами переходных процессов, обладающих малой энергетической мощностью и низкой устойчивостью, от подавления, разрушения и извращения их течения — в случае оглашения — господствующим в обществе скептицизмом, нигилизмом, безверием. Так они протекают незаметно для большей части их умышленных противников и безвольной массовки скептиков и нигилистов, которую противники могли бы возбудить в случае оглашения. Но это — тоже “нереальная мистика”.

[24] Их персональный состав менялся со сменой очередного генерального секретаря.

[25] При этом обе известные попытки угона за границу боевых кораблей ВМФ СССР были организованы политработниками, а сорваны строевиками. Первая — попытка угона в Швецию подводной лодки Л‑3 (командир П.Д.Грищенко) была организована в ходе боевого похода во время Великой Отечественной войны комиссаром (см. О.Стрижак “Секреты балтийского подплава”, СПб, «Пушкин­ский фонд», 1996 г.). Вторая  — попытка угона в Швецию СКР “Сторожевой” неким Саблиным в начале 1970‑х гг. достаточно широко известна из публикаций прессы и телевидения. И весь опыт Вооруженных Сил СССР и его спецслужб говорит, что за редкими исключениями, сословие политработников-профессио­на­лов было помехой делу защиты социализма в СССР.

[26] Работы отечественных философов домарксистского прошлого либо стояли в «спецхранах», либо публиковались столь малыми и редкими тиражами, что их взглядов не знал никто, кроме особо проверенных и доверенных «профес­сио­на­лов», кого допускали в «спецхраны» высокие партийные инстанции и КГБ.

[27] И именно за такого рода недоверие партийно-государственной “элите” и за то, что И.В.Сталин развил марксизм до самоотрицания, его работы были изъяты из библиотек общего доступа и помещены в спецхраны, не цитировались в научно-популярной литературе после XXII съезда КПСС.

[28] В 1980‑е гг., достаточно было привести на семинаре неуместную цитату из “Государства и революции”, чтобы руководитель семинара немедленно объявил перерыв, после которого семинар переходил к другому вопросу, уклонясь от обсуждения смысла цитаты «не в тему», подрывавшей авторитет антинародной партийно-государственной клановой бюрократии.

[29] От трудовой деятельности в своих коллективах.

[30] Кому грязь, а кому и Мать Сыра-Земля.

[31] «Трава не расти» — избави Бог от такого, поскольку это биосферно-экологическое бедствие как минимум регионального масштаба.