Любовь

Это не только и не столько эмоция, хотя Любовь, будучи совокупностью совершенства, включает в себя богатейшую эмоциональную составляющую наряду с другими составляющими, к одариванию которыми Мира и к переживанию которых способен человек. Любовь не эмоция и не привязанность к кому-либо или к чему-либо, а именно — совокупность совершенства благих качеств личности.

Только Любовь содержит свои основания и цели (смысл своего бытия) в себе самой; всё прочее, что есть в Жизни, так или иначе основывается на чём-то внешнем, и смысл бытия всего прочего тоже, так или иначе, связан с чем-то внешним; Любовь же — единственное исключение из этой нормы в нашем Мироздании.

Любовь отличается от страстей тем, что не порабощает: “раба” Любви, невольник Любви — это чушь; если есть невольник, то в нём нет Любви; если есть Любовь, то нет невольников ни в каком из видов неволи. Любовь проистекает от человека как свободный и щедрый дар, не неволящий других, в том числе и людей. Любовь, как жизненное явление, сущностно отличается от одержимости поведения страстями и эмоциональной подневольности человека “предмету любви”.

Любовь от страстей отличается прежде всего тем, что Любовь ни при каких обстоятельствах не эксплуатирует Божеское попущение в отношении окружающих, но стремится вывести их из области действия возможного в отношении них попущения.

Любовь это —  объективная способность человека, качество его бытия, формально логически неописуемое, механически не воспроизводимое и не тиражируемое программно-алгоритимически (т.е. изложением “приемов”, как и что делать, чтобы на выходе процесса получилась Любовь).

Любовь — это не случка в гетеросексуальном или гомосексуальном смысле, и не эмоциональная зависимость по поводу обладания человеком, как предметом собственности и средством удовлетворения своих потребностей; и не зависимость по поводу самоотдачи себя другому человеку или множеству людей в собственное их обладание; и не бессмысленная взаимная эмоциональная накачка по принципу «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». Хотя в современном нам обществе за большинством слов о “любви” реально стоят отождествляемые с Любовью страсти (эмоциональная накачка), обусловленные здоровыми или извращенными инстинктами и программами бездумного поведения человека, почерпнутыми им из культуры, и которые порождают его эмоциональную зависимость от характера отношений с “предметом любви”.