Сотворение Человека: роль семьи, школы и образа будущего Ивана Ефремова

Ориентировочное время чтения: 8 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

Я публикую статью О Шаталовой для осмысления и обсуждения. Поэтому, как часто делаю, предлагаю сначала прочесть и вынести свое мнение и только потом прочитать мой комментарий. Который тоже не является абсолютной истиной, а подлежит обсуждению.
* * *
Дефамилизация в советской фантастике 1950-1970-х (авторка: Оксана Шаталова)
Читать статью
* * *
В статье Оксаны Шаталовой есть хорошие наблюдения исторических реалий советского времени как в педагогике и политике, так и в публицистике, которые находятся в сложном соотношении с идеями, возникающими в советской фантастической литературе. (Я не пишу в научной фантастике, поскольку Стругацких не отношу к научной фантастике в силу их некомпетентности в сфере наук о человеке и обществе).
Но при всем обилии фактов, автор (авторка – как она себя называет) относится к ним не как исследователь, а как пропагандист, поскольку её мнение очевидно с самого начала как ей, так и читателям, оно единственно правильное и обсуждению не подлежит.
И мнение это таково, что все бредни (фантазмы) про общественное воспитание детей яйца выеденного не стоят, поскольку единственным и самым эффективным воспитателем может быть только родная мать в парной семье (в крайнем случае – в неполной семье, но мать обязательна). И ослепление собственной правотой не дали авторке заметить существенные моменты в описываемых и не описанных процессах. Разберем некоторые из них.
Во-первых, она относит И.А. Ефремова и Стругацких к одной категории «научной фантастики», не умея различить, что они стоят на принципиально разных позициях. Поэтому отличаются и их отношения к женщине, к обществу, к семье, к человеку. Если Ефремов всерьез пытается увидеть образы человека и общества будущего, увидеть так, чтобы их захотелось реализовать и было возможно реализовать, то герои Стругацких – это просто позднесоветские интеллигенты, какими они видят себя в своих фантазиях в антураже космоса, киношных опасностей и подвигов. Ефремов – коммунист, Стругацкие – либералы. И читают их разные читатели.
Поэтому и школы-интернаты у Ефремова и Стругацких – разные (при одном названии). У Стругацких задача профессиональных педагогов – выявить Талант ученика и способствовать его успеху. У Ефремова задача педагога – сформировать личность, способную к гармоничной жизни в обществе, а уже все таланты возникают как следствие этого. Это позиции чрезвычайно разные и жизнь человечества у Ефремова и Стругацких отличаются до противоположности. Как отличаются созидание и приключение, подвиг и успех.
Во-вторых, О.Шаталова, хотя и говорит о научной фантастике, но не мыслит категориями будущего. Для нее будущего вообще нет. Есть «сегодня» и то, что из него само собой получится. В этом «сегодня» нет проблем, которые надо решать, поэтому и преобразовывать его никак не надо. Любая инициатива – общественная или государственная – может представлять только вред, поскольку являет собой попытку изменить это «естественное» состояние.
Но дело-то обстоит не так. Сегодня есть проблемы, и эти проблемы таковы, что угрожают самому существованию человечества. И это именно те проблемы, которые отмечает в своих романах И.А. Ефремов – проблемы общественного развития, личного развития, экологии. И поскольку сегодняшнее общество решить эти проблемы не в силах (а пример авторки показывает, что и задуматься о них не может), то встает именно эта задача – создания другого общества и другого человека. А как они возникнут?
В-третьих, я не собираюсь утверждать, что взгляд в будущее Ефремова безгрешен и безальтернативен, но он достоин осмысления и обсуждения.
Традиционная семья вносит огромный вклад в формирование личности, интеллекта, нравственных ценностей ребенка. Но, разумеется, она формирует человека прошлого (хотя есть и вечные ценности). Как её перенацелить на формирование человека будущего? Прежде всего этот образ нужно предложить, что и сделал И.А. Ефремов. И его идеи о школах-интернатах, о громадной работе по созданию человека будущего, читали обычные советские мамы и папы. У них не было этих школ, не было всеобъемлющей теории формирования человека, но они стали пытаться реализовать образ на себе, на своей семье, вложить его в детей. Обоснование Ефремовым необходимости интернатов и педагогических проблем традиционной семьи для этих родителей стали подспорьем в создании новой семьи. Они стали пытаться стать такими учителями для своих детей, интересоваться вопросами педагогики, не полагаясь на одну лишь традицию. Стала востребована теория и практика на её основе. Появились Никитины, Амонашвили, Щетинин, многие другие педагоги-новаторы. Они по-разному решали вопросы взаимоотношений семьи и школы, но это и был процесс поиска и взаимного обогащения. И советская пресса совершенно правильно призывала родителей читать и повышать свою педагогическую квалификацию.
В-четвертых, идея интернатов – не изобретение советских фантастов или даже Хрущева. Это было всегда. Была своя школа у спартанцев, Тарас Бульба отправил своих недорослей в бурсу, при царе существовали кадетские корпуса. Пушкинский лицей тоже был интернатом. В обществе всегда были обе традиции: семейная – сохранявшая устои, и профессионально-корпоративная – пытавшаяся заглянуть в будущее и решать задачи будущего. И они должны быть обе: не всем хорошо сидеть под маменькиным крылышком, кому-то судьба летать самостоятельно. Весь вопрос в мере – когда подрастающего человека нужно вывести из-под влияния родителей, семьи, и дать возможность прикоснуться к другой жизни. Скорее всего здесь могут быть (и есть) разные варианты: юных гимнастов, фигуристов, пловцов и сейчас забирают из семьи достаточно рано. Различные молодежные художественные коллективы тоже не много времени оставляют на семью, и там влияние учителей значительно. Но их тоже надо учить, чтобы они были не только музыкантами, танцорами, вокалистами, а способствовали формированию человека.
В Великобритании формирование элиты происходит именно в школах-интернатах с жесткой дисциплиной, которую вряд ли могут обеспечить среднестатистические родители. Но, наверно, самым интересным был опыт Суворовских и Нахимовских училищ сталинских времен. В них попадали дети-сироты – в общем, в более раннем возрасте, чем согласились бы родители. Обучались они прекрасными педагогами в условиях военной дисциплины, при этом из воспитанников Суворовских училищ вышло столько достойных людей, что этот опыт надо признать чрезвычайно успешным.
Вывод. Человек будущего возникнет из соединения теории и практики в результате взаимодействия многообразных факторов и форм воспитания и образования. Все будет уместно и все будет изменяться и расти вместе с новым человеком и новым человечеством. В процессе решения задачи воспитания нового человека изменятся и семья, и школа, и наука, и общество. Это будет процесс последовательного приближения ко все уточняющемуся образу человека и общества будущего. Это будет процесс осознанный, но, разумеется, учитывающий и преобразующий для поставленных целей биологическую составляющую человека, современные общественные формы и традиции. И каждый воспитатель будет стремиться в-первую очередь воспитывать себя потому, что дети не слушают, а подражают. Такова биология.
И одним из ориентиров в создании человека будущего будет творчество и жизнь И.А. Ефремова.

Добавить комментарий