«Сталин ушел не в прошлое, он растворился в нашем будущем.»

Ориентировочное время чтения: 232 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

«Сталин ушел не в прошлое, он растворился в нашем будущем.»[1] — как это не опечалит многих.

 

Комментарии к статье Ю.Мухина

В ассоциативных связях живого русского языка социальная “элита”

Благовестие Мира Иисуса Христа в изложении ученика Иоанна

“эмоциональные оценки”

доктрина “Второзакония-Исаии”

Соотношение астрономического, биологического и социального ( культурологического) эталона времени

Средства воздействия на общество

К 1985 году в СССР накопилось много неразрешенных проблем, однако и спустя 11 лет реформ, проводимых якобы во благо народа, общественно-экономическое состояние России наших дней оставляет желать лучшего: старые проблемы остались неразрешенными и усугубились, а к ним добавились новые, от которых жизнь в СССР была свободна. Таковы итоги попытки преобразовать Россию по западно-демократической модели государственного устройства. При этом сами же лидеры демократической массовки и обслуживающие её журналисты так или иначе уже признают, что западно-демократическая модель не привилась в России и демократизаторы утратили стратегическую инициативу.

Оппозиция режиму многолика, и для каждого из её течений такого рода признания демократизаторов не секрет, но  кроме того, подобные оценки  совпадают с их собственными оценками перспектив продолжения прежнего политического курса, да и представители высших эшелонов власти режима уже позволяют себе в средствах массовой информации говорить о необходимости изменения курса реформ. Соответственно и оппозиционная режиму массовка стала более откровенна в своих высказываниях, а пресса, лояльная к идеям западно-демократических преобразований, не имея ничего концептуального и стратегически-политического за душой, что могло бы придать дееспособность полюбившимся западно-демократическим государственным формам, с опасением пересказывает наиболее пугающие её мнения оппозиционных массовок.

Поскольку толпа — собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету (вождя-лидера и/или предания), то авторов публикаций — толпарей демократического толка — больше всего пугают угрозы повторения в России посягательств на вожделенное им западно-демократическое устройство общественной жизни с осуществлением моделей общественного уклада и государственного устройства, известных им из мифов[2] об историческом антидемократическом прошлом. Естественно, что более всего их пугает исторически недалекий[3] гитлеризм. Причем, возможность нацизма в России изображается в качестве глобальной угрозы, а в России для освещения этой темы привлекаются и промыватели мозгов из-за рубежа.

Примером последнего является статья Марка Дейча[4] в газете “Московский комсомолец” от 20.11.1996 г. “В Москве — чума. Коричневая” с подзаголовком «Московская городская Дума пытается противостоять русским нацистам в одном отдельно взятом городе.»

М.Дейч стенает по поводу того, что при рассмотрении в Московской городской Думе закона “Об установлении административной ответственности за изготовление, распространение и демонстрацию нацистской символики на территории г. Москвы”, среди депутатов нашлись двое воздержавшихся при голосовании и один проголосовавший против, хотя в первом чтении закон и прошел при поддержке 19 депутатов[5].

М.Дейч цитирует проект закона:

«Изготовление, распространение и демонстрация нацистской символики на территории г. Москвы рассматриваются, как посягательство на общественный порядок. Любое из вышеуказанных действий влечет административную ответственность в виде штрафа от двадцати до ста минимальных размеров оплаты труда, или исправительных работ на срок до двух месяцев, или административного ареста на срок до пятнадцати суток, если действующее законодательство не предусматривает более суровой ответственности за содеянное.

Под нацистской символикой в настоящем законе понимаются знамена, атрибуты униформы, приветствия и пароли, представляющие собой воспроизведение в любой форме соответствующей символики, использовавшейся Национал-социалистической рабочей партией Германии и фашистской партией Италии: свастик, фасций[6], приветственных жестов и т.д.»

После этой цитаты М.Дейч подводит итог:

«Слов нет, прекрасный закон. Ему предстоит пройти второе чтение, после чего он будет передан на подпись Юрию Лужкову.»

Всякий сторонник[7] правового государства из приведенной выдержки текста закона обязан понимать, что по букве этого закона наказуемы и антифашистские действия: в частности, постановка антифашистского исторического фильма и его демонстрация, поскольку при этом невозможно обойтись без изготовления, распространения, демонстрации символики НСДАП; под действие этого закона попадает и демонстрация в кинотеатрах и по телевидению таких фильмов и аналогичных по смыслу постановок в театрах.

Заодно отметим и еще один казус: Коллега М.Дейча с БиБиСи — Сева Новгородцев — как-то рассказал эпизод из своей личной практики. Британское телевидение делало фильм о второй мировой войне ХХ века, и обратилось к нему, как к выходцу из России, с просьбой подобрать музыку, которой можно было бы сопроводить появление на экране советской авиации. Разговор шел по телефону, и Сева тут же напел им мелодию официально принятого в СССР (и унаследованного Россией) марша Военно-Воздушных Сил: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…» В ответ на том конце провода он услышал напряженное молчание  после чего получил просьбу подыскать какую-нибудь иную музыку, поскольку эта, дескать, не подходит. Он, естественно, задался вопросом, почему официальный марш Военно-Воздушных Сил СССР не годится в Великобритании для сопровождения кадров с советской же авиацией? И тогда в фонотеке БиБиСи ему нашли запись популярной в гитлеровской Германии песни “Хорст Вессель”, мелодически и по аранжировке неотличимой от марша Военно-Воздушных Сил СССР и нынешней России.

Сева Новгородцев не смог выяснить окончательно, кто у кого украл, но был склонен думать, что ВВС СССР взяли мелодию, которая уже была в Германии, но еще не успела стать символом эпохи. Когда же она стала популярной в Германии, то в СССР политически проще было не менять официальный и полюбившийся марш. На Западе же музыка марша Военно-Воздушных сил СССР известна как нацистский гимн[8] “Хорст Вессель”, но не как официальный марш ВВС одного из членов антигитлеровской коалиции. То есть сопровождение кадров с советской авиацией “Хорстом Весселем” вызвало бы недоумение среди зрителей и кучу протестов тамошней невежественной в вопросах исторической фактологии антифашистской общественности.

Проще говоря, с принятием Москвой нового закона, при желании, всякого человека, который насвистывает марш Военно-Воздушных Сил, можно трудоустроить в административном порядке на срок до двух месяцев. Эту операцию — на законных основаниях — можно проделать и над главой государства — верховным главнокомандующим, если он прилюдно начнет насвистывать эту мелодию или дирижировать оркестром на празднике ВВС России.

Но любой нацист может отвертеться, настаивая на том, что он любит марш Военно-Воздушных сил, а свастика элемент буддистской символики и древней ведической культуры, и его преследуют за любовь к военной музыке Отечества и религиозные убеждения, а также и за то, что не он, а Гитлер приспособил чужую символику тысячелетней древности к целям НСДАП.

То есть, с точки зрения исторической науки и культурологии, упомянутый закон — выражение невежества; а в  чисто юридическом отношении он — наиболее яркая иллюстрация к русской поговорке: закон — что дышло, куда повернул — туда и вышло. И с таким формальным законотворчеством, лишенным жизненного содержания, правового, а тем более нравственно правого государства — не построить. Такой стиль законотворчества в отрыве от жизни, господствующий после 1991 г., — одна из причин, по которой демократизация и зашла в тупик.

Заодно можно задать еще один вопрос: Будет ли М.Дейч удовлетворен, если закон будет принят, будет применяться на полную катушку одинаково строго и к Л.Броневому, сыгравшему «папашу Мюллера» в “Семнадцати мгновениях весны” (известно, что этот персонаж не вызывает ничего кроме симпатий[9] у очень многих зрителей, и, видимо, потому Л.Броневой иногда появляется на творческих вечерах в форме SS); и к спортивного вида юнцу, насвистывающему то ли “Хорст Вессель”, то ли марш ВВС России? А настоящий нацизм в России тем временем сменит символику, пароли и т.п. внешне видимую мишуру, предусмотренную законом, на иную — не предусмотренную, или будет вообще обходиться без такого рода ритуальной мишуры и станет по этой причине юридически ненаказуем?

Теперь отметим в этой связи еще один момент. Вряд ли Марк Дейч столь наивен, что не понимает: в подзаголовке его статьи слова «в одном отдельно взятом городе» — ассоциативный мостик к доктрине, которой в политике следовал И.В.Сталин: о построении социализма в одной отдельно взятой стране.

Даже если эти слова М.Дейч ляпнул не подумавши, для “красного словца”[10], без осознанного умышления апеллировать к Сталину и к его наследию в защите, если не демократии, то хотя бы своей жизни от нацизма, то они объективно, будучи брошенными в коллективное сознательное и бессознательное, являются — генератором такой апелляции. То есть поупражнявшись в западно-демократических преобразованиях в России и зайдя в тупик в своих реформациях, сами же критики Сталинского периода в развитии страны и зазывалы в западно-демократический “рай” вызывают дух сталинизма, как общественно-политического явления глобальной значимости.

По существу говоря о демократизаторах: «человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих», как на это совершенно правильно указал еще апостол Иаков; от этой раздвоенности в мыслях, антагонизирующей индивидуальное сознательное и бессознательное (а также и коллективное), многие проблемы демократизаторов. Критиковать сталинизм, не понимая ни его сущности, ни глобальных нравственно-мировоззренческих конфликтов той эпохи; придти к угрозе нацизма в процессе якобы демократических преобразований; взывать после этого к духу сталинизма для защиты от фашизма, не покаявшись, — все это только следствие раздробленности[11], внутреннего антагонизма нравственно порочной культуры жизни и мышления каждого персонально и всего множества демократизаторов в совокупности.

Как известно, в прошлом альтернативой сталинизму в СССР был троцкизм. Сталин обвинял Троцкого и троцкистов в пособничестве гитлеризму на территории СССР; а Троцкий отвечал Сталину обвинениями в пособничестве гитлеризму за пределами СССР, в том числе и в пособничестве в подавлении нацистами в Германии и в Европе марксистского интернационалистического движения (по-русски: движения между-народников).

Гитлер, по свидетельствам современников, не восхищался обоими, но Сталина он считал единственным политиком, стоящим на его пути. При этом он полагал, что хотя Иосиф Виссарионович — выдающийся управленец-государственник, но он в то же время и — верный приказчик Ротшильдов и Ко в России. В этой оценке Сталина Гитлер ошибался также, как и многие прошлые и нынешние русские националисты из монархо-православствующей интеллигенции, но о существе этой ошибки речь пойдет позднее. Соответственно этому воззрению в неофициальных беседах в своем окружении Гитлер доболтался до того, что после разгрома еврейской колонии, каким ему виделся СССР, он мог бы поручить Сталину управление этой страной, поскольку искренне считал, что вряд ли кто-то другой сможет справиться с этим делом лучше, естественно под германским протекторатом. К лидерам западных демократий и марксистски-троцкистски настроенной левой интеллигенции Запада он относился с глубочайшим презрением, как к продажным болтунам и дуракам и не ставил их ни во что как личностей, хотя до начала войны к англичанам в целом Гитлер относился терпимо, как к расово родственной германцам, по его мнению, этнической группе, и даже позволил им после разгрома Франции эвакуировать их экспедиционный корпус из Дюнкерка к себе на острова.

Сталин, Гитлер, Троцкий, лидеры западных демократий были недовольны не символикой и приветствиями, которыми пользуется каждый из его противников, равно временных союзников, а совсем иными явлениями в жизни возглавляемых ими стран и общественных движений. Причем каждый из них после себя оставил публикации, из которых можно узнать, кто и чем был конкретно недоволен в деятельности своих критиков-противников.

До тиражирования таких глупостей, которые за подписью М.Дейча, опубликовал “Московский комсомолец”, никто из них не опускался. Законодательство для каждого из них было не идолом-самоцелью, а средством выражения в политике государства нравственно обусловленной концептуальной целесообразности, диктующей законы по произволу, исходя из миропонимания. И даже если ими критиковались законы и практика их осуществления в жизни каждого из противостоящих обществ, то каждый из них понимал, что за неприемлемым ему чужим законом стоит нравственно неприемлемая ему концепция устройства внутриобщественных отношений  людей.

Истории известны и случаи, когда нравственно чуждые одна другой концепции выражали себя в одних и тех же словах, и в обществе шла жесточайшая борьба — на законных основаниях и на произвольных внезаконных — за понимание одних и тех же слов во взаимно исключающем друг друга смысле. В СССР троцкисты и сталинцы боролись за безраздельное господство каждый своего единообразия в понимании марксистско-ленинского словесного наследия, общего их прошлому, и сталинцы одержали временную победу. В Германии нацисты и коммунисты не менее жестоко боролись за слово «социализм» и нацисты также одержали временную победу.

И тем политикам и общественным деятелям, которые действительно обеспокоены сегодня ростками нацизма в России, недопустимо следовать по стопам М.Дейча и ему подобных “антифашистов” и антикоммунистов, пытающихся различать общественные движения по их символике и словам, а не по свойственным им нравственным идеалам общественного устройства жизни людей и не по средствам их осуществления, прилагаемых ими к далекому от их идеалов обществу.

Потому при обсуждении возможностей развития событий в России по гитлеровско-германскому сценарию, недопустимо умалчивать как об историческом прошлом, так и о существе доктрин марксизма-троцкизма, марксизма-сталинизма, западной демократии и гитлеризма в их взаимоотношениях в объективно имевших место исторических условиях. Тем не менее, демократизаторы на страницы прессы выплескивают только информацию о деятельности нацистов, подражающих Гитлеру в словах, в символике и в т.п. внешне видимой атрибутике. Нацистам в России также следует призадуматься над той же самой проблематикой, чтобы понять, чего на самом деле хотел Гитлер, и почему в итоге его деятельности в Германии получилось то, что получилось, а не обещанный им немцам 1000-летний рейх и рабство и геноцид — для всех прочих.

М.Дейч не одинок в выражении своих то ли искренних опасений, то ли желательных для него программ дальнейшего развития России. “Час Пик”, от 23.11.1996 г. под рубрикой «неделька: subbota»[12] публикует заметку “Жиды — вон из России?”. Хотя в конце и поставлен знак “?”, но такие тонкости в расстановке знаков препинания, тем более противоречащие господствующей в жидоедских и русофобско-сиоинистских кругах норме, не запоминаются, а утратив знак “?” они многими воспринимаются бессознательно как утвержденная политическая программа дальнейших действий. Последнее одинаково относится как к “антисемитам”, так и ко всем, опасающимся актов “антисемитизма” в отношении себя и/или своих близких.

Содержание же заметки сводится к тому, что один еврей в купе фирменного поезда “Аврора” среди разложенной для пассажиров бесплатной периодики обнаружил “Опричный листок № 6”, откуда он узнал следующее: «От этих святых псов[13] и потерпят сокрушительное поражение… демоны государственного мятежа, на которых зиждится ныне в России жестокое жидовское иго.» Час “Пук” для сведения прокуратуры привел адрес издателя оного “Листка”, и упомянутая публикация, таким образом, принадлежит к столь любезному российской “интеллигенции” на протяжении всего последнего столетия жанру: донос печатный.

Но поскольку до этой публикации в “Часе Пик” о малотиражном “Опричном листке” мало кто знал, то публикацию “Часа Пик” лучше рассматривать как донос его редакции на самих себя, поскольку они распространяют мнение авторов “Опричного листка”  такими тиражами, какие тем и не снились.  После этой публикации множество читателей может соотнести “антисемитское” предложение не с мало кому известным “Опричным листком”, а с многотиражным “Часом Пик”, и подумать, насколько оно обосновано в жизни следующими фактами, о которых они могли бы и не знать, если бы не усилия многотиражной печати и телевидения:

  • проведенная в общероссийской прессе кампания по дискредитации еврея Б.А.Березовского, за отмывку денег в крови войны в Чечне, а также и за гражданство Израиля перед назначением его на пост заместителя секретаря Совета безопасности России после отстранения русского А.И.Лебедя;
  • неспособность еврея А.Лившица нормализовать финансы и экономику страны в течение нескольких лет (сначала на посту советника президента по экономическим вопросам, а потом на посту вице-премьера и министра финансов);
  • еврейские предки Ленина и евреи Маркс, Троцкий и другие высшие чиновники первых десятилетий после 1917 г. (особенно в НКВД=ЕКВД), с которыми многие отождествляют создание и проведение в жизнь коммунистической доктрины, оплеванной самой же демократической прессой. Но с учетом происхождения наиболее известных идеологов и лидеров-исполнителей, “антикоммунизм” обретает и исключительно “антисемитский” оттенок;
  • современное процветание коммерческих банков в условиях разрухи производства во всех отраслях России при главенстве евреев в директоратах крупнейших коммерческих банков: Гусинский, Ходорковский, тот же Березовский и другие;
  • тиражируемое средствами массовой информации всего мира (в том числе “Голос Америки” со ссылками на прессу США) утверждение Березовского о том, что он и еще шесть евреев контролируют 60 % экономики России;
  • демократическая массовка времен перестройки и разгрома ГКЧП, почему-то переполненная евреями, породившая нынешний режим и все печальные — для большинства населения — результаты его политической и экономической деятельности;
  • в недавнем прошлом обвиняемый в убийстве русского национального певца и поэта Игоря Талькова — еврей, скрылся в Израиле и недоступен правосудию России; в более отдаленном прошлом еврейская травля и убийство Сергея Есенина; еврейское окружение Маяковского, доведшее дело до убийства его мафией из НКВД, еврейской же по кадровому преобладанию в верхушке; гибель А.С.Пушкина в ситуации-мясорубке, созданной вокруг него, и сионистская звезда и занесенный для удара кинжал в гербе Гончаровых (см. Большую Советскую энциклопедию, т. 6, с. 349); убийство М.Ю.Лермонтова сыном откупщика-еврея[14] и т.п.
  • отсутствие конструктивной альтернативы нацизму, которую бы читатель мог извлечь из доступной ему прессы, книг, программ телевидения, по преобладанию тиражей и эфирного времени демократизаторских, и в которых также статистически чаще встречаются еврейские фамилии.

Если говорить о реакции народа, разуверившегося в западно-демократической модели развития для России, и соответствующих авторитетах, на такого рода газетный “антисемитизм” и его обоснование мифами и фактами, то необходимо понимать, что людям всё равно, откуда они почерпнут лозунги «Жиды — вон из России!» и информацию в обоснование такого рода рецептов решения накопившихся за столетия проблем: из придерживающихся такого рода мнений “Штурмовика” и “Опричного листка”, или из “Московского Комсомольца” и “Часа Пик”, почитаемых в качестве демократических органов печати многими искренними антифашистами в России и за её пределами.

Другое дело, какой будет реакция народа: откликнется он на «Бей жидов — спасай Россию!», поскольку из демократической прессы невозможно извлечь никаких идей, на основе которых в России западно-демократический уклад общественной жизни и государственного устройства наконец-таки обрел бы благодетельную дееспособность с точки зрения большинства населения. В демократической прессе нацизм по гитлеровскому образцу — единственная альтернатива демократии, поскольку реальная недееспособность марксистов КПРФ и Ко в России для демократизаторов — не секрет. То есть угрозу нацизма демократизация создает сама же своим махровым пустоцветением.

Или же народ придет к иному мнению: «Не занимайся ерундой: не бей жидов. — Спасай Россию!» И тогда спасение России от злодейства в обличье демократии обретет иной, вполне определенный смысл, весьма далекий от того, чтобы вызвать восторг равно как демократизаторов, так и разного толка нацистов и марксистов.

В выступлениях М.Дейча, в подобной тематике статьях в “Часе Пик” и других газетах, речь идет о деятельности той части толпы, для которой — после краха западно-демократических надежд и омерзительного отношения к завравшимся авторитетам-демократизаторам и новым “русским”[15] —  авторитетом стал Гитлер и МИФ о его деятельности по выведению Германии из кризиса управления, созданного веймарской республикой — тоже западно-демократической по её идеалам.

То, что делает М.Дейч и Ко по отношению к этой части толпы в составе населения России, это — попытка программирования её коллективного сознательного и бессознательного, хотя сам М.Дейч и ему подобные в этого рода деятельности могут выступать не как злоумышленные и волевые социальные маги, а как безвольные и умалишенные слепцы, биороботы-зомби, в свою очередь запрограммированные своими хозяевами — социальными магами и знахарями. Другое дело, насколько попытка программирования коллективной психики России окажется успешной, если смотреть на её результаты с точки зрения хозяев этих и прочих демократизаторских трепачей и бумагомарак: не утонет ли вожделенный результат в неприемлемых сопутствующих ему эффектах?

Поэтому тем, кто действительно обеспокоен будущим России, следует иметь представление не только о содержательном отличии социальных доктрин сталинизма, троцкизма, гитлеризма и западной демократии, но сверх того, иметь представление и о методах анализа коллективного сознательного и бессознательного общества и воздействия на них с целью осуществления вполне определенных целей, соответствующих каждой из социальных доктрин.

В частности, с публикациями М.Дейча и прочих следует соотнести следующее. В США разработаны психологические тесты, в опросниках которых ни разу не упомянуты слова «еврей», «иудей» и т.п., но на основе которых выявляются так называемые «антисемиты». Эти тесты, связанные с главнейшей проблемой Запада — отношением нееврейского общества (большинства, статистически преобладающего в сфере производства и сфере услуг) к еврейству (меньшинству, статистически преобладающему в сфере управления, искусствах, науке, образовании). Эти тесты достаточно надежны, по крайней мере, в информационной среде коллективного бессознательного и сознательного США. Вопрос об их работоспособности в России, со специфическим коллективным сознательным и бессознательным, — это особый вопрос. Но могли быть разработаны и модификации их, “адаптированные” к условиям России, и эффективные настолько, насколько западные психологи в состоянии РАЗЛИЧИТЬ ВНЕЛЕКСИЧЕСКИ психологические типажи в России в их взаимосвязи с общеупотребительной лексикой и символикой. Хотя на наш взгляд адаптация работоспособного психологического теста к иному обществу, несущему иную внутреннюю и внешне видимую культуру, — задача более проблематичная и с менее предсказуемыми результатами, чем адаптация компьютерного программного обеспечения[16], тем не менее какие-то тесты на эту тему, всегда злободневную для хозяев Запада, могли быть проведены в России уже давно.

С учетом этого факта, стенания Марка Дейча и прочих — запоздалая истерика на внешне видимые события, которые возможно были уже давно спрогнозированы и давно управляются их родными ЦРУ[17], КГБ[18] и Мосадом, на основе анонимного тестирования россиян в тех социологических исследованиях, что всевозможные зарубежные и отечественные “фонды” проводили в последние десятилетия. Высказывая свои опасения по поводу деятельности организаций и общественных движений с фашистской символикой, Марк Дейч возможно не знает этого, а возможно и просто лицемерит, воздействуя на коллективное сознательное и бессознательное России именно в направлении поворота его на фашистский путь выхода страны из западно-демократического тупика.

Это приводит к первому, для многих парадоксальному, утверждению: “фашисты” и “демократы” делают одно и то же дело совместными усилиями и какая-либо разница между ними в настоящее время не просматривается; её не было и раньше, но журналистская массовка и историческая наука умело её изображали.

В настоящее время в России нет никакой разницы между “фашистскими” и “антифашистскими” публикациями, просто потому, что обществу абсолютно всё равно, из какого рода источников становится известной одна и та же информация, подталкивающая его к неонацизму, если оно уже созрело для принятия нацизма в российской его модификации.

Если же коллективное сознательное и бессознательное перезрело, то для поворота его на нацистский путь развития эти публикации никчемны и бесплодны: из них не произрастет ни фашизм, ни демократия по-западному; они — просто информационный дорогостоящий[19] мусор вне зависимости от того, опубликованы они в “фашистской” или в “антифашистской” прессе.

Тем, кто сомневается в правильности этого утверждения, предлагается ответить на вопрос: западно-демократическая модель развития зашла в России в тупик потому, что «эти русские» не дозрели до неё? или потому, что они перезрели?

Ведь во втором случае реформы по западно-демократитической модели были обречены на сокрушительный провал еще задолго до их начала, точно так же, как если бы «эти русские» не дозрели до идеалов демократии по-западному. Между тем за последние годы в продемократической прессе не удалось обнаружить даже постановки этого вопроса, а не то чтобы формулировок определенных критериев, необходимых для ответа на него. То есть сами демократизаторы России не созрели для того, чтобы её одемократить даже по завершении нескольких лет своего доминирующего пребывания в структурах государственной власти. Но это обстоятельство приводит и к следующему вопросу: созрели ли нацисты в России для её фашизации, или они тоже пустоцвет?

В том, что сторонники всякой доктрины могут наломать дров, как это показали марксисты, гитлеровцы, демократизаторы, — сомневаться не приходится, но далеко не всякой доктрины сторонники способны завершить провозглашенное и начатое ими дело. Гитлеровцы надорвались в Германии; хортисты в Венгрии; сторонники Муссолини в Италии. Франко лично не надорвался, но с его смертью всё изменилось и в Испании, перешедшей к западно-демократической модели конституционной монархии. То есть история показывает, что время жизни фашизма на почве библейской культуры не более 50 лет, а сам он — всего лишь краткосрочная переходная форма к общезападному парламентски-демократическому стандарту, и тому есть глубокие внутренние причины. А здесь притязания фашизировать Россию на века…

Теперь обратимся к теме реального гитлеризма в историческом прошлом. Анализу деятельности Гитлера в процессе его прихода к власти в Германии посвящена серия статей Ю.Мухина в газете “Дуэль”[20] под общим названием “Гений организации масс (Опыт критики «Mein Kampf» А.Гитлера)”. Комментарии к этой статье выделены в нижеследующий раздел.

 

*        *        *

Комментарии к статье Ю.Мухина

“Дуэль” № 16, “Связь моментов”, цитата: «Если брать пример смены государственного строя честным выборным путем, то лучше примера, чем пример прихода к власти Гитлера найти трудно.

Предупреждаю слабонервных — надо в данном случае разделять понятия[21]. Став главой Германии, Гитлер нанес неисчислимые беды как всему миру, так и самой Германии. Но для этого он должен был сначала прийти к власти. И его организационная победа на выборах была великим организационным подвигом. Это не политический подвиг, как политик он дерьмо и это доказали итоги его политической деятельности. Он гений организации масс, а это дело нейтральное, тут важно не то, что он сделал находясь у власти (он мог сделать и то, и другое), а то как он убедил людей проголосовать за него. Подвиг Гитлера тем более показателен, что Гитлер с самого начала не скрывал своих злодейских целей, он не хитрил, не обманывал и сумел убедить немцев в полезности для них этих целей[22]. А если бы его методы и приемы да в мирных целях?»

В том же номере Ю.Мухин в статье “Забудьте все, чему вас учили” отвечает двум читателям его книг “Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно” и “Принципы управления людьми: изложение для каждого”[23] из которой ясно, что ему свойственно смотреть на жизнь общества с позиций некоторой его версии Достаточно общей теории управления. Это обстоятельство позволяет сразу же перейти к существу затронутой им проблематики без лишних вводных слов.

Из теории управления известно, что употребление не методов и средств вообще, а употребление определенных методов и определенных средств приводит к определенным целям. Далеко не все методы универсальны по отношению к полному множеству целей, объективно открытому для их осуществления. Некоторые методы позволяют достичь одних целей, но исключают возможности достижения других целей, осуществление которых требует применения иных методов и иных средств. То есть существует познаваемая взаимная обусловленность статистики “определенные цели — определенные методы и определенные средства их достижения”; именно объективность такого рода статистической предопределенности последствий, когда не удается достичь поставленных целей, губит тех, кто следует принципу «цель оправдывает средства».

Кроме того возможны ситуации, когда цели выставляются общественно привлекательные, чтобы собрать массовку и не создавать дееспособной оппозиции, но методы и средства для их осуществления предлагаются заведомо непригодные, что предопределенно и объективно является попыткой к достижению (возможно по умолчанию) неких иных целей, соответствующих методам, но не гласно провозглашенных целей. И на этом несоответствии целей и средств — умышленно и достаточно часто (в историческом смысле) — строится политика многих государств и мафий. Демократизация России и других стран СНГ по-западному — свежий пример такого рода, выражающийся в злоупотреблении политиков доверием народов СССР. Пример хорошо видимый в натуре, а не выявленный из анализа исторических документов.

Соответственно этому, поставленный Ю.Мухиным вопрос о Гитлере: “А если бы его методы и приемы да в мирных целях?” по существу — уклонение по умолчанию от рассмотрения другого вопроса: “А применимы ли вообще конкретные методы Гитлера и его приемы в мирных целях?”

В.Г.Белинский дал определение толпы: «собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету»[24]. Соответственно это определение можно дополнить другим весьма двусмысленным определением: Собрание авторитетов это — социальная “элита”, но с другой стороны  собрание авторитетов это — сходняк. То есть в ассоциативных связях живого русского языка социальная “элита” — это особого рода не локализованный в пространстве и длящийся во времени сходняк авторитетов. А общество, состоящее из толпы, рассуждающей по авторитету (личности или предания) и авторитетов, поддерживающих предание и наиболее авторитетную в глазах толпы личность — толпо-”элитарное” общество.

Но в ассоциативных связях русского языка, поскольку собрание авторитетов не всегда отличимо от сходняка авторитетов преступного мира, толпо-”элитарное” общество — общество уголовников разного рода и ранга, чье законодательство защищает правящую мафию (воров над законом) от обслуживающих её мафий (воров в законе) и оппозиционных мафий (воров вне закона), а также держит взнузданным большинство, низведенное до состояния рабочего быдла, бессловесно терпящего скотство, как свое, так и окружающих, и кормящего воров над законом и воров в законе (в том числе и интеллигенцию в законе).

И хотя кому-то сказанное может показаться злоязычной игрой слов, но по существу это так; вне зависимости от того, что на этот факт мы вышли в данном тексте через лексический, а не историко-фактологический анализ: так просто короче; а ассоциативные связи в языке выстраиваются не беспричинно, но указуют на объективные явления в жизни общества.

То обстоятельство, что такого рода характеристика общества, в котором живем и мы сами, неприятна и оскорбительна по отношению к самомнению большинства, не меняет существа происходящего: просто одна из множества активных мафий и лояльная к ней часть толпы искренне считают себя более благонравными и благодетельными, обладающими неоспоримыми преимуществами в образованности и культурном развитии, чем прочие авторитетные мерзавцы и их шестерки; об объективном, действительно неоспоримом, существе авторитетно правящей мафии, и её якобы передовой культуры и образованности они не задумываются.

И есть много людей, каждый из которых объективно творит маленькие законченные мерзости сам и фрагменты, образующие в совокупности с другими очень большие целостные мерзости, которые не сотворить в одиночку. Но они при этом искренне считают себя непричастными к ним; либо же оценивают мерзости как благо для себя и других; и мало людей, которые бы признали свои мерзости мерзостями, и после этого злоумышленно упорствовали бы в них и в дальнейшем; большая часть упорствующих в мерзостях, не желает признать их таковыми, либо является невольниками мерзостных полных программ и их фрагментов, некогда ставших свойственными их психике.

Теперь вернемся к теме статьи Ю.Мухина, занявшей несколько номеров газеты. Германия кайзера, рухнувшая в первой мировой войне ХХ века, — толпо-”элитарное” общество; Германия периода веймарской республики не смогла стать устойчивым парламентским толпо-”элитарным” обществом, наподобие тоже толпо-”элитарных” западных демократий, и была просто безвольной и глобально безответственной толпой, утратившей авторитеты преданий и вождей; Германия эпохи гитлеризма — толпо-”элитарное” общество, с недемократическим преданием и вождем; Германия после гитлеризма — два толпо-”элитарных” общества, хотя и основанных на авторитете двух якобы различных по классовой сущности преданий; объединенная Германия наших дней — толпо-”элитарное” общество, перспективы развития которого определяются в настоящее время переработкой в нём преданий, унаследованных от западной и восточной Германий в их государственном объединении, искусственно ускоренном извне.

То есть социальная система Германии на протяжении всего ХХ века — толпо-”элитарная”, в которой нелокализованный сходняк авторитетов на протяжении всего времени стрижет и по своему усмотрению употребляет в дело “баранов” из толпы, временами откручивая головы оппозиционным авторитетам и некоторой части следующих за ними “баранов”.

И в бытии толпо-”элитаризма” в Германии приход Гитлера к власти, хотя и сопровождался шумовыми и зрелищными эффектами при смене государственного строя сравнительно честным путем (после реального успеха на выборах в Рейхстаг Гитлер стал канцлером не в результате демократических процедур, а в результате успешно проведенной закулисной интриги), но всё же это — мелкий эпизод, не изменивший качества отношений между людьми в обществе Германии; и не изменивший качества отношений самой Германии к иным культурам[25].

Чего в толпо-”элитарном” обществе всегда не хватало и не хватает, так это Любви. Любовь — это не случка в гетеросексуальном или гомосексуальном смысле, и не эмоциональная зависимость по поводу обладания человеком, как предметом собственности и средством удовлетворения своих потребностей; и не зависимость по поводу самоотдачи себя другому человеку или множеству людей в собственное их обладание; и не бессмысленная взаимная эмоциональная накачка по принципу «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». Хотя в современном нам обществе за большинством слов о “любви” реально стоят отождествляемые с Любовью страсти (эмоциональная накачка), обусловленные здоровыми или извращенными инстинктами и программами бездумного поведения человека, почерпнутыми им из культуры, и которые порождают его эмоциональную зависимость от характера отношений с “предметом любви”.

Любовь отличается от страстей тем, что не порабощает: “раба” Любви, невольник Любви — это чушь; если есть невольник, то в нём нет Любви; если есть Любовь, то нет невольников ни в каком из видов неволи. Любовь проистекает от человека как свободный и щедрый дар, не неволящий других, в том числе и людей. Любовь, как жизненное явление, сущностно отличается от одержимости поведения страстями и эмоциональной подневольности человека “предмету любви”.

Любовь от страстей отличается прежде всего тем, что Любовь ни при каких обстоятельствах не эксплуатирует Божеское попущение в отношении окружающих[26], но стремится вывести их из области действия возможного в отношении них попущения.

Любовь это —  объективная способность человека, качество его бытия, формально логически неописуемое, механически не воспроизводимое и не тиражируемое программно-алгоритимически (т.е. изложением “приемов”, как и что делать, чтобы на выходе процесса получилась Любовь).

Тем не менее, для указания на то, о чем идет речь, необходимо сделать продолжительное отступление от обсуждения деятельности Гитлера и гитлеризма. И пусть каждый читающий вынесет из этого отступления то, что способен прочувствовать, понять и освоить. Процитируем фрагмент из древнего апокрифа Благовестие Мира Иисуса Христа в изложении ученика Иоанна” (Евангелие Мира Иисуса Христа от ученика Иоанна; Евангелие от ессеев):

«Ис­тин­ные бра­тья ва­ши —  те, кто вы­пол­ня­ет Во­лю От­ца Не­бес­но­го и Ма­те­ри-Зем­ли, а не бра­тья по кро­ви. По­ис­ти­не го­во­рю я[27] вам: Ва­ши ис­тин­ные бра­тья по Во­ле От­ца Не­бес­но­го и Ма­те­ри Зем­ли по­лю­бят вас в ты­ся­чу крат боль­ше, чем бра­тья по кро­ви. Ибо со вре­мен Каи­на и Аве­ля, с тех пор как бра­тья по кро­ви на­ру­ши­ли Во­лю Бо­га, нет боль­ше ис­тин­но­го брат­ст­ва по кро­ви. И бра­тья от­но­сят­ся к брать­ям сво­им, как к чу­жим лю­дям. По­это­му го­во­рю я вам: Лю­би­те ис­тин­ных брать­ев сво­их, Во­лею Бо­жи­ей в ты­ся­чу крат бо­лее чем брать­ев сво­их по кро­ви.

Ибо ваш Отец Не­бес­ный есть Лю­бовь!

Ибо ва­ша Мать Зем­ля есть Лю­бовь!

Ибо сын че­ло­ве­че­ский есть Лю­бовь!

И бла­го­да­ря Люб­ви Не­бес­ный Отец, Мать-Зем­ля и сын че­ло­ве­че­ский еди­ны. Ибо дух сы­на че­ло­ве­че­ско­го про­ис­хо­дит от Ду­ха От­ца Не­бес­но­го и Те­ла Ма­те­ри-Зем­ли. По­то­му будь­те со­вер­шен­ны, как Дух От­ца Не­бес­но­го и Те­ло Ма­те­ри-Зем­ли.

Лю­би­те От­ца ва­ше­го Не­бес­но­го, как Он лю­бит ваш дух.

Лю­би­те так­же ва­шу Мать-Зем­лю, как Она лю­бит ва­ше те­ло.

Лю­би­те брать­ев ва­ших ис­тин­ных, как ваш Отец Не­бес­ный и Мать-Зем­ля лю­бят их. И то­гда ваш Отец Не­бес­ный даст вам свой Свя­той Дух, а ва­ша Мать-Зем­ля — свое Свя­тое Те­ло. И то­гда сы­но­вья че­ло­ве­че­ские, как ис­тин­ные бра­тья, бу­дут лю­бить друг дру­га  та­кой Лю­бо­вью, ко­то­рую да­рят им их Отец Не­бес­ный и Мать Зем­ля: и то­гда ста­нут они друг для дру­га ис­тин­ны­ми уте­ши­те­ля­ми. И то­гда толь­ко ис­чез­нут с Ли­ца Зем­ли все бе­ды и вся пе­чаль, и во­ца­рит­ся на ней Лю­бовь и Ра­дость. И ста­нет то­гда Зем­ля по­доб­на Не­бе­сам и при­дет Цар­ст­вие Бо­жие. И сын че­ло­ве­че­ский при­дет во всей Сла­ве сво­ей, что­бы ов­ла­деть сво­им на­след­ст­вом — Цар­ст­ви­ем Бо­жи­им. Ибо сы­ны че­ло­ве­че­ские жи­вут в От­це Не­бес­ном и Ма­те­ри-Зем­ле, и Не­бес­ный Отец и Мать-Зем­ля жи­вут в них.

И то­гда вме­сте с Цар­ст­вом Бо­жи­им при­дет ко­нец вре­ме­нам. Ибо Лю­бовь От­ца Не­бес­но­го да­ет всем веч­ную жизнь в Цар­ст­ве Бо­жи­ем. Ибо Лю­бовь — веч­на. Лю­бовь силь­нее смер­ти.

[28] И хо­тя я го­во­рю на язы­ке лю­дей и ан­ге­лов, ес­ли нет Люб­ви у ме­ня — по­до­бен я из­даю­ще­му зву­ки ко­ло­коль­но­му ме­тал­лу или гремящим цимбалам. И хо­тя пред­ска­зы­ваю я бу­ду­щее и знаю все сек­ре­ты и всю муд­рость и имею силь­ную ве­ру, по­доб­ную бу­ре, дви­гаю­щей го­ры, ес­ли нет Люб­ви у ме­ня, я — ни­что.

И да­же, ес­ли  я раз­дам все бо­гат­ст­во мое бед­ным, что­бы на­кор­мить их, и от­дам огонь, ко­то­рый по­лу­чил от От­ца Мое­го, ес­ли нет Люб­ви у ме­ня, не бу­дет мне ни бла­га, ни муд­ро­сти.

Лю­бовь тер­пе­ли­ва, Лю­бовь неж­на, Лю­бовь не за­ви­ст­ли­ва. Она не де­ла­ет зла, не ра­ду­ет­ся не­спра­вед­ли­во­сти, а на­хо­дит ра­дость свою в спра­вед­ли­во­сти.

Лю­бовь объ­яс­ня­ет все, ве­рит все­му, Лю­бовь на­де­ет­ся все­гда, Лю­бовь пе­ре­но­сит все, ни­ко­гда не ус­та­вая: что же ка­са­ет­ся язы­ков, — они ис­чез­нут, что ка­са­ет­ся зна­ния, —  оно прой­дет.

И сей­час рас­по­ла­га­ем час­ти­ца­ми за­блу­ж­де­ния и ис­ти­ны, но при­дет пол­но­та со­вер­шен­ст­ва, и все ча­ст­ное — со­трет­ся.

Ко­гда ре­бе­нок был ре­бен­ком, раз­го­ва­ри­вал, как ре­бе­нок, но дос­тиг­нув зре­ло­сти, рас­ста­ет­ся он с дет­ски­ми взгля­да­ми свои­ми.

Так вот, сей­час мы ви­дим все че­рез тем­ное стек­ло и с по­мо­щью со­мни­тель­ных ис­тин. Зна­ния на­ши се­го­дня от­ры­воч­ны, но ко­гда пред­ста­нем пе­ред Ли­ком Бо­жи­им, мы не бу­дем знать бо­лее час­тич­но, но по­зна­ем все, по­знав Его уче­ние. И сей­час существует Ве­ра, На­де­ж­да, Лю­бовь, но са­мая ве­ли­кая из трех — Лю­бовь.

А сей­час бла­го­да­ря при­сут­ст­вию Ду­ха Свя­то­го на­ше­го Не­бес­но­го От­ца, го­во­рю я с ва­ми язы­ком Жиз­ни Бо­га Жи­во­го. И нет еще сре­ди вас ни­ко­го, кто смог бы по­нять все, что я вам го­во­рю. А  те, кто объ­яс­ня­ет вам пи­са­ния, го­во­рят с ва­ми мерт­вым язы­ком лю­дей, ищу­щих че­рез лю­дей их боль­ные и смерт­ные те­ла.

По­это­му все лю­ди смо­гут по­нять их, ибо все лю­ди боль­ны, и все на­хо­дят­ся в смер­ти. Ни­кто не видит Све­та Жиз­ни. Сле­пые ве­дут за со­бой сле­пых по чер­ным сто­пам гре­ха, бо­лез­ни и смер­ти, и в конце концов, все по­па­да­ют в смерт­ную безд­ну.

Я по­слан Отцом, что­бы за­жечь пе­ред ва­ми Свет Жиз­ни. Свет за­го­ра­ет­ся сам и рас­сеи­ва­ет су­мер­ки, в то вре­мя, как су­мер­ки зна­ют лишь се­бя и не зна­ют Све­та. Я дол­жен мно­гое ска­зать вам, но вы не смо­же­те по­нять это­го, ибо гла­за ва­ши ос­лаб­ле­ны су­мер­ка­ми, и пол­ный Свет От­ца Не­бес­но­го ос­ле­пил бы вас. По­это­му не мо­же­те вы по­нять все­го, что я го­во­рю вам об От­це Не­бес­ном, ко­то­рый по­слал ме­ня к вам.»

Лука, 16:16 приводит слова Христа, недвусмысленно указующие средства, которыми общество может выйти из толпо-”элитарных” отношений, устраняющих из жизни Любовь:

«Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него.»

Коран, 13:12 поясняет:

«Бог не меняет того <что происходит> с людьми, покуда люди сами не изменят того, что есть в них[29]

То есть усилия человек, если он конечно хочет изменить обстоятельства, в которых живет, должен прилагать сам, своею свободной волей, целенаправленно и по совести непреклонно, прежде всего изменяя себя, а за этим уже последует помощь Свыше.

Каждому человеку Бог сам дает доказательство Своего бытия: В соответствии со смыслом молитв изменяются жизненные обстоятельства вокруг человека, если человек сам отвечает Богу делами своей жизни, когда Бог обращается непосредственно к нему через его совесть, а также и опосредованно через других людей и культуру общества. При этом полностью прекращается поток непредвиденных неприятностей, хотя разного рода трудности в жизни и остаются, но человек оказывается готовым к их преодолению.

Сказанное в предыдущем абзаце также справедливо и по отношению к общественным группам: от семьи до человечества в целом.

Гитлер же не предлагал “массам” прилагать усилия каждому человеку к себе лично: не вообще — в неопределенном будущем, а непосредственно сейчас, чтобы осознанно и целенаправленно изменить нравственность уже взрослых поколений, что принципиально отличает его методы и приемы от рекомендованных Свыше через Христа, Мухаммада и других.

Христос, и Мухаммад начинали с того, что ополчились против извращенных религий (неотъемлемой частью которых в те времена были идеологии), которым следовали их современники-соотечественники. Ю.Мухин приводит, как пример политического искусства Гитлера его высказывание по вопросу об отношении к религии[30] совершенно противоположного смысла:

«Политику приходится прежде всего думать не о том, что данная религия имеет тот или другой недостаток, а о том, есть ли чем заменить эту, хотя и не вполне совершенную религию. И пока у нас нет лучшей замены, только дурак и преступник станет разрушать старую веру.»

Но при таком подходе к религиям, невозможно обществу войти в истинную веру: невозможно просто потому, что ритуальная инерция пролагает себе дорогу в Истории по принципу: «Дураку всё не впрок: Научи дурака Богу молиться — он и лоб пробьет[31] Когда дурак пробьет себе лоб и в результате этого скончается, вводить его в лучшую религию будет уже поздно…

Это касается, как отдельно взятого человека, так и обществ в целом. Пример тому — Византия, упорствовавшая в догматике никейских церквей, после того как её император признал Мухаммада пророком, но остался при мнении аналогичном гитлеровскому, и поддержал в своей государственной политике церковную иерархию, не отрешившуюся от никейской догматики и библейской социологии, которые многократно обличены в Коране как ложь. Крушение Византии — своеобразное знамение верности коранических объяснений уклонения никейских церквей от истинной религии Бога единого.

Также, как в прошлом для вождей Византии, и для Гитлера религия — не сокровенная связь каждого человека со Всевышним, общим всем людям Богом, которую недопустимо извращать внедрением лжи в вероучение, а — средство управления обществом через вероучение со стороны политиков. Соответственно, интересы “текущего момента”, якобы важнее, чем деятельность, уже в текущем моменте, по устранению лжи вероучений, извращающей религию, которая ведет к изменению господствующей и оппозиционной нравственности в обществе и, как следствие, к изменению его жизненных обстоятельств.

В итоге такая политика утрачивает способность к стратегически целесообразной направленности деятельности и выливается в текущую суету судорожных реакций на “текущий момент”. Именно в такой суете судорожных реакций на неподконтрольные ей обстоятельства и погибла гитлеровская Германия точно также, как за 30 лет до того погибли Германия Гогенцоллернов и Россия Романовых. С этого же пути исторически бесперспективного суетизма не желают свернуть и нынешние российские демократизаторы.

Гитлер, в отличие от основоположников религий, потакал толпе, виртуозно играя на её нравственной порочности и мировоззренческой извращенности, на высоких и низменных желаниях, подыгрывал её чувствам и вожделениям; сначала с целью прихода к власти, а потом с целью употребления толпы в целях, ему предопределенных его хозяевами; полемику же он вел на глазах толпы только против авторитетов, придерживающихся иных вариаций толпо-”элитарной” концепции общественных отношений. Нравственность же новых поколений после прихода к власти гитлеровской партии формировалась всей системой государства, от детских садов до вузов, в германском расовом ”элитарном” духе.

В 1937 г. Бальдур фон Ширах руководству Гитлерюгенда объяснил задачи по воспитанию будущих поколений следующим образом:

«Мы должны будем перейти к такой системе воспитания, которая бы сделала нашу молодежь способной осуществлять господство над миром. Ибо для нашего народа мы не признаем никаких ограничений[32] в развитии этой идеи. Нельзя говорить, что мы удовлетворимся тем, что хорошо устроимся на нашем пространстве. Нельзя сказать нашему народу: надо чем-то ограничиться. Если мы теперь это говорим, то только из политических соображений. Наша цель руководство миром.» — цит. по кн. Д.Мельников, Н.Черная, “Преступник номер одни. Нацистский режим и его фюрер”, с. 255 (Москва, “Новости”, 1991 г.).

Соответственно, нравственность всех прочих — «расово низших» — предполагалось воспитывать в холопском духе всею мощью того же рабовладельческого расового государства, претендовавшего стать глобальным.

Короче говоря, идеал общественной жизни и концепция его осуществления, сформированные Гитлером, не предполагали выхода из толпо-”элитаризма”, а предполагали его ужесточение и экспансию в глобальных масштабах. Он строил систему глубокого зомбирования психики людей от рождения и создавал предпосылки для глобальной экспансии этой противоестественной культуры. И если говорить по существу, то он не гений организации “масс” — а виртуоз употребления масс. Это Сталин гений организации “масс”, поскольку непреклонно деятельно стремился вывести толпу из толпо-”элитаризма” в человечность. Это ясно видно, если читать не бредни Волкогонова или Троцкого и их последователей о Сталине и его деятельности, а произведения самого Сталина; читать вдумчиво, соотнося сказанное в текстах с историческими обстоятельствами той эпохи и эпохи, последовавшей за устранением Сталина.

Однако и Гитлер, не ничтожество, но персона (а не свободная творческая человеческая личность: нет творчества без Любви), далеко из ряда вон выходящая, и потому необходимо изучить и его наследие, чтобы не тиражировать в обществе, в новых поколениях аналогичное дерьмо, внедряя его из собственных душ в коллективное бессознательное и сознательное, заражая им будущие поколения. Гитлер — не гений организации “масс”, а виртуоз употребления “масс” в деле, принявший к исполнению предложенную ему “партитуру” дела.

В.Пруссаков в кн. “Оккультный мессия и его рейх” (Москва, “Молодая гвардия”, “Шакур-2”), с. 24 приводит выдержку из письма 1923 г.[33] Дитриха Эккарта, написанного им за несколько дней до смерти одному из своих посвященных в нечто друзей: «Следуйте за Гитлером! Он будет танцевать, но это я, кто нашел для него музыку. Мы снабдили его средствами связи с Ними[34]. Не скорбите по мне: я повлиял на историю больше, чем любой другой немец».

Всякое множество людей (толпа и народ в том числе) несет в себе коллективное сознательное и бессознательное и управляется им. По существу несет в себе информационные модули определенного смысла, распределенные своими различными фрагментами по иерархически организованной психике каждого из множества разных людей, а эти модули предопределяют процесс самоуправления человеческого множества, поскольку людям во множестве свойственна общность, во-первых, культуры, а во-вторых, по характеристикам их биополей. То есть информационный обмен, являющийся существом процессов управления и самоуправления, в обществе носит как минимум двухуровневый характер: биополевой[35] и через средства культуры (виды искусств, средства массовой информации, науку и образование).

Коллективное сознательное и бессознательное в таком его понимании, как объективного информационного процесса, поддается целенаправленному сканированию и анализу, поскольку обрывки информационных модулей так или иначе находят свое выражение в произведениях культуры разного рода: от газетно-туалетной публицистики, до фундаментальных научных монографий, понятных только самим их авторам и нескольким их коллегам. После анализа состояния коллективного сознательного и бессознательного, на него возможно оказать воздействие в субъективно избранном направлении его изменения, преследуя определенные цели, если сгрузить в него объективно соответствующую, во-первых, целям и, во-вторых, состоянию общества[36] информацию. Такое воздействие может быть произведено вопреки долговременным жизненным интересам большинства; вопреки тому, как большинство понимает и выражает свои жизненные интересы; но сделать это возможно, если люди не умеют, а главное и не желают, защитить свое коллективное поведение от порождаемого ими же коллективного сознательного и бессознательного.

Коллективное бессознательное и сознательное, если признавать объективность информации в Мироздании, — своего рода информационное домино. Каждая мысль, в большинстве её выражений имеет начало и конец. Перед нею может встать[37] иная мысль, которую первая объективно будет продолжать; но может найтись и мысль, продолжающая первую. И каждая из них может принадлежать разным людям. И есть некий “информационный магнетизм”, о природе которого мы в этой работе говорить не будем, но вследствие которого, как и в настольном домино, в информационном домино коллективного сознательного и бессознательного существуют возможные и невозможные соответствия завершений и начал мыслей. И как в домино, в этом сплетении мыслей и их обрывков, продолжение и то, что предшествует — неоднозначно. Но в отличие от настольного домино, где определенная по составу группа игроков плетет только одну информационную цепь, в коллективном сознательном и бессознательном плетется множество информационных выкладок[38] одновременно как из завершенных мыслей, так и из обрывочных, порождаемых разными людьми на уровне биополевой общности и на уровне средств культуры.

Какие-то информационные выкладки могут замкнуться концом на свое же начало, иллюстрацией чего является известное многим повествование: «У попа была собака. Он её любил. Она съела кусок мяса — он её убил, вырыл яму, закопал, крест поставил, написал: “У попа была собака и т.д.”» Если так построенное кольцо недоброй информационной выкладки коллективного сознательного и бессознательного устойчиво, то оно может работать в режиме нескончаемых кругов ада.

Всякое кольцо информационной выкладки может поддерживаться относительно немногочисленным подмножеством людей, и процессы в нем происходящие не способны увлечь остальное большинство, если в него нет открытых входов для завершений чужих мыслей и открытых окончаний ему свойственных, к которым могли бы пристроиться сторонние начала мыслей и завершения.

Именно по этой причине заглохли демократизаторские преобразования в России: узок круг демократизаторов; страшно далеки они от пахарей, рабочих и прочих работящих, которым нет до демократизаторов конкретного дела; и варятся демократизаторы в собственном соку и грызутся между собой… А навести информационные мосты, чтобы замкнуть на идею демократизации, коллективное сознательное и бессознательное, — не могут.

Узок и круг нацистов в России… И им — только на символике да на не переосмысленных идеях, некогда внедренных в чужое государство, разгромленное прошлыми поколениями россиян, не объединиться с пахарями, рабочими и прочими работящими. А если объединиться с работящими один раз и на многие поколения, то придется отказаться от нацизма.

Но может случиться и так, что какая-то информационная выкладка, поддерживаемая также весьма небольшим числом людей, содержит в себе множество завершений собственных, открытых для присоединения чужих начал, и ответных продолжений чужих завершенных мыслей и их обрывков (аналогом этого в настольном домино являются кости-дуплеты, лежащие поперек цепи костяшек). Такая информационная выкладка может замкнуть на себя каждодневную деятельность почти всего общества. И направленность общественного развития, свойственная такого рода выкладке информационных модулей в коллективном сознательном и бессознательном, определит дальнейшую жизнь общества. Вне этого процесса останутся разве что те, кто поддерживает кольцевые информационные кандалы для самих себя[39], в которые нет открытых входов, и из которых нет открытых выходов для завершений и начал мыслей остального большинства людей.

Может случиться так, что в какой-то информационной выкладке есть разрыв и не достает всего лишь одного доброго слова, чтобы она стала благоносной программой управления общественным развитием со стороны коллективного бессознательного или сознательного.

Но может случиться и так, что одного неосторожного обрывка мысли достаточно, чтобы в коллективном бессознательном и сознательном заполнить разрыв в какой-то информационной выкладке, и тем самым дать старт действию какой-то программы общественного самоуправления, которая способна уничтожить плоды многих тысячелетий развития культуры.

И точно также, почти всякую программу можно заблокировать и увести в сторону, если в её информационную выкладку в коллективном сознательном и бессознательном вклиниться с чуждым ей информационным модулем, однако, имеющим подходящие начало и завершение; или оставить в ней разрывы, не позволяющие ей обрести целостность.

Поэтому, памятуя об информационном домино коллективного сознательного и бессознательного, о его управляющем воздействии на течение событий, человеку должно быть аккуратным даже в собственных обрывках сонных мыслей, а не то что в мысленных монологах перед своим «Я» или в громогласной работе на публику в компании друзей или в средствах массовой информации.

Если не ходить вокруг да около, то духовная культура общества — это культура формирования информационных выкладок в коллективном сознательном и бессознательном. Какова культура — такова и жизнь общества. Нынешнее состояние России и история её последних нескольких столетий при таком взгляде говорит о крайне извращенной и загрязненной духовной культуре. Это относится и к другим модификациям толпо-”элитарной” культуры в ближнем и дальнем зарубежье, хотя там иная проблематика. Кто не согласен с этим утверждением о реальной[40] духовности России, пусть опровергнет слова апостола Павла: «И духи пророческие послушны пророкам, потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых.» Реальное состояние страны не отрицает хранимых ею высоких идеалов нравственности и зерен истинной духовности под грудой мусора и извращений, но является выражением распущенности, беззаботности и безответственности подавляющего большинства россиян при свойственных культуре известных высоких идеалах и притязаниях осуществить их в жизни.

Коллективное сознательное и бессознательное иерархически организовано: от семьи и группы сотрудников на работе до наций и человечества в целом. Однако эта иерархическая организованность имеет место в системе объемлющих взаимных вложений, каждомоментно меняющих свою структуру.

Это подобно матрешке, но отличие от реальной матрешки в том что, если в коллективном сознательном и бессознательном вскрыть самую маленькую “матрешку”, то в ней может оказаться любая из её объемлющих больших со всеми другими, поскольку человек — часть Мироздания, отражающая в себя всю Объективную Реальность в её полноте и целостности.

Возможно, что кто-то, после прочтения работ классиков западного психоанализа конца XIX — первой половины ХХ века, задастся вопросом, а следует ли отходить от их воззрений на коллективное и индивидуальное сознательное и бессознательное, как на разгул стихии эмоций и инстинктов в поведении отдельных людей и их множеств?

При ответе на этот вопрос следует иметь в виду, что отказ от понятийного и терминологического аппарата, свойственного традиционным школам психологии, совершен не вследствие воинствующего невежества, встревающего со своим мнением в дискуссию профессионалов.

Во-первых, “эмоциональные оценки” — по их существу примитивизированные отражения на уровень сознания больших по объему информационных модулей[41], свойственных иным, информационно более мощным уровням психики, которые просто не вмещаются в сознание как целостность в темпе течения событий, но которые, тем не менее, несут определенный смысл и предопределяют направленность поведения на их основе. Поскольку инстинкты и эмоции в конечном итоге это — определенная информация, лежащая в основе поведения человека и множеств людей, то сохранение  эмоционально-инстинктивной терминологии при обсуждении коллективного сознательного и бессознательного это — молчаливое уклонение от вопроса о смысле управленческой информации, на основе которой оно воздействует на общество.

Во-вторых, классические школы психологии и психоанализа, рассматривающие общественные процессы исходя из вопроса о воздействии на их течение коллективного сознательного и бессознательного, сформировались до того, как в жизни глобальной цивилизации произошло одно важное качественное изменение. Оно прошло вне их внимания и, как следствие, осталось вне понимания, поэтому попытка понять и предвидеть общественные процессы в современности на основе взглядов классиков психологии и психоанализа, выраженных в конце XIX — первой половине ХХ века — предопределенно обречена на ошибочные выводы.

Дело в том, что по­ве­ден­че­ские ре­ак­ции лю­бой сис­те­мы на воз­дей­ст­вие внеш­ней сре­ды стро­ят­ся на ос­но­ве ин­фор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния, свой­ст­вен­но­го ка­ж­дой из них. Это по­ло­же­ние спра­вед­ли­во и по от­но­ше­нию к жи­вым ор­га­низ­мам. В жи­вот­ном ми­ре ин­фор­ма­ци­он­ное обес­пе­че­ние по­ве­де­ния нау­ка на­зы­ва­ет, во-пер­вых, ин­стинк­та­ми и без­ус­лов­ны­ми реф­лек­са­ми, ко­то­рые пре­до­пре­де­ле­ны ге­не­ти­че­ски для ка­ж­до­го из ви­дов; и, во-вто­рых, ус­лов­ны­ми реф­лек­са­ми, в ко­то­рых от­ра­жен персональный опыт жи­во­го ор­га­низ­ма по адап­та­ции к сре­де оби­та­ния, и ко­то­рый не на­сле­ду­ет­ся ге­не­ти­че­ски при сме­не по­ко­ле­ний.

Чем вы­ше ор­га­ни­зо­ван­ность био­ло­ги­че­ско­го ви­да, тем боль­ше до­ля и аб­со­лют­ный объ­ем ге­не­ти­че­ски не ­на­сле­дуе­мой ин­фор­ма­ции в со­ста­ве ин­фор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния по­ве­де­ния его осо­бей.

У наи­бо­лее высокоорганизо­ванных ви­дов ге­не­ти­че­ски пе­ре­да­вае­мая про­грам­ма раз­ви­тия его осо­бей пре­до­пре­де­ля­ет “дет­ст­во”. В те­че­ние “дет­ст­ва” ро­ди­те­ли и/или стар­шие по­ко­ле­ния в це­лом фор­ми­ру­ют в под­рас­таю­щем по­ко­ле­нии ге­не­ти­че­ски не ­пе­ре­да­вае­мые ус­лов­ные реф­лек­сы, от­ра­жаю­щие опыт стар­ших, прежде всего живущих, по­ко­ле­ний.

Че­ло­век Ра­зум­ный, как био­ло­ги­че­ский вид, при та­ком взгля­де от­ли­ча­ет­ся от жи­вот­но­го ми­ра пре­ж­де все­го тем, что бла­го­да­ря уст­ной ре­чи, изо­бра­зи­тель­но­му ис­кус­ст­ву, пись­мен­но­сти и т.п. — ка­ж­до­му вхо­дя­ще­му в жизнь по­ко­ле­нию дос­ту­пен для осознанного ос­вое­ния не толь­ко опыт и жиз­нен­ные на­вы­ки жи­ву­щих взрос­лых по­ко­ле­ний, но в той или иной сте­пе­ни доступны и за­фик­си­ро­ван­ные куль­ту­рой[42] опыт и жиз­нен­ные на­вы­ки ушед­ших из жиз­ни по­ко­ле­ний.

В та­ком ви­де­нии ин­фор­ма­ци­он­ное со­стоя­ние об­ще­ст­ва мож­но оп­ре­де­лить: на уров­не био­сфер­ной обу­слов­лен­но­сти — ге­не­ти­че­ски воспринятая от про­шлых по­ко­ле­ний ин­фор­ма­ция всех в нем жи­ву­щих; на уров­не со­ци­аль­ной обу­слов­лен­но­сти — ге­не­ти­че­ски не ­пе­ре­да­вае­мая ин­фор­ма­ция, хра­ни­мая па­мя­тью жи­ву­щих, а так­же за­фик­си­ро­ван­ная на по­ро­ж­ден­ных об­ще­ст­вом ма­те­ри­аль­ных но­си­те­лях[43] ин­фор­ма­ции, т.е. в па­мят­ни­ках куль­ту­ры, на­хо­дя­щих­ся в упот­реб­ле­нии[44] хо­тя бы у од­но­го из лю­дей.

В на­стоя­щем кон­тек­сте, куль­ту­ра — вся ге­не­ти­че­ски не­на­сле­дуе­мая ин­фор­ма­ция, хра­ни­мая об­ще­ст­вом и пе­ре­даваемая от по­ко­ле­ния к по­ко­ле­нию на ос­но­ве со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ции (общественного уклада жизни). Ин­фор­ма­ци­он­ное со­стоя­ние об­ще­ст­ва — это со­стоя­ние ин­фор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния его по­ве­де­ния, обу­слов­лен­ное био­ло­ги­че­ски и со­ци­аль­но (куль­ту­ра). При этом ге­не­ти­че­ски обу­слов­лен по­тен­ци­ал ос­вое­ния куль­тур­но­го на­сле­дия пред­ков и его даль­ней­ше­го пре­об­ра­зо­ва­ния ка­ж­дым но­вым по­ко­ле­ни­ем, хотя сами культурные достижения генетически и не передаются.

Жизнь об­ще­ст­ва — это про­цесс об­нов­ле­ния его ин­фор­ма­ци­он­но­го со­стоя­ния, про­те­каю­щий и на уров­не фи­зио­ло­гии обмена веществ в процессе зачатий детей, и на уров­не преобразований куль­ту­ры об­ще­ст­ва (овеществленной и биополевой, т.е. духовной). В обществе на уров­не био­сфер­ной обу­слов­лен­но­сти при сме­не по­ко­ле­ний в ге­неа­ло­ги­че­ских ли­ни­ях об­нов­ля­ют­ся ком­би­на­ции ге­но­ко­дов, т.е. ге­но­ти­пы мно­же­ст­ва жи­ву­щих осо­бей ви­да Че­ло­век Ра­зум­ный. На уров­не со­ци­аль­ной обу­слов­лен­но­сти идет про­цесс об­нов­ле­ния при­клад­но­го тео­ре­ти­че­ско­го зна­ния и на­вы­ков, вслед­ст­вие ко­то­ро­го но­вые тех­но­ло­гии и тех­ни­че­ские ре­ше­ния вы­тес­ня­ют преж­ние ре­ше­ния то­го же са­мо­го на­зна­че­ния и в це­лом рас­ши­ря­ет­ся мно­же­ст­во тех­но­ло­гий и тех­ни­че­ских ре­ше­ний.

Мож­но го­во­рить о ско­ро­сти течения про­цес­са ин­фор­ма­ци­он­но­го об­нов­ле­ния как на уров­не био­сфер­ной обу­слов­лен­но­сти, так и на уров­не со­ци­аль­ной обу­слов­лен­но­сти.

В ка­че­ст­ве ме­ры ско­ро­сти на уров­не био­сфер­ной обу­слов­лен­но­сти мож­но взять сред­не­ста­ти­сти­че­ский воз­раст ро­ди­те­лей при ро­ж­де­нии у них пер­во­го ре­бен­ка; ли­бо про­дол­жи­тель­ность ак­тив­ной, т.е. тру­до­вой жиз­ни; ли­бо вре­мя, в те­че­ние ко­то­ро­го про­ис­хо­дит 50%-ное (или иное ста­ти­сти­че­ски стан­дарт­ное) об­нов­ле­ние по­пу­ля­ции и т.п. Но все эти ве­ли­чи­ны вза­им­но свя­за­ны ста­ти­сти­че­ски и гра­ни­цы их из­ме­не­ния био­ло­ги­че­ски пре­до­пре­де­ле­ны нор­маль­ной ге­не­ти­кой ви­да.

На уров­не со­ци­аль­ной обу­слов­лен­но­сти в ка­че­ст­ве ме­ры ско­ро­сти про­цес­са мож­но из­брать вре­мя из­ме­не­ния ка­ких-ли­бо па­ра­мет­ров куль­ту­ры, на­при­мер, куль­ту­ро­ло­ги час­то вспо­ми­на­ют про­дол­жи­тель­ность вре­ме­ни, в те­че­ние ко­то­ро­го про­ис­хо­дит уд­вое­ние объ­е­ма на­уч­но-тех­ни­че­ской ин­фор­ма­ции. Но по­сколь­ку ин­фор­ма­ци­он­ная ем­кость об­ще­ст­ва ог­ра­ни­че­на, а ци­ви­ли­за­ция ос­но­ва­на на про­из­вод­ст­ве, то бо­лее по­ка­за­тель­но из­брать вре­мя “мо­раль­но­го” ста­ре­ния и смер­ти тех­ни­ки и тех­но­ло­гий и ста­ти­сти­ку, по­стро­ен­ную на мно­же­ст­ве со­ци­аль­но зна­чи­мых тех­но­ло­гий и тех­ни­че­ских ре­ше­ний, оп­ре­де­ляю­щих куль­ту­ру про­из­вод­ст­ва.

Однако вопрос о скорости течения процессов в жизни общества связан с вопросом о выборе эталона времени, вне зависимости от того осознается этот факт или нет. В прин­ци­пе, лю­бой про­цесс, под­даю­щий­ся пе­рио­ди­за­ции, мо­жет быть из­бран в ка­че­ст­ве эта­ло­на-из­ме­ри­те­ля вре­ме­ни. По отношению к человечеству таким образом можно ввести понятия биологического и социального времени. Со­от­вет­ст­вен­но, ис­то­ри­че­ское вре­мя возмож­но из­ме­рять в еди­ни­цах ас­тро­но­ми­че­ски обу­слов­лен­но­го вре­ме­ни, как это при­ня­то в на­ши дни (хотя календари вводятся по умолчанию); возмож­но — в про­дол­жи­тель­но­сти цар­ст­во­ва­ний, как это по­ка­за­но в Биб­лии, и что до сих пор со­хра­ни­лось в Япо­нии, т.е. на ос­но­ве био­ло­ги­че­ской обу­слов­лен­но­сти; возмож­но и на ос­но­ве со­ци­аль­но обу­слов­лен­но­го (культурологического) эта­ло­на.

В лю­бом слу­чае ас­тро­но­ми­че­ский эта­лон, био­ло­ги­че­ский эта­лон и со­ци­аль­ный (культурологический) эта­лон вре­ме­ни мо­гут быть со­от­не­се­ны друг с дру­гом. Мож­но про­сле­дить, как из­ме­ня­лось со­от­но­ше­ние частот процессов-эталонов биологического и социального времени в ис­то­ри­че­ском раз­ви­тии За­пад­ной и глобальной ци­ви­ли­за­ции по отношению к общему для них обоих эталону астрономического времени.

В каждой генеалогической линии, среднестатистически, у родителей раз в 15 — 25 лет[45] появляется первый ребенок. Продолжительность активной жизни имеет примерно такое же значение. Соответственно частота эталона биологического времени может быть принята fб = 1/(25 лет). Она характеризует скорость обновления информации в генофонде популяции и мало менялась на протяжении всей истории.

В жизни технократической цивилизации доминирует непрерывный процесс вытеснения устаревших технологий и технических решений новейшими, но того же самого назначения. Поэтому можно подсчитать среднестатистический период обновления всего технологического социально значимого знания — Тс в каждую историческую эпоху. В качестве эталона частоты социального времени  можно взять частоту fc = 1/Тс. Она характеризует скорость обновления социально значимой информации, не передаваемой генетически через физиологию, но передаваемой через культуру, несомую общественным устройством (социальной организацией), от поколения к поколению. Эта частота fc  на протяжении истории непрерывно возрастала:  во времена фараонов и Екклезиаста, Иисуса и первых веков нашей эры, когда библейская концепция управления формировалась и обретала глобальную значимость, она составляла величину порядка 1/(сотни лет); в настоящее время эталонная частота социального времени составляет 1/(10 лет) — 1/(5 лет), в зависимости от того, на каких отраслевых знаниях она основана.

Иными словами, во вре­ме­на, ко­гда бы­ло ог­ла­ше­но Вто­ро­за­ко­ние, со­ци­аль­но зна­чи­мое мно­же­ст­во тех­но­ло­гий и тех­ни­че­ских ре­ше­ний не об­нов­ля­лось ве­ка­ми, а через технологически неизменный мир проходили многие поколения. В на­ши дни со­ци­аль­но зна­чи­мое мно­же­ст­во тех­но­ло­гий и тех­ни­че­ских ре­ше­ний об­нов­ля­ет­ся бы­ст­рее, чем раз в десять — пятнадцать лет, и техносфера, окружающая человека, успела измениться несколько раз на протяжении активной жизни одного поколения. То есть из­ме­ни­лось со­от­но­ше­ние эта­лон­ных час­тот био­ло­ги­че­ско­го и со­ци­аль­но­го вре­ме­ни: было fc << fб; стало fc > fб.

Это изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени, предощущалось некоторыми поэтами, учеными, мистиками в конце XIX века — первой половине ХХ, но оно стало ярко выраженным, открытым для всеобщего восприятия и осмысления, только к концу второй половины ХХ века, когда за время жизни одного поколения многократно успели и успевают обновиться необходимые для деятельности знания и практические навыки[46].

И все теоретические схемы, описывающие тематику взаимоотношений общества с его же коллективным сознательным и бессознательным, построенные до этого изменения соотношения эталонных частот, после него утрачивают работоспособность, даже если таковой в прошлом и обладали. Происходит это потому, что при новом соотношении эталонных частот биологического и социального эталонов времени мотивация поведения, логика социального поведения, свойственные прежнему соотношению эталонных частот ведут к саморазрушению прежнего устройства жизни общества, прежних типов социальной организации цивилизации.

При библейском соотношении частот эталонов биологического и социального времени, статистически преобладало следующее: какое знание человек обретал к 25 годам, с тем знанием он и умирал. Обретение нового прикладного знания в течение всей активной жизни, было уделом меньшинства общества, а не большинства. Но социальная организация строилась на статистике незаменимости и взаимозаменяемости носителей конкретных прикладных знаний и навыков, по какой причине носители редких социально значимых знаний имели возможность взимать монопольно высокие цены за продукт своей деятельности в общественном объединении труда. Обретение же прикладного знания, доселе неизвестного в обществе, давало его первооткрывателю и первым носителям и/или их потомкам возможность подняться вверх по ступеням социальной пирамиды толпо-“элитаризма” и устойчиво занимать это положение в течение своей жизни, а роду давало возможность поддерживать некогда завоеванный предком социальный статус при смене поколений. Это было возможно, хотя бы при эмиграции в другую страну, если в родной стране хозяева толпо-“элитарной” пирамиды не могли найти для него свободной кормушки или брезговали общением со вчерашним “низкородным”. Так до конца XIX века социальная пирамида строилась на основе регуляции доступа к образованию тех или иных социальных групп, и один раз вызубрив всё в университете этими знаниями и навыками можно было жить всю жизнь.

Но будучи лишенным доступа к системе образования (обучения), большинство не могло своим умом воспроизвести все знания, накопленные прошлыми поколениями и необходимые для вхождения в “элитарные” сферы общественной деятельности. Поговорка «из грязи в князи» имеет в виду не сословную спесь и ответное раболепство, а профессиональную аспект: с должностными обязанностями князя, не обученный с детства человек “из грязи” справиться общественно приемлемым образом в большинстве случаев просто не мог, вследствие чего вынужден был пребывать “в грязи” всю жизнь.

При библейском соотношении эталонных частот биологического и социального времени, поскольку культура не обновлялась значительно на протяжении жизни одного поколения, то между человечеством и остальными видами биосферы планеты не было принципиальной разницы в том смысле, что информационное состояние общества изменялось в общем-то со скоростью смены поколений, точно также как и информационное состояние популяции в животном мире меняется со скоростью смены поколений. И в этом смысле история не-животной жизни человечества в целом только начинается с изменением соотношения эталонных частот биологического и социального времени.

Библейскому соотношению эталонных частот биологического и социального времени соответствовало и господство кодирующей психику педагогики, целью которой было не раскрыть творческие способности человека, не обучить человека воспринимать и осмыслять мир самостоятельно, памятуя о достоянии культуры прошлого, а вбить в его психику достижения прошлого, признанные каноническими. Короче говоря, школа зубрежки доминировала над школой творчества, а социальная “элита” вследствие её преимущественного доступа к системе образования в наибольшей степени пострадала от антиинтеллектуальной кодирующей педагогики по сравнению с другими социальными группами.

Но при нынешнем соотношении эталонных частот биологического и социального времени, один раз в жизни вызубрив специальность в вузе, уже невозможно в течение всей жизни паразитировать на обретенном некогда своим трудом знании, произведенном однако трудом предков, поскольку знание устаревает быстрее, чем в течение 10 — 15 лет.

Чтобы в таких условиях всю жизнь учить общество на основе принципов кодирующей педагогики, необходимо второе параллельное общество людей, состоящее из одних только учителей и наставников, которые некоторым способом должны узнавать всё своевременно для того, чтобы кодировать других. Поскольку существование дублирующего общества невозможно, то каждый должен уметь быть учителем и наставником для самого себя и подрастающих поколений. А самообразование на основе всеобщего базового образования — единственная возможность поддерживать общественно приемлемую квалификацию в новых исторических условиях; целью же всеобщего базового образования должно быть развитие творческих способностей к самообразованию, а не пичкание сведениями из разных областей знания, многие из которых просто неверны, а другие устареют к моменту завершения образования, как это имеет место сейчас в школе кодирующей педагогики. Специализированные профессиональные школы выше уровня всеобщего базового образования должны в новых исторических условиях быть опорой для самообразования, а не как ныне — катапультой, забрасывающей зубрил-придурков на вершины научных достижений предков.

Школа зубрежки таким образом изжила себя, но её жертвы всё еще живут и действуют несообразно обстоятельствам и усугубляют их, поскольку прежние знания и навыки устаревают, а обрести новые самостоятельно в процессе работы они не умеют. В этих условиях преимуществом обладают те, кто способен самостоятельно воспринимать мир таким, каков он есть, осмыслять происходящее и решать возникающие проблемы на основе собственных интеллектуальных усилий и координации усилий других, но не те кто знает много готовых рецептов решения проблем, как это было в прошлом.

Поскольку в основе социальной иерархии непосредственно или косвенно лежала градация общества по квалификации и специализации в общественном объединении труда, то при нынешнем соотношении эталонных частот биологического и социального времени внутрисоциальная иерархия личностей, умышленно или бездумно отождествляющих свое человеческое достоинство с квалификацией и специальностью, становится невозможной, поскольку обесценивание прежних прикладных навыков и знаний сбрасывает людей с занимаемых ими ступеней внутрисоциальной иерархии личностных отношений. На высшие ступени поднимаются те, кто в прошлом был на низших, но обрел квалификацию и специализацию, отвечающую общественным потребностям и позволяющую взимать за свой труд более высокую цену. Этот процесс идет во многом непредсказуемо, и как следствие неуправляемо со стороны властных структур общества. И потому вся традиционная система образования и профессиональной подготовки и переподготовки, основанная на принципах кодирующей педагогики, не может помочь поддержанию прежнего иерархически-личностного устройства общества.

Объективное явление, которое названо здесь: изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени — собственная характеристика глобальной социальной системы, от которой никуда не деться. Это информационный процесс, протекающий в иерархически организованной системе. Из теории колебаний, теории управления известно, что, если в иерархически организованной многоуровневой системе происходит изменение соотношения частотных характеристик процессов, протекающих на каждом из её уровней, то система переходит в иной режим своего поведения.

Это общее свойство иерархически организованных систем, к классу которых принадлежит и человеческое общество в целом, и иерархически организованная психика каждого из людей. Оно по отношению к жизни общества пре­до­пре­де­ля­ет ка­че­ст­вен­ные из­ме­не­ния в пси­хо­ло­гии мно­же­ст­ва лю­дей, в нрав­ст­вен­но-эти­че­ской обос­но­ван­но­сти и це­ле­уст­рем­лен­но­сти их дея­тель­но­сти, в из­бра­нии ими средств дос­ти­же­ния це­лей; пре­до­пре­де­ля­ет ка­че­ст­вен­ные из­ме­не­ния то­го, что мож­но на­звать ло­ги­кой со­ци­аль­но­го по­ве­де­ния: это — мас­со­вая ста­ти­сти­ка пси­хо­ло­гии лич­но­стей, вы­ра­жаю­щая­ся в ре­аль­ных фак­тах жиз­ни.

Мы живем в исторический период, когда изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени уже произошло, но становление новой логики социального поведения в качестве статистически преобладающей еще не завершилось. В этих условиях общественное управление по концепции, построенной на основе прежней логики социального поведения теряет устойчивость, т.е. внутрисоциальная власть саморазрушается и порождает при этом многие беды и угрозы жизни.

Формирование логики социального поведения, отвечающей новому соотношению эталонных частот, протекает в наше время и каждый из нас в нем участвует и сознательно целеустремленно, и бессознательно на основе усвоенных в прошлом автоматизмов поведения (привычек). Но каждый по своему произволу, обусловленному его нравственностью, имеет возможность осознанно, отвечая за последствия, избрать для себя тот или иной стиль жизни.

Те, кто следует прежней логике социального поведения: вверх по ступеням реально разрушающейся внутрисоциальной пирамиды или удержать завоеванные высоты, всё более часто будут сталкиваться с разочарованием, поскольку на момент достижения цели, или освоения средств к её достижению, общественная значимость цели исчезнет, или изменятся личные оценки её значимости. Это предопределяет селекцию целей по их устойчивости во времени, и наивысшей значимостью станут обладать “вечные ценности”, освоение которых сохраняет свою значимость вне зависимости от изменения спектра профессий, техносферы и достижений науки.

Соответственно: Быть человеком в ладу с Богом и биосферой, предопределено становится при новом соотношении эталонных частот биологического и социального времени — непреходящей и самодостаточной целью для каждого здравого нравственно и интеллектуально, и этой цели будет переподчинена вся социальная организация жизни и власти, что выразит себя в иной концепции устройства общественной жизни людей в биосфере Земли.

Все элементы человечества как  системы в биосфере Земли: те, кто останется рабом потока житейской суеты, кто не способен своевременно отреагировать на изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени, обречены на отторжение биосферой Земли, переходящей в иной режим своего бытия под воздействием человеческой деятельности последних нескольких тысячелетий. И от биосферы Земли не защитит ни герметичный бункер с протезом Среды обитания, ни медицина…

Тем не менее, все прикладные психологические тесты, построенные на основе воззрений классических психологических школ, не учитывают этого объективного изменения частотных характеристик информационных процессов в современной цивилизации, которое произошло во второй половине ХХ века, и в результате чего общество обрело новые свойства. Соответственно, такие психологические тесты оказываются нечувствительными ко многим опасным психологическим явлениям, но на их основе выдаются ошибочные рекомендации, прежде всего в области подбора и расстановки кадров.

За примерами далеко ходить не надо. Во всем мире в последние годы резко выросла статистика конфликтов в коллективах, обслуживающих атомные электростанции. Это в общем-то известно в кругах специалистов, но не оглашается, якобы потому, что способствует нагнетанию страхов[47] в обществе. Между тем, во всем мире прежде, чем допустить человека для работы в рабочей смене АЭС, проводятся исследования на предмет не только выяснения “психической нормальности”[48] кандидата, но и на предмет создания из “психически нормальных” кандидатов коллектива с хорошей психологической совместимостью.

Тем не менее статистика конфликтности в коллективах АЭС растет повсеместно, вне зависимости от стабильности материального достатка или отсутствия таковой, уверенности в завтрашнем дне, социальной защищенности и т.п. факторов. В этой статистике выражается конфликт нынешней цивилизации и биосферы планеты. Как знаменовал Чернобыль, грандиозная авария на АЭС (конечно, при общебиосферном уровне рассмотрения события) — одно из средств общебиосферной иммунной системы, способное погасить цивилизацию, паразитирующую на биосфере и не способную осознать тупиковость своего пути развития и изменить качество своей жизни.

Каждый человек, будучи частью биосферы, не способен защититься от воздействия биосферы на себя. Поэтому статистика конфликтности в коллективах АЭС растет, и будет расти впредь вопреки усилиям психологов, взращенных на основе воззрений классических школ психологии, забывших что эмоции — надводная часть айсберга некоего смысла, т.е. объективной информации. Можно позаботиться о совместимости надводных частей нескольких айсбергов, но если их попытаться соединить в единое целое, то под водой будет крошево, перемалывающее все несовпадающее, и система рассыплется прежде, чем будет создана.

Нечто подобное и происходит в коллективном сознательном и бессознательном. Только до изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени “айсберги” индивидуальной психики были практически неизменны в течение активной жизни поколения, а “айсберги” коллективной психики культур в подводной их части притирались друг к другу на протяжении многих поколений. И психологические школы к середине ХХ века научились выявлять психологическую совместимость или отсутствие таковой именно в этих информационных условиях. В современных же условиях, после изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени, если в начальный момент времени психологическая совместимость коллектива и была обеспечена, то она предопределенно разрушится за счет чрезвычайно быстрого изменения социально обусловленной информационной составляющей в коллективном и индивидуальном сознательном и бессознательном как общества в целом, так и конкретного коллектива.

Создавать, условно говоря, “динамическую психологию”, при помощи которой можно было бы непрерывно приводить группы людей к психологической совместимости, во-первых, значит идти по пути всеобщего глубокого зомбирования; а во-вторых, это еще более опасно, чем то, что имеет место сейчас, просто потому, что психологический срыв в коллективе, поддерживаемом системой “динамической психологии”, состоящей из таких же людей, будет носить характер срыва лавины (катастрофы), а не медленного роста проблем, как это имеет место сейчас. То есть каждый должен уметь быть психологом для себя, и по крайней мере, — для своих близких дома и на работе.

Это означает, что необходимо учиться самим и учить других сознательно и целесообразно воздействовать как на собственное индивидуальное бессознательное, так и на коллективное сознательное и бессознательное таким образом, чтобы самоуправление общества в целом и подгрупп (коллективов, в том числе) в его составе устойчиво протекало бесконфликтно; в том числе и безконфликтно по отношению к биосфере Земли, поскольку от очищающих факторов общебиосферного иммунитета не сможет защититься и внутренне бесконфликтная цивилизация-паразит на биосфере.

Сцена одарения родившейся принцессы Авроры феями в “Сказке о Спящей красавице” и в одноименном балете П.И.Чайковского — художественный образ, как разными людьми в информационном домино коллективного сознательного и бессознательного выстраивается информационная выкладка — программа дальнейшего течения общих им всем событий[49]. Должно понимать, что в общеизвестном балете показана не противоестественная вымышленная сказочная реальность, а скрытая вне внимательности многих сторона реальной, каждодневной жизни каждого. И человеку не должно по злому умыслу, в порыве страстей или по распущенности в словах и в мыслях принимать на себя роль старухи Карабос по отношению к кому-бы то ни было (в том числе и по отношению к самому себе), закрывая тому пути жизненного[50] развития.

Анализ коллективного сознательного, а также и бессознательного на высказанной — реальной объективной информационной основе — позволяет выявить тенденции в самоуправлении общества под воздействием его коллективного бессознательного и сознательного. Для этого вовсе не обязательно быть “экстрасенсом”, магом и т.п. “сверхчеловеком”: достаточно быть внимательным к прессе, телевидению, тематике книжно-издательской деятельности, и просеивать все их сообщения через тематическое сито, осмысляя всё и соотнося с общим ходом вещей.

«Провидение не алгебра. Ум ч<еловеческий>, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть случая — мощного мгновенного орудия Провидения[51]»,— А.С.Пушкин.

К этому остается добавить, что, хотя и невозможно ему предвидеть случая, но дано ему, уму человеческому, осмыслять множество всех случаев: всё то, что воспринимают чувства, и тем самым дано познавать, что в ладу с благим Божьим промыслом, а что в конфликте с  ним. Соответственно, даже не будучи мистиком-“экстрасенсом”, проведя анализ так или иначе высказываемых в обществе мнений и выявив возможности дальнейшего течения событий, одни из возможностей реально — заблокировать, а другие — поддержать; разными методами: от управления страной посредством сплетен и анекдотов, теле- и радиовещания до публикации фундаментальных научных работ и пересмотра программ общего школьного и специального вузовского образования.

*  *  *

После этого отступления к проблематике коллективного бессознательного и сознательного, как несущих смысл объективных информационных процессов, а не стихии невнятных эмоций и инстинктов, существующих вне смысла, можно прокомментировать еще некоторые фрагменты статьи Ю.Мухина. “Дуэль”, № 16, “Безумный патриот Германии”, цитата: «Строго говоря, Гитлер не употребляет понятия коммунисты вообще, заменив его термином “марксисты”.»

По существу Гитлер в этом случае поступал правильно. Другое дело с какими целями? Марксизм в целом — антикоммунистическая доктрина-ловушка для тех, кто стремится к коммунизму — обществу без употребления одними людьми других людей в своекорыстных целях вопреки жизненным интересам живущих людей и последующих поколений.

С проблематикой коллективного сознательного и бессознательного также связана еще одна управленчески значимая особенность функционирования информационных систем. Из теории управления известно, что в функционировании больших информационных систем проявляется взаимная дополнительность 1) принципов, реализующихся в них по провозглашению (это определено непосредственно так…), и 2) принципов, реализующихся в них же по умолчанию (это — само собой разумеется, и хотя определённо не провозглашено, но введено опосредованно и  определено, через объективные причинно-следственные обуслов­ленности  суще­с­т­вования системы в окружающей её среде).

При этом возможны системы, представляющие собой своего рода “троянского коня”: провозглашаемые при их построении принципы в реальном их функционировании подавляются принципами, объективно введенными в них же по умолчанию и не провозглашенными прямо: они “само собой разумеются”, но… по-разному создателями системы и ее потребителями.

В силу ограниченной информационной емкости носителей и ограниченной мощности средств передачи и обработки информации невозможно построить информационную систему, в которой бы не было информации, введенной в неё по разного рода умолчаниям. Заказчик любой системы должен это понимать и позаботиться о том, чтобы система умолчаний, принятая разработчиком  не противоречила “само собой разумению” заказчика.

Человеческое общество в своем историческом развитии представляет собой также систему, информационным процессам в которой свойственна взаимная дополнительность информации по оглашению и информации по умолчанию. Причем взаимное соответствие информации по умолчанию и информации по оглашению в суперсистемах, к классу которых принадлежит общество, определено не однозначно, а множественно и описывается ста­ти­с­тическими закономерностями.

Но распределение информационного обеспечения самоуправления общества по категориям “умолчания” и “оглашения” в человеческом обществе определяют взаимоотношения коллективного сознательного, в которое попадают все оглашения, и коллективного бессознательного, в которое попадают все умолчания, а многие оглашения проявляют себя не однозначно, попадая в те или иные информационные выкладки. Кроме того следует иметь в виду, что как в психике каждого человека существует внелингвистический уровень обработки информации в неких субъективных образах, так и в коллективном сознательном и бессознательном также существует внелингвистический уровень, также принадлежащий к умолчаниям и управляющий оглашениями.

В антикоммунизме марксизма — главная его тайна для толпы “коммунистов”, верующих марксистским вождям. Эта тайна сразу же обнажается, как только человек переходит от веры в марксистское предание к анализу его смысла в здравом уме и твердой памяти, рассматривая практические возможности организации общественной жизни и деятельности людей на основе следования марксистским воззрениям. Тут сразу всё марксистское дерьмо и выплывает наружу:

  • Философия с основным вопросом: «что первично: материя или сознание?» — вредоносна. Общественно полезная философия должна иметь основным вопросом вопрос о методологии и воспитании культуры, на основе которых предсказуемы последствия человеческого поведения. Если основной вопрос в мировоззренческой системе поставлен как-то иначе и пропагандируется в обществе в качестве ключевого к смыслу жизни, то весь этот мусор препятствует предсказуемости последствий управленческих решений в обществе. Такое общество не способно к самоопределению целей своего развития, не способно к осуществлению избранных целей, не способно к анализу происходящего, что необходимо для коррекции управления. Вследствие этого оно утрачивает способность к самоуправлению и становится орудием в чужих руках.
  • Политэкономия марксизма кроме того, что содержит явные ошибки[52], оперирует фикциями: “необходимое” и “прибавочное рабочее время”, “основной” и “прибавочный продукт” и т.п., которые не поддаются объективному выявлению и измерению в процессе общественного производства, распределения[53] и потребления.

По этой причине все политэкономические фикции не могут быть введены в практическую бухгалтерию, на которой строится управление производством и распределением на уровне микро- и макроэкономики, и на основе анализа которой настраивается система саморегуляции экономики общества в соответствии с целями управления ею. В коммунистическом идеале это — гарантированное удовлетворение жизненных потребностей всех, а не как в толпо-”элитарных” социальных системах — удовлетворение исключительно всех потребностей социальной “элиты” в ущерб большинству, на которое возлагается миссия удовлетворять похоть вседозволенности возомнивших себя “элитой”. Соответственно марксистская политэкономия, несмотря на множество интересных фактов, сообщаемых её классиками, в научном смысле — вздор, а её преподавание в вузах и в школах — мракобесие, препятствующее управленческой деятельности общества в области экономики, как в условиях капитализма, так и в условиях социалистических преобразований и перехода к коммунизму.

  • Таким образом, из трех источников, трех составных частей марксизма остается только учение о социализме и коммунизме, как идеале общественной жизни без эксплуатации человека человеком, понятном и приемлемом трудящемуся большинству. При отсутствии же общественно полезной и работоспособной философии и политэкономии учение о коммунизме в марксизме просто — ловушка для легковерных и лодырей, которым что бы ни делать, лишь бы не работать, с какой целью они и устремляются в аппарат партий и государства и творческие союзы, подчиненные марксистской доктрине.

В этом и есть сущность марксистского антикоммунизма, построенного как господство рабовладельческих умолчаний над коммунистическими оглашениями.

Но коммунизму свойственно провозглашение равенства человеческого достоинства всех людей без исключения, скрытно подавляемое одуряющим основным вопросом философии марксизма и его противоестественной политэкономией; а также антинациональным интернацизмом-космополитизмом марксисткой “элиты” — в историческом прошлом вождей коммунистических Интернационалов от первого до четвертого.

Интернационализм в марксизме понимается двояко: сталинцами — как равенство человеческого достоинства всех людей во многонациональном человеческом обществе, в котором каждая из национальных культур обладает значимостью для развития всего человечества; троцкистами — как искоренение всех национальных культур с заменой их неким протезом культуры —  якобы классовой безнациональной масс-культурой однодневкой, “пролеткультом” для рабочего быдла, в сведенного в трудовые армии.

Последнее в СССР очень ярко выразилось в 1920‑е — начале 1930‑х гг. в деятельности пролеткультовцев, рапповцев и всевозможных авангардистов в искусствах. Сталинизм, особенно после завершения Великой Отечественной войны, противостоял этому антинациональному мракобесию утверждением, что культура каждого из народов СССР должна быть социалистической по содержанию[54] и национальной по форме, а развитие всего множества культур должно протекать на основе их взаимного обогащения, что в перспективе вело к возникновению объединяющей народы, общей им всем культуры, без уничтожения национального культурного наследия их прошлого.

В этом отношении к национальным культурам — принципиальное отличие целей политики сталинизма, от троцкизма, нацизма и западных демократий. Троцкизм, нацизм, западная демократия отличимы друг от друга только средствами, которыми они искореняют национальные культуры. Но всем им свойственно одно: проведение в жизнь учения о примитивной масс-культуре и “элитарной” культуре правящей “элиты”, вне зависимости от того, делается это гласно или молчаливо.

Троцкизм в СССР искоренял национальные культуры гласно под лозунгом классовой борьбы уничтожением представителей прежних правящих классов и их культурного наследия, далеко не всегда антинародного. По умолчанию троцкизм искоренял национальные культуры насаждением — под надуманными предлогами, скрывающими истинную цель, — всевозможного авангардизма в искусствах, в подавляющем большинстве случаев[55] представляющего собой бессодержательный формализм или продукт извращенной и ущербной психики, в силу чего многое из того, что общепризнанно принадлежит сфере искусствоведения одновременно является и полем деятельности психиатрии.

Также и западные демократии спонсорством и рекламой разгула “авангардизма” в искусствах уничтожают национальные культуры, прививая новым поколениям масс-культуру, примитивизирующую и извращающую психику человека по отношению к объективно данным Свыше возможностям её развития.

Нацизм (в прошлом) по отношению ко всем, кого объявили расово-низшими, приступил к планомерному уничтожению памятников их культуры и деятелей культуры. Делалось это военно-полицейскими, т.е. более грубыми и очевидными средствами, чем те, что свойственны и троцкизму с его учением и практикой “пролеткульта”, и западным демократиям с их скулежом о правах человека и разгулом противоестественного сладострастия и потребительского паразитизма.

Но кроме того троцкизму, нацизму и западной демократии, свойственна и поддержка “элитарной” культуры. В Германии это было наиболее явно: раса господ — культура соответственно “элитарная”. В практике троцкизма в СССР и в гражданском обществе западной демократии поддержка “элитарной” культуры носила и носит косвенный, опосредованный характер.

В СССР эту функцию выполнял закон именно об “антисемитизме”, каравший “антисемитизм” наказанием от трех лет лагерей до расстрела (в зависимости от обстоятельств и жертвы обстоятельств), введенный в 1918 г. и активно применявшийся в период еврейско-троцкистского засилья в органах власти и НКВД до середины 1930‑х гг. В юридической практике тех лет, если русский ударил еврея, то это акт “антисемитизма” — вплоть до расстрела; если еврей ударил русского, то это не расистский акт русоненавистничества, а хулиганство — штраф или пятнадцать суток, если обошлось без телесных повреждений. Соответственно выступление в защиту культурных достижений России до 1917 г. — контрреволюционный акт буржуазного национализма; а деятельность пролеткульта и РАППа — строительство культуры нового общества, в котором, однако, доминируют евреи, взращенные в своем большинстве[56] до 1917 г. на ветхозаветно-талмудических идеалах (о которых речь пойдет особо) и защищенные от пресечения их русоненавистничества законом об “антисемитизме”.

Плюс к этому были введены процентные нормы приема национальных меньшинств в вузы, превышавшие их доли в составе населения СССР. При соблюдении этих норм высшее образование, среди прочих нацменьшинств, получали преимущественно евреи за счет ущемления русского народа и это была государственная политика троцкизма в области развития культуры и народного образования. Это не значит, что политика опережающей ликвидации неграмотности и выравнивания уровня образованности разных наций в составе населения СССР была ошибочной политикой Советской власти, но еврейское население империи и до 1917 г. было более образованным чем население коренных наций во всех регионах России и поддерживать это преимущество — означало продолжать угнетать подавляющее большинство населения страны, но в более изощренных формах, чем это имело место до 1917 г.

В западных демократиях наших дней происходит примерно то же самое, что происходило и в СССР эпохи господства во власти троцкизма, но под иным идеологическим соусом и в ином юридическом оформлении. Отношение всякой государственности  к проблеме нацменьшинств и государственной поддержки их культур — один из глобальных критериев соблюдения прав человека по западным стандартам. К числу нацменьшинств повсеместно относится и еврейская диаспора. Кроме того еврейское образование в гражданском обществе Запада поддерживается и негосударственными фондами, получающими финансовую подпитку от частных предпринимателей-евреев, от сочувствующих невежественных неевреев и от холуев сионизма, а главное — непосредственно от банков, которые на Западе на протяжении столетий контролируются еврейскими ростовщическими кланами, благодаря ростовщичеству способными заплатить монопольно высокую цену за всё, в том числе и за преимущественный доступ евреев к системе образования[57].

Но и это не изобретение троцкизма и идеологов якобы деидеологизированного гражданского общества современного Запада.

Это всё продолжение в светской форме “гражданского общества”, в котором религиозные и идеологические убеждения, якобы частное дело каждого, древней политики библейской доктрины общественного устройства, которой программировалось коллективное сознательное и бессознательное Европы на протяжении десятков столетий, и расползшейся как зараза по всему миру с началом эпохи Великих географических открытий.

Чтобы не быть голословными, приведем подборку цитат из общеизвестных библейских писаний (издающихся десятилетиями по благословению сменяющих один другого патриархов Московских и всея Руси), исходя из вопроса о программировании коллективного сознательного и бессознательного и управления поведением общества  вероучениями, пропагандируемыми разными социальными “элитами”.

Ветхий Завет, —  доктрина холодной, т.е. психологической, информационной войны за установление мировой тирании методами компостирования мозгов и финансового паразитизма, доктрина “Второзакония-Исаии”[58]:

“Не отда­вай в рост бра­ту твое­му (по кон­тек­сту еди­но­пле­мен­ни­ку-иу­дею) ни се­реб­ра, ни хле­ба, ни че­го-ли­бо дру­го­го, что воз­мож­но от­да­вать в рост; ино­зем­цу (т.е. не-иу­дею) от­да­вай в рост, что­бы гос­подь бог твой (т.е. дья­вол, ес­ли по со­вес­ти смот­реть на су­ще­ст­во ре­ко­мен­да­ций) бла­го­сло­вил те­бя во всем, что де­ла­ет­ся ру­ка­ми твои­ми на зем­ле, в ко­то­рую ты идешь, что­бы вла­деть ею (по­след­нее ка­са­ет­ся не толь­ко древ­но­сти и не толь­ко обе­то­ван­ной древ­ним ев­ре­ям Па­ле­сти­ны, по­сколь­ку взя­то не из от­че­та о рас­шиф­ров­ке един­ст­вен­но­го свит­ка истории болезни, най­ден­но­го на рас­коп­ках древней психбольницы, а из со­вре­мен­ной, мас­со­во из­дан­ной кни­ги, про­па­ган­ди­руе­мой все­ми Церк­вя­ми  и ча­стью “ин­тел­ли­ген­ции” в ка­че­ст­ве веч­ной ис­ти­ны, дан­ной яко­бы Свы­ше. Кроме того, взято из книги, переведенной совсем недавно, по исторически меркам, в XIX веке с забытого всеми церковно-славянского на разговорный русский язык).— Второзаконие, 23:19, 20. “И бу­дешь гос­под­ство­вать над мно­ги­ми на­ро­да­ми, а они над то­бой гос­под­ство­вать не бу­дут” — Вто­ро­за­ко­ние, 28:12. “То­гда сы­но­вья ино­зем­цев (т.е. по­сле­дую­щие по­ко­ле­ния не-иу­де­ев, чьи пред­ки влез­ли в за­ве­до­мо не­оп­лат­ные дол­ги к пле­ме­ни рос­тов­щи­ков-еди­но­вер­цев) бу­дут стро­ить сте­ны твои (так ны­не мно­гие се­мьи ара­бов-па­ле­стин­цев в их жизни за­ви­сят от воз­мож­но­сти по­ез­док на ра­бо­ту в Из­ра­иль, в котором юридически отрицается равноправие признанных евреями и признанных неевреями) и ца­ри их бу­дут слу­жить те­бе (“Я — ев­рей ко­ро­лей” — воз­ра­же­ние од­но­го из Рот­шиль­дов на не­удач­ный ком­пли­мент в его ад­рес: “Вы ко­роль ев­ре­ев”); ибо во гне­ве мо­ем я по­ра­жал те­бя, но в бла­го­воле­нии мо­ем бу­ду милостив к те­бе. И бу­дут от­вер­зты вра­та твои, не бу­дут за­тво­рять­ся ни днем, ни но­чью, что­бы бы­ло при­но­си­мо к те­бе дос­тоя­ние на­ро­дов и при­во­ди­мы бы­ли ца­ри их. Ибо на­ро­ды и цар­ст­ва, ко­то­рые не за­хо­тят слу­жить те­бе, по­гиб­нут, и та­кие на­ро­ды со­вер­шен­но ис­тре­бят­ся.” — Иса­ия, 60:10 — 12.

Сказано вполне определенно. И в существе сказанного в ней, в «Майн Кампф» и гитлеровском плане «Ост» о судьбе, которую изверги намерены навязать народам мира, нет никакой разницы, за исключением того, на кого доктрина возлагает миссию порабощения остальных и роль “расы господ”. Но, если в случае «Майн Кампф» большинству очевиден сатанизм доктрины[59], то в случае Библии ветхозаветно-талмудические и хри­сти­ан­ские церк­ви[60] на­стаи­ва­ют на свя­щен­но­сти той же самой мер­зо­сти, а ка­нон Но­во­го За­ве­та, про­шед­ший цен­зу­ру и ре­дак­ти­ро­ва­ние еще до Ни­кей­ско­го со­бо­ра (325 г. н.э. по традиционной хронологии), от име­ни Хри­ста про­воз­гла­ша­ет её до скон­ча­ния ве­ков: “Не ду­май­те, что Я при­шел на­ру­шить за­кон или про­ро­ков. Не на­ру­шить при­шел Я, но ис­пол­нить. Ис­тин­но го­во­рю вам: до­ко­ле не прей­дет не­бо и зем­ля, ни од­на ио­та или ни од­на чер­та не прей­дет из за­ко­на[61], пока не исполнится все.” — Матфей, 5:17, 18.

Запрет на “внутринациональное” ростовщичество в иудейской среде позволил управлять снятием в ней многих внутренних экономических антагонизмов за счет перераспределения в культово монолитной “общине” монопольно взимаемого ею ростовщического дохода: это — внутренняя “благотворительность”. Ростовщическая добавка обеспечивает общине доход, превышающий уровень доходов во внешней социальной среде, что позволяет ей не производить, а покупать во внешней среде в готовом виде продукцию и услуги по монопольно высоким ценам[62], которые делают недоступным многое в жизни тем, кто не принадлежит к ростовщичествующей общине. Тем самым некоторая часть еврейства, освобожденная в общине от необходимости производить материальную продукцию и услуги, имеет свободное время для интеллектуальной деятельности вне сферы производства: в консультировании, в управлении, в науке, искусствах и т.п., а также в “высоких технологиях”. Излишек от ростовщических доходов и монопольно производимые услуги “интеллектуального” характера могут быть отданы задаром во внешнюю среду или проданы в неё по бросовым ценам, не подрывающим привычного уровня потребления иудейской “элиты” и устойчивости системы (например, через организацию типа “Фонд Сороса”): это — “благотворительность” во внешней среде, призванная создать в некоторой части общества атмосферу благодарности и сочувствия по отношению к еврейству. Замученный культом (каждую субботу — в синагогу на компостирование мозгов, т.е. на программирование нравственности и психики) или без остатка отдающий себя любимому делу среднестатистический “Бен-Израэль” не задумывается о ростовщическом, но на законных основаниях, вспомоществовании своему благополучию, считает себя законопослушным (по умолчанию: непорочным и добродетельным человеком) и удивляется тому, откуда берется “антисемитизм”, являющийся внешней — по отношению к еврейству диаспоры — реакцией на организованное еще в древности ростовщическое угнетение посредством еврейства общества и биосферы Земли.

Эта реакция на организованный паразитизм, в историческом прошлом была преимущественно эмоциональной, лишенной основы альтернативной ростовщичеству концепции, организующей общество, поскольку из под Библии простому люду было не вырваться, и потому она встречала презрение вне ростовщичествующей общины со стороны прикормленных внешней “благотво­ритель­ностью” толпы “интеллектуалов”-”гуманистов” в “элитах” национальных обществ, которые никогда не задумывались в своем большинстве о такого рода целостности информационной системы Библейской культуры. И эта реакция простонародья на организованный расово-вероисповедальный паразитизм, в своих крайних — погромных — проявлениях вызывает и по сию пору ужас среди еврейства и прикормленных им сочувствующих “интеллигентов”, которые именуют коллективно бессознательный АНТИПАРАЗИТИЗМ «агрессивным антисемитизмом», вместо того, чтобы очистить еврейскую же культуру от её паразитической составляющей.

В светском же гражданском обществе Запада, те кто все это знает и проводит в жизнь, не привлекают к проблеме внимания всех остальных. А те, кто этого не знает, — те живут в качестве придатков к своему рабочему месту на положении рабов никчемной суеты под управлением коллективного сознательного и бессознательного, в котором господствует эта расово-”элитарная” мерзость, адресованная по принципу “каждому — свое”.

То есть нацизм (гитлеризм в частности), троцкизм, и гражданское общество западной демократии имеют гораздо больше сходства чем различий. Различия же выливаются в склоку на предмет: кому быть “элитой” (наследственной),  “расой господ”, а кому быть невольниками, рабочим быдлом; и как это вожделение тирании провести в жизнь, чтобы не свернуть себе же шею и устранить при этом конкурентов, стремящихся точно также к насаждению глобальной тирании.

Но если национал-социализм получил название “нацизм”, то ему соответствует и дополнение “интернацизм” — уместное по отношению к многоликой библейской доктрине, будь она в формах никейского христианского общества, гражданского общества западных демократий наших дней, или в марксистско-троцкистских проектах прошлого и настоящего. Кроме того следует знать, что исторически реально нацизм — порождение хозяев многоликого интернацизма, что и объясняет многие белые пятна и недоумение в истории нацизма и выпячивание других его сторон на всеобщее обозрение.

Провозглашение равенства человеческого достоинства людей, вне зависимости от их происхождения, противно расовой доктри­не гитлеризма. По той причине, чтобы размежеваться с коммунизмом не только в политической практике, но и в терминологии, для гитлеризма были предпочтительнее термины производные от “марк­сизма”, а не от “коммунизма”: в доме избравших судьбу быть повешенными тоже не говорят о веревке.

Гитлер и его сподвижники не провели содержательного анализа смысла марксизма, но только возбудили к марксизму бессмысленную эмоционально взвинченную ненависть. Поскольку марксизм отождествлялся в сознании большинства с коммунизмом, то Гитлер возбудив таким методом ненависть к коммунизму, был не антимарксистом, а антикоммунистом, также как антикоммунистом объективно был и К.Маркс, сформировавший — вне зависимости от своих притязаний — марксизм в качестве вполне работоспособной доктрины-ловушки для коммунистов. В отличие от антикоммунизма марксизма (интернацизма), антикоммунизм гитлеризма (нацизма) — обнажен.

Но при взгляде в историческое прошлое необходимо понимать, что марксизм реально несет в себе не только ложь извращения знаний и приманку коммунистических идеалов, но несет и кое-какие и близкие к объективной истине мировоззренческие модели, которые его хозяева внедрили в общество для того, чтобы марксисты-интернацисты превзошли своих оппонентов из национальных правящих элит государств, подвергнутых марксистским революциям с целью завоевания мирового господства интернацистами[63]. Диалектический материализм — первая методологическая философия, которая открыто пропагандировалась в обществе. Каждый, поняв эту сторону марксизма, обретал открытую возможность отстроиться от марксистского вздора и перейти к мировоззрению, ориентированному на предсказуемость последствий поведения отдельных людей и целых обществ, что необходимо для построения системы общественного самоуправления, неподвластного хозяевам интернацистов.

Это обстоятельство приводит к тому, что, в отличие от гитлеризма, дееспособность которого определяется наличием в обществе вождя-мистика, марксизм (а также коммунизм в марксистской смирительной рубашке; и сталинизм, как выражение коммунизма, в частности), при смене поколений не зависимы по отношению к наличию или отсутствию в обществе марксистского (коммунистического) вождя-мистика[64].

По этой причине интернацизм и коммунизм исторически более устойчивы, чем нацизм, или иной национал-вождизм, чья дееспособность обусловлена не культурой, наследуемой новыми поколениями, а дееспособностью простого смертного, занимающего должность «вождя народа» в структуре общественных отношений.

После себя гитлеризм не оставил ни методологической философии, ни теории организации самоуправления общества и его экономики, которую можно было бы потомкам почерпнуть из книг. Расовая доктрина это не теория, а апелляция к коллективному бессознательному на уровне коллективных условных рефлексов, но даже не генетически обусловленных инстинктов — безусловных рефлексов. Политика Германии во всех областях определялась по наитию, точнее одержимостью[65] фюрера, и до 1938 г. она была достаточно эффективной как внутри страны, так и за её пределами: это признавали и многие противники-современники гитлеризма.

В.Пруссаков в кн. “Оккультный мессия и его рейх” о мистической особенности персоны Гитлера пишет следующее:

«Но была у него и другая мечта — изменить жизнь на всей планете. Порой оказывалось, что тайная мысль выпирала из него, неожиданно просачивалась сквозь крошечную щель. Он говорил Раушнингу: “Наша революция — новый этап, или, вернее, конечный этап эволюции, приводящий к вытеснению истории…”. Или еще: “Вы ничего не знаете обо мне, мои товарищи по партии не имеют никакого представления о снах, терзающих меня, и о грандиозном здании — только его  фундамент будет создан, когда я умру. Бывают решающие повороты в мире и мы сейчас стоим перед таким поворотом времен…[66] Произойдет потрясение планеты, которое вы, непосвященные, не можете понять… То, что происходит сейчас, это больше, чем рождение новой религии… (текст выделен нами)”» — с. 147.

Это не пустые разговоры о “мистике” и удивительных совпадениях казалось бы разрозненных случаев, которыми многие тешат себя от безделья в застольных беседах. Приведем описание положения, в котором оказались образованные и интеллектуально развитые, далеко не глупые и сами по себе дальновидные люди в руководстве Германии при фюрере-мистике; а вместе с ними и вся Германия.

Борис Бажанов в 1920-е гг. был техническим секретарем Политбюро и Сталина. В 1928 г. он бежал из СССР и, будучи в эмиграции, вел себя как деятельный противник государственного строя СССР. Во время советско-финляндского конфликта он (с согласия правительства Финляндии) организовал из советских военнопленных добровольческую воинскую часть, которая успела принять эффективное участие в войне на стороне Финляндии, и не разбежалась по прибытии на фронт, дабы бойцам вернуться на «советскую родину». Этот факт, хотя и не пропагандировался в СССР,  получил довольно широкую известность и за неделю до нападения Германии на СССР Б.Бажанова пригласили в Берлин, дабы проконсультироваться с ним по российской проблематике третьего рейха.

Он объяснил немцам, что если они смогут патриотизм русского народа повернуть против правящего в СССР режима, то победят; если же режим сможет опереться на патриотизм русского народа, то гитлеровскому режиму в Германии — могила. Примерно в то же время сокрушительный разгром в случае войны с СССР режиму в Берлине обещал и живший в эмиграции И.Л.Солоневич, автор книги “Народная монархия”, после 1991 г. ставшей известной и в России. Даже одна группа экспертов из Абвера закончила жизнь в концлагере после того, как в процессе анализа плана “Барбаросса” пришла к выводу, что “эти русские” успеют эвакуировать промышленность на Восток, развернуть производство вне досягаемости вооруженных сил Германии, война примет затяжной характер, и Германия потерпит поражение вследствие истощения её ресурсов даже в случае нейтралитета США. Тем не менее Гитлер напал на СССР, объясняя нападение тем, что это — превентивный удар, упреждающий нападение на него Сталина, к чему мы еще вернемся.

Примерно месяц спустя после начала войны, когда у гитлеризма возникли первые проблемы на территории СССР и в отношении Рабоче-Крестьянской Красной Армии, военнопленных, и населения оккупированных территорий[67], Б.Бажанова снова пригласили к Лейббрандту[68].

Б.Бажанов вспоминает:

«Мы опять спорим о перспективах, о немецкой политике, говоря о которой я не очень выбираю термины, объясняя, что на том этаже политики, на котором мы говорим, можно называть вещи своими именами. Но Лейббрандт возражает всё более вяло. Наконец, сделав над собой усилие, он говорит: “Я питаю к вам полное доверие; и скажу вам вещь, которую мне очень опасно говорить: я считаю, что вы во всём правы.” Я вскакиваю: “А Розенберг?” — “Розенберг думает то же, что и я.” — “Но почему Розенберг не пытается убедить Гитлера в полной гибельности его политики?” — “Вот здесь, — говорит Лейббрандт, — вы совершенно не в курсе дела. Гитлера вообще ни в чем невозможно убедить[69]. Прежде всего, только он говорит, никому ничего не дает сказать и никого не слушает.

А если бы Розенберг попробовал его убедить, то результат был бы только такой: Розенберг был бы немедленно снят со своего поста кk