Обыкновенное чудо управлять, без осознания формулы Любви

Ориентировочное время чтения: 98 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

 

 

Хозяйка: — …Тебе трудно, сынок?

   Медведь: — Да, хозяйка! Быть настоящим человеком – очень нелегко.

 

Оглавление

Пояснение к пониманию ключей.
В любви нет трусости.
Отношения трактирщика и хозяина.
О демонах и Человеках.
Немного о любви.
Нет осознания формулы любви.
Свидетель арап Маргадон.
О любви Алексея Алексеевича.
Матрично-эгрегориальное продолжение.
Живая любовь.

 

В данной статье образ волшебника-хозяина из пьесы Евгения Шварца «Обыкновенное чудо» и образ графа Калиостро из одноимённой повести Алексея Толстого в символизме относятся к представителям глобальной предикции. Это литературные образы эгрегориальных воплощений. Остальных героев не рассматриваем с тем, что это не является задачей статьи. Цель статьи пояснить на художественных образах представляемую картину о безструктурном управлении в матрично-эгрегориальном сегменте представителями ГП.

В 1978 году на советский экран вышел фильм «Обыкновенное чудо» режиссёра и сценариста Марка Захарова. Это вторая редакция одноимённой пьесы[1], первая была сделана в 1964 г. Эрастом Гариным. «Обыкновенное чудо» – экранизированная сказка Евгения Шварца, написанная в 1948 г. Тогда она называлась «Медведь», а новое, известное всем, название появилось в 1954 г.

«Актёр и режиссёр Михаил Козаков в своей книге воспоминаний рассказал, как в 1948 году в Комарово присутствовал на первой читке пьесы. Автор произведения прикрепил к первому листу произведения обёртку от конфет «Мишка на севере». После того, как театральные деятели ознакомились с текстом, поэт и драматург Анатолий Мариенгоф обратился к коллеге: «Пьеска – что надо. Но теперь спрячь её и никому не показывай, — и добавил, обращаясь к 13-летнему Козакову. – А ты, Мишка, никому не протрепись, что слушал»[2].

Евгений Шварц написал в прологе к пьесе:

«В сказке очень удобно укладываются рядом обыкновенное и чудесное и легко понимаются, если смотреть на сказку как на сказку. Как в детстве. Не искать в ней скрытого смысла. Сказка рассказывается не для того, чтобы скрыть, а для того, чтобы открыть, сказать во всю силу, во весь голос то, что думаешь».

Авторская работа, над каким либо произведением заключается в необходимости сконцентрировать увиденное, пережитое, чувственное наблюдение своей жизни, жизни ближайшего окружения сделав определенные выводы, а так же соотнестись с включенной в психику информационно-алгоритмической системой как своей личностной, так и коллективной (эгрегора). Представив, выразив в образах своего миропонимания.

Для Евгения Шварца желание рассказать о своем видении управленческих структур, вылилось в написание сказки, но так как это всего лишь сказка, то и судить не за что. О чем он и поясняет,  — не нужно искать скрытый смысл — оно и так всё видно. Но, что бы увидеть механизмы управления, необходимо подобрать ключи.

Обратимся к тексту пьесы. Посмотрим на диалог хозяина-волшебника и хозяйки в начале пьесы.

Хозяин: Кто тебя посмел обидеть?
Хозяйка: Ты.
Хозяин: Да не может быть! Ах, я грубиян! Бедная женщина, грустная такая стоит, головой качает… Вот беда-то! Что же я, окаянный, наделал?
Хозяйка: Подумай.
Хозяин: Да уж где тут думать… Говори, не томи…
Хозяйка: Что ты натворил нынче утром в курятнике?
Хозяин: (хохочет). Так ведь это я любя!
Хозяйка: Спасибо тебе за такую любовь. Открываю курятник, и вдруг – здравствуйте! У всех моих цыплят по четыре лапки…
Хозяин: Ну что ж тут обидного?
Хозяйка: А у курицы усы, как у солдата.
Хозяин: Ха-ха-ха!
Хозяйка: Кто обещал исправиться? Кто обещал жить, как все?
Хозяин: Ну дорогая, ну милая, ну прости меня! Что уж тут поделаешь…
Ведь все-таки я волшебник!
Хозяйка: Мало ли что!
Хозяин: Утро было веселое, небо ясное, прямо силы девать некуда, так хорошо. Захотелось пошалить…
Хозяйка: Ну и сделал бы что-нибудь полезное для хозяйства. Вон песок привезли дорожки посыпать. Взял бы да превратил его в сахар.
Хозяин: Ну какая же это шалость!
Хозяйка: Или те камни, что сложены возле амбара, превратил бы в сыр.
Хозяин: Не смешно!
Хозяйка: Ну что мне с тобой делать? Бьюсь, бьюсь, а ты все тот же дикий охотник, горный волшебник, безумный бородач!
Хозяин: Я стараюсь!

Здесь мы знакомимся с героями хозяином-волшебником и его женой. Шварц характеризует своего героя, как безпринципного волюнтариста  и его деятельность с экспериментами над живыми существами является для него шалость, что говорит о  нравственности волшебника, а так же даёт нам небезызвестные ключи к пониманию пьесы.

Дикий охотник – при упоминании дикий  в сути своей обозначает, что неуправляемый, не связан общими принципами с обществом охотников.

Горный волшебник – местонахождение

Безумный бородач – борода как символ кредитно-финансовой системы, и без ума созданная.

Назвав желание делать «чудо» хозяина-волшебника… шалостью, автор показал нравственность управленцев, владеющих магией, т.е. матрично-эгрегориальным способом управления, который относится к безструктурному управлению.

 

Пояснение к пониманию ключей.

Бесструктурное управление возможно в суперсистемах, состоящих из множества аналогичных в некотором смысле друг другу элементов. Элемент суперсистемы, рассматриваемый сам по себе, может оказаться системой или также суперсистемой. Поэтому для краткости для указания на систему, объемлющую множество вложенных в неё элементов-систем, избран термин «суперсистема». Каждый из элементов суперсистемы обладает способностью запоминать проходящую через него информацию вероятностным образом и также вероятностным образом передавать информацию другим элементам, входящим в это множество; то есть во множестве могут протекать процессы прямого и обратного отображения. Поведение же элементов этого множества определяется их внутренним информационно-алгоритмическим состоянием. В совокупности это означает, что:

  1. Все элементы самоуправляемы на основе информации их памяти.
  2. Каждым из них можно управлять извне, поскольку они могут принимать информацию в память (по 1).
  3. Они могут управлять другими элементами (по 1, 2), поскольку могут выдавать информацию из памяти другим элементам множества.

Циркулярное распространение информации (т.е. одна и та же информация проходит через множество элементов), подчинённое некоторым статистическим характеристикам и разного рода оценкам возможного течения событий, несёт в себе вероятностную предопределённость изменения информационного состояния памяти элементов множества. Вероятностно предопределённое изменение состояния памяти элементов ведёт к изменению статистических характеристик их самоуправления. Если распространение информации в этом множестве и его последствия обладают устойчивой предсказуемостью в статистическом смысле (то есть порождает предсказуемую статистику явлений), то возможно бесструктурное управление этим множеством, а также и его бесструктурное самоуправление. В таком множестве элементов, обладающих различным информационным состоянием их памяти, подчинённым статистическим закономерностям, существует вероятностная предопределённость и вероятность того, что циркулярное безадресное прохождение в среде информационного модуля определённого содержания приведет к тому, что элементы множества на основе самоуправления сложатся в одну или более структур, ориентированных на некий, соответствующий указанному информационному модулю вектор целей в течение вполне приемлемого интервала времени, а вектор ошибки в возникшем процессе управления не выйдет за допустимые пределы.

Другими словами: при бесструктурном управлении множество более или менее аналогичных один другому элементов вероятностно предопределённо порождает из себя замкнутые системы, отвечающие заданному вектору целей и множеству допустимых векторов ошибки.

Главное отличие бесструктурного управления от структурного: структура формируется не директивно-адресно до начала процесса управления, а возникает управляемо и вероятностно предопределённо в ходе процесса управления на основе преимущественно безадресного циркулярного распространения информации. Поэтому множество элементов, в котором протекает процесс бесструктурного управления, само является замкнутой системой[3] иерархически упорядоченных контуров прямых и обратных связей, архитектура которой меняется в ходе процесса управления. Также это множество элементов является средой, порождающей из себя структуры в процессе её самоуправления.

Бесструктурное управление в его существе — управление статистическими характеристиками множественных (массовых) явлений на основе господствующих над множеством элементов вероятностных предопределённостей хранения, распространения и переработки информации и их оценок на основе чувства меры и статистических моделей [ДОТУ].

Человечество в биосфере планеты выделяется наличием культуры, под коим термином мы понимаем весь объем генетически не наследуемой информации, передаваемой в обществе от поколения к поколению; но при этом генетически обусловлен, и передается от поколения к поколению генетический потенциал способностей к освоению культурного наследия предков и к его дальнейшему преобразованию. [Дело было в Педженте].

Наша культура, так или иначе, позволяет анализировать прошедшее процессы цивилизации. Характеристика передаваемой информации по поколению в обществе может быть, только лишь с повышением качества управленческих технологий для общества. Это следует[4] из достаточно общей теории управления (ДОТУ). С другими характеристиками  качества информации – с понижением качества управленческих технологий в обществе, общество погибнет. Информационно-алгоритмические системы, поля будут поглощены средой, ноосферой. Т.к. основой существования общества, как суперсистемы на Земле, является постоянное создание алгоритмик общественного, коллективного сознания. Но о том, что мы создаём, тоже зависит наше пребывание на Земле, об этом ниже в статье пойдет разговор.

Матричные процессы и включенная в них коллективная психика людей, информационно-алгоритмические системы (эгрегоры) позволяют рассматривать процессы на большем промежутке времени, чем самая долгая жизнь человека. Передача знаний о процессах происходит как явно, через исторически-культурные реликвии. Так и не явно. Через непроявленные в материальной структуре информационного-алгоритмических систем включенных в безсознательные уровни психики людей. Из чего писатели-фантасты могут получать информацию и писать о будущем. Есть и такие, что свои познания мира направляют не в далекое технологическое будущее, а в формирование матрицы управляющего действия в отношении всего общества. Так и выходит, что единицы из писателей являются инженерами будущих событий, но не в плане технологий, а в плане методологий. Это связано с творческим потенциалом человека, анализируя прошедшее, выстраивая в своей мыслеформе модели представления о структуре мироздания. И нет ничего удивительного, что в построенной модели мироздания приходится искать причинно-следственные связи, которые в свою очередь выводят на понимание управляющих процессов в обществе.

То есть информационно-алгоритмический обмен, являющийся сутью процессов управления и самоуправления, в обществе носит двухуровневый характер:

1) на уровне биополевой общности людей и

2) на уровне культуры (виды искусств, средства массовой информации, наука и образование и их вещественные носители и связанные с ними общественные институты).

Коллективное бессознательное и спектр осознаваемых людьми мнений в таком понимании функционирования коллективной психики, будучи объективно существующим информационно-алгоритмическим процессом, поддаётся целенаправленному сканированию[5] и анализу, поскольку обрывки информационных модулей так или иначе находят своё выражение в произведениях культуры разного рода: от ахинеи «жёлтой прессы» до фундаментальных научных монографий, в ряде случаев понятных только самим авторам и нескольким их наиболее «продвинувшимся» коллегам.

Один человек или аналитическая группа в состоянии систематически сканировать множество публикаций и высказываний разных людей по разным вопросам, выбирая из этого множества фрагменты функционально-ориентированных информационных модулей, принадлежащих коллективному бессознательному и управленчески значимому множеству сознаний участников соответствующего коллектива [Основы социологии 13.2.3].

 

В любви нет трусости.

Вернемся к разбору пьесы Евгения Львовича в русле понимания ключей предоставленных им. В его повествовании представители Глобального Предиктора названы «волшебником», мы же дополним определением – маг, волшебник-маг – формирующий магию. Магия здесь выступает как процесс изменения матрично-алгоритмической системы.

По сюжету пьесы, юноша должен был превратиться из человека обратно в медведя, после того как поцелует принцессу. Но «медведь» осознав катастрофичность такого превращения, пошел наперекор «судьбе» и отказался от выполнения заложенной программы волшебника-мага. На что последний стал мешать встрече любящих людей, но на то пьеса и сказка, что бы соединить два любящих сердца без каких либо катастроф.

Хозяин: Что? Как? Не может быть! Я привел их в эту уютную гостиницу да, завалил сугробами все входы и выходы. Я радовался своей выдумке, так, радовался, что вечный снег и тот растаял и горные склоны зазеленели под солнышком. Ты не поцеловал ее?

Медведь: Но ведь…

Хозяин: Трус!

В приведенном выше диалоге мы обнаруживаем конфликт волшебника-мага с, казалось бы, управляющим объектом — медведем превращенного в человека. Если интерпретировать это явление, то можно утверждать, что управленческий кризис ГП в отношении управления людьми с типом строя психики – зомби переходит в фазу конфликта, как только тип строя психики последних переходит к человеческому ТСП.

В отместку, а также, что бы принудить Медведя выполнять заложенную программу мага, волшебник-маг перестает формировать «случайности» для встречи Медведя и принцессы — это нам становится понятным из сцены приезда волшебника-мага к королевской «элите»:

Трактирщик: Здравствуйте, здравствуйте, дорогие мои! Вы знаете, что у нас тут творится! Помогите нам. Администратор стал принцем и не пускает медведя к бедной принцессе.
Хозяйка: Ах, это совсем не Администратор.
Трактирщик: А кто же?
Хозяйка: Мы.
Трактирщик: Не верю! Вы клевещете на себя!
Хозяин: Замолчи! Как ты смеешь причитать, ужасаться, надеяться на хороший конец там, где уже нет, нет пути назад. Избаловался! Изнежился! Раскис тут под пальмами. Женился и думает теперь, что все в мире должно идти ровненько да гладенько. Да, да! Это я не пускаю мальчишку сюда. Я!

О типах строя психик будет пояснение ниже в статье, здесь же хотелось бы пояснить, что в реализации целей на практике, для магов находящиеся в демоническом типе строя психики цель – оправдывает любые средства.

Трактирщик: А если все — таки мальчик проберется сюда…
Хозяин: Ну уж нет! Самые тихие речки по моей просьбе выходят из берегов и преграждают ему путь, едва он подходит к броду. Горы, уж на что домоседы, но и те, скрипя камнями и шумя лесами, сходят с места, становятся на его дороге. Я уже не говорю об ураганах. Эти рады сбить человека с пути. Но это еще не все. Как ни было мне противно, но приказал я злым волшебникам делать ему зло. Только убивать его не разрешил. [Данный фокус хотелось бы рассмотреть с читателями в комментариях, если у кого нибудь есть мнение, почему не разрешил волшебник-маг убивать Медведя – напишите]
Хозяйка: И вредить его здоровью.
Хозяин: А все остальное — позволил. И вот огромные лягушки опрокидывают его коня, выскочив из засады. Комары жалят его.
Хозяйка: Только не малярийные.
Хозяин: Но зато огромные, как пчелы. И его мучают сны до того страшные, что только такие здоровяки, как наш медведь, могут их досмотреть до конца, не проснувшись. Злые волшебники стараются изо всех сил, ведь они подчинены нам, добрым. Нет, нет! Все будет хорошо, все кончится печально. Зови, зови друзей прощаться с принцессой.

Как видите Евгений Львович описывая поведение мага не жалеет ни людей ни животных, но это уже не желание Евгения Шварца, а его эгрегориальная подключка, как говорят писатели — линия повествования и ничего изменить писатель не может, герои его произведения живут самостоятельной жизнью. Предположим, что автор произведение решил изменить алгоритмику поведение героя произведения, тогда автору придется поставить героя в какие то обстоятельства, при которых уже возможна смена алгоритмики поведения героя. Но обстоятельства в хорошем произведении не случаются просто так, само произведение это тоже алгоритмика обстоятельств и случайностей. Отсюда следует, что все зависимости героев от обстоятельств находятся в матричной последовательности действий.

 

Отношения трактирщика и хозяина.

Многое становится нам понятным, если мы будем рассматривать диалоги героев пьесы с предоставленными ключами самим автором пьесы:

Трактирщик: …Неужели ты совсем разучился обмениваться мыслями на расстоянии? Целый год я вызываю тебя — и все напрасно. Отец эконом!..

Многие необъяснимые для нас сегодня вещи для представителей ГП не представляются сложным, так как сегодняшние представление о физических законах природы не может нам объяснить и создать модель явления – телепатии. По существу телепатией может обладать любой человек т.к. обработка информационных потоков свойственна человеческому разуму. Осталось только сформировать представления о мироздании как о целостной картине мира и процессе развития триединства Материи-информации-Мѣры в единообразии. Передача информации происходит за счет отражения материи саму на себя, и информация не может существовать без материального объекта, она «стелется» в колебательных процессах отраженных от материальных объектов и как только возникают отраженные волны, они начинают уплотнять структуру материи – эфир, за счёт сформировавшихся стоячих волн. И каким будет новый объект, в мироздании, зависит от меры/количества волн вошедших в гармонику. Такое представление о триединстве может  нам даст «техническую характеристику» о приёмопередающем устройстве.

В этом же диалоге мы находим подтверждение того, что маг является «держателем» финансового управления своего дома — «отец эконом» казалось бы, причем здесь эконом? – А вот причем, его построенный «дом» – это в целом вся библейская культура и именно представители ГП являются основателями экономической модели в библейской культуре мира.

Так же Евгений Львович нам показывает, что безструктурное управление не понимаемо и соответственно не исходит от ближайшего окружения ГП. Так удивлению трактирщика, нет предела. Трактирщик покинул свой трактир, а работа трактира не нарушилась:

…Как говорят люди? Без него гостиница как тело без души? Это без меня, то есть? Спасибо, старый козел, порадовал ты меня. Ну а еще что? В остальном, говоришь, все  как было? Все по-прежнему? Вот чудеса-то! Меня там нет, а все идет по-прежнему! Подумать только…

В пьесе трактирщик и маг беседуют в телепатическом диалоге, и в этом же диалоге автор представляет нам механизм работы надгосударственной мафии:

…Охотник пришёл, а медведь пропадает, неведомо где. По всей видимости, принц-администратор не пропускает его к нам всеми неправдами, какие есть на земле. Да, представь себе, Администратор теперь принц, и силен, как бес. Деньги, брат. Он до того разбогател, что просто страх. Что хочет, то и делает. Волшебник не волшебник, а вроде того….

Мнение о том: “у кого деньги, у того и власть”, очень  сильно преувеличено, хотя данное мнение привлекательное для понимания технологии управления общественными процессами. И именно это мнение стараются распространять в общественном сознании. Но это мнение ошибочное, для обывателей, его опровергает сам же хозяин-маг в монологе перед королевской «элитой»:

Трактирщик: Здравствуйте, здравствуйте, дорогие мои! Вы знаете, что у нас тут творится! Помогите нам. Администратор стал принцем и не пускает медведя к бедной принцессе.
Хозяйка: Ах, это совсем не Администратор.
Трактирщик: А кто же?
Хозяйка: Мы.
Трактирщик: Не верю! Вы клевещете на себя!
Хозяин: Замолчи! Как ты смеешь причитать, ужасаться, надеяться на хороший конец там, где уже нет, нет пути назад. Избаловался! Изнежился! Раскис тут под пальмами. Женился и думает теперь, что все в мире должно идти ровненько да гладенько. Да, да! Это я не пускаю мальчишку сюда. Я!

Так и в нашей повседневной жизни многие люди путают обладание суммой денег с реализуемой на практике способностью управлять.

 

О демонах и Человеках.

В том же телепатическом диалоге трактирщик продолжает, а Евгений Львович подкидывает и подкидывает нам ключи к разбору его пьесы:

…Нечего ржать, демон, ты ничего не понимаешь в любви, ты монах.

Вот хороший пример работы матрицы, посмотрите, как в сюжете пьесы отразилось представление Шварца о том, в каком типе строя психике пребывают те, кто формирует культуру на Земле – «нечего ржать, демон» обращается трактирщик к волшебнику-магу. Т.е. прямое попадание в терминологический аппарат КОБ[6]

Причем же здесь монах? Почему обрисовав волшебника-мага Евгений Львович обращается к образу монаха и обвиняет его в не умении любить?

Ответы найдем, немного почитав о монашеской жизни, на сайте Саввино-Сорожевского монастыря русской православной церкви, московского патриархата:

…Православное христианство учит: природа человека в корне поражена грехопадением, из-за которого произошел разрыв человека с Богом. Повреждение грехом носит наследственный характер, оно стало нормой для человека. Сам человек не может себя исправить, ему это просто не по силам, — человеческими усилиями первородный грех непреодолим. Все потомки Адама и Евы несут на себе не вину за их прародительский грех, а печать первородного греха — мы непреодолимо заражены склонностью ко всему греховному, и единственное спасение — во Христе, в Его Жертве….

Смысл монашеской жизни — это как можно большее единение души с Богом, для чего человек всемерно очищает сердце от всего, что может этому единению препятствовать. Стремление к малопонятному для мира монашескому образу жизни проистекает, с одной стороны, из осознания человеческой удобосклонности, подвластности греху и желания освободиться от тирании страстей, с другой — из любви ко Христу, которая подталкивает выполнить не только обязательные заповеди, но и принести Богу некий дар — то, что человек может сделать сверх обязанности, именно по любви.

Монашеский образ жизни становится не только понятным, но и необходимым, если правильно уяснить православное учение о первородном грехе, то есть о всемерном греховном повреждении человека.

Целью монашества является осознание в себе греховной поврежденности, исправление ее с помощью благодати Божией, достижение обожения и помощь миру молитвой. И главными средствами достижения этой цели выступают молитва, воздержание и послушание.[7]

Как видим из приведенного текста, в монашестве нет любви, цель в монашестве осознать в себе греховную поврежденность. Наследуемый грех люди не могут исправить сами, поэтому исправление может быть только в достижении “обожения” через молитву, воздержанием и послушанием. Но причем здесь волшебник-маг? В чем же здесь нестыковка? – В том, что волшебник-маг не является простым человеком, это эгрегориальное воплощение людских идей, мыслей. И монашество использует людей для вбирания и подключения, в виде батареек через молитву. Т.е. предоставленный ключ подводит нас к изучению вопроса, с какой целью необходимо монашество эгрегориальному воплощению.

Молитва есть главное дело. Она и есть путь наш к Богу. (Свт. Феофан Затворник)

Связь эгрегора с человеком происходит на тех же принципах, что и связь человека с Богом – в молитвах. И именно поэтому эгрегориальное воплощение не достигшее уровня Вседержительности использует подключки к человеку через молитвы, а кто ближе всего к молитвам? – монахи, вырванные из общества людей.

Подключка к эгрегору происходит через ослабление веры к Вседержителю, Богу как надмирной реальности. Формируя образы, не относящихся к мировоззрению Материи-Информации-Мѣры и потере различения процессов (см. работу ВП СССР “Мастер и Маргарита”: гимн демонизму? либо Евангелие беззаветной веры), что ведет к обращению в веру в выдуманного людьми бога. Можно сказать, что человек переподключается с большей сети на меньшую, при этом возникают необратимые процессы в здоровье человека (это тема других статей).

Почему же демонический монах ничего не понимает в любви, мы разберем во второй части статьи, где будем рассматривать фильм «Формула любви»

Демонизм глобального управления описан автором и в начале пьесы: в сцене знакомства юноши-медведя с хозяйкой дома, когда юноша зашел в дом к волшебнику-магу, выяснилось, что маг уже как 7 лет назад изменил сущность медведя в обличие человека. По сути, в программированного биоробота, вложив в него программу, при выполнении которой, юноша должен был вернуться в образ медведя и погибнуть от пули охотника.

Хозяйка: Садитесь к столу, пожалуйста, выпейте кофе, пожалуйста. Как вас зовут, сынок?
Юноша: Медведь.
Хозяйка: Как вы говорите?
Юноша: Медведь.
Хозяйка: Какое неподходящее прозвище!
Юноша: Это вовсе не прозвище. Я и в самом деле медведь.
Хозяйка: Нет, что  вы… Почему? Вы двигаетесь так ловко, говорите так мягко.
Юноша: Видите ли… Меня семь лет назад превратил в человека ваш муж. И сделал он это прекрасно. Он у вас великолепный волшебник. У него золотые руки, хозяйка.
Хозяин: Спасибо, сынок! (Пожимает Медведю руку.)
Хозяйка: Это правда?
Хозяин: Так ведь это когда было! Дорогая! Семь лет назад!
Хозяйка: А почему ты мне сразу не признался в этом?
Хозяин: Забыл! Просто-напросто забыл, и все тут! Шел, понимаешь, по лесу, вижу: молодой медведь. Подросток еще. Голова лобастая, глаза умные. Разговорились мы, слово за слово, понравился он мне. Сорвал я ореховую веточку, сделал из нее волшебную палочку – раз, два, три — и этого… Ну чего тут сердиться, не понимаю. Погода была хорошая, небо ясное…
Хозяйка: Замолчи! Терпеть не могу, когда для собственной забавы мучают животных. Слона заставляют танцевать в кисейной юбочке, соловья сажают в клетку, тигра учат качаться на качелях. Тебе трудно, сынок?
Медведь: Да, хозяйка! Быть настоящим человеком — очень нелегко.

И дело не в том, что жена волшебника обвиняет его в забаве, демонизм мага проявляется в отношении к окружающему их миру, ИМ забавно менять его под свои желания, а не стремиться жить в сопричастности к природе. Но некоторые упоротые могут возразить, что их уровень знаний позволяет им манипулировать жизнями божьих созданий и стихиями Земли. Процессами находящимися под властью Божьего промысла.

Именно это и является богоборчеством, когда пытаются заменить своей персоной Его провидение. Все знания на Земле ничто по сравнению со «знаниями» вселенной. Ответ «демонам» должен быть один – нужно жить в русле Божьего промысла опираясь при этом на чувство совести и интуицию, отсекая одержимость и наваждения.

В триединстве МИМ нет месту подмене образов, всякое преображение происходит от материи через информацию по мѣре. Мѣра – это важный компонент формирования нашего бытия. Если два одинаковых материальных объекта совместить по мѣре, то получим третий. То, что они одинаковы, даёт понять нам информация о них, а вот каким способом начнём совмещать предполагает мѣра, отсюда и возникает различие в материи. Т.е. если бы материя только лишь отображалась сама на себя как делится клетка, то мир был бы похож только на эту клетку. Но мы видим, какое разнообразие присутствует на планете. Всё это даёт нам мѣра. Иерархический уровень мѣр соответствует иерархическому уровню материи. Отсюда если суперсистеме, предстоит переход на более высший уровень в иерархии суперсистем и если она будет создана несоответствующими мѣрами высшему уровню суперсистем, то она погибнет, растворится в материи без изменения её. Если цель стоит в переходе суперсистемы на более высший уровень в системе суперсистем, то необходимо категорию мѣра использовать из высшего иерархического уровня материи.

 

Немного о любви.

Создав зомби-человека маг вложил в него программу на уничтожение. Много рассуждая о любви, волшебник-маг сам лично не знаком с этим процессом. Он, как всегда «делая шалость» в желании соединить сердца принцессы и Медведя, заложил программу превращения юноши в медведя. По терминологии КОБ программа направлена на то, что бы доминирующий тип строя психики юноши опустился с программного-зомби до физиологического-животного и с последующим уничтожением его, в какой форме – это уже не так важно т.к. индивид не достигший человеческого типа строя психики, можно сказать погибший для общества. То, что для волшебника-мага стало необъяснимым чудом[8], когда юноша не стал медведем, не стал в нём доминировать животный тип строя психики, легко объясняется самим Евгением Шварцом в диалоге:

Хозяин: Что? Как? Не может быть! Я привел их в эту уютную гостиницу да, завалил сугробами все входы и выходы. Я радовался своей выдумке, так радовался, что вечный снег и тот растаял и горные склоны зазеленели  под солнышком. Ты не поцеловал ее?

Медведь: Но ведь…

Хозяин: Трус!

(…)

Хозяин: Ты! Держи ответ! Как ты посмел не поцеловать ее?

Медведь. Но ведь вы знаете, чем это кончилось бы!

Хозяин: Нет, не знаю! Ты не любил девушку!

Медведь: Неправда!

Хозяин: Не любил, иначе волшебная сила безрассудства охватила бы тебя. Кто смеет рассуждать или предсказывать, когда высокие чувства овладевают человеком? Нищие, безоружные люди сбрасывают королей с престола из любви к ближнему. Из любви к родине солдаты попирают смерть ногами, и та бежит без оглядки. Мудрецы поднимаются на небо и ныряют в самый ад – из любви к истине. Землю перестраивают из любви к прекрасному. А ты что сделал из любви к девушке?

Медведь: Я отказался от нее.

Хозяин: Великолепный поступок. А ты знаешь, что всего только раз в жизни выпадает влюбленным день, когда все им удается? И ты прозевал свое счастье. Прощай. Я больше не буду тебе помогать. Нет! Мешать начну тебе изо всех сил. До чего довел… Я, весельчак и шалун, заговорил из-за тебя как проповедник.

Пойдем, жена, закрывать ставни.

Хозяйка: Идем, дурачок…

Здесь нужно пояснить, почему Евгений Шварц, наделяя образами героев, вложил в уста хозяина-мага слова, не относящиеся к природе Любви. Хотя он говорит якобы о Любви, но если вслушаться в его монолог, то он говорит о чём угодно, только не о Любви. Говоря о переворотах, гибели людей и изменении природы под себя.

Каждая мысль (в большинстве случаев мыслительной деятельности людей) имеет начало и конец (направленность), и в этом аспекте она аналогична костяшке домино. Перед нею может встать[9] иная мысль, которую первая объективно будет продолжать; но может найтись и мысль, продолжающая первую. И каждая из них может принадлежать разным людям. И есть некий «информационно-алгоритмический магнетизм»[10], вследствие которого, как и в настольном домино, в информационно-алгоритмическом «домино» коллективного бессознательного и соответствующей совокупности индивидуальных сознаний участников коллектива есть возможные и невозможные взаимные соответствия завершений и начал мыслей (т.е. не каждая мысль может продолжить другую или ей предшествовать). Отличие только в том, что возможные соответствия:  «завершение информационного одного модуля — продолжение его иным информационным модулем» в информационно-алгоритмическом «домино» эгрегоров не однозначно (т.е. продолжить мысль или предшествовать ей может не какая-то одна мысль, а мысли из некоего множества, допускаемого матрицей бытия Мироздания). Но кроме того, неоднозначность продолжений в информационно-алгоритмическом «домино» эгрегоров вызвана и тем, что в этом сплетении мыслей и их обрывков участвует множество людей одновременно, оттесняя своими мыслями мысли других: – как в аспекте статистического преобладания, так и в аспектах превосходства по энергетической мощи и соответствия «формата» энергии мысли «формату» системы кодирования информации, свойственной тому или иному эгрегору конкретно. И в отличие от настольного домино, где определённая по составу группа игроков плетёт только одну информационную цепь, в коллективном бессознательном и соответствующей ему совокупности сознаний участников коллектива плетётся множество информационно-алгоритмических выкладок[11] одновременно как из завершённых мыслей, так и из обрывочных, порождаемых разными людьми на уровне биополевой общности и на уровне средств культуры.

Подробнее читать в подразделе: 13.2.3. Не будь «костяшкой» в чужих «играх» в «домино»

Евгений Шварц человеку дал сказать слова, не объясняющие причину отказа Медведя от поцелуя принцессы, если бы Евгений Львович расписал причину, по которой юноша отказался поцеловать принцессу, то пришлось переосмыслить и возможно дописать пьесу дополнительными штрихами.

По сути, пьесу Евгению Шварцу надо было дополнить, диалогом юноши с магом:

Хозяин: Что? Как? Не может быть! Я привел их в эту уютную гостиницу да, завалил сугробами все входы и выходы. Я радовался своей выдумке, так, радовался, что вечный снег и тот растаял и горные склоны зазеленели  под солнышком. Ты не поцеловал ее?

Медведь: Но ведь, я могу погубить принцессу, превратившись в медведя. Я этого не могу сделать, я полюбил её всем сердцем, я не могу ей сделать больно.

Хозяин: Как ты смеешь мне перечить? Я сделал из тебя человека, я вложился в тебя, затратил время, а ты не выполнил моей программы. Трус, ты трус, ты просто трус! (гнев, переходящий в разочарование).

Истинно любящий юноша не хотел причинить боль ближнему человеку. У него возникло различение процессов. Его качества совершенствуются и благие намерения в том числе.  Это и есть Любовь, в отличие от разговоров о любви, когда говорят, что любят, но при этом меняют под себя окружающий мир, шаля, делая цыплятам четыре ноги и курице усы как у солдата, а из «зверя» создают зомби-человека. Окружающий нас мир необходимо принимать, таким, какой он есть. Формировать отображение мира на самого себя, не нарушая Божьего предопределения наделенного мерой, т.е. как минимум перестать сравнивать человека с царем природы и равным Богу, и отсюда выстраивать своё мировоззрение. На планете Земля человечество выступает мерилом, что формирует новую материю для совершенствования нашей суперсистемы. Но если наше мерило выстраивает суперсистему без Любви, то среда поглощает такую несовершенную суперсистему. В представлении Бога, давшего нам жизнь с Любовью, и если выстроенная нами суперсистема  не обладает таким свойством, то в отношении такой суперсистемы запускается процесс уничтожения её.

Казалось бы, человек как маленькая букашка перед магом-волшебником в выстроенном матрично-эгрегориальном сценарии, зависим от выбранного направления «волшебника». Но слова Тютчева в стихотворении ДВА ЕДИНСТВА…

Из переполненной господним гневом чаши
Кровь льется через край, и Запад тонет в ней.
Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши! —
Славянский мир, сомкнись тесней…
«Единство, — возвестил оракул наших дней, —
Быть может спаяно железом лишь и кровью…»
Но мы попробуем спаять его любовью, —
А там увидим, что прочней…

…позволяют нам говорить, что спаянная Любовью жизнь побеждает самых замысловатых волшебников, всякие созданные программы, эгрегоры, матрицы бессильны в управлении человеком, если в нем есть Любовь. Любовь – это та ниточка, которая связывает человека и Бога.

Пока же мы живём в обществе, где слово «любовь» и производные от него глаголы и прочие части речи употребляются по отношению к чему ни попадя, не  являющимся  ни Любовью, ни её проявлениями. Такое словоупотребление — отчасти результат неадекватного миропонимания, а отчасти выражение жажды Любви, которая свойственна почти всем людям, за редчайшими исключениями.

Только Любовь содержит свои основания и цели (смысл своего бытия) в себе само́й; всё прочее, что есть в Жизни, так или иначе основывается на чём-то внешнем, и смысл бытия всего прочего тоже, так или иначе, связан с чем-то внешним; Любовь же — единственное исключение из этой нормы в нашем Мироздании.

… Любовь — не только и не столько эмоция, хотя Любовь, будучи совокупностью совершенства, включает в себя богатейшую[12] эмоциональную составляющую наряду с другими составляющими, к одариванию которыми Мира и к переживанию которых способен человек. …Любовь не эмоция и не привязанность к кому-либо или к чему-либо, а именно — совокупность совершенства благих качеств личности

эмоции, интеллектуальная мощь, смысл жизни и всё прочее, что дано душе при воплощении в мире сём и вырабатывается ею в течение жизни, — в Любви объединяются, обретая при этом некие дополнительные благодатные качества. Т.е. Любовь  не только светлые эмоции.

Подробнее читайте в подразделе: 12.2.1. О Любви: разные мнения

Всего этого набора в полной мере не хватает волшебнику-магу, о чем он и повествует своей жене:

Хозяин: Таким уж я на свет уродился. Не могу не затевать, дорогая моя, милая моя. Мне захотелось поговорить с тобой о любви. Но я волшебник. И я взял и собрал людей и перетасовал их, и все они стали жить так, чтобы ты смеялась и плакала. Вот как я тебя люблю. Одни, правда, работали лучше, другие хуже, но я уже успел привыкнуть к ним. Не зачеркивать же! Не слова — люди. Вот, например, Эмиль и Эмилия. Я надеялся, что они будут помогать молодым, помня свои минувшие горести. А они взяли да и обвенчались. Взяли да и обвенчались! Ха-ха-ха! Молодцы! Не вычеркивать же мне их за это. Взяли да и обвенчались, дурачки, ха-ха-ха! Взяли да и обвенчались!

Садится рядом с женой. Обнимает ее за плечи. Говорит, тихонько покачивая ее, как бы убаюкивая.

Взяли да и обвенчались, дурачки такие. И пусть, и пусть! Спи, родная моя, и пусть себе. Я, на свою беду, бессмертен. Мне предстоит пережить тебя и затосковать навеки. А пока — ты со мной, и я с тобой. С ума можно сойти от счастья. Ты со мной. Я с тобой. Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придет конец. Слава безумцам, которые живут сей, как будто они бессмертны, — смерть иной раз отступает от них. Отступает, ха-ха-ха! А вдруг ты и не умрешь, а превратишься в плюш, да и обовьешься вокруг меня, дурака. Ха-ха-ха! (Плачет.) А я, дурак, обращусь в дуб. Честное слово. С меня это станется. Вот никто и не умрет из нас, и все кончится благополучно. Ха-ха-ха! А ты сердишься. А ты ворчишь на меня. А я вон что придумал. Спи. Проснешься — смотришь, и уже пришло завтра. А все горести были вчера. Спи. Спи, родная.

В том то и причина:  эгрегориальное водительство не дополучает от людей такого свойства как Любовь. Что приводит к злонравным поступкам самих этих «демонов-монахов», как выразился трактирщик, не найдя другой характеризующей их меры описания.

 Сказка ложь, да в ней намек!

Добрым молодцам урок.

*   *   *

Не было бы названия статьи, если бы мы не разобрали ещё один советский, художественный фильм того же Марка Захарова, который создал копию сказки Евгения Шварца «Обыкновенное чудо». «Формула любви» так фильм называется по сценарию Григория Горина, вышедшей в 1984 году. Сценарий написан Гориным тоже в 1984 году – по мотивам повести Алексея Толстого «Граф Калиостро»[13]

 

Нет осознания формулы любви.

 

 

Алексей Николаевич в 1921 году в своём произведении раньше, чем Евгений Шварц обратился к загадочным тайнам мистерий. Но представил не как сказочную историю, а как быль. Конечно, этот момент связан с состоянием самого общества и для понимания и оценки общества авторам необходимо наделять явления смыслом, принятым в этом обществе. Алексей Толстой рассказал об матрично-эгрегориальном управлении применяемым графом Калиостро в формах представления «своего» общества.

…Да, я Калиостро,- сказал он, с удовольствием причмокнув большими губами,- весь мир говорит о моих чудесах. Но происходит это от невежества. Чудес нет. Есть лишь знание стихий природы, а именно: огня, воды, земли и воздуха; субстанций природы, то есть — твердого, жидкого, мягкого и летучего;

сил природы: притяжения, отталкивания, движения и покоя;

элементов природы, коих тридцать шесть, и, наконец,

энергий природы: электрической, магнетической, световой и чувственной. Все сие подчинено трем началам:

 знанию, логике и воле,

кои заключены вот здесь, – при этом он ударил себя по лбу. Затем положил салфетку и, вынув из камзольного кармана золотую зубочистку, принялся решительно ковырять в зубах.

 

Свидетель арап Маргадон.

Как было сказано в начале статьи, граф Калиостро рассматривается как художественный образ эгрегориального воплощения. Данный эгрегор существует очень давно, как давно мы не знаем. Но можем только предположить, что 3000 лет назад он уже существовал.

Алексей Алексеевич отступил от двери в комнату. Вошел. – Большого роста, совершенно черный человек с глазами, как яичные белки. Он был в длинном малиновом кафтане, перепоясанном шалью, и другая шаль была обмотана у него вокруг головы. Почтительно, но достойно поклонившись, он сказал по-французски, ломанно:

      — Господин приветствует вас, сударь, и просит передать, что с отменным удовольствием принимает приглашение отужинать с вами.

Алексей Алексеевич улыбнулся и спросил, близко подойдя к нему:

— Скажи-ка мне, пожалуйста, как имя и звание твоему барину.

Слуга со вздохом наклонил голову:

— Не знаю.

— То есть как — не знаешь?

— Его имя скрыто от меня.

— Э, братец, да ты, я вижу,- плут. Ну, а тебя, по крайней мере, как зовут?

— Маргадон.

— Ты что же — эфиоп?

Я был рожден в Нубии,- ответил Маргадон, спокойно, сверху вниз глядя на Алексея Алексеевича,- при фараоне Аменхозирисе взят в плен и продан моему господину.

Алексей Алексеевич отступил от него, сдвинул брови:

— Что ты мне рассказываешь?.. Сколько же тебе лет?

Более трех тысяч…

— А вот я скажу твоему барину, чтобы тебя высекли покрепче, воскликнул Алексей Алексеевич, вспыхнув гневным румянцем.- Пошел вон!

Маргадон поклонился так же почтительно и вышел.

Казалось бы, зачем так шутит автор повести, какие три тысячи лет, почему именно такая цифра? Хотя в фильме «Формула любви» предоставляется информация о двух тысячах лет, что это матрично-эгрегориальные проявления?

Если мы устремим свой взор вглубь веков на три тысячи лет, то обнаружим, что:

В Египте, в Луксоре есть музей под открытым небом. В нём можно найти камень-памятник, который фараон Рамзес II установил в Кадеше – на месте битвы египтян с хеттами. Битва при Кадете произошла в 1312 году до н.э. В этой битве войска египтян были наголову разбиты хеттами. И вот в честь своего поражения в этой битве фараон Рамзес II установил памятник, на котором высекли его слова: «Все думают, что я проиграл битву с иноземцами. Но последующие 3 тысячи лет все будут знать, что победил я и что я буду побеждать всегда!». Смысл этой фразы становится вполне понятным при его рассмотрении через призму 6-ти приоритетов управления социальными процессами. Фараон Рамзес II, видимо будучи в какой-то степени ознакомленным с глобальным замыслом древнеегипетского жречества, либо просто по их «авторитетному» мнению, не вникая глубоко в смысл фразы, дал «добро» на её высечение на камне. А смысл здесь такой. Битва была проиграна на 6-м, силовом приоритете в «горячей» войне. А на высших приоритетах она только-только начиналась. Начинался процесс завоевания стран и народов не силой оружия, а силой информации (методологией, историей, религиями), силой денег. Начинался процесс глобализации, право управления, которым взяла на себя высшая каста жрецов древнего Египта – 22 иерофанта. Они создали для этого специфическое войско, вооружённое не мечами, не луками со стрелами и копьями, а вооружённые идеологией господства – управления над другими народами. Это войско было разбито на «полки» и «дивизии», на «колонны – колена» Израилевы и «рассеяно– расселено» по всему белу свету для завоевания других стран и народов и управления ими с помощью оружия всех 6-ти приоритетов, но в первую очередь 5-го и 4-го приоритетов. Более высшие приоритеты иерофанты оставили тогда только себе.[14]

Многие загадки раскрываются в матрицах, так как в них информация открытая, множество раз отобразившееся.

 

О любви Алексея Алексеевича.

Что такое любовь, что знает общество о любви? Что несёт культура в понимании любви? – об этом написано множество книг, и каждый сам для себя знает, что такое любовь, пояснения не нужны. Здесь же интересно рассмотреть совокупность совершенства благих намерений, качеств личности, с позиции коллективной деятельности. Но начнем с индивидуального представления любви Алексея Алексеевича, что нам показывает А.Н. Толстой в диалоге между Алексеем и Марией, жены Калиостро.

Мария: Знаете,- я думала о вашем вчерашнем рассказе. Жить в таком изобилии, одному, молодому… И все-таки почему, почему нет счастья?..
Она запнулась и поглядела ему в глаза. Алексей Алексеевич ответил первое, что вошло в голову,- о грубости жизни и невозможности счастья. При этом он широко улыбнулся, улыбка так и осталась на его губах.
Продолжая прогулку и разговаривая, он видел перед собою только синие глаза — они словно были насыщены утренней прелестью; в ушах его раздавался голос молодой женщины и отдаленный немолчный крик кукушки.
Графиня рассказывала, что родилась в деревне, близ Праги, что она круглая сирота, что зовут ее Августа, но настоящее имя ее Мария, что она вот уже три года путешествует с мужем по свету и столько видела,- другому бы хватило на всю жизнь,- и что сейчас в этой утренней мгле все прошлое пронеслось перед нею, и она расплакалась.
— Я вышла замуж ребенком, и сердце мое за эти годы созрело,- сказала она и опять ласково и пристально взглянула на Алексея Алексеевича.- Я вас не знаю, но почему-то верю вам так, будто знаю давно. Вы не осудите меня за болтовню?..
Он взял ее руку и, нагнувшись, поцеловал несколько раз, и, когда целовал в последний, ее рука перевернулась ладонью к его губам, легко сжала их и выскользнула.

Неужели вы не могли найти жены и подруги, не полюбили женщину, а предпочли мечту бездушную какую-то? — проговорила Мария задрожавшим от волнения голосом.

— Вы неопытны и наивны… Вы не знаете — какой ужас ваша мечта…

Она подошла к каменной скамье и села, Алексей Алексеевич опустился рядом с нею.

Алексис:  — Почему же ужас,- спросил он,- что грешного, если я мечтаю о том, чего в жизни нет?

— Тем более… В такое утро — нельзя, нельзя мечтать о том, чего быть не может,- повторила она, и глаза ее снова налились слезами.

Алексей Толстой хотел или нет этого, но даёт нам понять, что любить того чего нет в жизни как минимум безрассудство. То есть Любовь – всегда направлена на зарождение, создание и поддержание жизни. Любовь – это нежелание обладать объектом вожделения. Но Алексея Алексеевича, героя повести Толстого, первоначально не посещали мысли о другой Любви, желание обладать объектом было первостепенным. Вот что он произносит за столом, узнав о маге Калиостро:

Алексей Алексеевич: Все эти чудеса — проявление непонятной магнетической силы,- сказал он.- Если бы мне встретиться с этим человеком… О, если бы только встретиться…- Он заходил по комнате, издавая восклицания.- Я бы нашел слова умолить его… Пусть бы он произвел на мне этот опыт… Пусть воплотил всю мечту мою… Пусть сновидения станут жизнью, а жизнь развеется, как туман. Не пожалею о ней.

Вожделение всегда исходит от обладателя демонического типа строя психики, в классификации авторского коллектива ВП СССР. Так как,  находясь в животном типе индивид, может желать только то, что определяет его жизнеобеспечение, как физиологическое, так и статусное.  В типе строя психики зомби  — вожделение обусловлено культурными традициями.  В повести А.Н. Толстой, определил роль Алексею Алексеевичу как индивиду с демоническим типом строя психики. Своё желание обладать красивым образом с картины Алексис объяснил своей любовью к красавице Прасковьи Тулуповой. Но разве это любовь?

Нажать для чтения текста
Так жили они мирно и без волнений. Но скоро Федосья Ивановна стала замечать, что с Алексисом,- так она звала Алексея Алексеевича,- творится не совсем ладное. Стал он задумчив, рассеянный и с лица бледен. Федосья Ивановна намекнула было ему, что:

– Не пора ли тебе, мой друг, собраться с мыслями, да и жениться, не век же в самом деле на меня, старого гриба, смотреть, так ведь может с тобой что-нибудь скверное сделаться…

Куда тут! Алексис даже ногой топнул:

 – Довольно, тетушка… Нет у меня охоты и не будет погрязнуть в скуке житейской: весь день носить халат да играть в тресет с гостями… На ком же прикажете мне жениться, вот бы хотел послушать?     

– У Шахматова-князя пять дочерей,- сказала тетушка,- все девы отменные. Да у князя у Патрикеева четырнадцать дочерей… Да у Свиньиных Сашенька, Машенька, Варенька…     

– Ах, тетушка, тетушка, отменными качествами обладают перечисленные вами девицы, но лишь подумать,- вот душа моя запылала страстью, мы соединяемся, и что же: особа, которой перчатка или подвязка должна приводить меня в трепет, особа эта бегает с ключами в амбар, хлопочет в кладовых, а то закажет лапшу и при мне ее будет кушать…    

 – Зачем же она непременно лапшу при тебе будет есть, Алексис? Да и хотя бы лапшу,- что в ней плохого?..     

– Лишь нечеловеческая страсть могла бы сокрушить мою печаль, тетушка… Но женщины, способной на это, нет на земле…      

Сказав это, Алексей Алексеевич взглянул длинным и томным взором на стену, где висел большой, во весь рост, портрет красавицы, Прасковьи Павловны Тулуповой. Затем, со вздохом запахнув китайского рисунка шелковый халат, набил табаком трубку, сел в кресло у окна и принялся курить, пуская струйки дыма.     

Но, видимо, он о чем-то проговорился, и тетушка что-то поняла, потому что, с удивлением поглядывая на племянника, она проговорила:     

– Если ты человек,– люби человека, а не мечту какую-то бессонную, прости господи…

 Алексей Алексеевич не ответил.

(…)

Алексей Алексеевич, взойдя на крыльцо старого дома, велел отбить дверь и вошел в комнаты. Здесь все было покрыто пылью, ветхо и полуразрушено. Казачок, идущий впереди, освещал фонарем то позолоту на стене, то сваленные в углу обломки мебели. Большая крыса перебежала комнату. Все ценное, очевидно, было унесено из дома. Алексей Алексеевич уже хотел вернуться, но заглянул в низкое пустое зальце и на стене увидел висевший косо, большой, во весь рост, портрет молодой женщины. Казачок поднял фонарь. Полотно было подернуто пылью, но краски свежи, и Алексей Алексеевич разглядел дивной красоты лицо, гладко причесанные пудреные волосы, высокие дуги бровей, маленький и страстный рот с приподнятыми уголками и светлое платье, открывавшее до половины девственную грудь. Рука, спокойно лежащая ниже груди, держала указательным и большим пальцем розу.

Алексей Алексеевич догадался, что это портрет покойной княгини Прасковьи Павловны Тулуповой, его троюродной сестры, которую он видал только будучи ребенком. Портрет сейчас же был унесен в дом и повешен в библиотеке.

Много дней Алексей Алексеевич видел перед собой этот портрет. Читал ли книгу,- он очень любил описания путешествий по диким странам,- или делал заметки в тетради, куря трубку, или просто бродя в бисерных туфлях по навощенному паркету, Алексей Алексеевич подолгу останавливал взгляд на дивном портрете. Он понемногу наградил это изображение всеми прекрасными качествами доброты, ума и страстности. Он про себя стал называть Прасковью Павловну подругой одиноких часов и вдохновительницей своих мечтаний.

Однажды он увидел ее во сне такою же, как на портрете,- неподвижной и надменной, лишь роза в ее руке была живой, и он тянулся, чтобы вынуть цветок из пальцев, и не мог. Алексей Алексеевич проснулся с тревожно бьющимся сердцем и горячей головой. С этой ночи он не мог без волнения смотреть на портрет. Образ Прасковьи Павловны овладел его воображением.

(…)

Калиостро обернул голову, оглядел портрет и опять закрыл бровями глаза.

      Тогда Алексей Алексеевич рассказал историю портрета, написанного во Франции (об этом он узнал от тетушки), и то, как нашел его в старом дому, и, наконец, все свои чувства и несбыточные желания, какие привели его к ипохондрии.

      Во время рассказа он взглядывал несколько раз на графиню. Она внимательно слушала. Наконец Алексей Алексеевич, поднявшись с кресла и указывая на портрет, воскликнул:

      — Еще сегодня я говорил Федосье Ивановне: ах, если бы мне встретить графа Феникса, я бы умолил его воплотить мою мечту, оживить портрет, а там,- хотя бы это стоило мне жизни…

      При этих словах в ясных синих глазах графини появился ужас, она быстро опустила голову и опять стала смотреть на огонь.

      — Материализация чувственных идей,- проговорил Калиостро, зевая и прикрыв рот рукой, сверкающей перстнями,- одна из труднейших и опаснейших задач нашей науки… Во время материализации часто обнаруживаются роковые недочеты той идеи, которая материализуется, а иногда и совершенная ее непригодность к жизни…

Мечта находящаяся не в русле Божьего промысла, имеет все основания сбыться или реализоваться, оставаясь при этом в Божием попущении, но с негативным эффектом, эффектом обезьяньей лапы.

В западной литературе идиома “эффект обезьяньей лапы” содержательно противостоит понятию — «Устойчивости, в смысле предсказуемости»[15] и выражает собой явное ощущение “неустой­чивости своего положения и перспектив” — т.е. отсутствие предсказуемости. Проявляется “эффект обезьяньей лапы” в том, что наряду с ожидавшимся положительным результатом, предпринятые субъектом действия неотвратимо влекут за собой сопутствующие последствия, ущерб от которых превосходит положительный результат и обесценивает его. По-русски этот вариант управления описывается поговоркой: За что боролись — на то и напоролись[16] [«Дело было в Педженте»].

Алексей Алексеевич не знавший, что такое любовь перепутал это чувство с вожделением. В сути своей …это — псевдо-Любовь, т.е. это разнородные привязанности субъекта к субъектам и объектам мира сего, доставляющие ему те или иные, так называемые, «положительные эмоции» («радость любви»), которые однако могут омрачаться или уничтожаться сопутствующими страданиями. И они, по словам Ф.М. Достоевского, могут быть столь велики, что лучше не любить вовсе. А Любовь — это та самая, неотмирная, неподражаемая, и быть Любящим — надо научиться каждому.

Эта Любовь — не только и не столько эмоция, хотя Любовь, будучи совокупностью совершенства, включает в себя богатейшую эмоциональную составляющую наряду с другими составляющими, к одариванию которыми Мира и к переживанию которых способен человек. То, что Любовь не эмоция и не привязанность к кому-либо или к чему-либо, а именно — совокупность совершенства благих качеств личности, можно понять не только из приведённых выше выдержек из апокрифического евангелия, но и из канонических текстов Нового завета.[17]

 

Матрично-эгрегориальное продолжение.

После повествования о героях повести Толстого обратимся к графу, как же Калиостро относится к реализации процесса Любви.

Калиостро: Материализация чувственных идей,- проговорил Калиостро, зевая и прикрыв рот рукой, сверкающей перстнями,- одна из труднейших и опаснейших задач нашей науки… Во время материализации часто обнаруживаются роковые недочеты той идеи, которая материализуется, а иногда и совершенная её непригодность к жизни…

Как видим из приведённого текста граф, а по существу эгрегориальное воплощение, полностью понимает, что материализация идей наитруднейший и опаснейший процесс в мироздании. Как он будет воплощаться в жизни, для него является загадкой, т.е. сам процесс он знает, но от него не зависит получаемый результат. Это говорит о занимаемом месте эгрегоров в иерархии объемлющего управления.

Если же начать соотносить две матрицы одного произведения, как саму повесть Алексея Толстого, так и фильм Марка Захарова «Формула любви» по сценарию Григория Горина, который написал свой сценарий под впечатлением прочитанного у Алексея Толстого.  То мы можем найти в словах героев произведений, смыслы существования эгрегоров в ноосфере.

В фильме М.Захарова «Формула любви» Калиостро признаётся, что он не знает, что такое любовь и как её вызывать, что следует из диалога Калиостро с Лоренца, подручной графа:

Лоренца: — Ты снова колдуешь любовь, Джузеппе?

Калиостро: — Что значил любовь к женщине по сравнению с любовью к истине? — А истина в том, что человек несчастен и небо отвернулось от него. Я один на земле делаю его счастливым, он хочет богатство — я варю ему золото, он хочет узнать будущее – я предсказываю ему судьбу.

Лоренца: — Но это же обман.

Калиостро: — Человек хочет быть обманутым, запомни это. Все обманывают всех, но делают это слишком примитивно. Я один превратил обман в высокое искусство, поэтому стал знаменит. Но тут мне открылась иная истина, кажется, кто то там, наверху, вздумал меня обмануть. Ты знаешь, мне не дано вызывать любовь; — страх, восторг, уважение я легко пробуждаю в людях, а любовь – пф, увы.

Граф Калиостро понимал всю сложность матрично-эгрегориального управления. В отличие от волшебника-мага из «Обыкновенного чуда» закричавшего от удивления произошедшему «чуду», чуду управления процессами. Которое состояло в том, что программа, написанная для  юноши-медведя и принцессы, перестала работать, нарушилась алгоритмика процесса созданного эгрегором. По словам Калиостро: — «Обнаруживаются роковые недочеты» при формировании матриц не в русле Божьего промысла, выходящие за пределы Его попущения, «и совершенная её непригодность к жизни».

Понимая это граф, не понимает главного, почему так происходит, материализация чувственных идей не приводит к однозначно заказанному результату. И это не потому, что он перепутал, так же как и все люди, что такое Любовь. Для него это является необъяснимо, непонятно и не познаваемым чувством. Т.к. по сути своей Калиостро является информационно-алгоритмической колебательной системой, эгрегориальным воплощением в ноосфере, вбирающим в себя множество и множество идей людей со времён как минимум три тысячи лет, о чём нам повествует его слуга, пленённый и проданный в рабство. Данная система не знает, что такое Любовь, люди не наделили этот эгрегор таким параметром. Хотя люди только перепутали, что оно означает, и поэтому при изменении информационной алгоритмики системы, у самих носителей идеи остается возможность дать, наделить эгрегор «Калиостро» Любовью. При этом в данной культуре, только единицы формируют эгрегоры в любви. Личности, достигшие человеческого типа строя психики, но это уже является Соборностью[18]. А ни у Толстого и ни у Шварца, в данных произведениях, нет описываемых художественными образами явление называемое – Соборность.

И далее Григорий Горин, автор сценария фильма «Формула любви», раскрыл всю сущность эгрогориальных субстанций:

Калиостро: — Несправедливо, зачем открывать тайны сложного, если необъяснимо простое. Я хочу построить формулу любви.

Лоренца: — Ты с ума сошел, любовь это божественное чувство.

Калиостро: — Всеобщее заблуждение, огонь тоже считался божественным, пока Прометей не выкрал его, теперь мы кипятим на нём воду. Тоже самое я сделаю с любовью, не для себя, для всех. Люди перестанут страдать и будут счастливы.

Лоренца: — Все?

Калиостро: — Все, поголовно.

Лоренца: — А если кто, то не захочет жить счастливым?

Калиостро: — Тогда он умрёт, все желания должны исполняться. Я все чаще думаю о преобразовании.

Лоренца: — Чего?

Калиостро: — Всего на свете, в том числе и любви. В этой формуле всё учтено – знакомство, влечение, ревность, отчаяние все грани и градации. Я проведу эту девочку по всему лабиринту, да. И если в конце вспыхнет огонь чувств, то значит не бог его зажёг, а человек и, стало быть, мы равны.

Лоренца: — Хм, а вот ты с кем соревнуешься?

Калиостро: — Да, да. Да, другие мне соперники не интересны. (…)

Планетарное управление в ноосфере, по сути, основывается на информационно-агоритмических системах — энергоинформационных полях, которые в свою очередь входят, образуют культурные матрицы. Что приводит суперсистему к зацикливанию на них и возобновлению, через вброшенные идеи работоспособных эгрегоров, не имеющий главный параметр – чувства Любви. Идеи совокупности типов строя психик от животного до демонического порождают снова и снова в ноосфере эгрегориальные информационные-алгоритмические поля (системы).  Без людей находящихся в человеческом типе строя психики и их Любви данное инфернальное кольцо остаётся неразрывным[19].

Калиостро:Как ужасно, что мне не страшно умирать. Наверное, потому, что Калиостро уже умер. Умерли его чувства и желания, остался только разум, несчастный «человеческий» разум, который возомнил, что он один во вселенной и ему всё позволено. Разум, который подверг сомнению все законы мироздания, и вознамерился утвердить свои собственные, просит меня о последнем одолжении. Он рвётся на свободу…

В свете знаний Концепции последние слова Калиостро, вложенные Григорием Гориными и озвучены в фильме «Формула любви» Марка Захарова, приобрели дополнительные смыслы.

«Калиостро уже умер.  Умерли его чувства и желания»  – можно понять как – эгрегор, не является живым образованием, как биологический организм человека. Он не наделяется божественными чувствами, его «чувства» зависят от параметров энергоинформационного поля людей и их информационно-алгоритмических систем. Что оно в себя включает? – Это может быть разноплановая и разнокачественная информация, зависящая от состояния доноров, самого общества.

 «Остался только разум, несчастный «человеческий» разум» – Калиостро сформированный только разумом, логикой, рациональным поведением своих доноров не может называть себя человеком, он нечто оторванное от части целого. Целого мира Бога и человека. То поведение человека в совокупности совершенства благих качеств своей личности для понимания истинности и раскрытия Любви, не отраженное в рационализме назвали иррациональность. И все эгрегориальные поля, созданные только на основе идей о рациональном не могут нести человеческий ТСП.

«Который возомнил, что он один во вселенной и ему всё позволено»из сказанного следует, что эгрегоры без иррационального формируют матрицу бесовщины.

«Разум, который подверг сомнению все законы мироздания, и вознамерился утвердить свои собственные» – прямое указание на Богоборчество.

«Он рвется на свободу…» – наша ноосфера состоит из множества эгрегоров состоящих из рационального, обладая только такими параметрами – без Любви и сострадания к ближнему. Желающие обладать и получать большую энергетическую «подпику» доноров (биологических существ), вступают в конфликты с другими эгрегорами, которые уже обладают людьми как батарейками. Для них свобода – это не быть зависимым от правил ноосферы и стать единым энергоинформационным полем, подчинить себе всех.

Исходя из всех подобий и наблюдений за моделями в нашей культуре, художественной реализации своего человеческого потенциала Евгения Шварца, Алексея Толстого, Эраста Гарина, Григория Горина, Марка Захарова невольно приходишь к осознанию и переосмысливанию безструктурного способа управления общественными процессами.  Формируя представления о первопричине изменения условий под влиянием безструктурного способа. Такой причиной является матрично-эгрегориальное управление. И такое управление можно определить как глобальное, формирующееся через человеческие объединительные мысли (эгрегоры) и тот момент, что формирование этих энергоинформационных полей (информационно-алгоритмических систем)  не обусловлено Божеским проведением, а только человеческой энергетикой – они не наделяются критерием Любви. В «человеческом» обществе присутствуют только ресурсы для создания эгрегоров выраженных, в разуме, воле, желании брать, обладать, вожделеть и т.д. всё то, что излучают нечеловеческие типы строя психики[20].

Придя к такому пониманию, мы получаем инструмент изменения условий жизнеустройства на планете. Если мы формируем эгрегоры и от нас не зависит прекращение их создания. То мы можем изменить содержание этих эгрегоров, наделяя их Любовью. Формируя человечный тип строя своей психики, каждый из нас входит в коллективную психику – информационно-алгоритмическую систему (эгрегор), и такой эгрегор является наивысшим в иерархии эгрегоров ноосферы и называется он соборностью.

Данный разбор художественных произведений приводит к пониманию, что литературные образы эгрегориальных воплощений, такие как волшебник-хозяин у Евгения Шварца и граф Калиостро у Алексея Толстого не злые и не добрые, они объективные. Это словно калька, снятая с нашего общества, объективная данность человеческих отношений.

Хозяйка: Кто обещал исправиться? Кто обещал жить, как все?

Хозяин: Жить, как все…

  

Живая любовь.

Так что же такое совокупность совершенства благих намерений и качеств личности в коллективной деятельности?

Алексей Николаевич Толстой постарался описать в своей маленькой повести произошедшие перемены с Алексеем Алексеевичем. Когда его тезка в произведении нашел свою любовь в стремлении отдавать благость. Здесь больше нечего добавить.

После того как случился пожар, в усадьбе Белый ключ, старинной вотчины князей Тулуповых и разоблачении мистерии графа Калиостро Мария, жена графа, от переживаний упала в обморок.

После обморока в беседке Мария едва могла дойти до дому. Ее уложили во флигеле, в спальне, предназначенной для особо именитых гостей. Над кроватью полуоткинули балдахин, на окнах спустили шторы, и Мария забылась сном. Так она проспала до полудня. Федосья Ивановна, часто подходившая к дверям, услышала ее бормотанье, вошла в спальню и увидела, что Мария лежит с закрытыми глазами, ярко-румяная и не переставая говорит про себя тихим голосом. У нее началась горячка и держала ее между жизнью и смертью более месяца.
Алексей Алексеевич едва не сошел с ума от беспокойства и в тот же день сам поскакал в Смоленск за лекарем. На обратном пути он узнал от лекаря, что к смоленскому городничему привозили на телеге двух каких-то иностранцев, городничий их сначала арестовал, а затем с большим почетом отправил по Варшавскому шляху. Осмотрев Марию, лекарь сказал, что одно из двух: либо горячка возьмет свое, либо человек возьмет свое.
Алексей Алексеевич целые дни теперь проводил у постели Марии, спал в кресле у окна, почти ничего не ел, изменился, сильно исхудал,- его лицо возмужало, стали влажными глаза; в каштановых волосах появилась белая прядь.

(…)

Когда однажды тетушка заговорила с ним:

      — Как же ты все-таки, Алексис, прости меня за нескромность, думаешь поступить с Машенькой? К мужу ее отправишь или еще как? — он пришел в ярость:

      — Мария не жена своему мужу. Ее дом здесь. А если она меня видеть не желает, я могу уехать, пойду в армию, подставлю грудь пулям.

      Ночи он проводил скверно: его мучили кошмары, наваливались на грудь, давили горло. Он вставал поутру разбитый и до пробуждения Марии бродил мрачный и злой по дому, но, едва только раздавался ее голос, он сразу успокаивался, шел к ней и глядел на нее запавшими сухими глазами.

      Настал август. Над садом, мерцая в прудах, высыпали бесчисленные звезды, облачным светом белел Млечный Путь. Из сада пахло сырыми листьями. Улетели птицы.

      В одну из таких ночей Алексей Алексеевич и Мария сидели в ее спальне у камина, где, перебегая из конца в конец огоньками, догорало полено. И вот, в полутьме, в глубине комнаты, из-за полога выдвинулась тень. Алексей Алексеевич, вздрогнув, всмотрелся. Подняла голову и Мария. Тень медленно исчезла. Прошла минута тишины. Мария бросилась к Алексею Алексеевичу, обхватила его, прижалась и повторяла отчаянным голосом:

      — Я не отдам тебя… Я не отдам тебя…

      В эту минуту все разделявшее их, все измышленное и сложное разлетелось, как дым от ветра. Остались только губы, прижатые к губам, глаза, глядящие в глаза: быть может, быстротечное, быть может, грустное кто измерил его? – счастье живой любви.

 

[1]     http://books.rusf.ru/unzip/add-on/xussr_ty/shvare14.htm

[2]    http://fantlab.ru/work131461

[3]  Не в том смысле, как термин «замкнутая система» понимается в современной физике, а в ранее определённом смысле достаточно общей теории управления.

Поясним разницу в понимании этого термина в физике и достаточно общей теории управления.

«Замкнутые системы» с точки зрения физики — это такие системы, которые не способны к обмену энергией с другими системами, и собственная энергия которых сохраняется не только качественно (как размерность), но и количественно.

Система является замкнутой в том и только в том случае, если поток энергии на входе и выходе системы равен нулю. Однако такая ситуация является лишь частным случаем. В общем случае поток энергии на входе и выходе системы не равен нулю. Замкнутые системы являются частным случаем открытых систем. Система является открытой тогда и только тогда, когда она обменивается потоками энергии с окружающей её средой.

Т.е. реально «замкнутая система» в таком её определении — абстракция теоретической физики, позволяющая приближённо описать течение реальных процессов в природе со множеством оговорок, поскольку в природе реально все системы — «открытые».

[4] Эволюционирующие суперсистемы, которые в момент своего появления, сами и их элементы, обладают, во-первых, некоторым запасом устойчивости по отношению к воздействию на них окружающей среды; а во-вторых, некоторым потенциалом развития своих качеств за счёт изменения организации как внутри суперсистемы, так и внутри её элементов. После завершения такого рода процесса освоения потенциала развития суперсистемы и её элементов изменяется характер взаимодействия суперсистемы со средой и внутренняя организация процессов в суперсистеме, что сопровождается возрастанием запаса устойчивости суперсистемы по отношению к давлению среды и (или) ростом производительности (мощности воздействия) суперсистемы в отношении среды [ДОТУ].

[5]  «Сканировать» в переводе на русский — непрерывно просматривать с определёнными целями, в том числе и в целях проверки и выявления проблем, новизны и т.п.

[6]   Информационное обеспечение поведения человека можно разделить на следующие категории:

  • врождённые инстинкты и безусловные рефлексы, а также и их оболочки, развитые в культуре;
  • традиции культуры, стоящие над инстинктами;
  • его собственное ограниченное разумение;
  • «интуиция вообще» — то, что всплывает из бессознательных уровней психики индивида, приходит к нему из коллективной психики, является порождением наваждений извне и одержимости в инквизиторском понимании этого термина;
  • водительство Божьим Промыслом, на основе всего предыдущего, за исключением наваждений и одержимости, как прямых вторжений извне в чужую психику, вопреки желанию её носителя.

В психике всякого индивида есть возможное или действительное место всему этому. Но что-то одно может преобладать над всеми прочими компонентами в поведении индивида. Если первое, то индивид — человекообразное животное (таковы большинство членов всякого национального общества в прошлом); если второе — то зомби, биоробот, запрограммированный культурой (таковы большинство евреев, и к этому уровню подтягиваются ныне большинство обывателей на Западе; проблема же возможного перенаселения должна быть снята программами планирования семьи, легализацией половых извращений и насаждением культуры “безопасного секса”); третье и четвёртое — свойственно демоническим личностям (это — так называемая «мировая закулиса»: хозяева библейских культов, лидеры мондиализма, евразийства, высшие иерархи саентологов, откровенные сатанисты и т.п.).

И только пятое — норма для человека (на её воплощение работали Моисей, Иисус, Мухаммад, Сталин). Здесь жизнь индивида перестаёт быть игрой без смысла или игрой ради получения удовольствия, а обретает смысл в осуществлении Высшего Промысла, сохраняя при этом качество лёгкости детства, пребывающего в радостной игре.

Ещё один тип строя психики люди породили сами. Его можно назвать опущенным в противоестественность. Возникает он так: субъект, принадлежащий к биологическому виду «Человек разумный», одурманивает себя разными психотропными веществами — алкоголем, табаком и более тяжёлыми наркотиками наших  дней. Это ведёт к противоестественному искажению характера физиологии организма как в аспекте обмена веществ, так и в аспекте физиологии биопóля, что имеет следствием множественные и разнообразные нарушения психической деятельности во всех её аспектах (начиная от работы органов чувств и кончая интеллектом и волепроявлением), характерных для типов строя психики животного, зомби, демонического (носители человечного типа строя психики не одурманивают себя). Так человекообразный субъект становится носителем организации психики, которой нет естественного места в биосфере, и по качеству своего не отвечающего складывающимся обстоятельствам поведения оказывается худшим из животных. При этом, если у субъекта возникает зависимость от дурманов, то он обретает стойкое искажение своего биополя. И соответственно, по параметрам своего духа он перестаёт принадлежать к биологическому виду «Человек разумный». Кроме того большинство дурманов являются генетическими ядами, т.е. они нарушают работу хромосомного аппарата и разрушают хромосомные структуры тех, кто их принимает в свои организмы. Именно эти обстоятельства и позволяют назвать этот тип строя психики, — порождённый самими людьми и воспроизводимый культурой общества, — опущенным в противоестественность.

О становлении человечного типа строя психики в процессе взросления в материалах Концепции общественной безопасности см. в работе “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”.

[7]  http://www.savvastor.ru/pages/22.html

[8] Хозяин: Глядите! Чудо, чудо! Он остался человеком!

Отдаленный, очень печальный, постепенно замирающий звук бубенчиков.

Ха-ха-ха! Слышите? Смерть  уезжает на своей белой лошадёнке, удирает не солоно хлебавши! Чудо, чудо! Принцесс  поцеловала его – и он остался человеком, и смерть отступила от счастливых влюблённых.

[9] Равно: возможно умышленно вставить.

[10]  В его основе — мѣра, общевселенская матрица возможных состояний материи и путей перехода из одного состояния в другие; по отношению к информации (смыслу), мѣра — система её кодирования. См. раздел 3.7 (Часть 1 «Основы социологии»).

[11] Это — термин в настоящем контексте, указующий на то, что в отличие от цепи костяшек в домино, информационной выкладке объективно свойственна направленность чтения, т.е. воспроизведения информации в действиях людей.

[12]  Это — один из тех случаев, когда слова «Бог» и «богатство» — по Правде-Истине однокоренные.

[13]  «Граф Калиостро» — повесть (в некоторых источниках — рассказ), написанная Алексеем Николаевичем Толстым в 1921 году. Граф Калиостро А. Н. Толстого

[14] http://maxpark.com/user/4295132674/content/2018485

[15]  Термин впервые введен в “Достаточно общей теории управления”, “Мертвая вода”, том 1, изд. 1998 г. С-Петербург.

[16]    Идиома «эффект обезьяньей лапы», употребляемая в англоязычной культуре, восходит к одному литературному рассказу, в котором высушенная — мертвая — обезьянья лапа (средство, свойственное черной магии) обладает способностью выполнять желания её владельца именно таким образом, что и отличает её от живой Сивки-Бурки вещей Каурки из Русских сказок, чьи благодеяния совершались в чистом виде без сопутствующего непредвиденного ущерба. “Обезьянья лапа” с её дефектом возникла по причине того, что в западной культуре (наука, искусство, литература и.п.) точно так же, как и в “советской”, существуют гласные, негласные и бессознательно-психические запреты на исследования некоторых явлений. Эти запреты и сегодня вызывают в “ученых” кругах “мистический” ужас, вследствие которого многие их представители, сталкиваясь с запретной тематикой, избегают называть некоторые вещи и явления их сущностными именами, предпочитая присваивать им формальный знак-символ, встретившись с которым “посвященные” поймут, с чем они имеют дело; а “непосвященным”, — якобы и знать не надо. Поэтому, если Запад иногда пользуется термином “эффект обезьяньей лапы”, несущим нагрузку только ассоциативных связей с сюжетом некого повествования, не имеющим самостоятельного смысла и потому бесполезным при незнании ключа-сюжета, то для нас предпочтительнее термин со вполне определенной смысловой нагрузкой, которую человек в состоянии осмыслить сам: устойчивость течения событий в смысле их предсказуемости.

[17] Подробнее об этом в главах «Основы социологии» ВП СССР

[18] Толпо-“элитарная” культура такова, что в ней есть возможность сконструировать (или нечаянно породить) информационно-алгоритмическое ядро эгрегора, которое втянет в него помимо их воли и понимания происходящего более или менее широкое множество людей подобно тому, как водоворот втягивает в себя предметы с поверхности воды. Соборность же в отличие от такого рода эгрегоров порождается исключительно её участниками так, как об этом было сказано ранее:

Человек, веруя Богу и стараясь удерживать себя в непосредственном сокровенном диалоге с Ним по Жизни:

  • во-первых, должен поддерживать своей волей (т.е. порождение соборности и приобщение к ней без наличия у человека воли невозможно) и подвластными ему ресурсами деятельность других людей, если находит, что они — со своей стороны — тоже стараются действовать в русле Божиего Промысла;
  • и во-вторых, должен способствовать вхождению в соборность других людей, действующих в пределах границ попущения Божиего; должен способствовать их вхождению на этих же принципах — своеволия в русле Божиего Промысла в меру искреннего понимания Промысла каждым из них, однако не подавляя и не извращая волю других, доверяя Богу течение событий в их и в своей личной жизни, а также и течение событий в общественной жизни своего народа и человечества, в которую каждый вносит свой вклад.

Поэтому соборность открыта всем для вхождения в неё, но каждый из числа этих «всех» должен сам прилагать к тому усилия, направленные, прежде всего, — на необходимо должное изменение самого себя. И это соответствует сказанному Свыше через Христа: «С сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий УСИ­ЛИЕМ входит в него». И ясно, что никому не предлагается «накачать центнер мышц» или обрести какие-то иные средства для того, чтобы усилием разодрать сложившееся Мироздание и войти в Царствие Божие. Поскольку Царствие Божие внутри нас есть, то следует навести должный порядок в своём «внутреннем мире» так, чтобы Вседержительность волею самих людей изливалась через психику каждой личности в общий всем «внешний мир», осуществляя тем самым Царствие Божие. [От корпоративности… к соборности].

[19] Все типы строя психики, которые наличествуют в обществе, участвуют в порождении коллективного бессознательного этого общества, вследствие чего оказывают воздействие на самоуправление общества на основе его коллективного бессознательного. Но каждый из типов строя психики, вступая в коллективное бессознательное общества, вносит в него свойственное только ему своеобразие, обособляющее в коллективном бессознательном каждый тип строя психики от фрагментов коллективного бессознательного, порождённых другими типами строя психики. При этом в силу того, что все индивиды принадлежат к одному и тому же биологическому виду «Человек разумный», в коллективном бессознательном, состоящем из своеобразных фрагментов, поддерживаемых носителями каждого строя психики, есть общие области (информационные массивы типа «common», через которые передаётся информация между самостоятельно работающими программами и подпрограммами за счёт того, что общие области присутствуют в нескольких выполняемых программах, если искать аналогии в программировании для компьютерных систем). Точно также имеются информационные массивы типа «common», благодаря которым человечество принадлежит биосфере Земли. [ДОТУ]

[20] В идеале человек должен быть свободен от одержимости, а всё остальное — инстинкты, привычки, разум и интуиция — в его психике должно пребывать в ладу между собой и вспомоществовать одно другому в обеспечении поведения человека в жизни так, чтобы не было конфликтов с Высшим промыслом. При этом явно, что инстинкты, разум, интуиция — явления разного иерархического порядка в организации поведения человека на основе и в ходе его психической деятельности. На наш взгляд — для человечного строя психики — нормально, если врождённые рефлексы и инстинкты являются основой, на которой строится творчески разумное поведение; нормально, когда интуиция предоставляет информацию, которую возможно понять посредством интеллектуальной деятельности. То есть для человечного строя психики индивида нормально, когда в его иерархии интуиция выше разума, разум выше инстинктов, а все вместе они обеспечивают пребывание человека в ладу с биосферой Земли, Космосом и Богом.

Также человечному строю психики свойственно, когда человек не является невольником коллективной психической деятельности, а коллективная психическая деятельность протекает так, что ошибки, совершённые одним устраняются и компенсируются другими и каждый заботится о том, чтобы своими ошибками не обременять окружающих и потомков.

Тем не менее достаточно часто приходится видеть, как разум становится невольником и обслуживает животные инстинкты человека; как разсудочная деятельность превозносится над собой и пытается отрицать интуитивные оценки и даже полностью вытесняет интуицию из психики; как все они вместе, пытаются отвергать Высший промысел, вследствие чего становятся жертвами непреодолимой ими самими ограниченности и одержимости.

Также приходится видеть и то, как одни индивиды предпринимают действия в отношении других с целью извратить строй их психики в направленности к животному или “зомби”, чтобы они сами или другие имели возможность паразитировать, эксплуатируя психически изкалеченных в качестве “разумных животных” либо роботов, физиологически во многом идентичных человеку.

(…)

Если разум отвергает интуицию или служит — как невольник — инстинктам, то это — не человеческий, а животный строй психики. При этом следует иметь в виду, что и при животном строе психики интеллект может быть высокоразвитым, а его носитель может быть выдающимся профессионалом в той или иной области деятельности цивилизации (включая и магию), по существу не будучи человеком.

Также и строй психики биоробота (зомби) отличается от человеческого тем, что в поведении утрачивается свобода в обращении с информацией, вследствие чего индивид автономно отрабатывает внедрённую в его психику программу поведения (автономный робот-автомат) или же не в состоянии возпрепятствовать активизации свойственных навыков и качеств извне, т.е. другими по их произволу (дистанционно управляемый робот). Кроме того, зомбирующие программы могут быть иерархически более значимыми в поведении индивида, чем врожденные инстинкты, вследствие чего, с одной стороны, в каких-то ситуациях зомби не проявляет инстинктивно-животных реакций на раздражители и выглядит человеком, в отличие от носителей животного строя психики, которые и не пытаются сдержать животное начало; с другой стороны возможен конфликт в психике зомби между поведенческими программами инстинктов и зомбирующими программами поведения, а также между различными зомбирующими программами.

Демонические личности, обладая осознанными или безсознательными завышенными самооценками, и будучи носителями животного строя психики, строя психики зомби, либо пребывая в своеволии индивидуализма, освободившегося из неволи инстинктов и зомбирующих программ, порождают агрессивно-паразитический индивидуализм с претензиями на сверхчеловеческое достоинство в человечестве. То есть в основе демонического типа психики лежит нечеловеческий строй психики тех, кому Свыше дано быть людьми.

[Мертвая вода]

 

6 thoughts on “Обыкновенное чудо управлять, без осознания формулы Любви

  1. По Калиостро. Видимо фильм отличается от произведения. Т.к. в фильме конец другой, который я воспринял как неспособность эгрегора работать с русским народом, не получается вписать русских в алгоритмику, в итоге он сам оказывается вписан в русскую алгоритмику (совместная картина)

  2. Очень интересный и глубокий взгляд, требует осмысления. Надо пересмотреть эти фильмы. На мой взгляд слишком много сопутствующей информации, которую можно было дать ссылками на другие статьи и материалы, отвлекает от главной темы повествования. Но в целом здорово! Спасибо автору!

  3. «почему не разрешил волшебник-маг убивать Медведя…»

    Он не разрешил, потому что ему хотелось посмотреть, чем закончится его эксперимент с медведем — мотивы практически те же, что и у Авеля Хоггея
    из рассказа А. Грина «Пропавшее солнце»: «Что выйдет, если я сделаю так?» (http://lib.ru/RUSSLIT/GRIN/propsol.txt).

    В пьесе есть одна странная деталь: волшебник и его жена употребляют обращение к юноше-медведю как к сыну. Как будто своих детей у них нет (к тому же трактирщик называет волшебника «монахом»).
    Не лишено смысла тогда предположение, что демонизм волшебника не позволил ему создать полноценную семью.

    1. Алгоритмика коллективной психики, чем является волшебник-маг или эгрегор, не может существовать без носителей энергий. Вернее сказать может, но недолго. Поэтому, что бы получать энергию для своего «волшебства» ему надо сохранить жизнь носителя, но сделать её невыносимой, для того, что бы носитель фонтанировал эмоциями, любыми от гнева до разочарования. Сама же Любовь не эмоция, она несёт в себе всю совокупность совершенства благих намерений, что по существу, безполезно в плане перекачки энергий эгрегором, но она необходима для диалога человека и Бога.
      Да, возможно Вы правы, эгрегоры в управлении демонических менеджеров, не дают плодов.
      А люди с человеческим типом строя психики не строят эгрегоров — они формируют Соборность.

Добавить комментарий