Психологический аспект истории и перспектив  нынешней глобальной цивилизации

Ориентировочное время чтения: 245 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

Аналитическая записка

Внутренний Предиктор СССР
7 — 29 июня 2005 г.

В материалах Концепции общественной безопасности в Достаточно общей теории управления (ДОТУ)[1] есть раздел, который многие читатели пропускают, находя его абстрактным и потому слишком сложным для понимания или никчёмным для практики: это — “Процессы в суперсистемах: возможности течения”. Однако, поскольку человечество и биосфера Земли — взаимное вложение двух суперсистем, то названный раздел очень даже прикладной и его освоение необходимо для понимания истории, перспектив и выработки политики. Но он действительно не осваивается мимоходом: для этого требуется выделить время, чтобы прочитать его от начала до конца за день или за два, не отвлекаясь на другие дела и соотнося разные фрагменты его текста друг с другом, и уже после прочтения переосмыслить, соотнося весь текст с жизнью общества. В настоящей записке речь пойдёт о тех же процессах, что и в названном разделе ДОТУ, но большей частью в конкретно-научной и социолого-поли­ти­ческой терминологии, а не в терминологии ДОТУ.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

  1. Кризис надгосударственного управления
  2. Неадекватность библейской надгосударственной власти
  3. Объемлющая альтернатива

3.1. Историческая доминанта Русской цивилизации

3.2. О чём говорит русский языковой код

3.3. Восточно-Европейская равнина:   “тайная” очевидность

3.4. Компактно-общинный характер проживания  и единство культуры разных общин

3.5. Межобщинные отношения и Русский дух

3.6. Русь великая, изначальная

3.7. Преображение Руси через многовековой кризис

Пояснение:  Предсказание волхва Олегу “вещему”  и его издревле-стратегический политико-исторический смысл 

Послесловие

 

Предлагаемый материал рекомендуется в первый раз прочитать игнорируя сноски, объём которых составляет порядка 40 % от объёма основного текста (без приложений) для того, чтобы сформировать общие целостные образные представления о разсматриваемой проблематике. Отвлекаться при чтении на сноски — значит препятствовать этому процессу, разрывая его на куски. Сноски лучше прочитать потом — отдельно или при вторичном прочтении работы и её отдельных фрагментов.

Введение

Утверждение о действии в истории надгосударственного управления глобального характера, осуществляемого на протяжении многих веков посредством масонства его хозяевами, многим представляется бредом, не имеющим реальных оснований в прошлом и в настоящем. Тем не менее, даже такие авторитетные издания как “Советский энциклопедический словарь” сообщают о масонстве следующее:

«МАСОНСТВО (франкмасонство) (от франц. franc maçon — вольный каменщик религ.-этич. движение, возникло в нач. 18 в. в Англии, распространилось (в бурж. и дворянских кругах) во мн. странах, в т.ч. России. Назв., орг-ция (объединение в ложи), традиции заимствованы М. от ср.-век. цехов (братств) строителей-каменщиков, отчасти от ср.-век. рыцарских и мистич. орденов. Масоны стремились создать тайную всемирную орг-цию с утопической целью мирного объединения человечества в религ. братском союзе[2] (выделено нами жирным при цитировании). Наиб. роль играло в 18 — нач. 19 вв. С М. были связаны как реакц., так и прогрес. обществ. движения» (“Советский энциклопедический словарь”, изд. 1986 г.).

Что касается выделенной нами жирным в цитате фразы, то по существу “Советский энциклопедический словарь” так — прямо и недвусмысленно — сообщает: деятельность масонства состоит в осуществлении тайного всемирного политического заговора. Т.е. масонство издревле работает на осуществление некоего проекта глобализации. Насколько цель осуществить тот или иной проект глобализации видится утопичной (т.е. объективно неосуществимой), зависит от тех представлений об управлении как искусстве, которые свойственны тому или иному человеку персонально. В обществе всеобщего управленческого невежества утверждение о многовековом действии глобального надгосударственного управления — представляется бредом.

Но для тех, кто достаточно управленчески грамотен и внимателен по отношению к истории и текущей политике, действие глобального надгосударственного управления на протяжении многих веков — объективная данность, к которой люди однако относятся по-разному.

1. Кризис надгосударственного управления

Во Франции 29 мая и Голландии 1 июня 2005 г. состоялись референдумы по вопросу принятия (ратификации) Конституции Евросоюза. В обоих государствах население высказалось против[3]. Практически одновременно опросы в ФРГ показали, что более 40 % опрошенных предпочли бы отказаться от евро и вернуться к марке, а евро поддерживают несколько более половины опрошенных при весьма незначительной доле тех, кто не определился во мнении. И в Италии один из министров действующего правительства высказался за возобновление обращения лиры, а изрядное количество бывших в прошлом в обращении лир, намного превосходящее реальную ёмкость коллекций нумизматов, итальянцы не обменяли на евро. На таком общеевропейском фоне правительство Великобритании не то, что бы вообще отказалось от проведения аналогичного референдума по вопросу о принятии Конституции Евросоюза, но перенесло его на неопределённое время, дабы не терять умности лица. К 17 июня Дания, Португалия и Ирландия заявили о переносе на неопределенное время референдумов, а Швеция объявила, что не ратифицирует Конституцию Евросоюза до тех пор, пока Франция и Нидерланды не проведут повторных референдумов. Вопрос о том, что делать дальше с Конституцией Евросоюза стал одной из тем саммита руководителей государств Евросоюза в Брюсселе в середине июня, и не по одному ключевому вопросу главы государств не смогли договориться.

По существу события в странах Европы начала июня 2005 г. показали, что на протяжении последних нескольких десятилетий политика, направленная на создание так называемой «единой Европы», выражала не политическую волю её народов[4], а представляла собой проведение в жизнь проекта, хозяева, сценаристы и менеджеры которого относились и относятся к населению стран Европы как к «этнографическому сырью», из которого они могут лепить «единую Европу» по своему усмотрению. А когда один из этапов проекта предстояло завершить процедурой якобы общенародного признания Конституции Евросоюза, произошёл сбой в системе: оказалось, что «компостирование»[5] мозгов обывателей было недостаточно эффективным, вследствие чего толпа проголосовала против предложенной ей Конституции Евросоюза.

Этот явный сбой системы надгосударственного правления можно подавать задним числом как выражение истинной демократии: людям, дескать, не понравилась общеевропейская Конституция — вот они свободно и проголосовали против неё; да и вообще они голосовали, не против Конституции, а против своих правительств, а голосование по Конституции Евросоюза просто подвернулось им под горячую руку как открытая возможность выразить своё недовольство «цивилизованным способом». Согласие с такой оценкой возможно на основе представлений о том, что прошлая история и текущая политика представляют собой поток разрозненных случаев-фактов, от непредсказуемого воздействия которых одни выигрывают, а другие проигрывают подобно тому, как это происходит в лотереях. Но при более глубоком взгляде на глобальную политику последних нескольких десятилетий провал референдумов в двух странах и прочее означает, что за спиной европейских обывателей на протяжении нескольких десятилетий от их имени проводилась политика в русле определённого сценария, итогов которой обыватель не признал.

По существу провал обоих референдумов означает, что реальной демократии как выражения коллективной воли большинства благонамеренных людей в государствах Европы нет.

А вот если бы в Европе была действительно демократия, а не ширмы демократических процедур вокруг политики, проводимой закулисной масонской мафией по её усмотрению, то Европейский союз складывался бы иначе, его Конституция была бы содержательно иной[6], и она не провалилась бы на референдуме.

Итоги же референдумов во Франции и Голландии и реакция на них заправил и правительства «Великобратании»[7] означают, что в разсматриваемом случае произошла потеря надгосударственного управления.

И есть основания полагать, что этот сбой представляет собой не единичное событие, а выражение системной тенденции:

Европа утрачивает управляемость как свойство объекта, в отношении которого носители некой субъектности имеют цели управления и осуществляют управленческую деятельность.

Также ни для кого не секрет, что и в итоге двадцати лет реформ в России не воплотился в жизнь ни один из прежних идеалов: в разочаровании пребывают и приверженцы коммунизма, доверившие его судьбу лицемерам — сначала Горбачёву, а потом Зюганову; и «романтики» либералы-диссиденты, надеявшиеся на скорое становление гражданского общества, в котором свобода личности (включая и свободу частного предпринимательства) сочеталась бы с высокой степенью личной безопасности и защищённости; и зарубежные и международные заправилы проекта «Перестройка», которые затевали его в том числе и с целями 1) повышения в их проекте глобализации производственной отдачи хозяйственной деятельности на территории СССР и 2) переориентации военного потенциала России на защиту государств НАТО и западного проекта глобализации в целом от разнородных «угроз», потенциально изходящих из небиблейских культур Азии.

При этом надо понимать, что обеспокоенность ряда публичных политиков США и других государств Запада становлением и судьбами «демократии» в их понимании в других регионах планеты выражают всего лишь стремление заправил масонства усилить свою власть в том или ином регионе на основе хорошо отлаженных ими организационных форм «машин голосования», «системы разделения властей», «независимости журналистики» (от общества, которому она «компостирует мозги») и «соблюдения законности» (всегда более или менее избирательного “соблюдения” законности), при полном игнорировании, а точнее — тотальном подавлении — какой бы то ни было местной исторически сложившейся этнопсихологической и культурной специфики.

Если видеть этот аспект проведения закулисной глобальной политики, то неизбежен вывод, что заправилы проекта глобализации на основе Библии, олицетворяемые в практической политике государствами Запада и прежде всего — США, не достигают поставленных целей не только в Европе, но и в Ираке, и в Афганистане (и следует ли им влезать в иранские дела — вопрос особый[8]).

Т.е. кризис утраты регионами управляемости (как свойства объекта) в проекте глобализации на основе субъективной универсализации принципов культуры Запада (по её существу — библейской культуры) обостряется на протяжении последних двадцати лет как минимум. Этот кризис носит глобальный характер, и «парадокс» состоит в том, что он развивается при казалось бы вполне благополучном управлении в обществах так называемых «развитых стран»[9].

Этот кризис обостряется вследствие двух причин:

  • с одной стороны, изменяется психика (её организация) самого населения как в Европе, так и за её пределами,
  • а с другой стороны, концепция управления объектом «человечество», которой следует Запад и его закулисные заправилы, представляет собой пережиток прошлых эпох, не адекватный современности и перспективам.

При этом вследствие того, что владельцы этой концепции, сценаристы и менеджеры её проведения в жизнь не могут поступиться принципам “элитаризма”, они сами становятся неадекватны объекту, которым притязают управлять, и объемлющим процессам, оказывающим воздействие на них самих и на объект наряду с их управлением.

Управление всегда носит субъективный характер, но управлять можно только объективными процессами.

——————

Соответственно всякий кризис управления представляет собой выражение несоответствия управления как субъективно осуществляемого процесса:

  1. Наличествующим объективным возможностям управления[10]

и/либо

  1. Объекту, которым пытаются управлять.

——————

По отношению к кризису глобальной политики это положение Достаточно общей теории управления означает, что надо дать адекватный жизни ответ на вопросы:

  • Есть ли потенциал развития и в чём именно состоят объективно открытые возможности (и, соответственно, цели) развития человека как личности и человечества как составной части биосферы Земли?
  • Какое положение в матрице возможностей ныне фактически занимает человечество и те или иные люди персонально и в каком направлении они в ней движутся (т.е. осваивают потенциал развития либо деградируют, теряя возможности)?
  • В чём ошибки и пороки текущего управления и как их изправить?

2. Неадекватность библейской надгосударственной власти

Ответы на эти вопросы в общем-то просты, хотя и не являются общеизвестными и, тем более, общепризнанными. Но если вспомнить общешкольный курс биологии, известный всем, и заглянуть в собственную психику, то можно утверждать, что информационно-алгоритмическое обеспечение поведения человека включает в себя: 1) врождённые инстинкты и безусловные рефлексы (как внутриклеточного и клеточного уровня, так и уровня видов тканей, органов, систем и организма в целом), а также и их оболочки, развитые в культуре; 2) традиции культуры, стоящие над инстинктами; 3) собственное ограниченное чувствами и памятью разумение; 4) «интуицию вообще» — то, что всплывает из безсознательных уровней психики индивида, приходит к нему из коллективной психики, является порождением наваждений извне и одержимости в инквизиторском понимании этого термина; 5) водительство Божье в русле Промысла, осуществляемое на основе всего предъидущего, за изключением наваждений и одержимости как прямых вторжений извне в чужую психику вопреки желанию и осознанной воле её обладателя.

В психике всякого индивида есть возможное или действительное место всему этому. Но есть и то, что выделяет человечество из биосферы планеты, однако на это биология, психология и социология внимания не обращают, и об этом не пишется ни в школьных, ни в вузовских учебниках. Суть этого умолчания состоит в следующем.

Всякая взрослая особь биологического вида «Человек разумный» может быть носителем одного из четырёх более или менее устойчивых в течение жизни типов строя психики:

  • Животный тип строя психики — когда всё поведение особи подчинено инстинктам и удовлетворению инстинктивных потребностей, не взирая на обстоятельства.
  • Строй психики биоробота, «зомби» — когда в основе поведения лежат культурно обусловленные автоматизмы, а внутренний психологический конфликт «инстинкты — культурно обусловленные автоматизмы» в поведенческих ситуациях в большинстве случаев разрешается в пользу культурно обусловленных автоматизмов. Но если изменяющиеся общественно-исторические обстоятельства требуют отказаться от традиционных в той или иной культуре норм поведения и выработать новые, то «зомби» отдаёт предпочтение сложившейся традиции и отказывается от возможности творчества.
  • Демонический строй психики характеризуется тем, что его носители способны к творчеству и волевым порядком могут переступить и через диктат инстинктов, и через исторически сложившиеся нормы культуры, вырабатывая новые способы поведения и разрешения проблем, возникающих в их личной жизни и в жизни обществ. Будет ли это добром или злом в житейском понимании этих явлений окружающим — зависит от их реальной нравственности. Обретая ту или иную власть в обществе, демонизм требует безоговорочного служения себе, порождая самые жестокие и изощрённые формы подавления окружающих. Один из наиболее изощрённых вариантов проявления принуждения окружающих к добродетельности, в качестве образца поведения привёл Ф.М.Достоевский в “Селе Степанчиково и его обитателях” (Фома).
  • Человечный строй психики характеризуется тем, что каждый его носитель осознаёт миссию человека — быть наместником Божиим на Земле. Соответственно этому обстоятельству он выстраивает свои личностные взаимоотношения с Богом по Жизни и осмысленно, волевым порядком искренне способствует осуществлению Божиего Промысла так, как это чувствует и понимает. Обратные связи (в смысле указания на его ошибки) замыкаются Свыше тем, что человек оказывается в тех или иных обстоятельствах, соответствующих смыслу его молитв и намерений. Иными словами, Бог говорит с людьми языком жизненных обстоятельств и в этом состоит нравственно-этическое доказательство Им Своего бытия, даваемое им на веру каждому, кто того пожелает.

Ещё один тип строя психики люди породили сами.

  • Опущенный в противоестественность строй психики — когда субъект, принадлежащий к биологическому виду «Человек разумный», одурманивает себя разными психотропными веществами: алкоголем, табаком и более тяжёлыми наркотиками наших дней. Это ведёт к противоестественному изкажению характера физиологии организма как в аспекте обмена веществ, так и в аспекте физиологии биопóля, что имеет следствием множественные и разнообразные нарушения психической деятельности во всех её аспектах (начиная от работы органов чувств и кончая интеллектом и волепроявлением), характерных для типов строя психики животного, зомби, демонического (носители человечного типа строя психики не одурманивают себя). Так человекообразный субъект становится носителем организации психики, которой нет естественного места в биосфере, и по качеству своего не отвечающего складывающимся обстоятельствам поведения оказывается худшим из животных[11]. И за это нарушение им самим предопределённого для него статуса в биосфере Земли он неотвратимо получает воздаяние по Жизни.

*         *         *
Пояснение

Здесь необходимо пояснить одно обстоятельство, касающееся опущенного типа строя психики и его места в культуре.

В тропических лесах наступает сезон, когда в некоторых видах переспевших тропических фруктов, висящих на своих родных ветках, начинаются процессы брожения с выработкой алкоголя. В этот период времени живущие в лесах обезьяны, слоны и некоторые другие питающиеся растительностью представители местной фауны могут впадать в массовое опьянение и вести себя «буйно» и неадекватно, по какой причине местные жители в этот период времени предпочитают избегать деятельности в лесах, чтобы не стать жертвами опьяневших животных. Но бывали случаи, когда стада пьяных слонов выходили из лесов и громили деревни.

Однако такие случаи пьянства в фауне носят сезонный и непродолжительный характер. То же касается и возможностей разных представителей фауны одурманивать себя теми или иными психотропными веществами, содержащимися в некоторых растениях.

В жизни же человеческого общества всё иначе благодаря технологиям сбора, хранения, переработки растений, выделения из них и синтеза разного рода веществ, оказывающих воздействие на физиологию человеческого организма, возбуждающих или угнетающих те или иные его функции. Среди такого рода веществ можно выделить разные классы (хотя в границы выделяемых классов весьма условны, поскольку по разным параметрам воздействия одни и те же вещества могут принадлежать к разным классам):

  • Вещества, однократное применение которых вызывает необратимые изменения в физиологии, что может сопровождаться и необратимыми изменениями психики (некоторые синтетические наркотики, после однократно употребления вызывают стойкую физиологическую зависимость);
  • Вещества, однократное употребление которых вызывает более или менее обратимое изменение физиологии, которое проходит само спустя некоторое время, если в организм не поступают новые дозы этих веществ, но не вызывает физиологической зависимости от них (хотя может вырабатываться психологически, а не физиологически обусловленная привычка к их употреблению в связи с какими-либо сопутствующими обстоятельствами или без них).
  • Вещества, систематическое употребление которых ведёт к перестройке физиологии организма, что вызывает и физиологическую стойкую зависимость от них.

При выборе других характеристических признаков эти же вещества могут быть разделены на два класса иначе:

  • Необратимо разрушающие структуры организма и при однократном применении (напри­мер, однократное употребление метанола, если и не убьёт, то необратимо ослепит). Возстановление функций систем организма после прекращения их действия если и произходит, то на основе компенсаторных возможностей самого организма — т.е. за счёт его «запаса мощности» (так нервные клетки, — в том числе и убитые алкоголем и продуктами табакокурения, — не возстанавливаются, но возстановление функций нервной системы произходит за счёт запасов её мощности).
  • Разрушительное воздействие которых преодолевается на основе регенеративных способностей организма.

Благодаря цивилизованности человечества в культуре всех обществ есть вещества, — доступные людям практически постоянно, — оказывающие воздействие на физиологию организма, тормозящие или возбуждающие те или иные функции, или разрушающие его структуры, что ведёт к изменению характера психической деятельности в самом широком понимании этого термина (настройка чувств, доступность памяти, работоспособность интеллекта и т.п.). Наиболее употребительными и тяжёлыми по своему воздействию веществами такого рода являются алкоголь, продукты табакокурения и наркотики. Поскольку их употребление и воздействие на организм произходит при каком-то из трёх нечеловечных типов строя психики (животный, зомби, демонический), то именно на их основе складывается опущенный в противоестественность тип строя психики — как особый тип строя психики, порождённый самими же людьми в их культуре.

Если же говорить о деятельности людей, то она крайне разнообразна. И есть виды деятельности, которые требуют очень тонкой настройки организма, включая настройку биополя, вследствие чего в каких-то обстоятельствах неуместными могут стать даже привычные чай, кофе, шоколад, газировка: хотя они и не дурманят, но воздействие на биоритмику и настройку биополевой системы организма оказывают. И среди них есть виды деятельности, для осуществления которых лучшее питьё — чистая вода, а лучшая пища — злаки, орехи, овощи, фрукты , не содержащие алколоидов, эфирных масел и т.п. веществ на протяжении некоторого времени подготовки к деятельности и на протяжении всего периода её осуществления.

И здесь невозможно дать общих рецептов — человек должен быть осмысленно внимателен к самому себе, должен вырабатывать, принимать и осуществлять решения в отношении себя — сам.

*                   *
*

Тип строя психики может меняться в течение жизни в процессе личностного развития (а равно и деградации) и быть устойчивым на протяжении некоторого продолжительного периода времени. Но тип строя психики может быть и неустойчивым, т.е. меняться под воздействием обстоятельств даже по нескольку раз на день.

Если вывести из разсмотрения опущенный в противоестественность тип строя психики, то характерные особенности каждого из названных выше типов строя психики свойственны в определённом возрасте всем людям без изключения, поскольку они (в той последовательности, в которой приведены выше) характерны для преемственных стадий естественного психического развития личности в процессе взросления[12]. И если признавать для всякого индивида, начиная с юности[13], нормальным человечный тип строя психики, то становится ясно, что все остальные типы строя психики взрослых людей представляют собой выражение во взрослой жизни остановки личностного психического развития в детстве или в подростковом возрасте по разным причинам, всё разнообразие которых для генетически здоровых людей сводится к одной интегральной — закрепощающему и извращающему психику (и в частности, чувства и интеллект) воздействию исторически сложившейся культуры и полученного каждым из них воспитания и образования как составляющих культуры.

При этом все знания и навыки, которые несёт личность, являются своего рода «при­да­ным» к типу строя психики: т.е. знания и навыки сами по себе тип строя психики не характеризуют, а одни и те же знания и навыки могут быть достоянием носителей разных типов строя психики. [14]

Но ни один субъект, принадлежащий к биологическому виду «Человек разумный», не может подменить своей персоной ни всё человечество, ни то региональное — культурно своеобразное (включая язык) — общество, в котором он родился и вырос. И это приводит к вопросам о том:

  • Каким должно быть нормальное человеческое общество и человечество, т.е. какой должна быть его внутренняя организация?
  • Что представляет собой исторический процесс в смысле приближения человечества и составляющих его народов к воплощению в жизнь этой нормы?

Дать правильный ответ на эти вопросы политически актуально, поскольку глобальный процесс эволюционного развития биосферы является объемлющим процессом по отношению к глобальному историческому процессу, к текущей и перспективной политике.

И если политика осуществляется так, что ведёт к целям, которым нет места в объемлющей алгоритмике развития биосферы, то биологическая деградация тех, кто живёт на основе этой политики, — неизбежна: вопрос только во времени, статистической массовости и тяжести ущерба. И так же наоборот:

Политика, направленная на осуществление целей, свойственных объемлющей алгоритмике развития биосферы, будет стратегически очень эффективна и в процессе её осуществления будут изжиты или компенсированы все ошибки прошлого и их последствия.

Однако ни историческая наука, ни политология во всех их академически-легитимных публичных разновидностях этой проблематикой не интересуются[15]. С их точки зрения исторический процесс это, прежде всего прочего, — непрерывная череда войн и иных социальных катаклизмов, на фоне которых эпизодически предпринимаются попытки политических реформ, результатом которых не является ни вечный мир на Земле, ни благоденствие всех и каждого. А историческое развитие зримо и однозначно выражается только в замене прежних научных знаний и верований более новыми научными знаниями и верованиями, которые запечатлены в изменении на протяжении истории всего того, что принято называть «артефактами» — «памятниками материальной культуры». Т.е. развитие цивилизации неоспоримо выражается только в технико-технологическом прогрессе.

Но и все знания и навыки, запечатлённые в «артефактах» разных эпох также, — только приданое к строю психики людей, носителей этих знаний и навыков.

И поскольку статистика разпределения населения по типам строя психики выражается в особенностях социальной организации и культуры, то есть основания полагать, что статистика разпределения взрослого населения по типам строя психики и статистика устойчивости каждого из них в разные эпохи была разная — как в человечестве в целом, так и в каждой из имевших место в истории культур; и в настоящем статистика разпределения населения по типам строя психики и статистика устойчивости каждого из них тоже разная в разных культурах[16]. И это не предмет «гадания на кофейной гуще», поскольку процессы управления и самоуправления (если они объективно существуют) выражаются в особенностях организации тех материальных носителей, на основе которых они протекают: т.е. в их структуре, в динамике и в направленности структурных изменений. Это общее положение ДОТУ касается и человечества, и всякого общества или коллектива в его составе.

  • И хотя прямой однозначной жёсткой зависимости «тип строя психики — знания и навыки, которыми владеет индивид» в обществе нет, но статистическая зависимость такого рода[17] прослеживается, поскольку то, что интересно для носителей одного типа строя психики не представляет интереса для носителей других типов строя психики, а интересы, активные в настоящем, определяют будущее; при этом имеет место и более или менее интенсивное попадание информации, характерной в каждую историческую эпоху для более развитых типов строя психики, в психику индивидов, носителей менее развитых типов строя психики, что является внутренним стимулом для их дальнейшего развития.
  • Кроме того, что типы строя психики (кроме опущенного в противоестественность) в приведённой выше последовательности соответствуют преемственным стадиям естественного личностного психического развития в процессе взросления, в этой же последовательности они оказываются связанными с диапазонами продолжительности процессов, в отношении которых носители каждого из типов строя психики могут быть управленчески дееспособны.

Инстинктивные позывы — наиболее часто активизирующийся фактор, и если он властен над психикой, то диктат инстинктов «выдёргивает» индивида из процессов, продолжительность которых превосходит продолжительность паузы между двумя последовательными инстинктивными позывами. Точно также приоритет требований традиций может «выдернуть» индивида носителя типа строя психики «зомби» из процессов, более продолжительных, чем интервал между двумя последовательными обязательными мероприятиями, предписанными традицией. Носители демонического и человечного типов строя психики способны к соучастию в процессах, охватывающих жизнь многих поколений. Но вследствие того, что демонизм пребывает в разладе с Богом, — диапазон наиболее продолжительных процессов для него закрыт, и это обстоятельство отдаёт безоговорочное преимущество в дееспособности носителям человечного типа строя психики. А наименее дееспособны — носители опущенного типа строя психики, поскольку приоритет постоянного одурманивания себя в их психике выше, чем приоритет инстинктов, а позывы прибегнуть к дурману ещё более часты (сколько сигарет выкуривается за день среднестатистическим курильщиком? — а каждая из них «выдёргивает» из каких-то процессов…). Кроме того, в некоторые процессы носители нечеловечных типов строя психики войти не могут, потому, что «выдёргивание» отвлекающими факторами происходит ещё на подходе к ним…[18]

Два последних обстоятельства, отмеченных в тексте выделением абзацев « • », означают, что в зависимости от того, какова статистика разпределения взрослого населения по типам строя психики, — таковы принципы и характер организации жизни культурно своеобразного общества в целом и проживающих во взаимодействии друг с другом более или менее устойчивых по персональному составу групп людей[19], т.е. таковы разслоение общества на социальные группы и принципы взаимодействия социальных групп и их представителей друг с другом в жизни общества.

Но вне зависимости от того, осознаёт человек сказанное выше либо же нет, людям издревле как минимум интуитивно известно, что человек — не лысая говорящая обезьяна, а качественно иное — высшее по отношению к остальной биосфере (а не к биосфере в целом) — создание. Но наряду с этим вся история показывает, что быть человеком всегда и во всех обстоятельствах большинство людей не умеет[20], а социальная организация складывается по внешней видимости так, как это характерно для стаи обезьян:

  • вожак — «пан голова» (главарь), царь-король «всея региона» или «царь царей», диктатор;
  • особи, приближённые к вожаку, — социальная “элита”;
  • масса рядовых обезьян стаи — большинство обывателей, трудовые ресурсы, предназначение которых в этой системе — обслуживать “элиту” и не более того;
  • опущенные — отбросы общества, презираемые или гонимые.

Так внутрисоциальная личностная иерархия видится большинству людей, которые не возпринимают общество (а также и человечество в целом) как единый организм — подсистему в системной целостности биосферы Земли.

И это большинство не задумывается о том, что человек и в такой социальной организации не всегда и «не совсем животное», вследствие чего на самом деле внутрисоциальная личностная иерархия как носительница процесса управления в его полноте отличается от вышеприведённой.

В жизни человечества и каждого из его народов особую роль играют:

  • обладание генетически не наследуемыми знаниями и навыками (в особенности общественной в целом значимости),
  • ПРОИЗВОДСТВО новых знаний и навыков
  • и обучение им.

В древних региональных цивилизациях монополистами в деле собирания, производства, хранения знаний, навыков и обучения им прочих стала знахарская корпорация, часто безосновательно именуемая исторической наукой и обывателями «жречеством»[21].

Если разсматривать процесс самоуправления личностно-иерархически организованного общества, то оказывается, что именно верхушка знахарской корпорации обладает в нём более высоким иерархическим статусом, нежели «царь»: «Knowledge itself is power» — Ф.Бэкон — «Знание по сути своей есть власть».

В некоторых культурах она открыто демонстрировала, что её личностно-иерархический статус выше царского (первосвященник, верховный жрец — выше царя, царь склоняется перед ним); в других культурах, обладая этим статусом де-факто и осознавая это, она подавала себя остальному обществу в качестве ближайших слуг царя, в общем-то таких же как и все прочие его холопы и слуги, не оспаривая управленческую состоятельность внешне видимой личностной иерархии во главе с царём-самодержцем, который однако, если и не был её безвольной марионеткой, но был в системной зависимости от неё. Т.е. царское своеволие как системный принцип ею не прощалось. И история знает не единичные случаи, когда цари и диктаторы были искренне убеждены в своём самовластье и пытались зажать «знахарскую корпорацию» или избавиться от неё, что приводило их политику к краху, а их самих подчас и к гибели.

Причём это описанное выше внешне видимое разпределение общества[22] по ступеням личностной иерархии возпроизводится на протяжении истории как бы автоматически (т.е. помимо сознания и воли большинства людей) в масштабах от мелкого обособленно живущего поселения или коллектива до государственного образования, а в процессе её возпроизводства в новых поколениях многие стремятся повысить свой личностно-иерархический статус — выбиться «из грязи в князи». При этом на протяжении истории прослеживается тенденция разпространить такого рода складывающиеся в регионах системы взаимоотношений до глобальных масштабов: это и устремлённость тех или иных владык к разширению пределов их владений-государств до пределов мира; это и подогреваемая издревле мечта евреев о приходе их кровного царя-мессии, владыки всей земли и повелителя всех народов.

История показывает, что все такие проекты в прошлом терпели крах, а Христос, своею деятельностью выражая Промысел Божий, не принял на себя предложенную ему миссию земного царя — владыки всей Земли, повелителя всех народов и родоначальника новой общемировой династии[23]. Т.е. имеются основания полагать, что эта социальная организация, хотя и субъективно вожделенна многим, но объективно не соответствует предназначению человека в биосфере Земли и, соответственно, — его сути.

Действительно, если обратиться к жизни фауны, то эта инстинктивно обусловленная алгоритмика организации особей в системную целостность эффективна в пределах стаи, численность которой не превозходит некоторого предела, по превышении которого «лишние» изгоняются либо стая разделяется на две и начинается борьба двух стай за один и тот же родной для них ареал обитания. И в ограниченности численности стаи, составляющей одну иерархию особей, выражаются два фактора, которые блокируют объединение в единую глобальную «макростаю» народов и человечества в целом на принципах построения личностной иерархии:

  • компактность локализации участников стаи на территории, вследствие чего все они систематически общаются друг с другом, знают свой иерархический статус в ней и находятся под «присмотром» вожака;
  • всякая особь, в том числе и вожак, имеют ограниченные возможности общения с другими, получения и обработки информации.

Вследствие этого, как только какая-то группа особей оказывается вне пределов компактной локализации стаи, она выпадает из стаи, и либо гибнет вследствие своей дезорганизованности и малочисленности, либо образует новую жизнеспособную стаю. Также и в том случае, если стая так размножилась, что у вожака не хватает времени и сил, чтобы «присматривать» за всеми, то кто-то в стае становится лишним.

В жизни человеческого общества, культура, развивающаяся на психической основе алгоритмики стадно-стайного поведения при количественном преобладании в обществе носителей животного типа строя психики позволила переступить через этот барьер предела численности стаи, породив внешние знаки обозначения иерархического статуса: короны и прочие знаки власти и знаки безвластия (ошейники рабов); татуировки (там, где ходят почти голыми), декор одежды (там, где холодно), соотносясь с которыми, каждый знает, падать ему ниц перед владыкой, быть на равных или самому попирать достоинство встречного. Эти достижения культуры избавили лично не знакомых друг с другом индивидов в пределах одного культурно своеобразного общества от необходимости всякий раз при встрече выяснять свой иерархический статус в той или иной борьбе друг с другом. Именно это и позволило человеку переступить через естественно биологические количественные ограничения численности стаи, что привело к возникновению родоплеменных союзов и потом — народов.

Но если уйти от разсмотрения особенностей артефактов и этикета такого назначения и обратиться к психической подоплеке, то вся эта внешняя атрибутика обозначения личностного иерархического статуса и сопутствующий ей этикет выражает разного рода зомбирующие надстройки на животном типе строя психики и не более того.

Однако и такая система принципов общественной организации имеет свои пределы, обусловленные ограниченным быстродействием государственного аппарата, который становится в этом случае одной из составляющих личностной иерархии. Вследствие этого по превышении некоторого уровня численности населения личностная иерархия, осуществляющая в обществе власть, утрачивает способность к поддержке дальнейшего общественного развития и её идеалом становится поддержание «статуса кво». Так же и географически удалённые регионы оказываются физически неподвластными, поскольку события в них протекают быстрее, нежели на них способно реагировать иерархически централизованное управление.

Вследствие этого человечество при организации жизни общества на основе инстинктивной алгоритмики стадно-стайного поведения с различными культурными надстройками и оболочками неизбежно делится на народы, изолированные друг от друга как природно-географическими факторами, так и культурным своеобразием каждого из них.

Однако стремление к единению всех людей в общем ладе человечества — это объективная данность, которая оказывает своё воздействие на жизнь всякого общества вне зависимости от его разпределения по типам строя психики, социальной стратификации. Поэтому ограниченность размеров государств и численности их населения при личностно иерархической организации общества в масштабах человечества, разобщённого на народы, влечёт за собой групповые разборки владык и их подданных с целью разпространения пределов власти владыки в конечном итоге до пределов мира. И войны имеют место на протяжении всей истории.

И как это не покажется парадоксальным, именно они и сдерживают объединение человечества (глобализацию) на основе такой психической подоплёки, обезсиливая и победителей, и побеждённых. Т.е. это аналогично борьбе в фауне за место под солнцем, хотя цели другие:

  • в фауне действительно может быть борьба стай (стад) за ареал обитания, которая объективно в силу ограниченности возможностей всякой особи в общении и обработке информации не направлена на слияние всех стай в одну под властью одного присматривающего за всеми вожака;
  • в человечестве же издревле объективно наличествует тенденция к объединению людей во внутренне безконфликтно ладное, не разобщённое мировое общество, которая также объективно обусловлена тем, что человек — не лысая говорящая обезьяна, и которая не может быть реализована на основе инстинктивной алгоритмики стадно-стайного поведения даже при наличии зомбирующих культурных надстроек, обладающих своеобразием в каждой из региональных и национальных культур, в силу того, что войны сдерживают объединение человечества на основе нечеловечных типов строя психики[24].

Но люди издревле умные. Поэтому не вдаваясь в разсмотрение организации психики, знахарская корпорация древнего Египта увидела главное препятствие к интеграции всего человечества в одну единственную личностную иерархию именно в этом своеобразии национальных культур. И она разработала проект глобализации, в русле которого до настоящего времени действует масонствующая “элита” всех государств Запада и жидомасончики в России.

Основные организационные принципы проекта:

  • национальные знахарские корпорации и несомые ими системы верований и научных знаний и прикладных навыков (прежде всего, управленческого характера) должны исчезнуть;
  • их должна заменить одна транснациональная знахарская корпорация, разпространяющая одну и ту же систему верований и безраздельно контролирующая науку как фундаментальную, так и прикладную;
  • властные структуры проекта глобализации должны быть экономически самодостаточны в любой системе хозяйствования для того, чтобы они могли купить всё и всех вместе с их мыслями, намерениями, имуществом и прочими «потрохами»;
  • всё остальное население, не принадлежащее к знахарской корпорации и её властно-исполнительной периферии, должно быть общественно-управленчески невежественно и входить в личностную иерархию на общих для них принципах индивидуализма, однако не жёсткого, а допускающего участие в корпорациях, признаваемых легитимными глобальной властью.

Конкретно исторически эти принципы нашли своё выражение в библейском проекте порабощения всех наследниками зачинателей проекта:

*         *         *

«Не давай в рост брату твоему (по контексту единоплеменнику-иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо ростовщического паразитизма) благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идёшь, чтобы владеть ею» (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчета о разшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше), — Второзаконие, 23:19, 20. «И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут», — Второзаконие, 28:12. «Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей”, — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”); ибо во гневе моём я поражал тебя, но в благоволении моём буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днём, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся», — Исаия, 60:10 — 12.

Иерархии всех якобы-Христианских Церквей, включая и иерархию “русского” “православия”, настаивают на священности этой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование еще до Никейского собора (325 г. н.э.), провозглашает её от имени Христа, безо всяких к тому оснований, до скончания веков в качестве благого Божьего Промысла:

«Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков[25]. Не нарушить пришёл Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдёт небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдёт из закона, пока не исполнится всё», — Матфей, 5:17, 18.

При признании священности Библии и убеждённости в неизвращённости в ней Откровений Свыше, расово-“элитарная” доктрина “Второзакония-Исаии” становится главенствующей политической доктриной в культуре библейской цивилизации, а Новый завет программирует психику паствы церквей имени Христа на подчинение заправилам библейского проекта порабощения всех:

«… не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобой и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду», — Матфей, гл. 5:39, 40. «Не судите, да не судимы будете» (т.е. решать, что есть Добро, а что Зло в конкретике жизни вы не в праве, и потому не противьтесь ничему и терпите),Матфей, 7:1.

Это — СКУПКА МИРА СО ВСЕМИ ЕГО ОБИТАТЕЛЯМИ И ИХ ИМУЩЕСТВОМ НА ОСНОВЕ РАСОВОЙ РОСТОВЩИЧЕСКОЙ МОНОПОЛИИ ПРИ НЕПРОТИВЛЕНИИ АГРЕССИИ ПОРАБОЩАЕМЫХ, ДЕМОРАЛИЗОВАННЫХ РЕЛИГИОЗНЫМ МРАКОБЕСИЕМ, — КОНКРЕТНЫЙ СМЫСЛ БИБЛИИ, выражая который в жизни, возникла и которым управляется вся библейская цивилизация — так называемый «Запад» и отчасти Россия. Всё остальное в Библии — мелочи и сопутствующие этому обстоятельства, направленные на разстройство ума и порабощение воли людей.

В результате в библейской цивилизации складывается своеобразная система внтурисоциальных взаимоотношений, проникающая во все её государства и национальные общества, признающие Библию священной или хотя бы безразлично-терпимо к ней относящиеся:

  1. Высший уровень иерархии — заправилы проекта, предпочитающие избегать публичности в своей деятельности и не считающие за равных себе в достоинстве никого, кроме самих себя. Они — большей частью носители демонического типа строя психики, способного к корпоративности.
  2. Второй уровень иерархии — законопослушные иудеи, на которых возложена миссия непосредственного управления социальными процессами (через разпределение финансирования и формирование «научно обоснованного»[26] общественного мнения) в регионах, где есть диаспоры евреев, которых иудаизм учит, что только они — люди, а все прочие — человекообразные[27], данные им в услужение. Они — большей частью носители типа строя психики «зомби»[28].
  3. Низший уровень — исповедующие исторически сложившееся христианство в одной из его модификаций на основе канона Нового завета и традиции изтолкования Библии для неиудеев, которых на протяжении веков стараются убедить в том, что «нет ни эллина, ни иудея», т.е. различия между людьми и культурами несущественны (в том числе и в смысле выявления в каждой из них того конкретного, что объективно есть Добро, а что Зло) и потому они и не должны ложиться в основу отношения к другими людям и их деятельности.[29] Их строй психики может быть любой (кроме человечного) с зомбирующими надстройками, назначение которых — интеграция в систему трудовых ресурсов.
  4. Плюс к этому — «соединительная и нервная ткань» системы, связывающая её компоненты воедино и обеспечивающая их взаимодействие — масонство, действующее на основе зомбирующих принципов, ограничивающих свободу индивида в выборе интересов и линии поведения:
  • ⇒ каждый в меру посвящения работает на то, что понимает, а в меру непонимания — на тех, кто посвящён в высшие, чем он степени, и на тех, кто понимает больше вне зависимости от наличия посвящения или его отсутствия[30];
  • ⇒ неукоснительное подчинение и ответственность носителей низших степеней перед высшими.

При этом степени с 1 по 33 могут получить все, с 34 по 66 — только евреи, с 67 и выше — только раввины. Принадлежность к высшим степеням в каждом разряде требует в большинстве случаев (хотя могут быть и изключения) наследственной принадлежности претендента к системе. Такая расово-клановая фильтрация и требование наследственной принадлежности являются достаточно надёжным заслоном от продвижения внедрённой в масонство антимасонской агентуры на руководящие посты в системе на протяжении жизни одного поколения, о чём концептуально безвластные[31] борцы с «жидомасонским заговором» (в котором и «жиды», и масоны — всего лишь «фигуры», устроенные несколько сложнее, чем шахматные) не задумываются (а у концептуально властных людей, не приемлющих библейский проект, в такого рода проникновении в его структуры с целью возглавить и изменить направление и характер деятельности — нет потребности).[32]

И для того, чтобы в обществе не формировались представления о системной целостности и определённой целесообразности библейской культуры, учебники истории ничего внятного о масонстве не сообщают, чем извращают представления большинства о течении истории и современной политики.

*                   *
*

Собственно говоря, в процессе осуществления именно этого проекта и произошёл сбой в форме провала референдумов по Конституции Евросоюза во Франции и Голландии, с чего мы и начали настоящую аналитическую записку. И этот сбой — не эпизод, не мелкая досадная недоработка менеджеров проекта, о которой можно было бы забыть через 5 — 10 лет, а выражение его системной несостоятельности в нынешнюю эпоху и обозримой перспективе.

Главная причина именно системной несостоятельности проекта — его атеизм, атеизм идеалистический[33], переходящий в откровенный сатанизм в некоторых из ветвей иерархии посвящений знахарской корпорации.

В социологических аспектах системная несостоятельность проекта в наши дни и обозримой перспективе состоит в том, что:

  • Он — порождение демонического типа строя психики.
  • Он предполагает по умолчанию, что большинство населения Земли устойчиво пребывает при животном типе строя психики при минимуме культурных надстроек (по их сути зомбирующего характера) и не соучаствует в делании реальной политики.
  • Также по умолчанию он предполагает, что большинство образованной правящей политической и прочей “элиты” — носители типа строя психики «зомби»[34]. Это касается и иерархий церквей, которые формально заместили собой национальные знахарские корпорации (наци­ональ­ные «жречества» древности), а вследствие закрепощения интеллекта догмами библейского вероучения и страхом ада оказались не способны быть концептуально властными в отношении своих обществ и человечества.
  • «Истинной элитой» в нём являются носители демонического типа строя психики, но и то не все — а только лояльные проекту и способные к корпоративному сотрудничеству в нём, несущие при этом полезные проекту знания, навыки и способности.
  • Носителям же человечного типа строя психики в нём места нет, поскольку они — не пригодны для того, чтобы быть рабами-невольниками, и не желают сами быть рабовладельцами.

Главная же проблема внутриобщественного характера заправил этого проекта состоит в том, что они не успели его завершить самое позднее к началу XIX века.

Дело в том, что в начале XIX века цивилизация вступила в эпоху замены производства, в котором преобладала биогенная энергия растений, домашних животных и людей, к промышленному производству, в котором преобладает техногенная энергии, что сопровождалось ускорением научно-технического прогресса по отношению к продолжительности жизни людей. В результате:

  • если при старте библейского проекта через технологически неизменный на протяжении столетий мир проходило множество поколений;
  • то сейчас на протяжении жизни одного поколения успевает смениться несколько поколений техники и технологий, каждое из которых требует от своих пользователей и обновления прикладных знаний и навыков.

Сложившаяся в результате этого изменения соотношения частот обновления поколений людей и поколений техники, технологий, социально значимых знаний и навыков среда обитания оказывает постоянное стрессовое воздействие на всех носителей нечеловечных типов строя психики:

  • носителям животного типа строя — кроме получения удовольствия, большей частью чувственного и желательно без труда, ничего не надо, по какой причине они не обучаемы ничему системно-сложному, беззаботны и безответственны, вследствие чего представляют опасность для окружающих и самих себя, когда в их власти оказывается современная техника (в том числе и боевая), энергетика и технологии (в том числе и сугубо мирного назначения);
  • носители типа строя психики «зомби» обучаемы и достаточно дисциплинированы, но в быстро меняющейся техносфере для их своевременного массового постоянного переобучения в обществе не хватает учителей, которые в их большинстве тоже «зомби», а «зомби» сами не способны к творчеству и самообучению;
  • творческие личности — носители демонического типа строя психики — при их малочисленности не успевают везде и всюду «латать дыры» и «подхватывать на лету» всё то, что роняют и рушат носители животного типа строя психики, «зомби» и опущенные в противоестественность модификации всех нечеловечных типов строя психики.
  • Опущенные — просто опасность для остального общества, поскольку спьяну разгромить стадион или улицу — это ещё не предел того, что они могут коллективными усилиями[35], да и по одиночке их поведение таково, что те, кто вынужден по жизни постоянно контактировать с ними или последствиями их дел, желают им скорейшей смерти, а в ряде случаев — сами способствуют их уходу в мир иной, переступая через заповедь «не убий».

При этом демоны, если даже и не понимают причин и следствий, то чуют, что система глобальной власти пребывает на протяжении ХХ века в безпросветном кризисе[36], однако, будучи привержены “элитарным” амбициям и отрицая человеческое достоинство всех прочих, демоны не способны найти, выработать и осуществить решение, позволяющее преодолеть системный кризис, но уже не библейского проекта как такового, а глобальной цивилизации не состоявшихся человеков, которые не стали носителями человечного типа строя психики по разным внешним и внутренним (нравственно-психическим личностным) причинам.

Кроме того, носителей всех нечеловечных типов строя психики эта система средствами шантажа и принуждения обязывает вести себя в обществе более или менее по-человечески, что не соответствует организации их психики и, с одной стороны, является ещё одним стрессовым фактором, от систематического воздействия которого им требуется «отдых»[37], а с другой стороны — плодит в обществе лицемерие и ханжество.

Будучи ориентирован на интеграцию человечества в единую глобальную иерархию личностных отношений на основе принципов «цель оправдывает средства» и «разделяй и властвуй», библейский проект является наиболее эффективным (в силу своей безжалостности и безпощадности) средством осуществления глобального толпо-“элитаризма” в обществе носителей нечеловечных типов строя психики, в силу чего конкуренция с ним, а равно и противление ему на принципах толпо-“элитаризма”[38] объективно невозможно[39].

Главная же общественная потребность во всех регионах Земли — повышение качества управления делами и процессами, от которых находятся в зависимости или под воздействием которых живут все люди — как индивиды, так и семьи, коллективы. Это требует практически всеобщих 1) управленческой грамотности и 2) развития разнообразных личностных творческих (а не изключительно исполнительских) навыков.

Вопреки этой объективной потребности человечества библейский проект глобализации несёт прямо противоположное:

  • Интеграция в пределы библейской цивилизации новых регионов основана на разрушении в них исторически сложившейся культуры управления, злоумышленной хаотизации жизни в них и введении их в систему зависимости от управленческих услуг заправил библейского проекта[40].
  • Удержание власти правящей “элиты” и заправил проекта основано на зависимости управленчески безграмотных людей от носителей управленческой культуры — исторически конкретно от жидомасонской политической мафии, раввината и более глубоких структур[41].
  • Главное:
  • Вне зависимости от того, является ли библейский проект результатом невежества древнеегипетских знахарей в области психологии человека или он — выражение их злого умысла, но библейская культура в её культовых и светских модификациях препятствует личностному нравственно-психическому развитию детей и взрослых в направлении достижения ими необратимо устойчивого человечного типа строя психики.
  • Продолжение этого проекта самоубийственно для человечества как в силу общебиосферных причин[42], так и в силу внутрисоциальных[43], от воздействия которых невозможно защититься ни фармакологией и личной охраной, ни бронёй «бункеров-ковчегов», ни какой-либо иной системой «сдержек», «противовесов» и «компенсаторов».

И потому с этим политическим идиотизмом[44] библейского проекта глобализации, претендующим на безраздельную глобальную власть над людьми от имени Бога, следует покончить раньше, чем он покончит как минимум с нынешней цивилизацией, а как максимум — с её биологическим носителем — нынешним человечеством (а по существу — псевдочеловечеством).

 

 

3. Объемлющая альтернатива

3.1. Историческая доминанта Русской цивилизации

Объемлющая альтернатива глобализации на принципах толпо-“элитаризма”, включая и её предельно жёсткую и циничную форму библейского проекта тоже существует издревле. И объективно её носительницей является Россия, точнее — Русская региональная цивилизация многих народов и многих диаспор[45]. На протяжении последних нескольких веков эта региональная цивилизация от всех прочих региональных цивилизаций отличается тем, что развивается в исторически подвижных границах общего для её народов и диаспор государства.

Подвижность её государственных границ носит пульсирующе-разширяющийся характер: это исторически долговременная тенденция. В периоды кризисов цивилизационного строительства, государственность нашей цивилизации тоже изпытывает кризис. И в такие кризисные периоды относительно молодая периферия Русской многонациональной цивилизации государственно обособляется, как это имело место в период государственного краха СССР. Но по мере того, как исторически очередной кризис цивилизационного строительства преодолевается, произходит становление новой государственности[46]. Когда новая государственность обретает дееспособность, адекватную потребностям эпохи и перспективам общественного развития, недавно отколовшаяся относительно молодая периферия, не сумев разрешить своих проблем в одиночку[47], возвращается в границы Русской многонациональной цивилизации, а на последующих этапах в её состав начинают вступать народы, до этого жившие обособленно или в составе иных региональных цивилизаций, поскольку качество жизни в пределах Руси в каких-то аспектах, значимых для народов и их перспектив, оказывалось лучшим, нежели в обособлении или в культурах иных государств и региональных цивилизаций[48]. И именно вследствие того, что этот процесс пульсирующего разширения границ государственности Русской многонациональной цивилизации — не выдумка, к началу ХХ века в границах России была 1/6 часть суши.

Многочисленные русофобы как в самой России, так и за её пределами могут возразить, что это всё — из исторического прошлого, а в настоящем нет никаких оснований для того, чтобы экстраполировать этот процесс в будущее; что всё сказанное об этом процессе выше — маниакальный бред маргиналов и «русских фашистов», поскольку вхождение в состав России влекло прежде всего национальное угнетение[49]; что всё это русское своеобразие осталось в прошлом, и что Россия наконец-таки вливается в «семью народов» самой передовой региональной цивилизации — в состав Запада и т.п.

Но в действительности всё обстоит как раз наоборот: упования на то, что всё это русское своеобразие осталось в историческом прошлом в действительности не обосновано ничем, кроме казалось бы успешного осуществления библейского проекта глобализации на протяжении многих веков — в то историческое время, когда в культуре большинства народов и человечества в целом были нравственно-психические предпосылки к более или менее успешному их втягиванию в библейскую цивилизацию расового рабовладения либо к безнаказанному уничтожению их самих или их культуры более высоко цивилизованными библейцами.

То, что эта эпоха завершилась, было показано выше в разделе 2 настоящей аналитической записки, а также и в других работах ВП СССР, начиная с первой редакции “Мёртвой воды” (издана в 1992 г.) и в религиозно-философских аспектах, начиная с “Вопросов митрополиту Санкт-Петербургскому и ладожскому Иоанну и иерархии Русской православной церкви” (1994 г.). Более чем 10 лет, прошедших с момента выхода этих работ — куда как достаточный срок для того, чтобы опровергнуть изложенные ВП СССР в Концепции общественной безопасности мнения, показав благодетельность в прошлом и благодетельную перспективность библейского проекта в будущем, но осмысленных возражений нам как не было так и нет: есть только истерики и молчание библейцев (как тупое, так и озлобленное).

Если вынести за скобки эзотеризм заправил библейского проекта, который не допускает публичного обсуждения вопросов, относимых в КОБ к компетенции носителей концептуальной власти, то эти истерики и молчание как раз и являются показателем того, что у приверженцев библейского проекта и культуры Западной региональной цивилизации (и в особенности для жидомасонствующей “элиты”) — на будущее за душой нет ничего, кроме безумных ссылок на успехи в продвижении проекта в прошлом.

И Россия не «вливается» в «семью народов» самой передовой региональной (в деле самоубийства человечества[50]) цивилизации Запада, освободившись от своих многовековых «заблуждений» в поиске некоего своего собственного пути исторического развития.

Россия как государственность Русской многонациональной цивилизации входит в процесс глобализации в качестве субъекта глобальной политики, а не объекта в процессе осуществления чуждой ей глобальной политики; входит осмысленно, выражая политическую волю её народов, продолжая своё глобальное цивилизационное строительство, которое было начато ещё до агрессивного внедрения извне в её культуру библейского проекта (при пособничестве верхушки знахарской корпорации и правящей “элиты” самой древней Руси).

И для того, чтобы понять, что это не пустая декларация и не заклинание социальной стихии, надо наконец-таки интеллектуально осознать своеобразие принципов цивилизационного строительства Русской многонациональной цивилизации, которые были в действии задолго до эпохи становления “элитарной” государственности Старо-Ладожской, Новгородской, Киевской, или Владимиро-Суздальской Руси; и которые на протяжении всей дальнейшей истории, начиная с момента захвата государственной власти библейцами, продолжали действовать в обществе подспудно — «тихой сапой».

3.2. О чём говорит русский языковой код

Прежде всего следует обратить внимание на то, что слово «русский» — по своей грамматической форме — имя прилагательное, которое в современном Русском языке употребляется в значении имени существительного — как этноним[51]. Исторически такое возможно, если имена существительные, к которым в глубоком прошлом слово «русский» было действительно прилагательным, сначала ушли в умолчания, а потом в изменившихся общественно исторических условиях полностью вышли из употребления или были вытеснены в другую контекстную область (область житейских смыслов). И похоже, что это произошло ещё в ту эпоху, когда не сформировался не только современный нам «русский народ», но не успели ещё сформироваться и те народы и народности, которые вобрал в себя исторически реальный современный нам русский народ.

Причём, если судить по тому, как историческая наука цитирует летописи, и вникать во внутренний смысл слов, то такие словосочетания как «греческий народ», «немецкий народ», «итальянский народ» в русском языке — довольно поздние образования, поскольку в древности на Руси в употреблении были формы этнонимов множественного числа (греки, немцы, фряги, так звали итальянцев), а в значении современного слова «народ» употреблялись слова «язык» или «люд». Да и сейчас словосочетания типа «немецкий народ» в русском языке, хотя и допустимы, но малоупотребительны и как-то не ладно звучат. А вот словосочетания «русский люд», «русский народ» звучат ладно. Т.е. по каким-то причинам, ныне забытым, предки наши — носители древнерусского языка — не видели оснований к тому, чтобы слово «народ» употреблять в его современном нам значении — обобщения для этнонимов.

Если обратиться к морфологии слова «народ», то по своей смыслнесущей  внутренней структуре оно сходно с такими числительными, как «одиннадцать», «двенадцать»: «на+род» — «один+на+дцать»[52], т.е. указывает на некоторое качество, которое порождается над родом[53] (несколькими родами), но самому роду не принадлежит[54]. И это качество «на+род»а возпринималось нашими предками как отличное от кровной родоплеменной общности. И соответственно словосочетания «русский народ», «русский люд» по своей смыслонесущей структуре таковы, что подразумевают не кровное родство или кровное единство, а что то иное, что в принципе может быть присущее представителям разноплемённых родóв, в силу чего те объективно являются русскими, даже если они по своему кровнородственному произхождению негры или представители монгольской расы. Но с другой стороны, соответственно такому пониманию значению слова «народ» далеко не все так называемые «этнические русские» являются русскими в действительности[55].

Так же ладно, как «русский люд», «русский народ» звучит и словосочетание «русский дух». Дух же физически — биополе — является носителем индивидуальной и коллективной психики людей, т.е. некоторой информации и алгоритмики их поведения. И соответственно есть основания полагать, что русскость, если она выражается не в кровной родоплеменной общности, то выражается именно в поведении индивидов и коллективов (общин, дружин, артелей) — носителей русского духа, представляя собой некоторую специфическую алгоритмику индивидуального и коллективного поведения русских людей разных национальностей.

Если же вернуться к вопросу об ушедших в умолчания, а потом — в забвение существительных-этнонимах, которым некогда в древности стало сопутствовать прилагательное «русский», то такими этнонимами как раз могли быть большей частью «этнонимы», которыми именовали себя и друг друга некоторые, но не все славянские племена: поляне, древляне, вятичи, кривичи и некоторые другие, потомки которых и вошли в состав современного нам русского народа. Что послужило причиной русификации или обрусения некоторых родоплеменных групп древних славян — вопрос особый. Даже если слово «русский» в действительности произходит от имени Рус — одного из трёх легендарных братьев-родоначальников славянских народов[56], от которых (или от возглавляемых ими родóв) пошли народы — русские[57], чехи, поляки, — то это существа дела не меняет, поскольку вопрос всё равно сводится к «русскому духу» и «русскому характеру» как объективным явлениям в истории человечества и современной жизни. И даже если это так, то нет никаких гарантий того, что Рус был первым русским по духу. Могло сложиться так, что русскость уже существовала как объективное явление, а Рус стал одним из его выразителей[58].

А вот чехи, ляхи, словаки и многие другие славянские племена в этот древний процесс русификации или обрусения части славян не попали (либо выпали из него после того, как он начался), и впоследствии их племенные названия перешли на «языки» (нации), которые сложились на основе культуры именно этих племён; племенные же названия обрусевших славян (а также и племён фино-унгров, проживавших с ними на одной территории), потеряв какую бы то ни было значимость в их повседневной жизни, из употребления вышли и стали достоянием истории и историков. Так современные вятичи, кривичи, поляне, древляне в большинстве случаев узнают о своей родоплеменной принадлежности из карты в учебнике истории, а не от родителей, но они с детства убёждены, что они — русские, хотя возможно, что своим поведением в последующей жизни далеко не все они подтвердят свою русскость.

О лучших и худших свойствах «русского характера» на протяжении последней тысячи лет пишут и спорят много как в самой России, так и за рубежом. И когда ошибочные или заведомо ложные ответы на этот вопрос ложатся в основу практической политики, то она идёт к событиям, аналогичным 1607 — 1613 гг., 1917 г., 1991 г. (если ошибки совершаются в самой России), и к событиям, аналогичным 1814 г.[59] и 1945 г. (когда ошибки в отношении определения качеств русского характера совершаются за пределами России).

Но изложенное выше на основании анализа русского языкового кода даёт основания полагать, что не все черты так называемого «русского характера» в действительности являются характерными свойствами истинно русского духа, положившими в древности начало процессу глобализации по-русски, в результате которого и сложилась исторически цивилизационная общность многих народов в границах государства Российского, как бы оно ни называлось — Царство Московское, Российская империя, Российская Советская Федеративная Республика (с 1917 по 1922 г. включительно), Советский Союз, Российская Федерация (с 1991 г.) и далее в будущее. Часть черт современного так называемого «русского характера» к информации и алгоритмике изначально русского духа никакого отношения не имеют, а представляют собой исторически сопутствующие компоненты: отчасти — это «рудименты и атавизмы» периода славянской «до-русскости», а отчасти — наносные, приобретённые со стороны, главным образом в эпоху, когда “элитарная” государственность Русской многонациональной цивилизации оказалась под концептуальной властью заправил библейского проекта и порабощённых ими доморощенных библейцев-россионцев.

Также надо понимать, что обрусение части славян произошло в эпоху до появления на Восточно-Европейской равнине первых славянских городов[60] в VI — VII веках н.э. и начала становления государственности. И специфические условия жизни славян в регионе становления Руси способствовали выработке и становлению изначального русского характера и изначального русского духа как носителя характера.

Конечно нельзя сводить социологию и психологию общества к природно-географическому детерминизму[61], но и игнорировать воздействие природно-географической среды непосредственно на психику людей, а через их психику — и на формирование культуры общества во всех её аспектах, — было бы ещё более ошибочно.

3.3. Восточно-Европейская равнина:
“тайная” очевидность

Восточно-Европейская равнина, на которой ныне разположены регионы многонациональной Русской цивилизации, издревле населённые славянами, которых ныне именуют «рус­скими», по своим природно-географическим параметрам в далёком прошлом отличалась от современности. Главные отличия: климат был иной — летом теплее, а зимой холоднее; лесов было больше и они были гуще, деревья были крупнее и леса простирались дальше на север и дальше на юг, чем в наши дни; водный баланс территории тоже был иным — в том числе и вследствие обилия лесов, вбиравших и удерживающих влагу подобно губке, уровень грунтовых вод был выше, сохранившиеся доныне реки были существенно полноводнее[62], а в нынешних многих сухих балках и в руслах пересыхающих летом весенних ручейков тогда текли исчезнувшие ныне настоящие реки.

При низкой в сопоставлении, например, с регионами Средиземноморья средней плотности населения (местные жители проживали компактными группами-общинами, более удалёнными друг от друга нежели в Средиземноморье) такой естественно-природный ландшафт, почти не несущий на себе следов деятельности человека, был доминирующим на протяжении многих десятков километров, разделяющих места поселения.

Перемещаться по такой территории на большие разстояния летом можно было большей частью по рекам, переходя из одной водной системы в другую через волоки; зимой те же самые замёрзшие реки могли быть «автострадами» для санных и конных. Сухопутные пути, изпользуемые только летом или круглогодично, при такой природно-географической среде, малочисленности и низкой средней плотности населения, низкой его энерговооружённости и технической оснащённости[63] могли быть только местного значения, обслуживающие хозяйственную деятельность компактно проживающих групп людей, при минимуме сухопутных путей, связывающих удалённые регионы друг с другом. Лесные звериные тропы, конечно были повсеместно, поскольку они — часть биоценозов, но всё же это не дороги, хотя пеший и конный в сплошных лесных массивах мог перемещаться по ним на сотни километров, конечно если умел ориентироваться не только по направлениям, но и по местоположению на пространствах Восточно-Европейской равнины.

Сама природно-географическая среда на этой территории была мощнейшей фортификационной системой, опираясь на которую, местное население было хорошо защищено от набегов агрессоров извне[64]. При этом продуктивность естественных биоценозов была многократно выше нынешней: рыбы было больше и она была крупнее; грибы, ягоды, орехи, мёд — дары леса; плюс к этому охота, подсечное земледелие[65], на заливных пойменных лугах — выпас домашнего скота и заготовка сена, — всё это гарантировало при хорошо организованном общинном труде достаточно высокий уровень «продовольственной безопасности» компактно проживающих групп населения. Да и внутренние систематические конфликты с целью захвата добычи, произведённой соседями[66], в этой природно-географической среде были малоэффективны в сопоставлении с трудовой деятельностью вследствие высоких транспортных издержек на их организацию и осуществление, что было неявным стимулом к организации именно труда, а не войны[67]; а при низкой средней плотности населения внутренние конфликты по поводу контроля над теми или иными территориями конкретно были просто безсмысленны, как и массовый захват пленников с целью обращения их в рабство[68]. В подтверждение этому: частоколы из брёвен, окружавшие древние городища, — это всё же в большей степени защита от диких животных, нежели фортификационные сооружения, предназначенные для обороны от людей, вооружённых «по моде» того времени.

Как известно реликтовые культуры, сохранившиеся в разных регионах планеты, в большинстве своём при общинном образе жизни на основе многовековых традиций, регулирующих отношения полов, не допускают переполнения своих экологических ниш. И потому ретроспективно можно полагать, что в древности на территории Восточно-Европейской равнины, проживавшие здесь славянские племена, поддерживая выработанный веками уклад жизни, не допускали и перенаселения занимаемых ими территорий при обусловленных природно-географическими условиями и культурой соотношением рождаемости и естественной смертности (как вследствие болезней, так и вследствие травматизма и гибели)[69].

Но есть и ещё один аспект, своего рода — «масштабный эффект» Восточно-Евро­пей­ской равнины в сопоставлении её с другими регионами становления культур древности.

В технике известно, что качество изображения, которое может «нарисовать» оптическая система или радиотелескоп, во многом определяются их размерами. Так если на определённой волне работает радиотелескоп, диаметр зеркала антенны которого 50 метров, то это одно качество; а если радиотелескоп это — «антенное поле» протяжённостью в несколько километров в обоих направлениях, и тем более — несколько радиотелескопов, разположенных на разстоянии многих десятков и сотен километров друг от друга, и работающих синхронно в одной системе, то это уже другое качество, намного превосходящее качество радиотелескопа с диаметром зеркала антенны в 50 метров и при прочих равных в принципе недостижимое для него. И в школьный телескоп с диаметром объектива в 60 мм в принципе невозможно увидеть того, что позволяет увидеть телескоп-рефлектор с зеркалом диаметром 6 м.[70] А ночью и в простой бинокль видно лучше, чем невооружённым взглядом потому, что линзы его объективов диаметром в несколько сантиметров собирают многократно больше света, чем зрачок глаза, диаметром в несколько миллиметров.

Человеческий организм — включает в себя множество биологических — биополевых «антенных комплексов». И как известно из этнографии, конечно если этнографы не зашорены вульгарными механико-материалистическими представлениями о том, что «этого не может быть», представители так называемых примитивных реликтовых культур более развиты в области «паранормальных способностей» — таких, как телепатия, ясновидение и т.п., нежели представители технически продвинутых культур «высокой цивилизованности», поскольку получать информацию о родственниках и близких, находящихся в отлучке по хозяйственной или военной надобности, о своём собственном местоположении на местности и т.п. жизненные потребности у них есть, а ни почты, ни телеграфа с телефоном, ни спутниковой  системы навигации с выводом карты и координат на дисплей мобильника или ноутбука — нет. В древности, о которой мы ведём речь, их тоже не было (их ещё не изобрели), а потребности знать — были, и эти потребности некоторым образом реализовывались на биологической основе организма человека и его психики как системы обработки информации[71]. И хотя у всех людей есть нечто биологически общее, но всё же общность культуры — это ещё один фактор, дополнительный по отношению к биологии, который связывает воедино множество индивидов.

И если возвращаться от биологии человека, этнографии реликтовых культур и ранее приведённых технических аналогий к жизни наших предков на Восточно-Европейской равнине в древности (а это правомерно в силу единства законов физики, касающихся излучения и взаимодействия излучаемых полей и других видов материи), то биоценозы Восточно-Европейской равнины + наши предки, разпространившие на огромной территории единую общую для них культуру, гармонично взаимодействующую с устойчивыми биоценозами и устойчивую в преемственности поколений, представляли собой БИОСИСТЕМУ, которой не было и нет в мире аналогов[72] — ни в аспекте продуктивности биоценозов в расчёте на одного человека, ни в аспекте стратегической фортификационной эффективности самих ландшафтов в качестве средств защиты от набегов извне, ни в аспекте размеров биополевого «антенного поля»[73], образуемого населением.

Последнее и есть самое интересное, и потому особый вопрос:

К какой информации открывало доступ это огромное «антенное поле» и в какие информационные потоки и алгоритмы — земные и космические — с его помощью могли входить его участники. Т.е. какое мироощущение порождало в индивиде это «антенное поле», участником которого он был.

Но обратив внимание на информационно-алгоритмические процессы в «антенном поле» населения, не надо забывать и о биополевом обмене энергией людей и биоценозов, характерных для регионов их постоянного проживания (тем более в преемственности поколений).

Но в общем, биоценозы, культура компактно-общинного проживания и хозяйственной деятельности, а также и «антенное поле» Восточно-Европейской равнины это — те факторы, под воздействием которых родился изначальный русский характер.

3.4. Компактно-общинный характер проживания
и единство культуры разных общин

Но всё же в любых природно-географических условиях человек — существо общественное, и непосредственное воздействие на формирование характера людей в новых поколениях в процессе их взросления оказывают другие члены общества, которые детям и подросткам являют собой примеры того, как человек в принципе может себя вести в жизни и какие это повлечёт последствия для него самого и для окружающих.

В доисторический[74] период известны два основных способа проживания племён и народностей древнего человечества:

  • Семейно-клановая обособленность на основе ведения своего хозяйства каждой семьёй (или несколькими семьями) в изоляции по жизни от других родственных семей и кланов при эпизодическом и периодическом общении с ними. Такой жизненный уклад характерен, прежде всего, для кочевых народов, основным видом хозяйственной деятельности которых было скотоводство;
  • компактно-общинный, при котором в одном месте сосредотачивались представители более чем нескольких семей или кланов, которые жили ведением общего для них хозяйства, от которого каждый и получал причитающуюся ему долю производимой продукции при эпизодическом или периодическом общении с другими общинами, живущими на тех же принципах в ареале разпространения единой для многих общин культуры.

Тот либо иной уклад жизни в древности был обусловлен прежде всего возможностями ведения хозяйственной деятельности в регионе проживания и эффективностью хозяйствования, т.е. среднестатистической производственной отдачей трудовой деятельности в расчёте на одного человека в преемственности поколений при достигнутом уровне соответствующих технологий и организации работ[75].

Для того, чтобы при семейно-клановом укладе семья жила в преемственности поколений, на одного человека в её составе должно приходиться определённое количество голов скота, от которого люди кормились и обустраивали свой быт. Чтобы стадо возпроизводилось и было неизсякаемым источником продукта на протяжении многих лет, требовалось определённая площадь пастбищ (разная в разных регионах, что обусловлено продуктивностью и характером растительных биоценозов). Эти обстоятельства задавали минимум разстояния, ближе которого семьи на основе этого хозяйственного уклада жить не могли, и ограничивали общую пороговую численность населения в регионе, по превышении которой, становилось неизбежным обеднение и истощение всех от безкормицы либо внутренние конфликты на поголовное уничтожение противника в процессе конкуренции семей и кланов за угодья. Сборы не всех семей, а только некоторых представителей всех семей в таких культурах носят характер периодический (пора сватовства и свадеб, обычно приходящаяся на сезонный период минимальной трудовой активности; какие-то общие для всех религиозно-культовые мероприятия; торжища, — которые часто по времени их проведения совпадали) или чрезвычайный (организация своего набега на соседей или организация отражения набега соседей, выработка реакции на стихийные бедствия и т.п.). В этом укладе некоторое количество рабов может быть полезным в хозяйстве, а захват стад соседей и их поголовное частично истребление, а частично обращение в рабство — один из способов быстрого существенного повышения собственного «благосостояния»[76].

Если же природно-географические условия в регионе за счёт сосредоточения в одном месте трудовых ресурсов и организации коллективной трудовой деятельности позволяли получить бóльшую отдачу продукции в расчёте на одного человека, нежели при семейном обособлении и ведении каждой семьёй своего хозяйства, то компактно-общинное проживание было неизбежным.

Но ни тот, ни другой образ жизни не является ни показателем общественного прогресса в аспектах развития культуры и личностного развития людей, ни показателем отсталости по отношению к другому, одновременно с ним существовавшему в разных культурах древности в других регионах планеты, поскольку это был во многом период борьбы за выживание в процессе освоения регионов планеты предками современного человечества. Дураки тогда не выживали ни в одиночку, ни коллективно, ни в природной, ни в социаль