Приложение к ДОТУ

Ориентировочное время чтения: 470 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

Достаточно общая теория управления

Приложение

В приложение включены материалы, необходимые для понимания мировоззренческих вопросов, не освещённых в достаточно общей теории управления, а также материалы, показывающие применение достаточно общей теории управления к решению практических задач управления обстоятельствами в жизни.

Оглавление

 

  1. Что такое влaсть в толпо-“элитарном” обществе

Изменение соотношения эталонных частот  биологического и социального времени  

  1. Психологические основы самоуправления общества
  2. Естественный порядок властвования
  3. Вожделение противоестественного
  4. О мирoвоззрении вообще и о его основе
  5. Что “само собой” разумеется
  6. Мозаики и калейдоскопы.
  7. Мирoвоззрения: “для всех” и «для узкого круга, призвание которого — управлять» 
  8. Мирoвоззрение для всех человеков
  9. Путь к сoборности.
  10. Попутный ветер Вседержительности.
  11. Лучше влaсть над самим собой, чем тысячелетняя влaсть над другими людьми и вещами  

 

1. Что такое власть в толпо-“элитарном” обществе

В толпо-“элитарном” обществе можно выявить схему анонимного дистанционного управления разного рода номинальными руководителями в обход контроля сознания как каждого из них, так и большинства общества. При этом мало кто толком понимает, как и где вырабатываются и утверждаются те решения, которые они проводят в жизнь. Принципы построения такого рода системы дистанционного управления “на­чаль­никами” как луноходами показаны на рис. 1.[1]

Эта схема в обществе работала издавна на основе традиций и навыков, хотя научные исследования выявили возможность и принципы её целенаправленного построения только во второй половине ХХ века. В середине 1970‑х гг. одна из газет в качестве курьеза сообщила, что согласно исследованиям американских социологов двух случайно избранных американцев соединяет цепь знакомств в среднем не более чем в десять человек. Если есть цепь знакомств, то в принципе по ней возможна передача информации как в прямом, так и в обратном направлении. Всё выглядит так, как в детской игре «испорченный телефон», с тою лишь разницей, что участники цепи знакомств не сидят в одной комнате, на одном диване, а общаются между собой в разное время и в разных местах. Тем не менее, информация по таким цепям объективно распространяется, порождая некоторую статистику информационного обмена, на основе которой может быть построено достаточно эффективное управление.

 

 

16

Рис. 1. Схема дистанционного управления лидером в обход контроля его сознания со стороны носителей концептуальной власти в толпо-“элитарном” обществе

Видение этой статистики, некоторые знания психологии людей, позволяют строить такого рода цепи целенаправленно. Количество звеньев в них будет не 10 — 20, а гораздо менее, что делает их быстродействие достаточно высоким для осуществления стратегического управления, а подбор кадров для них (естественно негласный, «втёмную») обеспечивает достаточно высокую степень сохранения при передаче стратегической упра­вленческой информации. Дело в том, что стратегическая информация в своём большинстве достаточно компактна, требует для упаковки весьма мало слов и символов и не нуждается в рукотворных носителях, которые могут стать уликами в юридическом понимании этого слова.

На схеме рис. 1 показана иерархия структур и некий лидер, возглавляющий одну из них. Такого рода структурой может быть аппарат главы го­сударства, министерство, спец­служба, научно-иссле­до­ва­тель­ский институт, лаборатория в его составе, проектно-кон­структорское бюро, редакция и т.п. Структура представляет собой некое штатное расписание. Персонал, наполняющий клетки штатного расписания, условно можно разделить на две категории:

  • аппаратную “шушеру”, которой «что бы ни делать, лишь бы не работать»;
  • работающих специалистов, которые более или менее «болеют за дело».

Из числа вторых можно выделить ещё одно подмножество — нескольких человек, мнение которых как профессионалов значимо для лидера структуры при руководстве ею. На схеме один из таких специалистов указан и назван действительным тайным советником “вождя”.

Но люди далеко не всё время проводят на работе. Есть ещё круг неформального общения. При этом «действительные тайные советники» многих публичных лидеров или деятелей, широко известных в узких кругах специалистов, вхожи в дома популярных личностей, чьё мнение более или менее авторитетно во всём обществе. В дома такого рода “звёзд” вхожи и многие другие люди. Среди них могут быть и школьные, и вузовские друзья “звёзд-авторитетов”, которые и сами не обделены талантом.

И хотя они в силу разных причин не смогли или не пожелали обрести высоких титулов, но к их мнению прислушиваются их высокоавторитетные друзья, по отношению к которым они выступают в роли домашних действительных тайных советников. Фактически они “опекуны” общесоциальных “авторитетов” — культовых личностей.

Множество из тех интеллектуалов, кто возмущался и возмущается культом личности Сталина, сами являются культовыми личностями, вкупе с теми звёздами эстрады, спорта и шоу-бизнеса, кому нет до общественных в целом проблем никакого дела. Но если смотреть на общественную жизнь в целом, то нет разницы одна в обществе культовая личность для всех, либо в нём сонм культовых личностей, удовлетворяющий нужду в низ­копоклонстве и кумиротворении разных общественных групп в нём.

Опекуны могут знать, что они выполняют миссию опекунства, но могут использоваться втёмную так же, как и действительные тайные советники. Либо непосредственно, либо через некоторое количество промежуточных звеньев на опекунов выходят представители наследственных кланов знахарей концепции общественного управления. Они могут быть воспитателями опекунов с детства. Это может быть деревенский дедушка, бабка, сосед по даче где-то за сотни километров от основного места жительства “опекуна”. Возможно, что и не получив высшего образования, он, однако, является человеком, с которым “опекуну” интересно поговорить «за жизнь»; возможно, что этот интерес у него с детства.

Мы рассматривали эту систему, начиная от лидера структуры. Но исторически реально системы такого рода дистанционного управления лидером целенаправленно выстраиваются в течение годов и десятилетий в обратной направленности: от знахарей концепций к публичным лидерам отраслей общественной деятельности; а также и сами лидеры в ряде случаев создаются при развертывании такой системы и продвигаются на тот или иной пост аналогично тому, как по шахматной доске передвигаются фигуры при развертывании той или иной стратегии шахматной игры.

Некоторую специфику этому процессу в обществе придаёт то обстоятельство, что “шахматная доска” достраивается по мере необходимости или из неё выламываются некоторые клетки, а также и то, что пешки и прочие фигуры обладают некоторой активностью и свободой в выборе целей и способов их осуществления, но каждый в толпо-“элитарном” обществе в меру понимания работает на достижение своих целей, а в меру разницы в понимании работает — в то же самое время — на осуществление целей тех, кто понимает больше. В пределах же власти определённой концепции общественного управления больше всех понимают знахари этой концепции.

А при сопоставлении различных несовместимых концепций и знахари каждой из них в меру понимания Объективной реальности работают на свою концепцию, а в меру разницы в понимании работают — в то же самое время — на концепции тех, кто понимает Жизнь глубже и шире.

При этом следует понимать, что в зависимости от того, какие цели преследуют знахари концепции, проводимой в жизнь, они продвигают на должности либо тех, кому, «что бы ни делать, лишь бы не работать» (к числу которых принадлежат не только бездельники, но и профессиональные карьеристы), либо тех, кому «за Державу обидно и душа болит за дело».

Соответственно сказанному в избирательных кампаниях предлагаются и раскручиваются кандидаты[2], принадлежащие к одной из двух категорий, либо мельтешащие между двумя способами осуществления деятельности в силу их психической неустойчивости. Но вопросам психологии деятелей государства и частнопредпринимательской власти аналитики должного внимания не уделяют, хотя особенности психики глав государств, концернов, иных высших должностных лиц — не только личное дело каждого из них, поскольку в зависимости от них оказываются более или менее широкие слои всего общества.

И реально избирателю сквозь слова, выплёскиваемые самим кандидатом и его избирательным штабом, необходимо увидеть, к какой из этих двух категорий принадлежит кандидат, к которому избиратель проникся внезапной симпатией, совершенно не зная его по реальной жизни. Но об этом мало кто из избирателей задумывается, как и сами кандидаты далеко не всегда задумываются о том, к какой категории каждый из них принадлежит и на кого он реально работает и изъявляет готовность работать в меру своего понимания, не пытаясь даже оценить разницу в понимании.

Те же силы, которые продвигают кандидатов для осуществления их руками заранее предопределенной политики, задумываются о выявлении, подборе и расстановке кадров, которые бы сами (в статистической массе) делали то, что от них ждут; делали бы сами в меру их понимания и в меру разницы в понимании, разделяющей между собой все ступени пирамиды толп и “элит” в толпо-“элитарном” обществе.

В работе такой системы единичные ошибки возможны, и они могут иметь очень тяжелые последствия для тех “кадровиков”, кто ошибся (так ошиблись хозяева марксизма, способствуя продвижению коммуниста-большевика антимарксиста И.В.Сталина на высшие должности в марксистской партии и государстве), но кадровый корпус в целом подбирался знахарями библейской концепции в её культовых и светской марксистской модификациях для осуществления определённых целей до середины ХХ века безошибочно. К середине ХХ века информационные процессы в обществе изменили свой характер, вследствие чего прежние навыки и принципы стали давать систематическую ошибку. Причина этого в изменении соотношения эталонов биологического и социального времени.

*         *         *

Изменение соотношения эталонных частот
биологического и социального времени

Чтобы понять существо этого явления, сначала обратимся к описанию множественных явлений средствами математической статистики. На рис. 2 показан характер убыли с течением вре­мени элементов из перво­начального сос­тава неко­торого множества. Пред­полагается, что в на­чальный момент времени множество определено по персональному составу эле­ментов и его численность составляет 100 % . Далее под воздействием внеш­них и внутренних об­стоятельств элементы мно­жества исчерпывают свой ресурс и гибнут. Если в по­пуляции живых организмов выявить её персональный состав, а потом следить, как выявленные в начале особи исчезают из популяции, то получится при­мерно такой же по характеру график, как по­казан на рис. 2, но с количественно определенным масштабом по осям времени и численности. Процесс, показанный на рис. 2, не означает, что с его завершением популяция исчезнет. Хотя такое и возможно в принципе, но в подавляющем большинстве случаев обновляется персональ­ный состав членов популяции (эле­мен­тов множества). То есть с исчезновением одного множества, выявленного по персональному составу в начальный момент времени, можно выявить новое множество, характеризующееся своим персональным составом. Об исчезновении выявленного по персональному составу мно­жества можно говорить и в статистическом смысле: т.е. можно считать, что исчезновение множества произошло, если исчез какой-то определенный и постоянный (как правило, для всех рассматриваемых множеств) процент из первоначальных 100 %, например 80 %, или 95 %, как на рис. 2.

pict2_add

Рис. 2. Характер убыли элементов  из первоначального состава мно­жества с течением времени

Обратимся к рис. 3. В верхней части рис. 3 условно показана общая продолжительность глобального исторического про­цесса. Ниже размещены две оси времени. На них изображены два процесса. На верхней временной оси — процесс преемственной смены поколений людей. На нижней временной оси и процесс обновления технологий и прикладных жизненных навыков.

 

image018

Рис. 3. Изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени.

Чисто формально по алгоритмам построения каждый из процессов, изображённых на верхней и нижней временных осях рис. 3, идентичны как процессу, изображенному на рис. 2, так и между собой. При этом предполагается, что в каждый момент исторического процесса можно выявить по персональному составу поколение людей. Оно будет обладать в этот момент 100-процентной численностью, которая будет сокращаться вплоть до полного исчезновения поколения. Но поскольку рождаются новые люди, которые не входят в первоначально избранное множество, то в тот момент исторического процесса, когда исчезнет ранее выявленное поколение, можно выявить очередное поколение, также обладающее в этот момент 100‑процентной численностью.

Аналогично предполагается — и это предположение не противоречит возможностям археологии, — что в начальный период становления цивилизации выявлено некоторое вполне определённое множество технологий и жизненных навыков. Далее по мере исторического развития технологии и жизненные навыки, принадлежащие этому множеству, постепенно выходят из употребления. К тому моменту исторического времени, когда исчезнет начальное множество технологий и жизненных навыков, можно будет выявить какое-то иное множество технологий и жизненных навыков. Возможно, что под влиянием научно-технического прогресса оно будет более многочисленным, чем ему предшествующие, тем не менее, численность выявленных новых технологий также можно считать равной 100 %, чтобы упростить построение графика. Момент исчезновения как для поколений людей, так и для поколений технологий[3] и жизненных навыков, как было отмечено при обсуждении рис. 2, можно понимать и в статистическом смысле: поскольку полное исчезновение, фиксируемое по исчезновению последнего из объектов множества, может оказаться далеко выпадающим из всей остальной статистики и не характерным для неё, то можно считать, что исчезновение множества произошло, если исчез какой-то определённый и постоянный процент из первоначальных 100 %, например 80 % первоначально выявленных технологий. Также можно подходить и к процессу обновления поколений людей: т.е. не дожидаясь ухода из жизни последнего долгожителя, можно считать, что, если ушло из жизни 80 % некогда выявленного персонального состава населения, то поколение заместилось новым.

Соответственно, при полной формальной идентичности построения, содержательное отличие верхнего и нижнего графиков в верхней части рис. 3 друг от друга — в разном характере соизмеримости с астрономическим эталоном времени (год: смена сезонов при обращении Земли вокруг Солнца) процесса смены поколений людей и процесса смены поколений технологий и жизненных навыков.

Продолжительность жизни поколения Т­б обусловлена генетически и на протяжении истории она изменялась в ограниченных пределах (Тб средн = продолжительность в пределах столетия ± десятки лет). Хотя средняя продолжительность жизни людей и росла на протяжении памятной истории нынешней цивилизации, однако она не выросла многократно. Вследствие этого её можно считать приблизительно неизменной по отношению к эталону астрономического времени. Этот процесс смены преемственных поколений можно избрать в качестве эталонного процесса биологического времени, что и показано на верхней оси времени рис. 3 слева от разрыва горизонтальных осей графиков, отделяющих глубокую древность от нашей эпохи — исторического времени жизни современных и лично памятных прошлых поколений, к которым принадлежали отцы и деды ныне живущих.

Процесс обновления технологий и жизненных навыков, показанный на нижней оси времени в верхней части рис. 3 как последовательность убывающих множеств, также может быть взят в качестве эталонного процесса времени. Но, в отличие от верхнего графика, продолжительность жизни поколений технологий и жизненных навыков на протяжении всей истории не является неизменной, даже приближённо, поскольку в результате ускорения периодичности обновления технологий и увеличения общего количества информации в культуре общества изменилось качество биологически-социальной системы в целом. Это видно на следующем графике, помещённом в нижней части рис. 3. Там размещена ещё одна координатная система с осью време­ни, в которой показано изменение в течение исторического времени мерных характеристик про­цессов смены поколений и обновления технологий и прикладных жизненных навыков.

Графики процессов на верхней и нижней временных осях можно соотнести друг с другом, что и сделано на рис. 3. В левой его части на период времени исчезновения начального множества технологий приходится много смен поколений. В правой его части для наглядности изображения изменён масштаб вдоль оси времени (это видно по полосе в верхней части рис. 3, изображающей течение глобального исторического процесса). Вследствие этого длительность жизни поколения в ХХ веке выглядит многократно более продолжительной, чем в левой половине рисунка, относящейся к эпохе становления первых региональных цивилизаций. Но эта условность позволила более зримо изобразить на нижней оси времени процесс многократного обновления технологий и прикладных жизненных навыков в течение жизни одного поколения, а также и общий рост количества информации в культуре общества (в этой части рисунка нарушено равенства масштаба и по вертикальной оси, вследствие чего начальные 100 % последующих множеств технологий и жизненных навыков зримо выше, чем им предшествующие).

Характер отношения частот верхнего и нижнего процессов на рис. 3, имевший место в левой его части, изменился на качественно противоположный. Математически это выражается так: на заре нынешней цивилизации было fб >> fс ; в ходе её развития стало fб < fс  (fс > fб — кому какой вариант записи соотношения больше нравится) ; а графически это показано в нижней части рис. 3.

Выявленные частоты fс и fб — это меры скорости обновления информационного состояния цивилизации (как иерархически организованной системы) на социальном и биологическом уровнях в её организации. На графике (приблизительно) неизменная Uг характеризует скорость обновления генетической (индекс «г») информации в популяции; возрастающая на протяжении всей истории Uс характеризует скорость обновления культуры, как информации не передаваемой генетически от поколения к поколению.

Как видно из жизни, из математики и из графика, произошло изменение соотношения эталонных частот биологического (fб) и социального (fс) времени.

Объективное явление, которое названо здесь изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени — собственная характеристика глобальной биологически-соци­аль­ной системы, от которой никуда не деться. Это информационный процесс, протекающий в иерархически организованной системе. Из теории колебаний, теории управления известно, что, если в иерархически организованной многоуровневой (многока­чест­венной) системе происходит изменение частотных характеристик процессов, являющих каждое из множества свойственных ей качеств, то система переходит в иной режим своего поведения. Это общее свойство иерархически организованных систем, обладающих множеством разнообразных качеств, к классу которых принадлежат как человеческое общество в целом, так и иерархически организованная психика каждого из людей.

Это общее свойство многопараметрических и иерархически организованных информационных систем. Оно по отношению к жизни общества пре­до­пре­де­ля­ет ка­че­ст­вен­ные из­ме­не­ния в организации пси­хики мно­же­ст­ва лю­дей, в нрав­ст­вен­но-эти­че­ской обос­но­ван­но­сти и це­ле­уст­рем­лен­но­сти их дея­тель­но­сти, в из­бра­нии ими средств дос­ти­же­ния це­лей; пре­до­пре­де­ля­ет ка­че­ст­вен­ные из­ме­не­ния то­го, что мож­но на­звать ло­ги­кой со­ци­аль­но­го по­ве­де­ния: это — мас­со­вая ста­ти­сти­ка пси­хической деятельности лич­но­стей, вы­ра­жаю­щая­ся в ре­аль­ных фак­тах жиз­ни.

Мы живём в исторический период, когда изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени уже произошло, но ещё не завершилось становление новой — определяющей жизнь всего общества — логики социального поведения (алгоритмики самоуправления общества), в которой выразилось бы статистическое преобладание в обществе людей — носителей иной организации индивидуальной и коллективной психики. Но общественное управление на основе прежней логики социального поведения, обусловленной прежней статистикой распределения людей по типам строя психики, уже теряет устойчивость, т.е. власть, и порождает многие беды и угрозы жизни.

Формирование логики социального поведения, отвечающей новому соотношению эталонных частот, протекает в наше время и каждый из нас в нём участвует и сознательно целеустремленно, и бессознательно на основе усвоенных в прошлом автоматизмов поведения.

Но каждый по своему произволу, обусловленному его нравственностью, имеет возможность, осознанно отвечая за последствия, избрать для себя тот или иной стиль жизни, а по существу — избрать личностную культуру психической деятельности и выработать в себе соответствующую ей организацию психики.

Те, кто следует прежней логике социального поведения: вверх по ступеням внутрисоциальной пирамиды взаимного паразитизма и вседозволенности или удержать завоеванные высоты, — всё более часто будут сталкиваться с разочарованием, поскольку на момент достижения цели, или освоения средств к её достижению, общественная значимость цели исчезнет, изменятся личные оценки её значимости, она станет вновь недостижимой вследствие изменения каких-то обстоятельств. Произойдет это вследствие ускоренного обновления культуры. Это предопределяет необходимость селекции целей по их устойчивости во времени, и наивысшей значимостью станут обладать «вечные ценности», освоение которых сохраняет свою значимость вне зависимости от изменения техносферы и достижений науки.

Стать человеком и жить в ладу с Богом и биосферой, предопределённо становится при новом соотношении эталонных частот биологического и социального времени — непреходящей и самодостаточной целью для каждого здравого нравственно и интеллектуально, и этой цели будет переподчинена вся социальная орга