2.1. Психодинамика и внутрисоциальная коммуникация личностей

Ориентировочное время чтения: 12 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

 Пояснения к разделу 1. Аналитической записки ВП СССР «К 100-летию завершения боевых действий первой мировой войны ХХ века»

из серии «О текущем моменте» № 6 (138), ноябрь 2018 года

сноска на пояснение заголовка

Психодинамика общества представляет собой процесс его самоуправления, в котором все члены общества в соответствии с их нравственностью, этикой, миропониманием, взаимодействуя с потоком событий (включая взаимодействие с эгрегорами), делают и не делают всё то, что хотят, в результате чего получается то, что получается.

С точки зрения достаточно общей теории управления[2] любое общество представляет собой суперсистему, а психодинамика общества это:

  • в материальном аспекте — биополя людей, объединяющие индивидов в разного рода функционально целостные группы вплоть до человечества в целом[3];
  • а в нематериальных аспектах — алгоритмика и информация, на основе которых строится самоуправление в суперсистеме и которые распределены своими фрагментам в полевом теле социально обусловленных эгрегоров, а также по психикам индивидов, составляющих разного рода функционально целостные группы, общество и человечество в целом.

Алгоритмика и информация изменяются только в результате изменения того, что принято называть «духовностью», в которой скрыты творческий потенциал, совесть и стыд либо их отсутствие и проистекающие из бессовестности и бесстыдства склонность к биологической и социокультурной деградации людей и социальных групп, а подчас и народов. Когда творческий потенциал или склонность к деградации реализуются, изменяется алгоритмика самоуправления суперсистемы, и вследствие её изменений некоторым образом изменяются и психодинамика, и результаты её действия — т.е. результаты управления. Понятия «психодинамика» и «эгрегор» взаимосвязаны. Психодинамика — процесс взаимодействия множества личностных психик и эгрегоров, в которых соучаствуют личностные психики. Поэтому термин «психодинамика» может относиться к различным множествам людей, начиная от двух «случайно» встретившихся людей, и далее — к семье или небольшой группе друзей, вплоть до культурно своеобразного общества, до человечества в целом и ноосферы Земли, если ограничиваться планетарной локализацией.

Психодинамика как результат личностно-эгрегориаль­ного взаимодействия выражается в том, что все её участники во взаимодействии каждого из них с потоком событий делают то, что хотят, и не делают того, чего не хотят, а в результате отрабатывается алгоритмика этой психодинамики и в жизни получается то, что получается.

При этом надо иметь в виду следующее обстоятельство. Если некоторое количество людей «N» порождают коллективную психику (эгрегор и свойственную ему психодинамику), то количество алгоритмик, несомых этим эгрегором, может превышать «N». Это происходит вследствие того, что:

  • психика каждого или некоторых из числа индивидов-участников может содержать более, чем одну более или менее обособленных от других функционально целостных (по отношению к тем или иным задачам) алгоритмик (стилей поведения);
  • психики нескольких индивидов-участников могут содержать некоторый набор фрагментов функционально целостной (по отношению к некоторым задачам) алгоритмики (или нескольких алгоритмик), которые в совокупности взаимодействия личностных психик участников эгрегора складываются в одну (или более) функционально целостную алгоритмику;
  • каждый из числа этих «N» людей может входить во взаимодействие с эгрегорами, с которыми другие «N — 1» участников порождаемой ими коллективной психики не взаимодействуют, но эти не общие для всех них эгрегоры тоже вносят свой информационно-алгоритмической вклад в эту коллективную психику через психику взаимодействующего с ними индивида.

Эти дополнительные по отношению к «N» (количеству участников) алгоритмики, порождаемые индивидами-участниками и привносимые ими из не общих для всех эгрегоров в процессе взаимодействия людей, могут «жить каждая своею жизнью», не будучи подконтрольными воле никого из участников порождаемого эгрегора. Проявления этих дополнительных алгоритмик могут быть разными, в том числе и разрушительными по отношению к коллективной деятельности участников; могут формировать у участников ложно-иллюзорные представления о намерениях и действиях друг друга и т.п. В результате в коллективной деятельности возникнет разлад, а все её участники под воздействием порождённого ими же эгрегора понесут тот или иной ущерб: репутационный, финансовый, некий материальный ущерб, ущерб здоровью, крах до этого успешно реализуемых ими планов и их собственной деятельности и т.п., не говоря уж, как минимум, о снижении качества их коллективной деятельности вплоть до её полного краха.

Такой режим работы эгрегоров можно назвать «эгрегориально генерируемый разлад психодинамики», или кратко — «разлад психодинамики». Но режим функционирования психодинамики, порождённый «N» индивидами, описанный в этом абзаце, не является неизбежным и обязательным. Он может быть выраженным предельно ярко, порождая неумышленную войну всех против всех; он может активизироваться какими-то специфическими обстоятельствами — как внешними, так и субъективными (смена настроения кого-то одного из участников); но он может быть не свойственен определённой психодинамике вообще ни при каких обстоятельствах.

Если такого рода «живущие своею жизнью» алгоритмики порождают иллюзии в отношении людей, посторонних для этой психодинамики, то конфликт этой психодинамики и её участников с другими людьми (и соответственно, с другими психодинамиками) неизбежен. И вопрос только в том, насколько многочисленным и деятельным будет несовместимое с этой психодинамикой социальное окружение. Это — конфликт-порождающая психодинамика.

Анализ психодинамики позволяет выявить действующую в ней алгоритмику, предвидеть направленность и последствия её работы, что является основой для вхождения в управление психодинамикой как процессом. Это — главное для выявления и разрешения всех проблем, порождаемых обществом, включая и всю проблематику управления качеством жизни общества.

«Внутрисоциальные коммуникации» в настоящем контексте — это взаимосвязи людей, из которых исключена биополевая составляющая (всё личностно-эгрегориальное взаимодействие), т.е. «внутрисоциальные коммуникации» — то, что доступно для восприятия телесными органами чувств — прямое общение, переписка, иные тексты, произнесение и восприятие слов, символика, телесные действия, личностное взаимодействие посредством разного рода «артефактов» — вещественных произведений человеческой деятельности.

Политическая аналитика, разработка политической сценаристики (алгоритмики, которую предполагается реализовать), аналитика в отношении возможных и невозможных действий тех или иных людей персонально — в её исторически сложившемся виде:

  • своей тематикой имеет «внутрисоциальные коммуникации» в указанном выше значении термина в различных аспектах их проявлений (следствий);
  • сама является следствием той или иной психодинамики, в которой соучаствует аналитик.

Эти два обстоятельства делают аналитику именно такого рода тематически ущербной и, как следствие, открывают возможности для совершения ошибок — как в ходе производства самой аналитики, так и в попытках воспользоваться её результатами в практической деятельности.

Один из источников ошибок такого рода аналитики — между определёнными людьми могут быть биополевые связи, хотя внутрисоциальная коммуникация между ними может отсутствовать либо вообще, либо быть очень редкой. В силу наличия такого рода биополевых связей люди, будучи разобщёнными на уровне рассмотрения внутрисоциальной коммуникации, тем не менее, могут действовать взаимно-дополняющее друг друга в русле некоторой эгрегориальной алгоритмики. Это — одно из возможных проявлений упомянутого принципа, высказанного Козьмой Прутковым: «Люди не перестали бы жить вместе, хотя бы разошлись в разные стороны»

Соответственно полноценная социально-политическая аналитика прежде всего должна анализировать предысторию и сложившийся потенциал психодинамики, и только в связи с выявленными особенностями психодинамики анализировать внутрисоциальные коммуникации в том смысле, как этот термин определён выше[4].

  • Если не признавать феномена психодинамики реальным фактом бытия человечества и полагать, что психодинамика обществ[5] — вымысел, то все приведённые в разделе 1 факты — предстают лишёнными какой бы то ни было взаимосвязи. Но этому отрицанию по умолчанию сопутствует отрицание существования биополей и всех теорий физики микромира и макромира, в которых рассматриваются физические поля и их взаимодействие друг с другом и с иными агрегатными состояниями материи. Т.е. отрицание реальности психодинамики после того, как в школе изучали физику, — явное выражение шизофрении в стиле «тут помню, тут не помню».
  • Если же не быть шизофреником и признавать феномен психодинамики фактором реальности, с которым и во сне, и в бодрствовании беспрерывно взаимодействует каждый из нас вне зависимости от своего «социального статуса», но в соответствии со своим текущим эгрегориальным статусом[6], то те же самые факты предстают как проявления в сфере внутрисоциальной коммуникации алгоритмики, несомой сложившейся к тому времени в обществах Европы психодинамикой, приведшей к трагедии первой мировой войны ХХ века, которой реально можно было бы избежать при ином нравственно обусловленном отношении всех упомянутых (и многих не упомянутых) лиц к жизни, при ином вкладе каждого из них в ту психодинамику, в её алгоритмику, в процесс отработки потенциала психодинамики.

 

[1] См. также аналитическую записку ВП СССР «Правдив и свободен их вещий язык и с Волей Небесною дружен…» из серии «О текущем моменте», № 6 (102), 2011 г.: http://dotu.ru/2011/12/29/20111229_tek_moment06102/

[2] См. работы ВП СССР: «Основы социологии» (том 1) либо «Достаточно общая теория управления. Постановочные материалы учебного курса факультета прикладной математики — процессов управления
Санкт-Петербургского государственного университета (1997 — 2003 гг.)» (http://dotu.ru/2011/06/26/20110626-dotu_red-2011/).

[3] На этой материальной основе работает принцип, высказанный Козьмой Прутковым: «Люди не перестали бы жить вместе, хотя бы разошлись в разные стороны» (56-й афоризм в серии афоризмов, не включенных в книгу «Плоды раздумья. Мысли и афоризмы» — 1884 г.).

[4] Так Г.Е. Распутин был против вступления России в балканские (1911 г.) и первую мировую войну ХХ века на основе своего чувственного («сверхчувственного») восприятия психодинамики. П.А. Столыпин и П.Н. Дурново, превосходили Г.Е. Распутина по уровню образованности и информированности, и были против участия России в каких бы то ни было войнах, оценивая военно-экономические потенциалы России, потенциальных союзников и противников, интересы правящих «элит» потенциальных союзников и противников.

Но чуя психодинамику непосредственно и осознавая её содержание и потенциал развития, Г.Е. Распутин в вопросах стратегического характера превосходил их в быстродействии. Недостаточная образованность и сопутствующая ей недостаточная информированность не позволяла ему быть столь же безошибочным в вопросах конкретики тактического и оперативного управления (оперативное управление — управленческие действия по осуществлению задач тактического уровня).

[5] На том основании, что личностная культура биополевого восприятия у индивида не развита.

[6] См. работу ВП СССР «Основы социологии», т. 1, гл. 4 в целом и раздел 4.8, в частности.