9. Алгоритмика соборности: Бог, люди, течение Жизни

 

Толпо-“элитарная” культура такова, что в ней есть возможность сконструировать (или нечаянно породить) информационно-алгоритмическое ядро эгрегора, которое втянет в него помимо их воли и понимания происходящего более или менее широкое множество людей подобно тому, как водоворот втягивает в себя предметы с поверхности воды.

Соборность же в отличие от такого рода эгрегоров порождается исключительно её участниками так, как об этом было сказано ранее:

Человек, веруя Богу и стараясь удерживать себя в непосредственном сокровенном диалоге с Ним по Жизни:

  • во-первых, должен поддерживать своей волей (т.е. порождение соборности и приобщение к ней без наличия у человека воли невозможно) и подвластными ему ресурсами деятельность других людей, если находит, что они — со своей стороны — тоже стараются действовать[1] в русле Божиего Промысла;
  • и во-вторых, должен способствовать вхождению в соборность других людей, действующих в пределах границ попущения Божиего; должен способствовать их вхождению на этих же принципах — своеволия в русле Божиего Промысла в меру искреннего понимания Промысла каждым из них, однако не подавляя и не извращая волю других, доверяя Богу течение событий в их и в своей личной жизни, а также и течение событий в общественной жизни своего народа и человечества, в которую каждый вносит свой вклад.

Поэтому соборность открыта всем для вхождения в неё, но каждый из числа этих «всех» должен сам прилагать к тому усилия, направленные, прежде всего, — на необходимо должное изменение самого себя. И это соответствует сказанному Свыше через Христа: «С сего времени[2] Царствие Божие благовествуется, и всякий УСИ­ЛИЕМ входит в него». И ясно, что никому не предлагается «накачать центнер мышц» или обрести какие-то иные средства для того, чтобы усилием разодрать сложившееся Мироздание и войти в Царствие Божие. Поскольку Царствие Божие внутри нас есть, то следует навести должный порядок в своём «внутреннем мире» так, чтобы Вседержительность волею самих людей изливалась через психику каждой личности в общий всем «внешний мир», осуществляя тем самым Царствие Божие.

И для этого необходимо дать ответ на поставленный ранее вопрос:

“Как в соборности достигается в русле Божиего Промысла бесконфликтность, слаженность взаимно дополняющих друг друга личностных воль верующих Богу людей?”

В общем-то основное, что необходимо для понимания и формирования образных представлений об алгоритмике соборности, высказано в части II работы ВП СССР 2002 г. “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”. Т.е. ответ по существу — на этот вопрос уже дан.

Однако названная работа посвящена преимущественно психологии личности в вопросах познания в Жизни Правды-Истины, и потому многие вопросы соучастия личности в коллективных психиках разного рода, включая и вопрос о порождении людьми соборности, в ней остались не рассмотренными. Соответственно, рассматривая проблематику настоящего раздела, мы будем обращаться к некоторым принципиальным положениям, относящимся к психологии личности, высказанным ранее в других работах ВП СССР, дополняя их по мере необходимости произвольным текстом.

Далее приводятся выдержки (с некоторыми сокращениями, уточнениями и стилистическими изменениями, необходимыми для связности и включения в контекст настоящей работы) из ранее опубликованных работ ВП СССР, относящиеся к рассматриваемой проблематике. Начала выдержек озаглавлены, а завершение каждой из них в тексте отмечено нижеследующей комбинацией звёздочек:

*
*                   *

Выдержки из работы 2001 г.
“Диалектика и атеизм: две сути несовместны”

Всю информацию, которая попадает в психику индивида по отношению к рассматриваемой нами проблематике циркуляции информации в психике человека в процессе личностного развития и выработки намерений на будущее и линии поведения, можно разделить на три категории:

  • ­«первичная» — та информация, с которой человек никогда ранее в жизни не сталкивался;
  • «оперативная» — та информация, которая необходима для формирования и осуществления его намерений и успешного текущего взаимодействия со средой обитания (поскольку поведение человека, за исключением ситуаций, в которых он водительствуем извне, строится на соотнесении информации, приносимой его чувствами, и информации, уже наличествующей в его психике, то «оперативная» информация может быть разделена на два подкласса — «чувственную» и «памятную», без разделения «памятной» на осознаваемую и не осознаваемую составляющие);
  • «ответная» — та, которая приходит из потока событий Жизни в ответ на действия человека (включая и бездействие как особую разновидность «действия вообще») и необходима человеку в личностном развитии для подтверждения или опровержения жизненной состоятельности и объективной правомочности каких-то определённых его прошлых и текущих намерений и действий.

При этом надо понимать, что предлагаемая градация информации имеет смысл только в связи с рассматриваемой проблематикой информационного обеспечения жизни человека. Тем более то, что представляет собой «первичную» информацию для одного, для другого таковой не является; а то, что для одного предстаёт как «оперативная» информация, для другого может быть «ответ­ной» или «первичной». Кроме того, течение жизни всякого человека таково, что одна и та же информация (в зависимости от её содержания и жизненных обстоятельств) по отношению именно к его психики может быть отнесена более, чем к одной из названных категорий.

Но есть один вопрос, который можно назвать исходным вопросом психологии как науки:

Самодостаточен ли человек в способности к выборке из потока событий Жизни информации, и прежде всего — «первич­ной» информации, либо же нет?

Выбор одного из двух ответов на него: «самодостаточен» либо «не самодостаточен», — по своему существу есть выбор одного из двух классов теорий, описывающих становление и развитие психики личности и психическую деятельность человека в Жизни. Это так, поскольку вся субъективная психическая деятельность начинается только после того, как «первичная» информация стала достоянием психики субъекта: если «первичной» информации нет — психика пуста: нет личности, нет человека; если нет «оперативной» или «ответной» информации, то психическое состояние личности неотличимо от состояния замурованного в темнице.

Каждый из двух вариантов ответа на поставленный вопрос порождает и два взаимно исключающих мнения о возможностях человека в этом Мире:

  • «САМОДОСТАТОЧЕН». Если попадание информации в психику полностью обусловлено самой этой психикой и здоровьем организма, то субъект объективно имеет возможность идти по Жизни куда и как хочет, насколько позволяет ему психика и здоровье.
  • «НЕ САМОДОСТАТОЧЕН». Если попадание информации (и прежде всего — «пер­вич­ной» и «оперативной») в психику обусловлено не только самóй психикой и здоровьем организма, но и неподвластными субъекту объективными процессами, включая и прямое распределение информации Богом Вседержителем, то:
    • ► есть области, куда одному субъекту будет позволено идти в его личностном развитии и деятельности предоставлением ему соответствующей информации;
    • ► а другой субъект при всём его рвении не сможет войти в те же области, будучи лишён необходимого информационного обеспечения; не сможет войти в них, по крайней мере до тех пор, пока в результате исключительно своей целенаправленной психической деятельности не изменит в себе самом нечто, после чего ему извне будет предоставлен доступ к соответствующему информационному обеспечению пути и деятельности.

И такого рода различия возможностей субъектов в получении доступа к определённой информации объективны, хотя во многом они обусловлены субъективизмом каждого — его осмысленным отношением к становлению его личности и его отношением к обществу и Жизни в целом.

Управление как таковое (т.е. характеризуемое по существу процесса, именуемого этим термином) представляет собой со­четание адресного и циркулярного (безадресного) распреде­ления информации в управляемой системе, влекущее за собой заранее предсказуемые для управляющего субъекта последствия (как результаты, так и им сопутствующие эффекты).

Это общее положение достаточно общей теории управления наводит на мысль о том, что адресное распределение «первичной» и «ответной» (а в каких-то случаях и «оперативной») информации с заранее известными Богу последствиями, полностью соответствующими целям Его Промысла, — одна из составляющих Его Вседержительности. И соответственно этому:

Человек не самодостаточен в вопросе выборки разнородной информации из потока событий в Жизни, и прежде всего, — не самодостаточен в вопросе выборки «первичной» информации, состав которой — «строитель­ный материал» для его мировоззрения и миропонимания, лежащих в основе выработки им своих намерений, способов их осуществления и поведения в Жизни. Другими словами, свою психику во взаимодействии с обстоятельствами Жизни человек строит сам, но Кто, как и в русле какой Высшей целесообразности поставляет ему «строй­­материалы» для его строительства, — об этом большинство не задумывается.

А во многих случаях человек оказывается явно не самодостаточен и в вопросе выборки из потока событий не только «первич­ной» и «ответной» информации, но и информации «оперативной», необходимой ему для осуществления текущих дел и намерений на будущее.

Когда эта несамодостаточность проявляется в делах житейских, то люди “видят” наяву то, чего реально нет, и не видят того, что реально есть, как то было со всеми “очевидцами” казни и воскресения Христа, которым — по их нравственно обусловленной вере (верили в Писание, а не Богу по Жизни) — не дано было Свыше видеть вознесение Христа, упредившее казнь. Также люди в упор не узнают своих знакомых, проходя мимо них на улице и глядя «сквозь них». Не могут встретиться, хотя оба, как потом выясняется, в назначенное ими время встречи были в назначенном месте, и возможно — стояли, злясь друг на друга, по разные стороны одной и той же колонны в вестибюле метро, одновременно начиная обходить её в поисках другого и ходя друг за другом. Они не воспринимают из Жизни, из книг, из сообщений средств массовой информации, из прямых обращений к ним других людей тех сведений, которые необходимы для успеха задуманных ими дел и т.п. И их дела становятся для них суетой или рассыпаются в прах.

Но бывает, что в человеке, в его «внутреннем мире» что-то происходит, после чего он, как бы смотрит на Жизнь новыми глазами, и видит и слышит то, чего не замечал накануне; а дела, которые стояли или были безнадёжно зависшими, начинают как бы сами собой идти легко к их благополучному завершению благодаря тому, что информация, которую человек ранее не мог выбрать из потока событий, стала его достоянием.

И после этого он сам удивляется: “Как же так: вот оно всегда было перед глазами, а я проходил мимо, и мне не было до этого дела?”

Объяснение такого рода фактов, известных по их жизни почти всем, несамодостаточностью человека в вопросе выборки информации из потока событий Жизни, просто и ясно:

То, что видится человеку как выборка из потока событий в Жизни «первичной» и «ответной» информации (а в ряде случаев и «опера­тив­ной» информации) самим человеком, в действительности является предоставлением ему непосредственно Свыше доступа к информации в обеспечение осуществления Промысла Божиего.[3]

Другое дело, как человек — носитель субъективизма — осмыслит в процессе освоения предоставленную ему объективную информацию, и что именно он устремится делать и бу­дет делать на основе полученного информационного обеспечения. Но и на это будет реакция Свыше в виде «ответной» информации, пришедшей по цепям обратных связей.

Утверждение же о самодостаточности человека в вопросе выборки «первичной» и «оперативной» информации из потока событий в Жизни, такого рода факты зависания и краха разных дел списывает на “случайности”. А “объяс­не­ние” такого рода фактов беспричинно-бесцельными и потому необъяснимыми случайностями негласно подразумевает очень значимые недоговорки:

  • как минимум, — ограничение (либо самоограничение) Бога во Вседержительности, вследствие Его якобы неучастия в про­цессе персонально-адресного предоставления «первич­ной», «опе­ра­тивной» и «ответной» информации человеку, а как максимум, — отрицание факта бытия Божиего;
  • отсутствие информационно-мѣрной связности Мироздания и его фрагментов во единое целое, поскольку «случайные совпа­дения» понимаются как совпадения, при объективном отсутствии каких бы то ни было связей и обусловленностей между различными обстоятельствами, «стёкшимися» в конкретно рассматриваемый “случай”. При этом под “слу­чай­но­стями” в жизни общества и людей по одиночке подразумеваются нравственно-этически не мотивированные, беспричинные и бесцельные стечения удачных или неудачных для кого-то обстоятельств.[4]

Отсутствие информационно-мерной связности Мироздания во единое целое могло бы иметь место в «Мире-калейдоскопе» разноцветных “стекляшек”, мельтешащих и не имеющих друг с другом никаких иных связей, кроме непосредственного соприкосновения вещественных образований.

Но мог бы такой Мир существовать?

Скелетной основой процесса становления личности и её развития является накопление ею «первичной» информации, начинающееся ещё в эмбриональном периоде развития по мере формирования структур тела и биополя будущего человека. Оно продолжается после рождения и носит наиболее интенсивный характер в детстве. А в зависимости от того, как личность строит своё поведение в этом Мире, и что дано ей в судьбе и предлагается ей исполнить в Промысле Божием, накопление «первичной» информации может продолжаться достаточно интенсивно до смерти в глубокой старости; либо прерваться где-то в подростковом возрасте, после того как человек определится в жизненном пути, избрав традиционную для общества «норму» либо нечто ещё более порочное или тупиковое; либо может носить достаточно выраженный пульсирующий характер на протяжении всей взрослой жизни[5].

Неоспоримо, что процесс накопления «первичной» информации начинается в период, когда человек ещё не владеет членораздельной речью. Ко времени начала произнесения первых слов и попыток строить первые осмысленные фразы, ребёнок уже накапливает некоторый запас «первичной» информации, на основе которой строит своё поведение — уже осмысленно осознаваемое им, соответствующее задачам его возраста.

Ясно, что информационное обеспечение его поведения и алгоритмика выработки поведения в этот «доречевой» период жизни носят внеязыковой характер, т.е. исключают членораздельную речь, и основываются на образах, «мелодиях», «созвучиях-аккор­дах»[6], ставших достоянием психики.

В процессе накопления «первичной» информации наиболее значимо то, что в психике каждого это всё — РАЗЛИЧНЫЕ образы и «мелодии».

Именно различие образов и «мелодий», составляющих массивы «первичной» информации, и позволяет соотносить с ними поток образов и «мелодий», приносимых органами чувств, как-то упреждающе моделировать в своём внутреннем мире течение событий, имеющих место в общем всем «внешнем мире», и на этой основе строить своё поведение, выбирая наилучший с субъективной точки зрения его вариант. Это характерно для нормальной алгоритмики выработки поведения взрослого человека, а ребёнок движется в своём психическом развитии в направлении этой нормы, начиная с внутриутробного периода своей жизни по мере развёртывая телесных и биополевых структур организма во взаимодействии генетической программы развития и окружающей среды. И в этом процессе общения с Жизнью пополняются запасы «первичной» информации.

Процесс пополнения запасов «первичной» информации по своему характеру одинаков на протяжении всей жизни человека. И он известен каждому по его жизни, хотя большинство не осознаёт того, что происходит, когда пополняются их персональные запасы «первичной» информации. Подавляющее большинство может вспомнить, что были — и неоднократно — в их жизни такие «моменты озарения», в которые из общей картины Жизни, рисуемой всеми их органами чувств, выделялось что-то одно, а по отношению к этому — выделившемуся — всё остальное представало как фон, фон информационный. В результате в такие моменты озарения картина Жизни складывалась из пары образов: «это» и фоновое по отношению к нему всё остальное, т.е. «не это». В некоторые из таких моментов какие-то новые «это» проявляются в уже известных других «это», которые принимают на себя в этом случае роль фонового «не это».

При этом важно подчеркнуть, что человек не сам обращал своё осознанное внимание на «это». В момент озарения и спустя некоторое время после него внимание человека могло быть обращено на что-то другое, и только спустя некоторое время его внимание могло обратиться в воображении прошлого или в переживаниях к имевшему место в прошлом такого рода озарению и разделению картины Жизни на «это» и «не это», фоновое по отношению к «это».

Хотя почти каждый может вспомнить такого рода эпизоды из своей жизни, но очень многие такие эпизоды забылись. А был период жизни — в младенчестве и раннем детстве, которые плохо памятны большинству, — когда такого рода эпизоды были частыми и составляли в жизни в тот период главное её содержание.

Когда ранее было высказано утверждение о несамодостаточности человека в вопросе выборки информации из потока жизненных событий, имелись в виду именно такого рода моменты озарения, в которые картина Жизни предстаёт как парное соотношение: «это», выделившееся на фоне «не это».

Об этих эпизодах в жизни всех и каждого можно сказать по существу: Бог соответственно осуществлению целей Своего Промысла дал человеку в Различение «это». Какой именно объективный образ отобразился в психику субъекта как «это», а что стало фоновым «не это» — определяется конкретной ситуацией, в которую Бог привёл человека и дал ему что-то в Различение. При этом ни эгрегориальные ограничения психики, ни одержимость личности — не помеха Богу в озарении человека Различением.

В таких эпизодах озарения Различением пополняются запасы «первичной» информации личности, благодаря чему возможности человека в этом Мире расширяются. Но в таких же по существу, однако возможно менее ярких эпизодах озарения Различением человек получает не только «первичную», но и «оперативную» и «ответную» информацию.

Развитость соответствующих органов чувств, каналов восприятия поставляемой ими информации, их «чувствительность»[7], «раз­ре­шающая способ­ность»[8], «селективность»[9] и т.п., создаёт только предпосылки, основу для того, чтобы представления картины Жизни в психике человека в виде сочетания: «это» и фоновое по отношению к нему «не это», — были возможны. Иными словами, если нет основы, то Различению некуда прийти. А одной только развитости основы — системы органов чувств и каналов восприятия поставляемой ими информации — недостаточно, для того чтобы действовать в Жизни: кроме этой основы необходимо, чтобы Свыше было дано Различение[10].

И об упомянутых ранее эпизодах, когда в «помраче­нии чувств» люди смотрят, но не видят, слушают, но не слышат и т.п., можно сказать, что Бог лишил их Различения, вследствие чего они и не воспринимают желанной им «опера­тив­ной» информации из потока, приносимого всеми их чувствами. Иными словами, предоставление доступа к некоторой информации им непосредственно (таким, каковы они есть), или же через них опосредованно другим людям (таким, каковы те есть) — Богу нежелательно, и Он отказывает в Различении тем, чьи намерения и проистекающие из них действия не укладываются в русло осуществления Промысла.

И именно эту безраздельную власть Бога над Различением не способен обойти или узурпировать никакой демонизм, а всякая самонадеянность в Жизни в конечном итоге оказывается жертвой безвластия демонизма над Различением.

В психике человека «первичная» информация является «стро­и­тельным материалом» для формирования мировоззрения, ложащегося в основу миропонимания. Вся совокупность предоставленных на протяжении жизни в Различение «это» и «не это», фоновых по отношению к каждому «это», действительно подобны разрозненным, бессвязным стекляшкам в калейдоскопе.

И соответственно тому, что Бог даёт в Различение каждому в его жизни, алгоритмика психики человека — Богом же и предназначена для упорядочивания всего множества «это» и «не это» так, чтобы они в психике человека сложились в мозаичную подвижную картину объективной Жизни, на основе которой человек сможет решать задачи субъективного моделирования вариантов течения событий в Жизни с целью избрания наилучшего — с его точки зрения — своего участия в ней.

И в этом процессе формирования своего собственного мировоззрения на основе «первичной» информации, представляющей множество различных образов, «мелодий», «созвучий» и их фонов в парах «это — не это», человек свободен настолько, насколько его не ограничивают генетические программы развития телесных и биополевых структур организма, обеспечивающих обработку информации, и их (телесных и биополевых структур) фактическое здоровье. Если генетически заложенный потенциал не подвластен никому в его жизни, то сохранение здоровья на максимально высоком уровне, в пределах генетически заложенного потенциала, объективно возможно, но для большинства недостижимо под воздействием нездорового образа жизни, формируемого и поддерживаемого толпо-“элитар­ной” культурой, которому они следуют в своей жизни[11].

Дополнительные — в статистическом смысле объективные — ограничения-скрепы на формирование мировоззрения и миропонимания налагают традиции культуры и её развитость ко времени работы человека с той или иной информацией. В остальном всё обусловлено субъективизмом личности, т.е. алгоритмикой её психики.

*
*                   *

По отношению к проблематике соучастия людей в коллективной психике и порождению ими соборности как особого типа коллективной психики (т.е. эгрегора), высказанные утверждения:

  • о несамодостаточности человека в вопросе выборки информации из потока событий Жизни;
  • роли безраздельного всевластия Бога над Различением, —

дают ключи к пониманию того, как может быть разрешена проблема слияния множества личностных воль в единую внутренне бесконфликтную волю соборности.

Бог — Творец и Вседержитель, — обладая всеведением, включая и абсолютное предвидение последствий, посредством Своей безраздельной власти над Различением распределяет информацию среди всех субъектов так, что всегда открыта возможность к тому, чтобы их личностные воли (т.е. все воли без каких-либо исключений) взаимно дополнили друг друга в соборности, сливаясь в ней в единую внутренне бесконфликтную коллективную волю, выражающую Божий Промысел и осуществляющую Царствие Божие на Земле и в Мироздании. Если же такого слияния воль воедино в русле Промысла не происходит, то ошибка порождения всякой личностной воли (в том числе и безволие) и коллективной воли множеством субъектов всегда лежит в пределах Божиего попущения ошибаться, хотя при этом:

  • некоторые субъекты достигают пределов попускаемого им Свыше и, исчерпав попущение, заканчивают свой жизненный путь, показывая другим пример того, как не надо жить;
  • другие же, оказавшись в попущении и праведно реагируя на «ответную» информацию, развиваются личностно и возвращаются в Русло Промысла, и по достижении определённого личностного развития оказываются способными устойчиво удерживать себя при человечном типе строя психики и соответственно — в соборности — и развиваться далее на этой основе.

В таком понимании соборность — не цель, внешняя по отношению к психике личности, но подспорье дальнейшему личностному развитию, действующее как один из факторов общего всем «внешнего мира», доступное каждому, однако требующее от этого «каж­до­го» определённого минимума власти над самим собой.

А для обретения власти над самим собой необходимо знать, чувствовать и понимать свою собственную психику — принципы её устройства и организации её алгоритмики.

Выдержки из работы 2001 г.
“Диалектика и атеизм: две сути несовместны”

Соответственно желанию быть понятыми и не увязнуть в пустых для подавляющего большинства людей рассуждениях о «ментале», «астрале», «чакрах» и т.п., чтобы не утерять то жизненно важное, от чего уводят рассуждения разнородных оккультистов, — во всех работах, касающихся вопросов психической деятельности индивида и общества ВП СССР ограничивается рассмотрением понятной всем двухкомпонентной структуры психики личности: уровень сознания и безсознательные уровни психики, так или иначе взаимодействующие как с уровнем сознания, так и друг с другом.

Граница между уровнем сознания и разнофункциональными безсознательными уровнями психики подвижна и определяется настроением и энергетикой человека. В зависимости от того, насколько человек в состоянии по своему произволу, т.е. осознанно управлять своим настроением и энергетикой, — настолько ему подвластно перемещение границ своего созна­ния в пределах Мироздания. Воля человека всегда действует с уровня сознания и осознаваемо целесообразна.

Что касается разграничения двух (или нескольких) личностей по безсознательным уровням психики, то граница, в пределах которой локализована определённая личность, оказывается не столь ясно видимой как граница вещественного тела, определяемая по кожному покрову. Дело в том, что хотя люди разобщены в вещественных телах, но биополя, излучаемые ими, простираются за пределы границы личности, определяемой по кожному покрову вещественного тела. Кроме того вследствие принадлежности всех людей к одному и тому же биологическому виду совокупность полей, составляющих их биополе, в своей основе качественно однородна у разных людей вследствие чего компоненты биополей разных людей могут замыкаться друга на друга, образуя при этом общие для них полевые структуры — энергетические по их существу (о чём речь шла ранее при рассмотрении противоборства воль разных людей), если вывести из рассмотрения их информационно-алгоритмическое наполнение.

Поэтому, задавшись одним пороговым значением напряженности избранного вида физического поля в составе биополя, можно получить одну область локализации личности в Мироздании; задавшись другим пороговым значением этого же поля, можно поучить иную область локализации личности. Задавшись качественно иным общеприродным полем из состава биополя и его пороговым значением, можно получить третью область локализации.

При этом не надо забывать, что разные физические поля распространяются с разными скоростями, а интенсивность убывания их напряжённости при удалении от источника излучения — тоже разная в зависимости от вида поля и материальной среды, в которой поле распространяется.

Кроме того все поля, излучаемые человеком, несут и свойственную ему, подчас своеобразную (уникальную), информацию. Поэтому там, где напряжённость полей одного субъекта теряется на фоне полей, излучаемых другим субъектом, тем не менее можно выявить информацию, излучаемую первым, если из суммарного поля «вычесть» собственное поле второго, что неизбежно сопровождается и отстройкой ото всей несомой его полем информации[12].

Также в Жизни существуют и аналоги того, что в программировании для компьютеров называется «общие области»[13]: если какая-то информация записана в такого рода «общие области», то изменение всякой записи в «общей области» какой-то одной программой или оператором-пользователем ЭВМ является изменением информационного обеспечения всех без исключения программ, опирающихся на эту «общую область»[14]. По отношению к разным личностям и задаче их разграничения по безсознательным уровням психики такие «общие области» содержатся во многих эгрегорах: родовых, племенных (объединяющих несколько родов), в профессиональных и т.п. в иерархическом порядке расширения взаимной вложенности эгрегоров.

По отношению к некоторым «общим областям» эгрегоров личности могут быть в разных правах доступа: одни способны, изменив что-то в себе, через «общие области» изменить что-то и в других людях, другие оказываются полностью подвластны информации и алгоритмике «общих областей» при достигнутом ими личностном развитии, не обладая соответ­ству­ющим статусом в эгрегоре, позволяющим изменить что-либо в «общих областях»[15].

Вследствие названных причин предельно широкая граница области локализации личности, выявляемая по её безсознательным уровням психики, — всё Мироздание. Но в каждый момент времени граница может быть проведена и как-то иначе, соответственно субъективно избранным пороговым энергетическим и информационным показателям проявления в Мироздании присутствия и деятельности этой личности[16].

Сознание же при таком взгляде оказывается областью отождествления собственного (осознающего себя) «Я» личности и Мироздания[17]. И эта область отождествления представляет собой область осознанной локализации субъекта и может простираться в широком многомерном диапазоне: от осознанного ощущения себя каким-то фрагментом собственного вещественного тела до Мироздания в целом (однако за исключением сокровенных глубин души других субъектов, доступных для восприятия информации из них исключительно Богу).

Возможности сознания человека вне трансовых состояний ограничены следующими показателями: индивид в состоянии удерживать сознательное внимание и оперировать 7 — 9 различными объектами (различными информационными потоками) одновременно; при этом он способен различать не более 15 смысловых единиц в секунду (иными словами, быстродействие сознания составляет 15 бит/сек).

Если первое более или менее понятно, то второе нуждается в пояснении. Каждый кадр на киноленте — смысловая единица, отличная от других кадров — смысловых единиц. При скорости проекции 16 кадров в секунду и более сознание вне трансовых состояний воспринимает изображение как движение; при скорости проекции менее 16 кадров в секунду сознание воспринимает фильм не как движение, а как череду различных неподвижных образов (положений), последовательность которых представляет собой разные мгновения (фазы) движения.

Однако безсознательные уровни психики, рассматриваемые как система обработки информации, обладают гораздо большей производительностью и охватывают более широкий диапазон частот и набор физических полей, несущих информационные потоки, нежели те, что доступны для осознания вне трансовых состояний.[18]

Выдержки из аналитической записки 2000 г.
“Свет мой, зеркальце, скажи…”

Алгоритмика всякого мышления (а по существу — психической деятельности в целом) включает в себя сознание индивида, безсознательные уровни его индивидуальной психики и какие-то фрагменты коллективной психики, в которой он соучаствует (эгрегоры, фрагменты которых размещаются в психике индивида). При этом алгоритмика мышления представляет собой диалог сознания и безсознательных уровней психики. И в этом диалоге сознание большей частью «даёт добро» или налагает запреты на использование результатов обработки информации безсознательными уровнями психики, хотя у многих просто присутствует при этом процессе, не вмешиваясь в него.

По существу сознание индивида «едет по жизни» на теле, управляемом непрестанно во внешнем и внутреннем поведении безсознательными уровнями психики, вследствие чего индивид на протяжении длительных интервалов времени оказывается заложником не всегда осознаваемой им информации и не всегда предсказуемых для сознания алгоритмов её обработки, которые содержатся в его безсознательных уровнях психики или доступны ему через них в какой-то коллективной психике.

И всегда, когда в настоящем контексте встречается термин «безсознательные уровни психики», то следует помнить, что через них на личность может оказываться и внешнее воздействие со стороны эгрегоров (коллективной психики, в которой личность соучаствует), а также и со стороны субъектов, злоупотребляющих своими экстрасенсорными способностями и навыками манипулирования другими людьми на основе информационных потоков, идущих через обычный набор органов чувств, однако в обход контроля их сознания[19].

Соответственно, будучи заложником своего безсознательного, индивид может сам не заметить того, как окажется одержимым (т.е. управляемым извне помимо его целесообразной воли или вопреки ей) каким-то иным субъектом или объектом, от которого его безсознательные уровни психики получают информацию, определяющую его поведение.

Психика подавляющего большинства устроена так, что если её безсознательные уровни решают какую-то определённую задачу, то невозможен осознанный самоконтроль правильности решения этой задачи в самóм процессе её решения.

Для осуществления осознаваемого самоконтроля необходимо выйти из процесса решения этой задачи и переоценить не только достигнутые промежуточные и конечные результаты, но и информацию, и алгоритм её обработки, которые привели к получению именно этих результатов, при Я-центричном и калейдоскопическом мировоззрении далеко не всегда совпадающих с предшествующими началу деятельности вожделениями и ожиданиями.

Эта особенность психики приводит к тому, что индивид действительно не ведает в процессе самой деятельности, что творит, поскольку события увлекают его в том смысле, что безсознательные уровни психики непрерывно реагируют на вход­ной поток информации, отсекая сознание, а тем самым и волю субъекта (воля всегда действует с уровня сознания, с безсознательных уровней действуют только разнородные автоматизмы поведения и наваждения извне), от участия в управлении течением событий.

Ведать индивид может только по завершении каких-то этапов своей деятельности, осознанно переосмысляя уже совершённое им; либо — перед началом действий, сформировав свои намерения (цели и способы их осуществления):

  • в отношении прошлого он ведает по факту свершившегося, что нашло выражение в пословице «мужик задним умом крепок»;
  • а в отношении намерений на будущее — ведает в пределах того, насколько его субъективные оценки устойчивости по предсказуемости течения событий, в которых он намеревается участвовать или уже участвует, совпадают с объективными возможностями течения этих же событий при его участии.

Благодаря этому индивид в большинстве случаев (за исключением тех, когда он погиб или окончательно повредился в уме) может соотнести с реальным результатом свои предшествующие намерения, подумать об алгоритмике своего мышления и психической деятельности в целом, дабы выявить и устранить те дефекты и сбои в алгоритмике собственной психики, которые привели к тому, что результаты деятельности не совпали с вожделениями и намерениями в той мере, как это предполагалось. Но беда общества в том, что большинство индивидов, его образующих, этого не делает и не умеет делать; кроме того ещё некоторое количество индивидов приступают к действиям (втягиваются в действия течением событий), вообще не сформировав заблаговременно никаких определённых намерений и способов их осуществления[20].

А кроме них есть и такие, чьё сознание холуйствует перед их безсознательными уровнями психики, направляя свою волю на упреждающее угождение порочным безсознательным “ав­то­ма­тизмам”, и тем самым развращают сами себя.

Такое холуйство хуже, порочнее нежели простое безволие, утрата воли в каких-то обстоятельствах или слабоволие.

Если же осмысленно относиться не только ко внешним обстоятельствам жизни, но и к алгоритмике собственной психической деятельности, то неизбежен вывод о том, что:

Для безошибочного поведения в русле определённой концепции (а также для объективно-безошибочного избрания самóй концепции — концепции жизни в соборности) в условиях, когда безсознательные уро­вни психики отсекают сознание индивида, а вместе с ним и его волю от участия в управлении течением событий, необходимо настраивать алгоритмику безсознательных уровней психики на безошибочную обработку всей поступающей информации и на безошибочное соучастие в коллективной психике; необходимо регулярно возобновлять (или поддерживать) это качество собственного настроения в течение всей жизни. В этом случае «авто­пилот» безсознательных уровней психики будет обрабатывать информацию безупречно и в проблемные моменты будет сам обращаться к сознанию за дальнейшими указаниями, а не отсекать сознание (а вместе с ним и волю) индивида от управления.

По существу личностная культура психической деятельности должна обеспечивать изначальную уверенность в безукоризненности работы алгоритмики безсознательных уровней психики. Такого рода уверенность и есть то, что называют «уверенность в себе», но уверенность в себе невозможна вне личностных осмысленных по Жизни взаимоотношений с Богом. Если уверенности в себе в указанном смысле нет, но всё же есть нечто, что субъект называет «уверенностью в себе», то в действительности она представляет собой самонадеянность.

Достижение человеком такого рода безошибочной уверенности в себе — по существу заблаговременного получения достоверного знания о способности либо неспособности безупречно решить ту или иную задачу, — и есть один из вопросов, которым предметно должна заниматься психология личности в своих практических приложениях.

Но эта задача настройки алгоритмики «автопилота» безсознательных уровней психики на достижение уверенности в себе не имеет решений в границах Я-центричного и калейдоскопического мировоззрения. Тем не менее она гарантировано разрешима в русле иного — Богоначального мировоззрения и выражающего его миропонимания триединства материи-информации-меры[21]. Тем не менее и в этом случае, чтобы входить в решение задачи настройки «автопилота» безсознательных уровней психики[22], необходимо выявить то, что объективно является общим в алгоритмике психики и для сознания, и для безсознательных уровней и способно объединить их в целостность. А для этого следует сформировать в своей психике понимание того, что вообще представляют собой алгоритмы и алгоритмика.

Алгоритм — преемственная последовательность действий, выполнение которой позволяет достичь определённых целей. Также алгоритмом называется описание такой последовательности действий. Под алгоритмикой понимается вся совокупность частных функционально специализированных алгоритмов, свойственных той или иной рассматриваемой системе.

Алгоритм как описание представляет собой совокупность информации, описывающей характер преобразования входного потока информации в каждом блоке алгоритма, и мер (мерил), управляющих передачей потоков преобразуемой в алгоритме информации от каждого блока к другим.

Внешне формально алгоритмы и их фрагменты могут быть отнесены к одному из следующих типов или же могут представлять собой их упорядоченную комбинацию:

  • линейные — в них информация передаётся по цепочке от блока к блоку;
  • циклические — в них несколько блоков образуют кольцо, по которому передаётся информация в процессе преобразований;
  • разветвляющиеся — в них передача информации от одного блока к последующему не определена однозначно структурой алгоритма, но обусловлена результатами обработки информации;
  • «распараллеливающиеся» — в них информация от одного блока передаётся сразу нескольким блокам-преемникам процесса.

Все типы, кроме линейного (вхождение и выход из цикла, выбор блока-преемника в разветвлениях, параметры “распараллели­ва­ния” процесса), требуют некоторого управления потоками информации при передаче их от блока к блоку. Управление информацией в алгоритмах при передаче её от блока к блоку основано на сопоставлении полученных в процессе работы алгоритма результатов с некоторым стандартом сравнения. Такой стандарт может быть как «вычисля­емым» в самом алгоритме, так и неизменным свойством самого алгоритма. По своему существу в мировоззрении триединства материи-информации-меры такой стандарт, управляющий информационными потоками в алгоритме, представляет собой одно из жизненных выражений меры, т.е. это — мерило.

Приведённое определение алгоритма и сказанное об управлении информационными потоками в нём вполне применимо и к психической деятельности индивидов и коллективов (к соучастию индивидов в эгрегорах); т.е. применимо к алгоритмике психики в целом как к совокупности частных алгоритмов, в ней содержащихся, в которой происходит передача управления от одного частного алгоритму к другим. При этом алгоритмика психики хотя и может меняться на протяжении жизни как по тематическому составу содержащихся в ней алгоритмов, так и по качеству каждого из функционально специализированных алгоритмов, но по отношению к скорости течения событий (входному потоку информации) в подавляющем большинстве ситуаций скорость её изменения может расцениваться как незначительная — близкая к нулю.

Как можно понять из этого описания, в двух экземплярах одного и того же достаточно разветвлённого алгоритма с некоторым количеством циклов обработки информации, входной поток информации будет преобразовываться в различные результаты, если в одном экземпляре изменить значения мер (мерил), свойственных алгоритму изначально (а не вычисляемых в нём[23]), с которыми сопоставляются промежуточные результаты обработки информации и на основании какого сопоставления информационный поток передаётся для дальнейшей обработки в последующий блок.

По отношению к алгоритмике психики индивида проблема состоит в том, что бóльшая часть блоков-преобразователей информации в ней упрятана в безсознательные уровни психики, вследствие чего бодрствующему сознанию осуществить их ревизию не удаётся, если индивид не овладел навыками произвольного вхождения в трансовые состояния, в которых при определённом самообладании сознанию оказывается доступной та информация, содержащаяся в психике, которая в обычном его состоянии недоступна.

Однако в алгоритмике психики каждого есть одна компонента, которая едина и для сознательных, и для безсознательных уровней психики и объединяет сознательное и безсознательное личностной психики в целостную систему обработки информации тем безупречнее, чем меньше в ней взаимоисключающих друг друга мнений по конкретным частным вопросам и их взаимосвязям. Эта компонента — нравственность, которую хотя и редко, но всё же называют «нравственные мерила», «нравственные стандарты».

В информационном отношении нравственность индивида пред­ставляет собой совокупность описаний каких-то жизненных реальных и возможных характерных событий (включая и пустые «роли-амплуа», которые в жизни по представлениям носителя нравственности могут играть те или иные конкретные субъекты) с оценками каждого из такого рода описаний: «хорошо», «плохо», «не имеет значения» или «значение не определено» либо «обусловлено сопутствующими обстоятельствами» (включая и конкретные персоны участников реальных жизненных ситуаций), которые кроме того ещё и иерархически упорядочены по их предпочтительности.

Соответственно:

Безнравственность — составная часть порочности нравственности субъекта в целом, представляющая собой по существу, во-первых, неопределённость нравственных мерил, обусловленную отсутствием каких-то из них или множественности нравственных мерил, применение которых возможно в одной и той же ситуации, и, во-вторых, разного рода неопределённости в иерархической упорядоченности по значимости содержащихся в психике нравственных мерил.

С этой совокупностью описаний-мерил и их взаимосвязей, составляющих нравственность субъекта, соотносится вся алгоритмика психики в процессе преобразования информации при оценке течения событий, а также при выработке намерений и линии поведения в изменяющихся обстоятельствах жизни. Именно они — нравственные мерила — выполняют функцию «стандартов сопоставления» промежуточных и итоговых результатов при обработке информации в психике личности, управляющих её дальнейшей обработкой и, соответственно, — поведением личности в Жизни.

Хотя не всё в своей нравственности осознаётся индивидом в процессе деятельности, о чём говорилось ранее, но всё же нравственные мерила в отношении тех или иных действий и линий поведения могут быть осознанно выявлены ВНЕ ТРАНСОВЫХ СОСТОЯНИЙ в результате переосмысления своего прошлого поведения и намерений на будущее на основе получения информации, ранее названной «ответной»; это можно сделать и самостоятельно, и приняв помощь окружающих, отказавшись от предубеждения, что принятие помощи — есть собственное унижение (при отказе индивида от мнения о его унижении, даже истинное стремление его опустить и унизить, идущее со стороны, обратится в объективную помощь в преодолении им какой-то свойственной ему порочности). Соответственно перезадание выявленных нравственных мерил с новыми значениями оценок «хорошо» — «пло­хо» в отношении связанных с каждым из них множеством характерных сценариев-событий, переопределяет и весь характер алгоритмики сознательных и безсознательных уровней психики, изменяя при этом то множество целей, к осуществлению которых в жизни стремится человек, и то множество путей и средств их достижения, которые он признаёт допустимыми. То же касается как пополнения нравственности какими-то нравственными мерилами, ранее в ней отсутствовавшими, так и перезадания иерархии упорядоченности нравственных мерил.

При этом, если переопределённые, т.е. новые значения нравственных мерил менее ошибочны по отношению к Божьему предопределению для человека, чем прежние, то и «автопилот» безсознательных уровней психики сам «автоматически» вырабатывает лучшую линию поведения, нежели в прошлом; если заданы ещё более ошибочные значения, то ошибки «автопилота» безсознательных уровней психики будут ещё более тяжкими.

*
*                   *

Такой подход к рассмотрению алгоритмики психики личности неизбежно приводит к вопросам: едины ли по своему характеру наилучшие возможные нравственные мерила для всех людей без исключения? либо для какого-то одного человека объективно лучшими являются одни нравственные мерила, а для какого-то другого человека объективно лучшими являются качественно другие нравственные мерила? И соответственно, может ли быть так, что для одного субъекта Свыше в качестве наилучшей возможной предопределена одна нравственность в целом (как упорядоченная совокупность нравственных мерил), а для любого другого человека в качестве наилучшей возможной предопределена Свыше какая-то другая нравственность, отличная от первой? Иными словами, предопределено ли Свыше для общества людей неповторимое нравственное своеобразие всех, т.е. нравственная уникальность каждого — идеал, предопределённый Свыше? или нравственное своеобразие предопределено для каждой из социальных групп? или хотя бы для некоторых исключительных личностей в качестве идеала предопределена нравственность, отличающая их ото всех прочих членов общества, для которых предопределена в качестве идеала какая-то другая общая для всех них нравственность?

Ответ на такого рода вопросы дан Жизнью: Древний Рим, от которого до нашей эпохи дошла поговорка: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку», выражающая идею различия нравственно-этических стандартов для разных людей в зависимости от их внутриобщественного положения, — ушёл в историческое небытиё.

Сословно-кастовые системы всех обществ без исключения в историческом прошлом рушились вследствие неспособности жизненно состоятельно отвечать на вызовы исторически складывающихся обстоятельств. Ныне общества, сохранившие сословно-кастовые, и клановые традиции де-факто или пыта­ющиеся воспроизвести их сызнова, переживают кризисы.

И общества не могут преодолеть кризисы такого рода, пока люди в них сохраняют верность принципу «для каждого человека (клана или социальной группы — общественного класса, касты, расы) наилучшей является своя нравственность, отличающая его ото всех прочих». Соответственно этому принципу подразумевается, что бедствия в таком обществе, если и возникают, то исключительно являются следствием отступничества от этого принципа и попыток обязать всех людей без исключения жить на основе общих для них единых нравственных стандартов.

В конкретном социальном выражении этот принцип означает, что раб должен быть рабом, что он должен быть доволен своей участью и благоговейно восхищаться своим хозяином и вдохновенно самоотверженно работать на него, даже не думая о возможности предъявить хозяину какие-либо претензии; а его хозяин имеет право быть самодовольным в своей вседозволенности по отношению к рабу. Культура же толпо-“элитарного” общества атеистична и воспроизводит на протяжении истории всё новые и новые цивилизационные оболочки для осуществления этого принципа.

Но наряду с этим культура всех народов из всех исторически реальных типов нравственности множества людей выделила общий единый идеал нравственности, который в русском языке получил наимено­ва­ние «праведность».

Выдержки из работы 2001 г.
“Диалектика и атеизм: две сути несовместны”

И сам Бог показывает стечением жизненных обстоятельств:

В Жизни нормы праведности едины и общи: и для людей, и для ангелов Божиих, и для Бога. Единственное различие в том, что для Бога они — Его субъективные нормы: Им избранные и заложенные Им в Предопределение бытия Мироздания как ОБЪЕКТИВНАЯ ПРАВЕДНОСТЬ; а для всех остальных, Им сотворённых, они же — объективная необходимость, если они желают быть праведными.

И Сатана не потому плох, что он — определённая личность, отличная от других в чём-то ещё, кроме его нравов, а потому, что он неправеден и настырен в своей неправедности. И Иисус не потому хорош, что он определённая личность, отличная от других в чём-то ещё, кроме его нравов; а тем более не потому, что зачат от Духа Святого или его возвели в ранг «Бога Сына», но потому, что он праведен и непреклонен в праведности, бесхитростно доверяя Богу свою Жизнь всегда в осуществлении принятой им на себя миссии в Промысле Божием.

По-церковному же, по-апостольскому, по ветхозаветным пророкам-персонажам[24], возведённым некогда в ранг истинных пророков Божиих и признанных той или иной толпой в таковом качестве, если какая либо мерзость провозглашена совершённой или совершаемой во исполнение воли Бога истинного, который есть, и это принято на веру за истину в каком-то вероучении, то эта мерзость должна быть рассудочно оправдана или списана на «неиспо­ве­ди­мость Божиего Промысла»; вера же должна быть неусомнительной, но это не вера Богу по Жизни, а вера в традицию, насаждённую заблудшими и богоотступниками-злоумышлен­ни­ками.

Те же, кто не подчиняется такого рода культовым в обществе мнениям (своим в каждом из множества вероучений идеалистического атеизма), — тех заправилы корпорации «подчи­ня­ясь — подчиняй» обвиняют в сатанизме и отступничестве от Бога.

Отрицание же единства и всеобщности в Жизни норм праведности, свершаемое в делах жизни, а равно вносимое в рассуждения хоть по оглашению, хоть по умолчанию, — нравственная основа атеизма, разрывающая религию человека и Бога, который есть; в случае идеалистического атеизма способная породить эгрегор — «бога, которого нет», под властью коего увянут и совесть, и разум[25]. После этого придётся служить иерархии земных и невоплощённых заправил эгрегора, затмившего Бога, и влачить жалкое существование биороботов, не будучи ни полноценным животным в фауне биосферы Земли, ни Человеком — наместником Божиим на Земле.

*
*                   *

И соответственно, если праведность как особый тип нравственности — предопределённый Свыше идеал нравственности для всех и каждого, то свою реальную сложившуюся по жизни нравственность, обусловленную культурой в целом и персональным воспитанием, человеку лучше преобразить в праведность.

А для этого необходимо:

  • Выявить, перезадать заново или заблокировать в себе неправедные нравственные мерила.

В результате исчезнет одна из составляющих безнравственности — множественность нравственных мерил по отношению к одним и тем же ситуациям, выражающаяся в нравственной неопределённости выбора линии поведения, порождающая безволие, эгрегориальную или субъективную одер­жимость и внутреннюю конфликтность алгоритмики психики, разрушительные для самого человека.

  • Воспроизвести в себе недостающие праведные нравственные мерила.

В результате исчезнет ещё одна компонента безнравственности — неполнота набора нравственных мерил (ущерб­ность нравственности), обрекающая на недееспособность в каких-то ситуациях или на безсмысленно-автоматическое исполнение воли других субъектов, на эгрегориальную или субъективную одержимость.

  • Нравственные мерила необходимо упорядочить, выявляя праведность на основе Богоначального мозаичного мировоззрения и выражающего его миропонимания.

Однако подавляющее большинство людей не осознаёт во всей её полноте и детальности ту нравственность, которая в целом реально управляет течением всей их жизни. Главная причина этого в том, что нравственность (как одна из функционально специализированных составляющих психики) представляет собой огромный объём информации, который начинает формироваться даже до рождения самого человека, начиная от момента настройки психики первого из его будущих родителей на половой акт, приведший к зачатию[26]. Скелетная основа нравственности закладывается в раннем детстве ещё в тот период, когда воля человека не пробудилась и развитие личности протекает в процессе «авто­ма­ти­чес­кой» отработки генетических программ развития организма, а так же под воздействием родителей, общим воздействием культуры общества, его эгрегоров и течения событий. Поэтому нравственность своей большей частью принадлежит безсознательным уровням психики, хотя какие-то её фрагменты человек способен осознать и описать на языках, доступных в его психике уровню сознания вне трансовых состояний.

Однако нравственность человека в его описаниях может предстать весьма отличной от той объективной нравственности, на основе которой вырабатывается его поведение и какова она есть на самом деле. В такого рода описании может выразиться декларативная нравственность, задача которой убедить других людям в том, какой он хороший. Различие объективной нравственности и декларативной, осознаваемое самим человеком в определённости несоответствия деклараций — с одной стороны и, с другой стороны, — поведения и результатов деятельности, называется лицемерием, двуличием и т.п. Но и не осознаваемое им различие декларируемой и объективной нравственности не делает человека лучше. На последнее давно уже указывают следующие определения:

  • «Лучшими из вас являются те, от которых другие ожидают благого, и от зла которых находятся с безопасности».
  • «Худшими из вас являются те, от которых другие ожидают благого, и от зла которых находятся в опасности» (Из поучений Пророка Мухаммада. Записано по трансляции “Радио России”).

В последнем определении не делается разница между теми, кто лицемерен, и теми, кто не осознаёт порочности своей нравственности, выражающейся в том, что другим людям он несёт опасность вопреки их ожиданиям и своим декларациям.

При этом необходимо ясно отдавать себе отчёт в том, что у человека, пребывающего вне трансовых состояний, колоссальное превосходство безсознательных уровней психики как системы обработки и хранения информации над уровнем сознания обусловлено тем, что безсознательные уровни психики обрабатывают информацию в диапазоне более высоких частот и обладают своими языками[27], не все из которых доступны сознанию в его обычном бодрствующем состоянии.

Соответственно этому обстоятельству, если человек пребывает вне трансовых состояний, в которых его сознанию оказываются доступными диапазоны более высоких частот, обеспечивающие большее быстродействие, информация с безсознательных уровней психики отображается на уровень сознания как эмоции (общее настроение, эмоциональный фон психической деятельности уровня сознания и деятельности человека в целом) либо в потоке символически-иносказательных образов и мелодий, идущих из его «внутреннего мира» во многом независимо от воспринимаемого в каждый момент времени потока событий в общем всем «внешнем мире».

Обусловленность реальной нравственностью эмоций и символически-иносказательных образных представлений необходимо осознанно выявлять; выявленное — выразить в языковых средствах, доступных уровню сознания вне трансовых состояний; соотнести с течением Жизни, осмыслить или переосмыслить, придав нравственные оценки «хорошо», «плохо», «не определённо», «хо­рошо — плохо: в зависимости от сопутствующих обстоятельств, которые в свою очередь подлежат нравственной оценке» и т.п.

Такая работа над собой требует воли и навыков, знания того, как может функционировать и как реально функционирует собственная психика, по какой причине такая работа не совершается «сама собой» безсознательно-без­воль­но, т.е. «автомати­чес­ки».

*        *        *

О психике как о «замкнутой системе»

Кроме того, для осуществления такого рода работы над собой, необходимо понимать, что двухкомпонентная структура психики — «созна­ние — безсознательные уровни» — при рассмотрении её с позиций Достаточно общей теории управления представляет собой замкнутую систему: т.е. объект управления и систему управления этим объектом, между которыми происходит информационный обмен по контурам прямых и обратных связей[28]. Соответственно есть и вектора целей и вектора ошибки, им соответствующие.

Прямыми связями называются связи, по которым информация, представляющая собой управляющее воздействие в некотором закодированном виде, передаётся из системы управления в объект управления; под обратными связями понимаются связи, по которым информация из объекта управления и окружающей среды поступает в систему управления.

Обратные связи могут быть положительными и отрицательными. Под «отрица­тельными» и «положи­тель­ными» обратными связями понимаются не «плохие» и «хоро­шие» обратные связи, а своего рода «знак от­но­шения» к приходящей по обратным связям информации, присвоенный связям каждого типа в системе управления; и «знак» этот может изменяться на проти­во­положный при изменении алгоритмики управления в замкнутой системе.

Обратные связи — отрицательные, если при отклонении замкнутой системы от назначенного для неё режима функционирования на основе поступающей по ним информации вырабатывается управленческое воздействие, направленное на возвращение системы к этому назначенному режиму.

Обратные связи — положительные, если при отклонении замкнутой системы от назначенного для неё режима функционирования на основе поступающей по ним информации вырабатывается управляющее воздействие, уводящее систему ещё далее от назначенного для неё режима функционирования.

При этом, в психике человека в зависимости от характера её функционирования (вольного или безвольного, эмо­ционально-смысло­вого строя в соответствующие моменты времени, активных компонент разветвлённого мировоззрения и миропонимания и т.п.) одни и те же обратные связи могут изменять свой знак «поло­житель­ный» либо «отрица­тель­ный» на противоположный.

Последнее может быть как произвольным, так и непроизвольно безсознательно. Однако в жизни человека всё идёт как бы «само собой» без проблем и его намерения воплощаются в жизнь без сопутствующих непредвиденных неприятностей только, если свойственные его психике знаки отношения к обратным связям соответствуют их же знакам в процессе осуществления Богом Его Вседержительности, которая так или иначе включает в себя все процессы управления без исключения, протекающие как в русле Промысла, так и в пределах попущения Божиего.

В процессах взаимодействия нескольких систем, замкнутых друг на друга каналами информационного обмена, одни и те же связи с позиций одной системы являются прямыми, а с позиций ей пáрной системы — обратными (соответственно обратные связи первой системы становятся прямыми по отношению к ей пáрной системе).

Последнее утверждение имеет непосредственное отношение к функционированию алгоритмики психики человека. В психике человека одни и те же связи между сознанием и безсознательными уровнями психики могут быть как прямыми, так и обратными, поскольку сознание и безсознательные уровни психики могут в какие-то моменты времени меняться ролями, передавая друг другу функцию иерархически высшего в психике центра системы управления. Соответственно при каждом таком обмене их ролями могут меняться и вектора целей и вектора ошибки, с которыми соотносится текущее поведение и намерения (если им в этом случае есть место, поскольку намерения принадлежат уровню сознания) субъекта:

  • когда человек идёт по жизни на «автопилоте» безсознательных уровней психики, не осмысляя происходящего осознанно, то его воля отсутствует, и соответственно системой упра­в­ления являются безсознательные уровни его психики, а информация циркулирует в ней так, что:
    • ► прямыми связями являются те, по которым информация подаётся с безсознательных уровней психики (в том числе и потоки, идущие из эгрегоров, в которые включена личность) на уровень сознания;
    • ►обратными связями являются те, по которым безвольное сознание отражает поступающую в него информацию в безсознательные уровни психики (в том числе и в эгрегоры, в которые включена личность).

При этом сознание выполняет в процессе «автопило­ти­рования» функцию простой коммутации (соединения друг с другом) разных компонент безсознательного друг с другом и переключения информационных потоков между этими компонентами, а иерархически наивысшим центром психики как системы управления являются её безсознательные уровни (т.е. это не исключает управления поведением извне через безсознательные уровни психики).

  • когда воля человека сосредоточена на том, чтобы его жизнь протекала осмысленно, то хотя «автопилот» безсознательных уровней психики по-прежнему осуществляет «автопилоти­ро­ва­ние»[29], но:
    • ► прямыми связями являются те, по которым информация, выражающая осмысленное отношение к происходящему, с уровня сознания передаётся на безсознательные уровни психики (в том числе и в эгрегоры, в которые включена личность) для дальнейшей обработки, а иерархически наивысшим центром психики как системы управления является сознание;
    • ► обратными связями являются те, по которым информация подаётся с безсознательных уровней психики (в том числе и из эгрегоров, в которые включена личность) на уровень сознания.

Хотя в этом варианте психической деятельности сознание тоже выполняет в процессе «автопи­ло­ти­ро­вания» функцию коммутации (соединения) разных компонент безсознательного друг с другом (в том числе и разных эгрегоров, в которые включена личность) и переключения информационных потоков между этими компонентами, но выполняет оно эту функцию качественно иначе:

В процессах коммутации и переключения информационных потоков в этом варианте психической деятельности участвует воля человека, выражающая его осмысленное отношение к Жизни.

И в этом случае безсознательные уровни психики, будучи подчинены воле человека, являются посредником между сознанием и Жизнью, и в режиме запрограммированного «автомата» (в том числе и эгрегоры) выражают волю человека тем лучше (со­от­ветственно достигнутому качеству личностного развития), чем меньше содержит конфликтующих друг с другом фрагментов алгоритмика его психики в целом (включая и чувства как источники информации).

При более широком взгляде взаимодействия психики личности с Жизнью по отношению к этой личности:

  • связи, по которым информация (воплощённая в действиях, в поведении человека) передаётся из психики во «внешний мир», являются:
    • ► прямыми при осмысленно-волевом отношении к течению событий;
    • ► обратными при безсмысленно-безвольном отношении;
  • связи, по которым информация из «внешнего мира» поступает в психику, являются:
    • ► обратными при осмысленно-волевом отношении личности к течению событий;
    • ► прямыми при безсмысленно-безвольном отношении (в этом случае человек становится жертвой обстоятельств, игрушкой природных и социальных стихий или орудием осуществления воли других субъектов или внедряющихся извне в его психику алгоритмов «автоматического» поведения).

С функциональным различием и взаимной обратимостью прямых и обратных связей (включая и обратимость знаков обратных связей) соотносится широко распространённое в жизни общества явление:

Одним из видов внутренней конфликтности психики людей является случай, когда информация, приходящая из «внешнего мира», и информация (воплощённая в действиях, в поведении), посылаемая из психики во «внешний мир», соотносится со взаимно исключающими друг друга нравственными мерилами, входящими в одну и ту же нравственность личности.

В большинстве случаев при этом человек творит (в пределах попускаемого ему Богом и другими людьми) по отношению к другим людям и Природе то, что он же сам считает недопустимым в отношении себя; что он терпит в отношении себя со стороны других только тогда, когда не может оказать противодействия или уклониться от такого рода воздействия на него. Обычно такого рода порок нравственности называют двойственностью нравственных стандартов (или цинизмом — в случае, если субъект осознаёт двойственность своих нравственных стандартов и настаивает на своей правомочности жить на их основе).

Кроме этого ярко проявляющегося выражения внутреннего разлада нравственности многим людям свойственна нравственность, которую можно назвать «ситуационно обусловленной». В этом случае по отношению к одним ситуациям и одним людям применяются одни нравственные мерила, а по отношению к другим ситуациям (того же типа, того же характера) и другим людям — другие нравственные мерила[30] (в исторически сложившейся культуре толпо-“элитаризма” такой тип поведения называется «кон­формизм»).

Ситуационно обусловленная нравственность может быть самостоятельным пороком нравственности, но в каких-то ситуациях в ней может выражаться и взаимоисключающая двойственность нравственных стандартов по отношению к себе и к окружающим.

Ещё одной разновидностью ситуационно обусловленной нравственности и выражением проблем в психике личности является обусловленность действующей (активной в рассматриваемый момент) нравственности неподвластным воле человека настроением (эмоциями).

Кроме того ситуационно обусловленная нравственность может быть выражением личностной нравственной ущербности, вследствие которой отсутствующие в психике личности нравственные стандарты и неопределённости в их иерархической упорядоченности замещаются нравственными стандартами, считываемыми личностью безсознательно из эгрегоров (активных в данной ситуации) или из психики оказавшихся в этой ситуации других людей.

*                  *
*

Из всего сказанного ясно, что человек не может быть невластным над самим собой: быть властным над самим собой — это его первейшая этическая обязанность перед другими людьми и Богом. Иными словами, если человек не обрёл навыков самообладания или утрачивает самообладание, то он в такие периоды его жизни не вполне человек (т.е. по существу недочеловек, если не осознаёт этого факта).

Выдержки из работы 2001 г.
“Диалектика и атеизм: две сути несовместны”

Уже к началу полового созревания (в смысле завершения развёртывания системы органов продолжения рода и сопутствующего пробуждения половых инстинктов) подросток должен с пониманием относиться к происходящему с его телом и психикой, осознанно раз­личая в себе не только психическую деятельность на основе Богоначального мировоззрения и миропонимания триединства материи-информации-меры при человечном строе психики, но и отклонения от этого идеала и в себе самом, и в окружающих: как уже свершившиеся отклонения от этого идеала, так и упреждающие предзнаменования надвигающегося разрушения психической деятельности при человечном строе психики под воздействием внутренних при­чин и внешних факторов.[31]

Именно на этом основывается способность человека к самообладанию, как к преимущественно заблаговременному принятию мер к тому, чтобы неизменно быть в Жизни человеком, жизнь и деятельность которого всегда протекает в русле Божиего Промысла.

И всё, что должно нормально произойти в процессе становления психики в возрасте от 7 до 13 — 14 лет[32], требует диалоговой согласованности:

  • Различения, даваемого Богом непосредственно каждому человеку,
  • осознанного внимания самого субъекта, которое в большей или меньшей мере подвластно воле каждого человека, начиная с некоторого возраста.

Чтобы пояснить соотношение Различения и внимания приведём такой пример: Мотор автомобиля может работать на полных оборотах, но если диски муфты сцепления не прижаты друг к другу вследствие неисправности либо по желанию водителя, то мощность мотора не дойдёт до колес, и автомобиль будет стоять на месте либо катиться под уклон, если он снят с тормозов.

В соотношении, подобном взаимодействию дисков автомобильной муфты сцепления, находятся Различение от Бога и внимание субъекта как в процессе собственно личностного развития человека, так и в процессе его деятельности в русле Божиего Промысла.

То, что даётся в Различении Богом, для человека является внешним изначальным фактором, который должен подвигать его волю к личностному развитию, а также к какой-то осмысленной деятельности. Но человек может быть невнимателен к тому, что возникает в его сознании в моменты озарения Различением, потому, что его внимание увлечёно чем-то иным и неподвластно его воле, либо потому, что он сам своею волей сосредоточил внимание на чём-то ещё и не внемлет ничему иному. И соответственно при таком соотношении Различения и внимания не может быть ни какого бы то ни было личностного развития, ни деятельности в русле Божиего Промысла. Более того:

С момента появления сознательной составляющей интеллекта невнимательное отношение человека к Различению и к тому, что даётся ему Богом в Различении, представляет уже опасность для самого человека[33].

Дело не только в том, что с такого рода двоякой невнимательности начинается разрыв религии как осознаваемо осмысленной связи души всякого человека и Бога, и что невнимательность к Различению — выражение неуважения человека к непосредственно Божией заботе о нём персонально; дело в том, что вследствие такого рода невнимательности — в мировоззрении человека накапливаются не упорядоченные, разрозненные пары «это — не это», составляющие которых не связаны как должно быть с составляющими всех остальных пар «это — не это», включённых в мозаику мировоззрения ранее. Соответственно, если Богом в Различении предоставляется доступ к той или иной объективной информации, а человек относится к этому процессу без должного внимания, то калейдоскопичность его мировоззрения и построенного на его основе миропонимания нарастает. По мере того, как степень калейдоскопичности нарастает, мировоззрение и миропонимание оказываются всё более и более не пригодными к тому, чтобы на их основе человек мог моделировать многовариантное течение Жизни и осознанно выбирать наилучший (в его нравственно обусловленном миропонимании) вариант своего соучастия в течении событий Жизни[34].

Но возможен и иной не менее печальный вариант извращённого отношения к Различению. Внимание человека может улавливать то, что даётся ему Свыше в Различении, однако нравственно обусловленное нежелание выявить и переосмыслить свою истинную нравственность — подчас даже под очень жёстким давлением «ответной» информации, приходящей по обратным связям, — и наращивание мысленного древа на основе Я-центрич­но­го мировоззрения может привести его к преждевременной (по отношению к ресурсу организма) смерти или в дурдом.

Это — ответ на вопрос, почему такой умный Ф.Ницше и некоторые другие выдающиеся интеллектуалы кончили жизнь сумасшедшими, а многие выдающиеся деятели науки и искусств и их ближайшие родственники как в прошлом, так и в современности обращались хотя бы к эпизодической помощи невропатологов и психиатров[35]. Кроме того многие в попытке избавиться от нравственно неприятных им проблем при нежелании изменить свою нравственность, пытались и пытаются “стереть” данную им Свыше в Различение «первичную» и «оперативную» информацию, при­бегая к различным дурманам, в том числе и к наиболее распространённому и одному из самых разрушительных из них — алкоголю. В результате многие из них закончили свой жизненный путь преждевременно (по отношению к ресурсу организма), а к моменту смерти под воздействием дурманов достигали почти полного распада личности и самоидентичности.

И чтобы ничего подобного не происходило в жизни человека, для него с раннего детства должно быть естественным и нормальным обращать внимание на то, что даётся в Различении, и осмыслять даваемое, включая его в мозаику своего мировоззрения и миропонимания.

Такое нормальное взаимодействие компонент троицы «Разли­че­ние от Бога Þ внимание самого человека Þ интеллект» может обеспечиваться «само собой» сложившейся алгоритмикой диалоговых отношений сознания и безсознательных уровней психики при её нормальном развитии. Сложившись, такое взаимодействие может быть осознано человеком уже в детстве либо в более старшем возрасте. Но «само собой», естественно и непринуждённо оно может сложиться только в процессе удовлетворения в диалоге со взрослыми интереса ребёнка (в возрасте от начала речевого периода до 4 — 7 лет) к «запредельной»[36] тематике философско-богословского характера, чего не достаёт подавляющему большинству детей в нашу эпоху.

Если в силу каких-то причин нормальное взаимодействие компонент троицы «Различение от Бога Þ внимание самого челове­ка Þ интеллект» не складывается «само собой», то никогда не поздно обратить осознанное внимание и разум ребёнка или взрослого[37] к этой троице, что позволит поддержать извне естественный процесс формирования в психике личности правильной и работоспособной диалоговой связи сознательного и безсознательного уровней. Но всё же в возрасте от 4 до 7 лет есть период, когда ребёнок в наибольшей степени готов к осознанию в себе названной троицы и воспроизводству в себе нормального характера взаимодействия её компонент. Взрослым, упустившим это в детстве, тоже не поздно заняться взращиванием в себе устойчивого взаимодействия компонент троицы, что является внутренним источником осознанно осмысленной жизни человека в религии Бога, который есть.

*
*                   *

И в этом случае человек, — проходя естественным путём личностного развития, — приобщается к соборности сам собой без ложного пафоса и эффектов, предназначенных на показ, чтобы «произвести потрясающее впечатление»[38] на окружающих.

При этом вследствие равного положения людей по отношению к Различению и общности в нормальной алгоритмике психики их всех преемственности в обработке информации «Различение от Бога Þ внимание самого человека Þ интеллект» личностные воли разных людей в соборности равнокачественны, и потому в соборности нет места личностной иерархии и принципу «подчиняясь — подчиняй», хотя по отношению к разным этапам полных функций управления разными делами в обществе разные люди занимают разное положение.

Последнее означает, что в реальных жизненных ситуациях равнокачественность личностных воль разных людей вовсе не исключает их взаимоотношений как системы «распорядительность со стороны одного — подотчётность со стороны других», хотя в каких-то других обстоятельствах (иных полных функциях управления другими определёнными делами) ситуационные роли каждого могут изменяться, вследствие чего начальники оказываются подчинёнными и подчинённые начальниками в соответствии с тем, как того требует дело, а не чьи бы то ни было личностные Я-центричные амбиции и притязания.

Человек пребывает в соборности в течение времени, пока он сохраняет человечный строй психики. Утратив его на некоторое время под воздействием складывающихся обстоятельств или непосредственно вследствие каких-то внутренних причин нравственно-психологического характера, человек выпадает из соборности. Но он снова возвращается в соборность сразу же, как только восстанавливает самообладание и возвращается к человечному типу строя психики.

Как уже неоднократно отмечалось в работах ВП СССР, достижение человечного типа строя психики личности — не самоцель, а только создание его собственной надёжной внутренней основы для дальнейшего личностного развития и творчества в русле Божиего Промысла. Соответственно этому и соборность — вовсе не множество «совершенных человеков», обалдевших от психологических практик в как бы работе над собой. Участники соборности могут быть обременены множеством личностных и общественных проблем, хотя и пребывают при человечном типе строя психики. Эти проблемы могут быть как унаследованными ими от прошлого (в составе культуры и духовного наследия — несоответствующего соборности энергетического и информационно-алго­ритмического наполнения эгрегоров ноосферы), так и проблемами, которые они успели породить и порождают сами, пребывая вне соборности в прошлом и временами выпадая из неё в период после первого обретения человечного типа строя психики.

Выдержки из работы 2001 г.
“Диалектика и атеизм: две сути несовместны”

Попущение Божие — это когда Богом открыта возможность одним субъектам оказать непосредственное или опосредованное воздействие, не укладывающееся в нормы праведных вза­и­мо­отношений, на других субъектов, которые сами уклонились от объективной праведности.

В зависимости от того, насколько и как кто-то уклоняется от предложенных ему Свыше норм праведности, — настолько Бог не воспрепятствует неправедным действиям и в отношении него самого и не поддержит его неправедное противодействие тем, кто действует против него в пределах попущения. При этом попущение в отношении каждого обусловлено достигнутым им личностным развитием: чем больше было дано Свыше человеку, чем бли­же его нравственность к праведности, чем большего он достиг в освоении потенциала развития своих способностей — тем строже отношение к нему Свыше и тем строже ему самому следует быть в самодисциплине.

Однако в зависимости от того, насколько человек, даже будучи неправеден, отзывчив к обращениям к нему Бога через его внутренний мир и на Языке Жизненных знамений и взращивает в себе праведность, попущение в отношении него может простираться в диапазоне от «демонстра­ци­онно-уведомительного» характера вне­запной опасности, не наносящей однако ущерба её возможным жертвам, до уничтожительного характера ситуации по отношению к ним в случае, если они исчерпали попущение в отношении себя; хотя при этом эти же события могут носить демонстрационно-уведомительный характер для кого-то другого. Это имеет место как по отношению к личностям, так и по отношению к обществам и человечеству в целом[39].

Попущение Божие во всех случаях целесообразно по отношению к Промыслу, поскольку в попущении Бог предоставляет возможность неправедным одуматься самим под воздействием обстоятельств, не нарушая Своею волей их свободы выбора и не подавляя их воли. Это вполне возможно, если устойчиво работает связка «Различение от Бога Þ внимание самого человека Þ интеллект, направленный на переосмысление событий в Жизни и собственной нравственности».

При этом, одни и те же обстоятельства, — в зависимости от того, при каком строе психики и эмоцоинально-смысловом строе души человек способен удерживать себя под воздействием обстоятельств, входя в них, — могут разрешиться как в области попущения Божиего, так и в русле Промысла либо полностью, либо в каких-то своих составляющих. И если человек такого рода неоднозначную предопределённость разрешения ситуации, возникающей казалось бы попущением Божиим, как-то ощущает и осознаёт, то он вполне способен своею волей пройти её в русле Промысла, избегнув воздействия попущения на себя и окружающих.

Попущение представляет собой своеобразный замыкатель обратных связей на человека: что сеешь — то и пожинаешь; во многих случаях — пожинаешь сторицей[40]. Поэтому человек должен осмысленно относиться к тому, что приходит к нему по обратным связям, выявлять их знак и изменять его на противоположный, если выявляется такого рода необходимость.

Соответственно знание о попущении Божием как об объективном явлении в жизни общества в целом и каждого человека позволяет выявить четыре основных вида этики:

  • Эксплуатация в своих интересах Божиего попущения таким, каким оно сложилось в отношении других.
  • Субъективная оценка границ Божиего попущения и злоумышленное введение на этой основе окружающих в область попущения в отношении них с целью своекорыстной эксплуатации их в пределах попущения (так построены их хозяевами все библейские культы, и на этом стоит разноликий сатанизм).
  • Действия в пределах попущения Божиего с целью пресечения чьих-либо неправедных действий после того, как неправедно действующие уведомлены о сути их неправедности, но упорствуют в своём, не внемля уведомлениям о том, что им следует жить и действовать иначе. Таково в идеале обоснование права на священную — справедливую — войну (в частности, таково обоснование исламского джихада) и на действия разнородных «инкви­зи­ций».

Однако в исторически реальной практике под лозунгами «священной войны», провозглашаемыми обеими враждующими сторонами, большей частью одни злочестивые вкушают ярость других злочестивых в пределах Божиего попущения в отношении каждой из сторон. И соответственно — горе тому, кто, возомнив о своей праведности, начнёт “священ­ную” войну против тех, кто более праведен, а тем более — против тех, кто истинно праведен: неизбежно придётся стол­к­нуться с прямой, хотя, возможно, и неисповедимой для неправедных, поддержкой Богом более праведных. То же касается и всевозможных “святых” инквизиций.

  • Принципиальный отказ от не отвечающего нормам праведных взаимоотношений воздействия на других, однако возможного в пределах Божиего попущения в отношении тех. При этом на себя возлагается обязанность уведомлять возможные жертвы попущения о том, что они находятся в его области, указывая им пути выхода, предоставляя Богу миссию воздаяния упорствующим в неправедности. Этому учил людей Иисус и этому принципу следовал он сам, пребывая во плоти среди людей. Это — в нашем понимании — основа христианской этики: «Пойдите, научитесь, что значит милости Хочу, а не жертвы» (Матфей, 9:13)[41].

В обществе господство христианской, а по существу — нормальной человеческой этики (в указанном смы­сле) возможно, но требует и предполагает, чтобы человек был нравственно готов и умел принять к искреннему осмыслению и встречные уведомления со стороны окружающих о его собственной неправедности, дабы он мог с такого рода помощью других людей изменить самого себя.

В этом и состоит суть алгоритмики соборности как подспорья в личностном развитии.

При отказе от готовности принять к осмыслению уведомления о собственной неправедности, при неумении это сделать или при нежелании изменить самого себя, дабы искоренить неправедность в себе, неизбежен переход “отказника” к самоизоляции или “свя­щен­ной” войне против всех с ним несогласных ради собственного его самоутверждения в нравственно приятных ему заблуждениях и насаждения их в качестве нормы для окружающих. И в этой войне он неизбежно сгинет, если не будет как-то удержан и ему не будет Свыше предоставлена возможность одуматься, которой он воспользуется.

*
*                   *

Для участников соборности нормальным является четвёртый тип этики — этики христианской: Принципиальный отказ от не отвечающего нормам праведных взаимоотношений воздействия на других, однако возможного в пределах Божиего попущения в отношении тех.

Неумышленная эксплуатация Божиего попущения в соборности возможна как исторически сложившаяся объективная данность (но невозможна как нравственно-этический разрешительный принцип), поскольку психика людей, формирующаяся в толпо-“элитарной” культуре хоть в чём-то, да неправедна. Но такого рода неумышленная эксплуатация попущения нормально должна выявляться, и люди должны сами целенаправленно работать на то, чтобы такую этику в обществе изжить. Это касается как эксплуатации попущения отдельными личностями, так и соборности в целом.

Второй тип этики — злоумышленное введение в попущение других людей с целью эксплуатации их и попущения — в соборности недопустим даже как исторически сложившаяся данность.

Переход от христианской этики к действиям в пределах попущения против неправедных с целью защиты развития общества в направлении праведности — для действующей в обществе соборности в целом может быть только краткосрочной чрезвычайщиной; а для той или иной определённой личности — вопросом её совести и действий в конкретно сложившихся обстоятельствах, поскольку:

  • с одной стороны:
    • ► соборность в её нормальном развитии и, соответственно в расширяющемся охвате общества не нуждается в “святой” «инквизиции» и “священной” войне как в непрестанно действующих факторах в жизни общества, поскольку возбуждаемые ими эмоции ненависти, страха и угодничества — это не то, что человеку следует возбуждать по отношению к осуществлению Промысла Божиего и Богу;
    • ► люди могут ошибаться в оценках как своей праведности, так и неправедности других, оценивая чужую неправедность не по результатам непосредственного считывания алгоритмики психики другой личности (это не всем, не всегда и не во всех обстоятельствах дано; а если и дано, то не в отношении всех других людей без исключения), а по косвенным признакам — на основе не всегда однозначно возможных интерпретаций действий оцениваемой стороны;
  • с другой стороны, разнородные корпорации «подчиняясь — подчиняй» нуждаются и в “святой” «инквизиции», и в “свя­щен­ной” войне как в системных факторах своей деятельности, оказывающих психологическое давление на людей в процессе их подчинения, вследствие чего корпорации «под­чи­няясь — подчиняй» (в большинстве своём их деятельность относится к первому и второму ранее названным типам этики) постараются принять посильное участие в такого рода общественных процессах, извратив их смысл и целенаправленность (как это уже имело место в истории неоднократно, в том числе и в период «ежовщины» в СССР), если соборность, дав им начало под давлением каких-то обстоятельств, не сумеет ими управлять (в процессе разрешения чрезвычайной ситуации) и остановить их (когда чрезвычайная ситуация будет исчерпана).

Но всегда необходимо понимать, что:

Переход к третьему типу этики, даже при соответствии оценок праведности и неправедности сторон истинному положению дел — выражение каких-то прошлых ошибок самих тех, кто совершает таковой переход, или неких других людей.[42]

И соответственно:

Чтобы не быть вынужденным к такого рода переходу от нормальной этики соборности к чрезвычайной, для человека:

  • с одной стороны, — приоритетность работы над самим собой, над своими личностными нравственностью, мировоззрением и миропониманием, личностной алгоритмикой психики в целом — должна быть выше, нежели значимость деятельности в общем всем «внешнем мире». Но это не предложение эгоизма в изощрённо завуалированной форме, поскольку:
  • с другой стороны, — понимая и принимая это в отношении себя, человек обязан не только заботиться о том, чтобы другие люди имели возможность (свободное время и силы) для такого рода работы над собой, но и обязан помогать им в ней, насколько позволяют ему его собственные чувствительность к проблемам других и понимание их нравственно-психо­логи­чес­кого существа.

Неспособность к двоякой такого рода деятельности — выражение собственной слабости и личностной недоразвитости в чём-то[43]: «Мудрость без сострадания — суха и вредоносна. Сострадание без мудрости — слепо и немощно. Не пренебрегайте ни мудростью, ни состраданием», — из уже приводившихся в сноске буддистских наставлений.

Кроме того, в случаях, когда решение о переходе от нормальной к чрезвычайной для соборности этике кем-либо вырабатывается, принимается и осуществляется, то необходимо понимать, что:

если оно вырабатывается, принимается или осуществляется при эмоционально-смысловом строе психики, не соответствующем упомянутому ранее «камертону»: “Вседержитель безо­шибочен в своих действиях, всемогущ, и милость Его безгранична; всё, что свершается, — свершается наилучшим возможным образом при той нравственности и этике, что свойственны людям. И осознание этого должно вызывать — радостную внутреннюю умиротворённость и желание благодетельствовать Миру без страха, порождая открытость души Жизни — доброе настроение, определяющее характер и результаты всей психической деятельности”,

— то такого рода решение может быть ошибочно выработано, может быть ошибочно принято или может быть ошибочно осуществляется.

Поэтому оно нуждается в ревизии на всех этапах полной функции управления при эмоционально-смысловом строе психики, соответствующем упомянутому «камертону»: “Вседержитель безошибочен (…) И осознание этого должно вызывать — радостную внутреннюю умиротворённость и желание благодетельствовать Миру без страха, порождая открытость души Жизни”.

Но это же касается и всех других решений, которые вырабатываются при эмоционально-смысловом строе психики, не соответствующем «камертону»: “Вседержитель безо­шибочен в своих действиях, всемогущ, и милость Его безгранична; всё, что свершается, — свершается наилучшим возможным образом при той нравственности и этике, что свойственны людям. И осознание этого должно вызывать — радостную внутреннюю умиротворённость и желание благодетельствовать Миру без страха, порождая открытость души Жизни — доброе настроение, определяющее характер и результаты всей психической деятельности”, — поскольку эмоционально-смысловой строй психики, который мы в настоящее время выражаем в этих словах (возможно, что не наилучшим образом), на наш взгляд, является нормальным для вхождения человека в соборность, для жизни и деятельности в ней.

Выдержки из работы 2001 г.
“Диалектика и атеизм: две сути несовместны”

И по фактам жизни отдельных личностей, семей, родóв, целых народов и региональных цивилизаций, — в зависимости от того, как протекает у них непосредственный диалог с Богом на Языке Жизни и опосредованный в общении с другими людьми, — можно выявить и три вида «мисти­ки»[44], объективно связанных с ранее описанными четырьмя типами этики. И в этой «мистике», представляющей собой явное «таинство» Жизни, проявляется Высший Промысел:

  • Всякая деятельность, прямо направленная на преображение человекообразия в человечность обретает явно ощутимую и неявную прямую и косвенную поддержку Свыше вплоть до того, что она сама несёт по Жизни тех, кто ею занят по совести без лицемерия, убирая с их пути все преграды и помехи в их деятельности: только ищите Правду Божию, работайте на её воплощение в Жизнь, а всё остальное приложится вам.
  • Та деятельность, которая непосредственно не направлена против первого вида, но всё же направлена на извращение пути человечества или закрепощение его в состоянии человекообразия, не пресекается Свыше, если общество уже созрело для того, чтобы осознать и понять её зловредность.

В этом случае она протекает в пределах попущения до тех пор, пока её зловредность не будет осознана, понята, и пока ей не будет выдвинута жизненно состоятельная альтернатива. Если общество отвергает выдвинутую работоспособную альтернативу, совпадающую с направленностью Промысла, то Свыше обществу будет предоставлена возможность убедиться в том, что альтернатива — благо, а её отрицание — бедствие[45].

Если общество не созрело для того, чтобы осознать и понять зловредность какой-то деятельности, то так или иначе Свыше пресекаются даже сами возможности заняться ею и поползновения к ней.

И хотя в этом абзаце речь шла об обществе, но общество — это люди, а попущение в отношении общества — совокупный спектр попущения в отношении персонально каждого из людей, это общество составляющих.

  • Та деятельность, что направлена против тех, кто искренне и нелицемерно по совести работает на осуществление целей Высшего Промысла, уводится Свыше на ложные мишени или пресекается иным образом, подчас вместе с жизнью ею занятых.

При этом одни противники Промысла могут вкушать ярость других, взаимно истребляя друг друга, так что злочестивые в этом процессе могут употребляться в качестве орудия осуществления приговоров Свыше[46].

Другие противники могут заниматься безсмысленной суетой, не вредящей осуществлению Промысла.

Деятельность третьих будет уложена в русло Промысла, вопреки их демонической воле просто в силу того, что каждый, кто работает на свои интересы в меру своего их понимания, в меру разницы в понимании может работать на тех, кто знает и понимает больше и лучше, чем он. А Бог — Творец и Вседержитель — вне конкуренции в знании и понимании всего и вся.

*
*                   *

Соотношение этики и «мистики» в жизни людей и обществ можно пояснить более обстоятельно через алгоритмику психики личности и алгоритмику соборности в жизни общества. В связке «Различение от Бога => внимание самого человека => интеллект» интеллект (ум-разум) решает разные задачи:

  • выработка намерений и линии поведения личности на основе собственного сложившегося к рассматриваемому моменту мировоззрения и миропонимания;
  • выработка и развитие мировоззрения и миропонимания на основе сложившейся к рассматриваемому моменту нравственности;
  • переосмысление прошлого в целом и, в частности, своего поведения, намерений на будущее в соотнесении с «ответной» информацией с целью выявления пороков сложившейся нравственности и переустройства собственной психики и её алгоритмики.

В зависимости от того, насколько решения всех названных (а также и не названных) задач укладываются в русло Промысла, человек встречается с отношением к себе Жизни в целом, выражающемся в той или иной «мистике».

При этом, если он старается жить в русле Промысла, но в чём-то ошибается, то непосредственно ему во «внешнем» или «внут­рен­нем» мире в Различение даётся «ответная» информация, позволяющая выявить суть всякой его ошибки и возможности её преодоления, и «оперативная» информация, позволяющая найти или выработать средства для осуществления такого рода возможностей. В этом случае, если ошибка устраняется, то устраняется она заблаговременно по отношению к ситуациям, в которых она может нанести вред либо самому человеку или другим людям, природе Земли и Мирозданию в целом.

Однако, если в связке «Различение от Бога => внимание самого человека => интеллект» происходят какие-то сбои, и ошибка не устраняется, то человеку в Различение даётся предощущение надвигающейся беды. В этом случае, если его внимание улавливает это предощущение, а интеллект даёт ему правильную оценку, то воля человека должна проявиться  в том, чтобы — пусть даже и не мотивированно — отказаться от своих прежних намерений и остановиться в его деятельности, начав переосмыслять всё, чтобы выявить его собственные нравственно-психологические причины, вследствие которых возникло предощущение надвигающейся беды.

Но предостережение Свыше может быть не только в форме невнятных по смыслу предощущений беды. Может быть дано и явное уведомление через других людей, через произведения искусства, науки. В этом случае, внимание человека не должно пройти мимо, а интеллект должен дать понимание того, что это явное уведомление адресовано именно этому человеку, а не кому-то ещё в его окружении; хотя оно может быть адресовано через него и другим людям, находящимся в общении с ним и взаимодействующим с ним в каких-то видах коллективной деятельности. Такие явные предостережения могут сопутствовать или следовать за предощущениями, а могут даваться и сами по себе (т.е. без сопутствующих или предшествующих им предощущений).

В соборности нет места принципу «подчиняясь — подчиняй» во всех его модификациях и проявлениях, поэтому:

Алгоритмика соборности отличается от “нормальной” алгоритмики толпо-“элитарных” обществ тем, что в ней нет градации людей по социально обусловленному иерархическому “пра­ву” указать другому на его реальные или мнимые его ошибки или умышленные злоупотребления разного рода действиями (включая и бездействия как разновидность «действия вообще»). В алгоритмике соборности указать другому на его ошибку или злоупотребления — нравственно-этическая обязанность каждого, кто видит эту ошибку[47]. То же касается и диагностики проблем, которые не дают нормально развиваться другим людям.

Что касается ошибок, в результате которых человек выходит из русла Промысла в область попущения, то их диагностика в себе и окружающих для устойчивого пребывания в соборности наиболее значима. И хотя характер взаимоотношений личности и Промысла многогранен и его невозможно втиснуть в какие-то формально-алгоритмические критерии — своего рода этикет, — но, на наш взгляд, по отношению к подавляющему большинству ныне живущих, можно утверждать, что у них есть проблемы во взаимоотношениях с Промыслом, если:

  • их совесть помалкивает на тему о том, что в самом себе человек что-то может сделать лучше, чем есть;
  • человек, во взаимодействии с теми или иными жизненными обстоятельствами (под их воздействием) не в состоянии устойчиво поддерживать эмоционально-смысловой строй своей психики на основе упомянутого ранее «камертона»: “Вседер­жи­тель безо­шибочен в своих действиях, всемогущ, и милость Его безгранична; всё, что свершается, — свершается наилучшим возможным образом при той нравственности и этике, что свойственны людям. И осознание этого должно вызывать — радостную внутреннюю умиротворённость и желание благодетельствовать Миру без страха, порождая открытость души Жизни — доброе настроение, определяющее характер и результаты всей психической деятельности”;[48]
  • не начинает дела (или нового акта в деле), с контроля своего эмоционально-смыслового строя и обращения при необходимости к «камертону»: “Вседержитель не ошибается…”;
  • не может в общении с другими людьми восстановить нормальный эмоционально-смысловой строй, погасив свой внутренний монолог или эмоциональные проявления, когда те не позволяют ему выслушать мнения других, не совпадающие с его собственными мнениями.

По отношению к оценкам его деятельности другими людьми это выливается в занятие им тупиковой позиции «ко­гда я прав, а прав всегда я…» В нашем понимании, даже, если он прав по существу разногласий, но слушает свой внутренний монолог или обуреваем эмоциями, вместо того, чтобы слушать внимая собеседнику (или тем более выплескивает свой внутренний монолог или эмоции на собеседника), то у него есть какие-то проблемы в его взаимоотношениях с Промыслом потому, что неудержимый внутренний монолог и неподвластные воле эмоции обычно искажают эмоционально-смысловой строй, что почти всегда блокирует доступ в его сознание какой-то информации, поскольку отвлекает внимание человека от даваемого в Различение в процессе беседы. Вследствие этого внимание его обращается не на то, что лучше; что-то осмысляется не так, как должно в русле Промысла; как результат он утрачивает свободу выбора, и может выйти из русла Промысла, поскольку,  действуя в русле Промысла, человек всегда свободен в осмыслении и переосмыслении приходящей к нему информации.

Одна из разновидностей этой проблематики — неспособность к диалогу. Диалог строится на двух принципах, которым должны соответствовать оба его участника:

  1. Человек, начиная свою речь, знает, что и в какой форме он намерен высказать в ограниченные сроки времени (чтобы его можно было выслушать) и способен сам остановиться, высказав достаточно кратко и удобопонимаемо для собеседника всё по существу затрагиваемого им вопроса.
  2. Он способен выслушать ограниченную по продолжитель­ности речь собеседника, следующего первому при­н­ципу, внимая ей, а не отвлекаясь на свой внутренний монолог, эмоциональные проявления или окружающие обстоятельства;
  • ощущая и осознавая, что собеседник не удерживает себя в должном эмоционально-смысловом строе, он однако продолжает вести общение с ним будто всё нормально вопреки тому, что надо прервать беседу и помочь собеседнику привести себя к нормальному эмоционально-смысловому строю, как минимум просто указав ему на это обстоятельство;
  • не может воспринимать других людей такими, каковы они есть со всеми их достоинствами, недостатками, проблемами.

Это не значит, что должно исчезнуть своеобразие в общении с каждым из них, но в общении с каждым эмоциональный строй (несущий умолчания) должен соответствовать «ка­мер­тону», а смысл оглашений — должен соответствовать тем достоинствам и тем проблемам и недостаткам, которые видятся ему в личности другого человека. К этому обязывает признание принципа: «Все люди изначально добрые и приходят в мир, пребывая в ладу с Богом, но выпадают из личностной сокровенной религии под воздействием господствующей культуры и обстоятельств, с которыми оказываются не способны совладать, бездумно живя в соответствии с теми или иными принципами построения культуры и её информационно-алгоритмического наполнения, вследствие чего и озлобляются и отягощаются грехами», — так или иначе высказывавшемуся в разные времена и зафиксированному в разных источниках.

То есть это не предложения быть наплевательски беззаботным и недосягаемо высокомерным в общении с другими людьми, а предложение единства нравственно-этических стандартов в общении со всеми без исключения, которое в алгоритмике психики должно нормально выражаться в том, что каждому будет адресовано то, что дóлжно в русле Промысла;

Это, — выше сказанное, — на наш взгляд, — относится к подавляющему большинству людей и тех ситуаций, в которые всех нас приводит Жизнь. Но всегда будет нечто, что в этот «тестовый набор» не укладывается, поэтому личностная религия, внимание к даваемому в Различение, совесть — главный универсальный критерий.

Поскольку эта область сокровенная от взглядов посторонних, то остаётся, живя в своей личностной религии и вере Богу по совести, доверять других людей и их жизнь Богу и Его Промыслу. Если они в чём-то неправедны, то Жизнь — лучший проявитель, а наиболее не внемлющие Жизни сначала будут испытывать на себе невозможность поддерживать жизнерадостный эмоционально-смысловой строй своей психики при открытости души, а потом будут сталкиваться с внезапно возникающими ситуациями, которые будут в большей или меньшей степени разрушать их планы и делать намерения несбыточными.

При этом, поскольку, всем нам свойственно в каких-то ситуациях оказываться одержимыми, невнимательными, то остаётся поддерживать ещё один принцип:

Никогда не отказываться искать составляющую Правды-Исти­ны казалось бы даже в самых одиозных и несправедливых упрёках со стороны окружающих.

Особенно в этом отношении бывают ценны так называемые “враги”: они не боятся испортить отношения и, когда «их несёт», выкладывают всё, что думают; а вот “друзья” и “сподвижники”, чьи личности сформировались в толпо-“элитаризме”, в этом отношении оказываются хуже так называемых “врагов”: они проблемы во взаимоотношениях с кем-то третьим обсуждают большей частью не с ним самим, а среди и в кругу подобных себе нарвственно-психологически (включая составляющую личностной воли). Между собой они достигают взаимопонимания, всё более и более утрачивая взаимопонимание в этим третьим, тем самым либо опуская его по внутрикорпоративной личностной иерархии, либо делая из него иерарха — кумира и господина над собой.

Делается это большей частью без понимания происходящего в безсознательно-автоматическом режиме потому, что неизжитая людьми алгоритмика Я-центризма, под предлогом боязни «испор­тить отношения» обя­зывает в личностном общении оставлять в умолчаниях и обходить стороной если не всё, то очень многое, что, как им кажется, способно вызвать отрицательное отношение к каждому из них как к личности со стороны человека, которого они искренне уважают, но не со всем согласны в его действиях. Если же они находят в себе решимость и силу воли для того, чтобы обсудить эти проблемы с этим третьим на принципах доброжелательности и искренности, то выясняется, что большинство их страхов и опасений были пустыми, а они пребывали в плену ложных предубеждений; либо же действительные проблемы выявляются, осознаются обоими и как-то разрешаются к общему благу.

Все эти обстоятельства приводят к тому, что соборность невозможна без тандемного и политандемного режимов[49] деятельности людей в разрешении их проблем как свойственных той или иной личности, так и затрагивающих жизнь более чем одного человека. При этом необходимо обратить внимание на то, что политандемный режим требует диагностики как своих собственных проблем, на которые указывает партнёр (правомочно или ошибочно в целом либо отчасти), так и диагностики алгоритмики психики партнёра на предмет выяснения соответствия действительному течению событий выдвигаемых указаний на ошибки и указаний на злоупотребления со своей стороны. И в отношении  к такого рода диагностике алгоритмики собственной и его психики не может быть различий, обусловленных собственными оценками партнёра, и прежде всего оценками того, при каком строе психике и её эмоционально-смысловом строе пребывает тот, кто указывает на ошибки и злоупотребления.

*          *          *

Это так потому, что:

  • во-первых, Бог лучше знает, как и через кого указать человеку на его ошибки и злоупотребления в случае, если эти указания соответствуют действительности; и лучше знает, кого, к кому и как привести для того, чтобы ему этот человек оказал помощь в разрешении нравственно-психологических проблем, если указания на ошибки и злоупотребления с его стороны не соответствуют действительности;
  • во-вторых, тот строй психики и её эмоционально-смысловой строй которые диагностируются у другого человека в общении с первым, в жизни реально могут быть активизированы именно их взаимным общением. Т.е. другой человек может быть носителем ситуационно-обуслов­ленной нравственности, и это — та проблема, которую он должен преодолеть. И не исключено, что преодолеть её объективно проще именно в случае её наиболее яркого выражения в общении именно этих двух людей. И потому не следует закрывать этой возможнос­ти другому человеку своей, возможно даже правильной оце­н­кой его строя психики её эмоцоинально-смыслового строя или каких-то других проблем в алгоритмике его психики.

При этом надо видеть разницу между диагностикой и оценкой. Хотя оценка невозможна без диагностики, но их различие ситуационно обусловлено в каждом конкретном случае, и оно состоит в том, что диагностика является средством сплочения людей в разрешении ими проблем; а оценка — средством разобщения людей, сохранения и усугубления проблем.

В частности, оценка, выдаваемая в толпо-“элитарное” общество, при­ни­мается многими на веру и порождает у них иллюзию, что в общении с «оценённым» человеком они свободны от обязанности диагностировать его и свою собственную проблематику, в результате чего именно перед ними (так же, как и перед «оценщиками») открываются возможности войти в область попущения и пожать плоды своего предвзятого отношения к Жизни.

Если некое определённое по персональному составу множество людей на каком-то достаточно продолжительном интервале времени некоторую часть его проводит, пребывая при человечном типе строя психики и соответственно в соборности, то во всех случаях, когда какая-то определённая пара людей оказывается неспособной к осуществлению тандемного принципа, в соборности возникает трещина по месту их личностных взаимоотношений: либо вследствие отказа от взаимоотношений их обоих или кого-то одного, либо вследствие того, что их взаимоотношения, в жизни общества неразрывно соотносимые с полными функциями управления разными делами, обретают механистический толпо-“элитар­ный” характер. Если же в соборности на оговоренных условиях участвует только один человек из участвующих в общении людей, то, отказываясь от взаимоотношений с кем-либо другим, он закрывает для этого другого путь в соборность на основе обретения в общении с ним жизненного смысла, недоступного другому непосредственно, препятствуя тем самым его личностному развитию. И если это не его личностный ошибочный жизненный принцип, то это — проявление его личностной слабости и неготовности к общению с некоторыми людьми.

Даже в случае настырного демона или зомби, наседающего на кого-либо с упрёками, такой субъект уходит сам, если реальные проблемы в своей психике (возможно как-то связанные с мнимыми проблемами, нашедшими выражение в упрёках) человек успешно разрешает или преодолевает.

Единственное, что можно и полезно прервать, — нескончаемые, повторяющиеся на одну и ту же тему зациклившиеся монологи, которые стали средством энергетического “выда­ивания” того, к кому они обращены; или представляют собой средство отвлечения внимания в технологии какого-либо воздействия на психику. Это касается как своих собственных монологов, так и чужих. Однако и в такого рода монологах выражаются какие-то проблемы тех людей, которые их ведут, и эти проблемы желательно выявить и диагностировать.

*                     *
*

Но если человек не внемлет ни своим предощущениям, смысл которых может быть весьма не определённым, ни прямым уведомлениям, ни явным предостережениям, поддающимся (в процессе формирования праведной нравственности) однозначному пониманию, то ему придётся прочувствовать то же самое в попущении Божием: сначала — в форме «демонстра­ци­онно-уведо­мительного» характера внезапной опасности, не наносящей однако ущерба её возможным жертвам; а если он не внемлет и этому, — то ущерб будет испытывать как он сам, так в каких-то случаях и его близкие и окружающие (те из них, кто тоже пребывают в области попущения в отношении себя, также не внемля ничему): в этом знамение целостности Мира и взаимосвязанности его фрагментов цепями причинно-следственной обусловленности. Ситуации, в которых выражаются проблемы, от разрешения которых человек вольно или невольно в силу порочной в чём-то нравственности уклоняется, будут повторяться, а давление обстоятельств в них будет всё более жёстким. И если человек по-прежнему не внемлет ничему и некому, упорствуя в своём прежнем нравственно-психологическом состоянии, то исчерпав попущение в отношении себя, он так или иначе завершит свой жизненный путь преждевременно по отношению к биологическому ресурсу жизнедеятельности его организма.

И хотя взращиванию в себе праведной нравственности в диалоге с Богом по Жизни в настоящем тексте уделено много внимания, но и она не самоцель. Праведные нравственные мерила — только средство к выявлению направлений личностного развития (а через личностное развитие — и общественного, поскольку общество развивается по мере развития личностей, его составляющих), лежащих в русле Промысла. Поэтому и при устойчивой эффективно работающей в психике личности связке «Различение от Бога —> внимание самого человека -> интеллект» проблемы личностно-психологического характера далеко не всегда исчезают сразу же после того, как человек переосмыслил события жизни, приведшие к их возникновению, и праведно изменил соответствующие нравственные мерила и их упорядоченность по значимости в своей нравственности или в соответствующих «общих областях» каких-то эгрегоров. Личностно-психологические проблемы в их большинстве требуют от человека взращивания в себе самом определённых качеств, а это требует осмысленных волевых усилий и некоторого времени. Даже мгновенно свершающееся преображение личности требует более или менее длительной её работы над проблематикой, даваемой ей в Различение — как собственной проблематикой личности, так и проблематикой окружающих и общества в целом.

Соответственно можно не один раз написать, прочитать и передать другим людям слова:

“Нормальная алгоритмика психики личности, объединяя её сознательный и безсознательные уровни, необходимо включает в себя:

  • доверие Богу, выраженное в исходном нравственном мериле человека: «Вседержитель безошибочен в своих действиях, всемогущ, и милость Его безгранична; всё, что свершается, — свершается наилучшим возможным образом при той нравственности и этике, что свойственны людям. И осознание этого должно вызывать — радостную внутреннюю умиротворённость и желание благодетельствовать Миру без страха, порождая открытость души Жизни — доброе настроение, определяющее характер и результаты всей психической деятельности», — и это обеспечивает ладное Жизни единство эмоционального и смыслового строя души ВСЕХ ЛЮДЕЙ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ;
  • человечный строй психики;
  • устойчивость преемственности в передаче информации «Различение от Бога => внимание самого человека => интеллект»;
  • опору на мозаичное Богоначальное мировоззрение триединства материи-информации-мѣры”” и выражающее его миропонимание”,

— но каждое из названных качеств для начала надо пережить в себе самом для начала один раз, а потом научиться произвольно воспроизводить и устойчиво поддерживать их совокупность и в бодрствовании, и во сне, продолжая развиваться на этой нравственно психологической основе, осуществляя принятую на себя миссию в Промысле Божием.

Если этого не делать, то Концепция общественной безопасности в её развитии для такого человека — объективно — ещё один пропагандистский миф, который он понял как-то урезанно, избирательно соответственно своей Я-центричной нравственности, в отрыве от течения Жизни, чем и поработил себя мифу, которым он же (возможно сам того не ведая) пытается порабощать других. Однако при этом идеалы Концепции не могут стать для него реальностью Жизни прежде всего потому, что он сам не предпринимает для этого должного, будучи увлечён чем-то иным.

Но соборность предполагает не только определённую эгрегориальную алгоритмику, в которой выражается человечный тип строя психики, но и прямое общение людей друг с другом. Т.е. она требует от своих участников и определённой культуры общения, также отличающейся от культуры общения, поддерживаемой толпо-“элитарным” обществом.

13 января — 5 июня 2003 г.
Уточнения и добавления: 20 — 22 августа 2003 г.

 

[1] Старание может быть, но успеха оно может и не достигать, однако оно необходимо для того, чтобы впоследствии достичь успеха.

[2] Т.е. уже 2000 лет без малого.

[3] Это подобно тому, что происходит в компьютерных сетях, где администратор сети распределяет права доступа пользователей к информации и осуществляет адресную рассылку некоторой информации и чистку сети от паразитной информации помимо действий пользователей системы.

Такое объяснение зависания и краха разных дел несамодостаточностью человека в вопросе выборки «первичной» и «оператив­ной» информации полностью согласуется с общими принципами организации упра­вления со стороны иерархически высших уровней иерархически низшими вложенными подсистемами в иерархически организованных объемлющих системах. И в таком понимании Жизни наука становится составной и неотъемлемой частью религии, поскольку научная истина воз­никает на основе предоставления человеку в сокровенной обою­до­сторонне направленной связи его и Бога (т.е. в рели­гии) самим Богом доступа к «пер­вич­ной», «опера­тив­ной» и «ответной» объективной информации.

[4] Среди тех, кто убеждён, что это действительно так, есть множество людей, которые, вопреки своим заявлениям об отсутствии причинной нравственно-эти­чес­кой обусловленности и целесообразности “слу­чай­но­стей”, особенно в варианте «невезения» и всевозможных неприятностей, однако верят в “приметы”. И по приметам они судят о надвигающихся благоприятных либо неблагоприятных для них стечениях обстоятельств, тем самым опровергая свои же собственные заявления. Действительно, прежде чем что-то происходит, матрица-сцена­рий и непосредственное чувство меры (матрицы-сценария) самого человека и многих окружающих его начинают проявлять себя в предзнаменованиях. Многие из предзнаменований, повторясь многократно в жизни многих людей, с течением времени становятся “приметами”, автоматически понимаемыми однозначно все­ми в них верующими.

[5] Что процесс освоения «первичной» информации должен быть интенсивным на протяжении всей жизни, пояснено через Христа:

«1. В то время ученики приступили к Иисусу и сказали: кто больше в Царстве Небесном? 2. Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них 3. и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Матфей, гл. 18).

Хотя по нашему мнению слова Христа искажены: речь шла о Царствии Божием, а не о Царстве Небесном.

Переориентация верующих с идеи о вхождении в Царствие Божие усилиями людей и о Царствии Божием на Земле на идею о безропотном терпении издевательств над ними на Земле — вотчине «князя мира сего» (так учит Библия), — с верой в крестную смерть Христа и упованием на Царствие Небесное — атрибут истинного антихристианства, в угоду которому включенные в Новый Завет речи Христа были подвергнуты цензуре и отредактированы.

[6] Кавычки указывают на то, что объективные мелодии и созвучия могут быть и вне полосы частот, относимых к звуковому диапазону, а в психике человека они отображаются в звучание.

То же касается и образов внутреннего мира: их объективные первообразы могут быть принесены физическими полями, не принадлежащими к световой части спектра электромагнитных волн. Но слова «внутренний взор» всё же более употребительны, чем слова «внутренний слух», поэтому кавычки мы поставили только при мелодиях и созвучиях.

[7] Способность отличить сигнал от отсутствия сигнала при минимальной мощности энергетического потока, несущего сигнал.

[8] Способность к полноте восприятия информации из сигнала.

[9] Способность отделить сигнал от фона и от «соседнего» (в некотором смысле) сигнала.

[10] В высказанном мнении о несамодостаточности человека в вопросе выборки информации и потока событий Жизни нет ничего нового. На это обстоятельство было прямо указано 1300 лет тому назад:

«О те, которые уверовали! Если вы будете благоговеть перед Богом <т.е. будете остерегаться вызвать неодобрение Божие>, Он даст вам Различение и очистит вас от ваших злых деяний и про­стит вам. Поистине, Бог — обладатель великой милости!» (Коран, сура 8:29).

Разделение целостности Жизни в озарении человека Различением представляет собой даяние ему Свыше одного бита информации, если говорить в терминах современной науки: 1 бит формально — мера количества информации; а по существу 1 бит — информация, необходимая для разрешения неопределённости 50 % против 50 %, т.е. информация, необходимая для разрешения неопределённости вида «это» — «не это», «да» — «нет».

«Один бит» для многих — оторванная от жизни абстракция, и потому на первый взгляд кораническое сообщение 8:29 им может показаться незначительно пустяковым. Но это далеко не пустяк — нехватка всего одного бита информации — в повседневной жизненной практике может иметь весьма тяжкие последствия. Примером тому является гибель “Титаника”, которую после выхода одноименного фильма Дж.Кэ­ме­рона в 1997 г. вспоминают к месту и не к месту очень многие.

Единственная обязанность впередсмотрящих — в каждый момент времени разрешать неопределенность вида «да» — «нет», а именно: либо прямо по курсу корабля есть препятствие, по какой причине следует совершить маневр во избежание столкновения с ним; либо же препятствия нет, и корабль может следовать прежним курсом. Айсберг же для впередсмотрящих “Титаника” был не различим, и неопределённость вида «да» — «нет», требующая всего одного бита информации, разрешилась катастрофой.

Хотя приведённый пример касается «оперативной» и «ответной» информации, но по существу также обстоит дело и с «первичной» информацией.

В связи с проблематикой власти над Различением необходимо снова вспомнить апостола Павла. Апостол Павел писал: «… чувства навыком приучены к различению добра и зла» (К Евреям, 5:14), — что соответствует мнению о самодостаточности человека в вопросе различения «это­го» от «не этого» и является одним из выражений атеизма: во-первых, согласно мнению Павла для того, чтобы иметь доступ к информации, надо только тренироваться и обретать навыки; во-вторых, реально, а не по Павлу, после того как пара «это» и «не это» дана человеку в Различиние и по своему характеру она такова, что требует отнесения её компонент к категориям «добро» и «зло», то разрешение этой неопределённости Бог предоставил самому человеку, его нравственности, впоследствии подтверждая или опровергая сделанный им выбор в «ответной» информации в потоке событий Жизни.

[11] В частности, по словам патологоанатомов, мозг регулярно употребляющего алкогольные напитки, даже слабые, такие как пиво, сидр, джин-тоники, лёгкие вина и т.п., по внешнему виду похож на войлок, изъеденный молью. При жизни в непрерывном убийстве нейронных сетей происходит необратимая потеря информации в алгоритмике психики, вследствие чего невозможно ни развитие мировоззрения, ни — как следствие — развитие личности. Возможна только деградация.

На восстановление информации и структуры мировоззрения, потерянных вместе с погибшими нейронами в результате принятия фужера шампанского или кружки пива, требуется от двух до трёх лет.

Это можно прочувствовать самому только при работе на пределе интеллектуальных возможностей в абсолютно трезвом образе жизни, исключающем на протяжении всего этого времени дурманы и яды, искажающие вещественную и биополевую физиологию организма, состояние сознания, и как следствие — обработку «первичной», «опе­ра­тивной» и «ответной» информации. Если человек не алкоголик, а выпивающий слегка время от времени, то в повседневности быта большинства различие абсолютной трезвости и эпизодического «как бы отрезвления» в перерывах между выпивками в себе самом прочувствовать для большинства затруднительно: для проявления этого различия необходимы предельные и запредельные для интеллекта проблемы, поскольку интеллект большинства обладает многократно избыточной мощью по отношению к решению повседневных хозяйственно-бытовых задач и исполнительских нетворческих задач в профессиональной деятельности.

Это — не навязывание абсолютно трезвого образа жизни при использовании личностного интеллекта на пределах возможного для человека, а описание спектра возможного и невозможного для каждого, кто стремится к человечному типу строя психики. (Сноска уточнена в 2003 г. при цитировании).

[12] В технике развиты методы извлечения сигнала, мощность которого значительно ниже мощности шумов. Но в технике человек употребляет только то, чему есть место в Жизни, и что может быть реализовано и реализуется на искусственно порождаемых цивилизацией носителях. Именно на этом поле изучения возможностей переноса явлений, имеющих место в биосфере, в техносферу выросла отрасль науки, именуемая «бионика».

[13] Например в языке программирования расчетно-вычислительных задач «Фортран» области «COMMON» («ОБЩИЕ») являются одним из средств осуществления обмена информацией между функционально специализированными подпрограммами в объемлющем их алгоритме решений задачи.

[14] Это может иметь место при порождении людьми общих для них полевых структур, вследствие чего задача разграничения личностей по «общим областям» может оказаться ещё более не определённой (мно­го­вариантной) по смы­слу, нежели разделение сросшихся вещественными телами «сиам­ских близнецов». (Сноска добавлена при цитировании)

[15] В родовых эгрегорах уклада жизни общества, в котором господствуют нечеловечные типы строя психики, в качестве тех, кто способен что-то изменить в их «общих областях» статистически преобладают старшие в восходящих родовых линиях. Эта объективная эгрегориально-магическая власть старшин­ства в роду во многих обществах вызывает норму безусловного слепого и непререкаемого подчинения старшим младших. Некоторую специфику на характер эгрегориальной родовой магии и адресацию подчинения младших старшим накладывает явное выражение в культуре черт матриархата и патриархата, а также и их сочетания в разных возрастных группах.

Статистически редкие исключения в иерархии родовой эгрегориально-маги­ческой власти традиционного толпо-“элитарного” общества обусловлены тем, что кто-то из младших в их личностном психическом развитии достигает в каких-то гранях своей жизни показателей, свойственных более дееспособным типам строя психики, нежели тот, носителем которого является старший в роду: строй психики зомби более дееспособен, чем животный; демонический строй психики более дееспособен, чем зомби и животный; человечный строй психики — наиболее дееспособен.

О причинах, обуславливающих различную дееспособность каждого из названных типов строя психики, см. в работах ВП СССР “Принципы кадровой политики: государства, «антигосударства», общественной инициативы”, включаемой также в самостоятельные издания “Достаточно общей теории управления” в редакциях, начиная с 2000 г.

Но старшинство в роду — это один из частных случаев эгрегориального лидерства — наивысшего властного положения, ограниченного пределами определённого эгрегора или некоторой совокупности нескольких эгрегоров, не обязательно родовых: могут быть разные эгрегоры, поддерживаемые обществом.

[16] Соответственно термины «проявленный», «не проявленный» и однокоренные с ними в общем случае оказываются не определёнными по смыслу.

[17] Отождествление личности человека с Богом мы исключаем, хотя Бог может выражать себя и через личность человека.

[18] В трансовых состояниях, сознание смещается в иные частотные диапазоны, и способно даже воспринимать как “медленные” процессы и столь скоротечные явления как взрыв артиллерийского снаряда, а не только выудить из фильма пресловутый 25‑й кадр (кстати, как показали исследования, и через него невозможно активизировать в психике то, что противно нравственности человека) или наложенную фонограмму, смещенную в инфразвуковой диапазон (средства программирования безсознательного поведения). Как показали исследования, безсознательные уро­вни психики при просмотре кинофильма успевают построить и те фа­зы движения, которые должны находиться в промежутках между фазами, запечатлёнными на кадрах кинопленки.

В «изменённых» состояниях сознание включает в себя и те виды физических полей, информационные потоки которых в обычном состоянии бодрствования большинство людей — не «экстрасенсов» — не воспринимают. Кроме того, когда сознание пребывает в «изменённых» состояниях, то изменяется и алгоритмика его взаимодействия с некоторым образом тоже изменившимися безсознательными уровнями психики.

[19] Фокусники в цирке — носители такого рода навыков манипуляций в обход контроля сознания зрителей.

[20] Эта неопределённость в намерениях и способах их осуществления и есть безнравственность, это — один из пороков нравственности субъекта в целом. Нравственность — это определённость, которая в другом человеке — в зависимости от характера собственной нравственности — оценивается как благонравие или как злонравие.

[21] Об этом см. работы ВП СССР “Мёртвая вода”, “Диалектика и атеизм”, “Приди на помощь моему неверью”, “Об имитационно-прово­ка­ци­он­ной деятельности”.

[22] Попытка же замкнуться в собственном сознании, изолировав его от безсознательных уровней психики, по существу представляла бы отрицание и уничтожение человеком самого себя. Во-первых, возможности сознания вне трансовых состояний крайне малы: 7 — 9 объектов одновременно и 15 бит в секунду. Во-вторых, и это — главное, Мироздание целостно, вследствие чего изолироваться в собственном сознании объективной возможности личность не имеет.

[23] Для их изменения необходимо перестроить какие-то блоки алгоритма, в которых вычисляются эти стандарты сопоставления.

[24] Реальные люди — прототипы ветхозаветных пророков-персонажей, — отличались от их ветхозаветных образов как в лучшую, так и в худшую сторону. Канон текстов Библии “мудрые” мира сего лепили целенаправленно под доктрину порабощения всех людей, и потому извращали в библейских описаниях реальные факты по своему нраву.

[25] «Совесть в пределах Библии, Библия — в пределах знания», — “юморист”-потешник М.Жванецкий. А поскольку знание, в свою очередь, — в пределах нравственно обусловленной совести, то М.Жва­нец­кий своим афоризмом охарактеризовал спиральный путь деградации людей под властью библейской культуры.

[26] Об этом см. работы ВП СССР “Диалектика и атеизм: две сути несовместны” и “О расовых доктринах: несостоятельны, но правдоподобны ”, “От человекообразия к человечности”.

Здесь кратко поясним, что настроение родителей перед зачатием и в процессе зачатия предопределяет генетическую настройку параметров биополей будущего ребёнка на эгрегоры (родовые и прочие социально обусловленные), из которых он в своём развитии может черпать без переосмысления информацию и алгоритмику поведения, включая и нравственность, прошлых поколений, запечатлённую в соответствующих эгрегорах.

А кто не способен согласиться с тем, что настроение (эмоционально-смысловой строй психики) родителей в период перед половым актом, на совершение которого они настроились, оказывает воздействие на формирование генетики и, в частности, духовного наследия зачатого в этом акте ребёнка, — пусть, хотя бы, согласится тем, что формирование нравственности личности начинается от момента рождения.

[27] В наиболее общем понимании смысла слова «язык» как средства кодирования информации.

[28] Поэтому знать и понимать Достаточно общую теорию управления полезно и практикующим психологам и «сам себе психологам» и психиатрам.

[29] Это нормально, поскольку предназначение «автопилота» состоит в том, чтобы позволить человеку, предоставив управление частью дел безсознательным уровням психики, осознанно осмысленно вести какие-то другие дела.

[30] Одним из проявлений этого является расизм, в том числе и предписанный иудаизмом законопослушным евреям.

[31] В исторически сложившейся культуре человечества в широко распространённых экзотерических религиозно-философских системах вопрос о порождении определённого эмоционально-смыслового строя самим человеком подаётся как ключевой для начала деятельности, пожалуй только в буддизме:

«Нет вещи, которая извне может заставить нас страдать; всё зависит от истолкования нашего опыта. Отсюда ясна великая роль ума в том, испытываем ли мы страдание или радость».

«Неспособность совершить некое дело — не повод для беспо­койст­ва. Способность совершить некое дело — также не повод для волнения. Так зачем волноваться? Будьте счастливы».

«Единственный источник ваших страданий — ваши собственные деяния. Всегда следите за тем, как поступаете».

«Научитесь всегда быть спокойным и мудрым. Когда вы спокойны и мудры, ваши действия будут соответствовать ситуации и не будут омрачены отрицательными эмоциями».

«Мудрость без сострадания — суха и вредоносна. Сострадание без мудрости — слепо и немощно. Не пренебрегайте ни мудростью, ни состраданием».

«Первый шаг к мудрости — увидеть собственные недостатки. Итак, прежде всего, исправьте свои недостатки».

«Действия, вдохновляемые гневом, свидетельствуют о том, что вы утратили власть над собой и более не способны ясно мыслить и видеть. Это весьма опасный путь».

Эти буддистские наставления приведены по публикации в интернете по адресу (по состоянию на апрель 2003 г., цитирование тематически выборочно):

http://www.budda.ru/old/teachings/Tinlay/buddhists_precepts.html .

(Сноска добавлена при включении приводимого фрагмента в контекст настоящей работы).

[32] Но толпо-“элитарная” культура — этому нормальному процессу препятствует и его извращает, поэтому в большинстве случаев во взрослом возрасте об этом не задумываются даже профессиональные психологии, а не то, что так называемые «простые люди».

[33] «И уже сотворили Мы джинов и людей, множество из которых — достояние геенны (ибо): у них сердца, которыми они не понимают; глаза, которыми они не видят; уши, которыми они не слышат. Они — как скоты, даже более — заблудшие. Они — обретающие себя вне внимательности» (Коран, 7:178, перевод, выражающий понимание смысла ВП СССР, отличный от переводов И.Ю.Крачковского и Г.С.Саблу­ко­ва).

[34] В результате этого человек теряется в этом Мире, оказывается беспомощным в нём, а другие субъекты, злоупотребляя недоразвитостью или извращённостью его мировоззрения и миропонимания, могут постараться поставить его в зависимость от себя, выражая своим поведением жизненную стратегию «дураки созданы для того, чтобы их безвозмездно стричь». Но сторонники такого рода стратегии, проистекающей из Я-центричного мировоззрения, не понимают того, что: каждый из них в меру понимания работает на себя, а в меру непонимания — на тех, кто понимает в Жизни больше. И в итоге они так или иначе оказываются стриженными сами, поскольку в Жизни лучше всех всё знает и понимает Вседержитель, замыкая контуры обратных связей так, чтобы каждый мог в своей жизни прочувствовать то, что он несёт другим.

Соответственно неэффективность этой иллюзорной, но многим приятной стратегии «стричь всё, что растёт», известна издревле: «… человеку, который добр пред лицем Его, Он даёт мудрость и знание и радость; а грешнику даёт заботу собирать и копить, чтобы после отдать доброму пред лицем Божиим. И это — суета и томление духа!» (Екклесиаст, 2:26).

Томление духа продолжается до тех пор, пока человек не призадумается над нравственно-этическими причинами своего безрадостного томления и не изменит свою нравственность; после этого придут внутренняя умиротворённость и радость Жизни, в которой Вседержитель не ошибается, и это принесёт знания и неизъяснимую в языках культуры общества мудрость.

[35] А некоторые со второй половины ХХ века — и к помощи наркологов, в толпо-“элитарной” культуре осёдло с комфортом обосновавшихся в пограничье между психиатрией и физиологией обмена веществ.

[36] По отношению к уровню развития науки в обществе. Дети многими своими вопросами в состоянии загрузить научными исследованиями не один академический центр на многие десятилетия вперёд.

[37] А также и свои собственные внимание и разум.

[38] «Произвести потрясающее впечатление» это — то, что в толпо-“элитарном” обществе обычно порождает подчинённость и зависимость тех, на кого произвели впечатление, тем и от тех, кто произвёл впечатление. Это один из способов реализовать принцип «подчиняясь — подчиняй», которому нет места в алгоритмике соборности.

[39] Так попадание кометы Шумахера-Леви-9 в планету Юпитер в 1994 г. носило демонстрационно-уведомительный характер по отношению к человечеству Земли. В природных и техногенных катастрофах, в войнах и иных внутриобщественных неурядицах попущение Божие носит уже не только демонстрационно-уведомительный характер, но и уничтожительный.

Но неверующим Богу знамения не впрок. Прагматичная наука атеистов, посмотрев на следы-пятна в атмосфере Юпитера, образовавшиеся в результате попадания кометы (каждое из которых превосходит по размеру диаметр планеты Земля), усилила исследования в области ран­него обнаружения астрообъектов и разработки средств их разрушения и перевода на новые орбиты. Спрашивается: возможно ли от попущения Божиего защититься техническими средствами, не обладая властью над Различением и будучи весьма малой частичкой Мироздания?

[40] Т.е. «урожай» : «посев» находятся в соотношении 100 : 1.

[41] А также:

«5. Посему Я поражал через пророков и бил их словами уст Моих, и суд Мой, как восходящий свет. 6. Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений» (Осия, гл. 6).

[42] Пояснение этого на конкретном историческом примере вынесено в Приложение 1.

[43] Соответственно отношение к другим, выраженное в принципе «кто не с нами — тот против нас» — один из лозунгов психтроцкизма — представляет собой выражение слабости и личностной недоразвитости его сознательных, а тем более безсознательных сторонников.

[44] Везения или невезения, не мотивированного казалось бы ничем, но реально мотивированного различиями в нравственности, определяющей: мировоззрение, избрание целей деятельности, её характер и результаты; а также мотивированного этически как внутриобщественно, так и религиозно.

[45] Так мы сейчас, в ходе перестройки и реформ убеждаемся, что прошлое согласие с решениями ХХ съезда КПСС, оклеветавшего И.В.Ста­лина лично и его эпоху в целом, и безучастность к решениям этого съезда — сродни иудину греху, последствия которого мы расхлёбываем. В этой связи рекомендуется сопоставить политику троцкистов 2‑го поколения в КПСС времён Н.С.Хрущёва и формальных подражателей И.В.Сталину времён Л.И.Брежнева, с тем, что было написано самим И.В.Сталиным в его завещании — “Экономических проблемах социализма в СССР” (сентябрь 1952 г.).

Названная работа И.В.Сталина обстоятельно рассматривается в книге “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески”.

[46] Примером чему и стала