Длина мысли или Почему Добро восторжествует

В восточных духовных практиках имеется метод «не-медитации», когда практикующий просто отпускает свои мысли на волю, наблюдая за их течением, пытаясь осознать природу ума. Побочным следствием такой практики бывает то, что проблемы, которые его беспокоили, разрешаются сами собой – как за счет складывающихся жизненных обстоятельств, так и за счет его собственных усилий, направленных в сторону отличную от обычной. Для нашего исследования не важно, каким именно образом мысль влияет на событийность окружающего мира, сосредоточимся на самом явлении продлевающейся, развивающейся мысли.

Представим себе двух людей, играющих в шахматы. Один думает на 3 хода вперед, другой – на 5 ходов. Статистически предопределенно тот игрок, который думает на большее число ходов вперед, будет чаще одерживать победу. То есть он имеет конкурентное преимущество. Запомним это – длина мысли дает конкурентное преимущество в игре и в жизни.

Теперь отбросим в сторону конкуренцию. Два человека не играют, а просто живут. Пространство интересов (или любопытства) одного простирается на 3 километра, а другого на 5. При этом один знаком и пользуется ресурсами территории (по знаменитой формуле S = pR2) в 28,26 км2, а другой – 78,5 км2. Они не соревнуются и не конкурируют, но обеспеченность ресурсами второго значительно выше, чем первого, что повышает его шансы на выживание, на развитие, на успех его предприятий. А все дело – в длине мысли. Второй может дольше сохранять любопытство при исследовании пространства.

Теперь поговорим о воплощении мечты.

Три человека подумали, что следует ограбить банк. Один думал минуту и сразу решил, что это нехорошо, да к тому же его поймают и накажут, поэтому он оборвал свою мысль и больше её не думал. Он никогда не ограбит банк.

Фильм «На гребне волны» (1991). Грабители банков в масках президентов США.

Второй человек не оборвал свою мысль, а думал месяц и дал ей развиться до такого состояния, что она стала притягивать жизненные обстоятельства, способствующие своей реализации – пособников, инструменты, знания о расписании работы банка и его системе безопасности. Он создал группу, разработал план, совершил ограбление и скрылся с награбленным.

Третий подумал еще больше – может быть двадцать лет, а может быть еще дед его думал — и понял, что сколько бы он ни украл, свои деньги он все равно положит в банк. Не в тот, так в другой. То есть из банковской системы деньги никуда не денутся. Так что деньги, полученные в результате первого ограбления, он вложил в банковский бизнес, разработал план и за две тысячи лет планомерной работы стал владельцем или совладельцем всех банков мира. И все ему были должны – и тот, кто отказался грабить банк, и тот, кто его ограбил. Все платили ему процент за пользование его деньгами. Да еще и доверяли свои (будто бы свои) сбережения, с которыми он мог делать, что захочет.

Такую разницу в результатах дает длина мысли. Кто-то скажет, что пример мечты я выбрал неудачный, можно было поговорить о полете на Луну, например, о котором мечтал С.П. Королев. Доберемся еще и до Луны.

А теперь посмотрим, что же ограничивает нашу мысль, как возникают препятствия на её пути.

У маленького ребенка мысли маленькие, но он всегда додумывает их до конца и добивается исполнения. Он хочет есть – он кричит, пока Вселенная не предоставит ему мамину грудь или молочную смесь, приготовленную отцом, или хоть мякиш хлеба, разжеванный посторонней старушкой. В сети недавно бродило видео о леопарде, который по ночам навещал корову – свою молочную мать, которая его выкормила – маленького, одинокого. Вот так устроена Вселенная: если настойчиво звать – она отзывается. Правда, на крик могут прийти и хищники. Но кто не кричит – погибает однозначно.

Кто же и зачем ограничивает мысль ребенка? Родители, взрослые, общество, культура. Была у малыша свобода «ходить в штанишки», и до какого-то времени взрослые это терпели, и мысль его всегда реализовывалась. Но в какой-то момент ему сказали «Нет» и стали приучать справлять нужду в определенном месте, в нужное время и по команде. Так мысль ребенка заменяется на требования общества. Так-то надо одеваться, так-то говорить, такие-то слова нельзя использовать, тон не повышать, с мальчишками не драться или драться и побеждать, уроки сделать – потом гулять.

Это все хорошо и правильно. Не научи людей ходить в туалет – любую местность загадят. Не научи помалкивать – поругаются, не научи договариваться – подерутся. Но плата за это – укорочение мысли, потеря волшебства, когда Вселенная отзывается на мысли. На коротенькие единообразно-запрограммированные мысли биороботов Вселенная откликается серыми однообразными буднями – без ярких свершений и без разрушительных конфликтов. Тех, кто не способен держать свои биологические инстинкты в требуемых рамках, общество изолирует физически либо контролирует их поведение через страх наказания.

Таков первый фильтрон отбирает тех, кто способен из дикого, животного состояния перейти в программируемое, цивилизованное, стать членом общества – предсказуемым и управляемым биороботом. Управляют биороботами достаточно разнообразными средствами, но все они сводятся к методу кнута и пряника. За хорошую работу – доплатим, за плохую – оштрафуем. За примерное поведение дадим грамоту, за отвратное – поставим на учет. Изучил работы основоположников – получишь повышение, не способен сосредоточиться – переведем в уборщики. И кнут, и пряник – способы укорочения мысли.

Но всегда в обществе сохраняются люди, которые и без восточных традиций практикуют «не-медитацию», которые отпускают свою мысль виться дальше. Это необходимая ошибка системы. Ведь если есть роботы, кто-то же должен их программировать. Их программируют те, кто прошел второй фильтр. Их не останавливают традиции общества. Они продолжают думать, их мысли становятся длиннее, они реализуются, что для окружающих биороботов выглядит волшебством, везением, силой духа, волосатой рукой или невидимой рукой рынка. Носители длинной свободной мысли становятся примерами для подражания, что и есть программирование. Иногда вольные (и волевые) специально пишут программы для роботов, называя их корпоративными правилами, моральными кодексами, заповедями, табу, должностными инструкциями, процедурами выполнения заданий. Это тоже нужно – это делает культуру общества гибкой, помогает ей приспособиться к новым условиям.

Но мысль вольных и волевых тоже ограничена. Чем же? Ведь это они определяют правила, по которым живет общество. Кто же может их вписывать в рамки? Объективные законы Мироздания.

Ограничения общества ведь не на пустом месте появились. Они отражают в какой-то мере Вселенские законы. Следуя традиции общество, народ выживали в течение многих веков. Нарушать обычаи или создавать новые можно, но далее вступает в действие естественный отбор – если нововведение соответствует законам Мироздания, оно приживается, а его инициатор выживает (тоже не всегда). Если не соответствует – общество нововведения отторгает вместе с инициатором. Как один из вариантов отторжения – вольные и волевые просто уничтожают друг друга в конкуренции, если не могут договориться. Не уметь договориться – это нарушение законов Мироздания. Так вступает в действие третий фильтр – проверка инициативы на соответствие законам объективной реальности.

Те, кто проходят этот фильтр, получают возможность продлить свою мысль далее. Но что же это такое – соответствие законам объективной реальности? Это ведь и есть Добро! Помочь обществу войти в соответствие с законами Вселенной, помочь выжить ему, сохранить окружающую среду для дальнейшего существования – это и есть Добро. Добро не уничтожает само себя и не уничтожается Вселенной, поэтому у него самые длинные мысли. Более того, заботясь о продлении мысли – своей или окружающих – непременно придешь к Добру, к пониманию законов Мироздания и соответствию им.

Можно даже упростить и конкретизировать для начального этапа: содействие удлинению мысли – и есть Добро конкретное, здесь и сейчас. Это все, что мы можем сделать для других – помочь им продлить свою мысль.

Родитель сочиняет вместе с ребенком сказку, вводя все новые и новые повороты сюжета. Им весело, им интересно, мысль вьется и вьется. И это Добро!

Учитель ставит перед учеником все новые задачи, умело поддерживая его интерес к учебе, к самостоятельному исследованию, укрепляя его веру в свои силы, ориентируя на созидание. И это Добро!

Мудрец задает спорщикам вопросы, которые подводят их к Истине, но Истина одна — и спор прекращается. И это Добро!

Командир становится своим подчиненным не только начальником, но и учителем, постепенно доверяя им все большую зону ответственности, поощряя инициативу, разбирая ошибки. Он помогает им стать профессионалами, настоящими людьми и единой командой, способной достигать поставленной цели. И это Добро!

Писатель создает произведение, которое будит мысль, ставит вопросы, вызывает в читателе желание творить, действовать, думать, находить взаимопонимание с окружающими. И это Добро!

Философ думает всю жизнь и оставляет после себя всего один афоризм. Но он легко запоминается и вовремя приходит на ум многим людям в важных для них ситуациях, дает возможность посмотреть на ситуацию непредвзято, по-новому, найти неожиданное решение. И это Добро!

Но я еще обещал поговорить про полет на Луну. Сергей Павлович Королев мечтал послать ракету на Луну, но не успел. Но он оставил мечту другим, своим сподвижникам. И они сделали Луноход. Смерть – это тоже ограничение длины мысли. И оно тоже преодолимо. Если мысль становится не «моей», а «нашей», то она вечна. Именно вечные мысли и есть самое точное отражение законов Мироздания. Именно они есть Добро!

Длинных-длинных вам мыслей, друзья!

Добавить комментарий