ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Медный всадник — это вам не медный змий…

    Частично иносказания некоторых слов-кодов “Заключения” (челн, лодка, остров) были раскрыты в первой и второй частях поэмы. В целом же иносказания “Заключения” содержательно связаны еще и со вторым смысловым рядом “Вступления”, но увидеть эту связь можно лишь проследив некую скрытую систему информационных выкладок, которая искусно выстроена  в поэме. В коллективном сознательном и бессознательном плетётся множество информационных выкладок одновременно как из завершённых мыслей, так и из обрывочных: какие  — то информационные выкладки могут замкнуться концом на своё же начало. Если так построенное кольцо недоброй информационной выкладки коллективного сознательного и бессознательного Читать дальше …

Глава 2.7. Свежо предание …

    Вот и подошло время серьезного разговора о ключевом образе поэмы — Медном Всаднике. Но сначала о внешней стороне образа, который, по нашему мнению, как-то связан с информацией, хранящейся в долговременной генетической памяти самого Пушкина по линии его матери, поскольку её отец (дед поэта) получил от царя Петра (случайно?) имя Ганнибал.   “Завершив все приготовления, Ганнибал выступил в поход. Рассказывали, что уже невдалеке от Ибера он увидел вещий сон. Появился юноша божественной наружности и назвался посланцем Юпитера. «Я поведу тебя в Италию, — возвестил он Ганнибалу. — следуй за Читать дальше …

Глава 2.6. Спаслись и люди и скоты …

    Раз он спал У невской пристани. Дни лета Клонились к осени.   Дни лета клонятся к осени в августе. Фактически этими словами начинается описание второго, заключительного этапа самоидентификации (а значит и гибели) еврейства, если первым считать события Октября 1917 г.   Дышал Ненастный ветер. Мрачный вал Плескал на пристань, ропща пени И бьясь о гладкие ступени, Как челобитчик у дверей Ему не внемлющих судей.   Формально эти два этапа в поэме связаны выделенными словами: дышал, мрачный, плескал.   Над омраченным Петроградом Дышал ноябрь осенним хладом. Плеская шумною волной Читать дальше …

Глава 2.5. Ни зверь, ни человек …

    Но бедный, бедный мой Евгений… Увы! его смятенный ум Против ужасных потрясений Не устоял. Мятежный шум Невы и ветров раздавался В его ушах. Ужасных дум Безмолвно полон, он скитался. Его терзал какой-то сон.   “Его терзал какой-то сон” — прямое указание на отключение сознания Евгения. К сожалению, сон разума, с помощью которого древнеегипетскому знахарству удалось сформировать самую устойчивую при смене поколений мафию, длится не одно тысячелетие. “Смятенный ум” по-прежнему захвачен мятежным шумом западных, несущих гибель всему живому, ветров и Пушкин не случайно называет думы, навеваемые этим ветром, “ужасными”, Читать дальше …

Глава 2.4. Тайна “графа Хвостова”

    После того, как “с дворов свезли лодки”, в поэме появляется единственный реальный исторический персонаж, современник Пушкина:   Граф Хвостов, Поэт, любимый небесами, Уж пел бессмертными стихами Несчастье невских берегов.   Много перьев и копий сломано по поводу подлинной роли этой фигуры в поэме.   “Образ Хвостова — обозначение духовной пошлости николаевского Петербурга. За духовным убожеством этого пиита стоят и Булгарин, и Уваров, и другие гонители Пушкина, представители обыденного распорядка петербургской жизни, распорядка, который погубил Парашу и Евгения, погубил декабристов и, пройдет лишь еще немногим более трех лет, погубит Читать дальше …

Глава 2.3. Багряницей уже прикрыто было зло

    Много было интерпретаторов текста поэмы, пытавшихся отождествить Евгения то с декабристами, а то и с самим Пушкиным. Но ведь все они прекрасно знали, что не случайно во время работы над “Медным Всадником”, т.е. в ноябре 1833 г., словно предвидя подобные попытки, поэт писал:   Не дай мне бог сойти с ума, Нет, легче посох и сума.   Для человека, лишенного рассудка, реальный мир представляется в искаженном свете и сон разума сам порождает чудовищ. Пушкин этот момент обыграл очень тонко. Еще раз напомним, что Евгений “сонны очи наконец закрыл” Читать дальше …

Глава 2.2. Свобода исчезновения

    После такого пояснения можно поговорить и о причинах несчастья Евгения. Хорошо известно, что еврейству свойственна особая приспособляемость к изменениям окружающей среды. Поскольку все человечество для еврейства — всего лишь элементы этой среды, то желательно разобраться в причинах его необычной мимикрии. Так можно будет понять и поражающую всех столь продолжительную устойчивость в смене поколений этой отличной от всего остального человечества общности. Причина же — в их особой предрасположенности к абстрактно-логическому дискретному мышлению, которое связано с преобладанием деятельности левого полушария головного мозга над правым, отвечающим за предметно-образную процессную деятельность человека. Читать дальше …

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Глава 2.1. “Иная” и “новая” вода

   Одного яйца два раза не высидишь!     К.Прутков     “Часть вторая” начинается с описания последствий послереволюционных потрясений:   Но вот, насытясь разрушеньем И наглым буйством утомясь, Нева обратно повлеклась, Своим любуясь возмущеньем И покидая с небреженьем Свою добычу.   Принадлежа к высшему сословию и хорошо представляя, что такое “русский бунт, бессмысленный и беспощадный”, поэт стремился донести до читателя в поэтической форме некие, скорее всего внелексические образы, которые вставали перед ним, как “воспоминание” о будущих испытаниях, через которые должна будет пройти Россия прежде чем она избавится от периферии библейского Читать дальше …

Глава 7. Или во сне он это видит?

  Его отчаянные взоры На край один наведены Недвижно были.   Согласно словарю В.И.Даля, отчаянный человек, кому все нипочем, живущий очертя голову, решительный на все крайности; исступленный, т.е. одержимый. В Коране о таких сказано: “А если бы истина последовала за их страстями, тогда бы пришли в расстройство небо, и земля, и те, кто в них.” Сура 23, стих 73(71) в переводе И.Ю.Крачковского. Отчаянное дело, по тому же словарю В.И.Даля, — безнадежное, пропащее; крайнее и опасное, грозное. Подобный анализ информации по оглашению (фразы об отчаянных взорах Евгения) позволяет сделать доступной и Читать дальше …

Глава 6. “Я понять тебя хочу …”

  Отступление № 1 Отступление № 2 Отступление № 3   Для того, чтобы дальнейшее описание второго и третьего смыслового ряда “Медного Всадника” не вызывало у читателя недоумевающих вопросов, мы вынуждены сделать ряд важных отступлений.   Отступление № 1   Ближе всех к разгадке соотношения ритма и образа в творчестве Пушкина подошел А.Белый в книге «“Ритм как диалектика” и Медный Всадник », Издательство “Федерация”, Москва, 1929 г. Тираж 3000 экз. И хотя автор пытался “алгеброй поверить гармонию, звуки разъяв”, тем не менее его исследование ритмических кривых текста представляет особый интерес в Читать дальше …

Глава 5. Львы сторожевые

    Тогда, на площади петровой Где дом в углу вознесся новой, Где над возвышенным крыльцом С подъятой лапой, как живые, Стоят два льва сторожевые,   Считается, что Пушкин был великим мастером мистификаций. “Медный Всадник” наполнен ими до предела. Внешне текст как бы привязан к общеизвестным достопримечательностям Петербурга, но эта привязка очень странная. Она создает особую систему информационных умолчаний, которые, даже в случае их прямого оглашения, не могли быть поняты и тем более приняты читателями — современниками Пушкина. Так, например, Сенатская площадь никогда не называлась Петровой. В полном и достоверном Читать дальше …

Глава 4. “Злые” волны и “остров малый”

    И вот Редеет мгла ненастной ночи И бледный день уж настает… Ужасный день!   Для обыденного восприятия (первый смысловой ряд) ужас — в надвигающемся на город наводнении, причиной которого является изменение направления течения реки Невы под влиянием сильного западного ветра.   Нева всю ночь Рвалася к морю против бури, Не одолев их буйной дури… И спорить стало ей невмочь…   Многоточия в конце двух фраз указуют на присутствие в тексте наряду с информацией по оглашению дополнительной информации по умолчанию, т.е. информации второго смыслового ряда, причем раскрывается содержательно эта Читать дальше …

Глава 3. Я устрою себе …

    Продолжая линию “Домика в Коломне”, в “Медном Всаднике” Пушкин, в свойственной только ему системе образов, описал первую попытку еврейства “успокоить Парашу”:   “Жениться? что ж? зачем же нет? И в самом деле? Я устрою Себе смиренный уголок И в нем Парашу успокою.   Это оригинальный текст. А вот как выглядит привычный всем, канонический, присутствующий во всех дореволюционных и советских изданиях:   “Жениться? Мне? зачем же нет? Оно и тяжело, конечно; Но что ж, я молод и здоров; Трудиться день и ночь готов; Уж кое-как себе устрою Приют смиренный Читать дальше …

Глава 2. Волненья разных размышлений

    И так домой пришед, Евгений Стряхнул шинель, разделся, лег. Но долго он заснуть не мог В волненьи разных размышлений.   Каким путем приходит в любой национальный дом еврейство, в поэме не говорится, как не говорится прямо и о том, что за словом “евгений” у читателя должен вставать образ социального явления столь странного, что обыденному сознанию его меру одним словом трудно выразить. И потому (на что никто не обращает внимания), вместо всем знакомого по каноническим текстам поэмы вводного слова “итак”, в оригинальном тексте мы видим раздельное “и так”, чтобы Читать дальше …

Часть первая. Глава 1. Что в имени тебе моем?

  И самый последний нищий, при других условиях, способен быть первым богачем. Козьма Прутков. “Часть первая” начинается с описания состояния российского общества в юридическом центре управления цивилизацией в начале двадцатого столетия. Над омраченным Петроградом Дышал ноябрь осенним хладом.   О существовании и особой роли тогдашнего внеюридического центра цивилизации — Москвы — говорится во Вступлении:   И перед младшею столицей Померкла старая Москва, Как перед новою царицей Порфироносная вдова.   Во времена Пушкина младшею столицей России был Санкт-Петербург. Петроградом он назывался короткий десятилетний период с начала первой мировой войны до переименования Читать дальше …