Часть VIII. Путь и дело “водолеев”: как изменяются судьбы

 

 

Жизни общества сопутствует множество объективно возможных вещей, которые однако неосуществимы и не осуществляются, если индивидуальный разум людей бездействует или культура интеллектуальной деятельности (как одна из составляющая духовной культуры) не развита, а то и злоумышленно извращена с целью порабощения этого общества.

Так и человечный строй психики невозможен, если разум спит или наглухо замурован подневольными “каменщиками” в культурной традиции всеобщего зомбирования. Тем более и переход к человечному строю психики от животного строя психики или зомби невозможен без собственных интеллектуальных усилий индивида и управления с его стороны процессами мышления — непрерывно-образного (процессного), пошагового (дискретного) абстрактно-логического, и ассоциативного (связывающего образное с абстрактно-логическим).

Осознанное управление мышлением человеку в жизни необходимо так же, как управление своими конечностями, и если в нынешней культуре таковое большинству не свойственно[1], то вовсе не потому, что это удел исключительных сверхчеловеческих личностей, а потому, что нынешняя культура по отношению к психике в целом и интеллекту в частности, подобна тому, как если бы детей растили туго спелёнутыми, а по достижении совершеннолетия их в 18-летнем возрасте распеленывали бы и говорили: “Ну всё, ребенок вырос, пусть ходит своими ногами и питается плодами рук своих”.

В нынешних региональных цивилизациях Запада и России мало кому удалось вырасти интеллектуально не спелёнутым и к моменту вступления во взрослость не только уметь властвовать, но и властвовать над своим мышлением. Тем не менее, если человек способен согласиться с приведенной аналогией, то и во взрослости он может многое наверстать из того, что было упущено в детстве и юности. В этой связи приведем одну притчу.

 

Портрет Моисея

Когда Моисей вывел евреев из Египта[2], слава о нём распространилась по всей земле, как масло растекается по воде[3].

Все[4] дивились его подвигу и говорили:

— Должно-быть это святой человек и угоден Богу, если может творить такие чудеса!

Дошла весть о Моисее и до одного аравийского царя.

Царь с изумлением слушал обо всём, что совершил Моисей, и напоследок тайно призвал к себе своего лучшего живописца и сказал:

— Я хотел бы видеть лицо Божьего человека. Возьми доску, сделанную из слоновой кости, лучшие из твоих красок, пойди в пустыню, где теперь находится Моисей, и, при помощи твоего искусства, со всею тщательностью, сделай        его изображение и принеси мне. Но только пусть это останется тайной между мною и тобою. Ступай.

Художник царский взял доску из слоновой кости, отобрал лучшие из красок и тайно покинул дворец.

Он пошел в пустыню, отыскал там Моисея, со всею тщательностью написал его изображение и принес своему царю.

Царь долго в задумчивости смотрел на черты лица Божьего человека.

Затем приказал поставить изображение в своем дворце и созвал своих мудрецов.

Мудрецы были опытны во многих тайных науках, — и царь часто совещался с ними о делах своего народа.

Царь показал мудрецам сделанное художником изображение и сказал:

— Вы читаете сокровенное, как развернутый свиток. Скажите же мне по чертам этого лица, — что это за человек, и в чем его сила?

Мудрецы стояли перед изображением, переминались с ноги на ногу и посматривали на старшего из мудрецов.

Никто не хотел первым высказывать своё мнение, — мудро боясь ошибиться и чрез то подвергнуться сраму.

Старший из мудрецов дергал себя за бороду, стоял, смотрел, и наконец, сказал:

— Это человек злой.

Тогда и остальные мудрецы развязали свои языки и начали в запуски бранить человека, изображенного художником.

— Он человек гордый! — сказал один.

— Он зол и вспыльчив, — добавил другой.

— Он честолюбив.

— Корыстолюбив.

— Сладострастен!

И они находили в нём все дурные[5] качества, которые унижают человека. И все хором подтвердили:

— Этот человек — злодей. Такой человек не может быть угоден Богу![6]

— Остановитесь! — воскликнул царь вне себя от гнева[7], — что вы? Смеетесь надо мною? Знаете ли вы, чье это изображение? Моисея, которому удивляются все люди. А вы говорите, что он не может быть угоден Богу! Все люди дивятся его доблестям, а вы находите в нём все недостатки! Вижу я теперь вашу мудрость!

И царь разодрал на себе одежды в знак печали.

— Горе мне! Горе, что я слушался вас в делах моего народа!

Мудрецы со страха попадали на колени[8], — и старший из них сказал:

— Наука наша верна. И то, что мы говорим, — истина. Виноват художник! Значит он неправильно нарисовал черты великого человека и тем ввел нас в заблуждение. Вели его казнить!

И поднялся тут спор. Художник говорил:

— Я нарисовал верно, это мудрецы ошибаются.

Мудрецы уверяли:

— Художник плохо нарисовал свою работу!

Царь захотел непременно узнать на чьей стороне правда, приказал приготовить колесницу, взял с собою изображение и сам поехал в пустыню.

Проводники указали ему лагерь израильтян, и он прибыл туда в своей колеснице.

Там, подняв глаза, он издали еще увидал человека, как две капли воды похожего на изображение, сделанное художником.

— Кто это? — спросил царь.

— Божий человек — Моисей! — ответили ему.

Царь достал изображение и принялся еще раз сравнивать его с лицом Моисея.

 Изображение было чудом искусства, и Моисей на нём был как живой.

Тогда изумленный и пораженный царь сказал, что он желает беседовать с Моисеем, зашел в шатер к Божьему человеку, поклонился ему в пояс, рассказал ему про спор между мудрецами и художниками и сказал:

— Прости меня, Божий человек! Пока я не видел твоего лица, я думал, что виноват художник, что он сделал изображение неверно, — потому что мудрецы мои — мудрейшие из мудрецов мира и знают свои науки отлично[9]. Но теперь, когда я вижу, что изображение верно, как две капли воды, я знаю цену их мудрости. Я вижу, что они обманули меня, и вообще ничего не понимают в науках. А они ели мой хлеб и постоянно дурачили меня своими глупостями.

Моисей в ответ улыбнулся и сказал:

— Нет! И художник, и мудрецы твои удивительнейшие знатоки своего дела. А только знай: если бы я по самой природе своей был таким, каким меня люди знают по моим поступкам, — я не был бы лучше сухого бревна, у которого тоже, ведь, нет человеческих недостатков. И у меня не было бы тогда никаких заслуг ни перед Богом, ни перед людьми. Да, мой друг, не стесняюсь сказать тебе, — что все недостатки, которые нашли во мне твои мудрецы, действительно врождённы мне, свойственны моей природе. Может быть их еще больше даже, чем угадали твои мудрецы. Но я сам победил в себе дурные страсти[10]. Как выращивают из зерна большое дерево, — я вырастил в себе добро. Я приучил себя к добру, пока привычка эта не сделалась моей второй природой. Вот, за что я любим как на небе, так и на земле[11].

И с доброй улыбкой Моисей отпустил аравийского царя с миром.

 

*          *

*

 

Эта притча приведена по тексту книги “Легенды и сказки Востока”[12]. Притчу сопровождает подзаголовок «Легенда из Талмуда», что эквивалентно: относиться критично, поскольку наряду с правдивой психологической основой, она содержит и фантазии о расовом превосходстве иудеев, навеянные им заправилами библейского проекта скупки мира и закабаления всех прочих в ростовщической удавке. Тем не менее здравая нравственно-психологическая основа, выраженная в притче, адресована ко всем, чей строй психики не вполне человечный, а не только к ветхозаветно-талмудически запрограммированным зомби, для кого библейский персонаж, весьма отличающийся от реального Моисея, непререкаемый авторитет.

Именно благодаря тому, что все представители вида Человек Разумный являются носителями индивидуального разума, способны мыслить обособленно от сложившейся культуры общества и от образуемой в нём множеством индивидов коллективной психики, каждый индивид имеет открытую возможность выработать на основе доступной ему информации его особенное понимание всякого вопроса, относящегося к его личной жизни, к жизни общества, частью которого он является, к жизни биосферы Земли, которая породила многоплеменное человечество. Вне зависимости от того, лишен человек недостатков, либо они ему свойственны, если он этого не делает, то он, как верно охарактеризовал суть дела в притче Моисей, — “бревно”; вопрос только в том — прямое или кривое, дикое корявое или обтесанное культурой и её функционерами.

Конечно, в отличие от подавляющего большинства людей в прошлом и в настоящем, Моисей обладал наивысшим образовательным цензом: будучи воспитанником семьи фараона, он получил жреческое образование в иерархии посвящений Древнего Египта, как это можно понять из Библии. Суфийские источники прямо говорят, что кроме этого образования Моисей прошел еще одну жизненную школу: его учителем был суфий древности Хидр, и именно его подразумевает Коран в суре “Пещера” (18:59 — 81), где речь идет о периоде жизни Моисея, предшествовавшем его миссии среди древних евреев в Египте и в пустыне.

Хотя такое образование недоступно подавляющему большинству людей, тем не менее и до, и после Моисея такое же образование, а возможно и лучшее, получили многие другие, которые, однако, так и остались “бревнами”, более или менее хорошо обтесанными их учителями, нафаршировавшими их души разного рода знаниями и навыками. Дело не в образовательном цензе, а в том, что далеко не каждый творчески думает сам о себе среди людей, и многие, даже получив высочайшее образование, бездумно существуют на основе автоматизмов-привычек, знаний и навыков, некогда вдолбленных в них в разного рода семьях и школах.

С другой стороны, вне зависимости от степени отесанности культурой и полученного образования (а подчас даже вопреки ошибочным мнениям, почерпнутым из них) каждый, кому Свыше дано быть человеком, способен ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА ОСНОВЕ СВОЕЙ РАЗУМНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ определить желательные изменения в себе самом; а осуществив их реально, он тем самым неизбежно вызовет изменение всех сопутствующих ему жизненных обстоятельств[13]. И это касается всякого индивидуального разума, вне зависимости от строя той индивидуальной или коллективной психики, в составе которой он пребывает: в животном, зомби, человечном, мельтешащем между ними по причине без-ОБРАЗ-ности своего «я», создаваемого каждый раз общественным окружением и другими внешними обстоятельствами.

И разум человека способен понять, что он должен опираться на инстинкты, в одних обстоятельствах давая свободу их проявлениям, а в других игнорируя их позывы; что разум и человек в целом не вправе раболепно подчиняться их диктату — в противном случае человек будет разумным животным; разум человека способен понять, что сам разум не должен закрываться как ракушка, в попытке спрятаться от той или иной информации, с которой приходится в жизни соприкасаться индивиду, и которая не свойственна взрастившей его культурной традиции (или даже порицает её) — в противном случае, субъективно исключив из бытия ту или иную информацию, человек будет неотличим в своем поведении от запрограммированного робота, автомата, программа поведения которого записана на “заезженной до скрипов и всё заглушающей хрипоты пластинке”; если человек не сведущ о Боге по причинам личной бесчувственности или порочности взрастившей его культурной традиции, то разум способен дать ему ясное понимание, что Бог есть и Он — Вседержитель; разум способен понять, что именно этот реальный факт — через разумный диалог с Богом[14] — открывает человеку дорогу из плена нескончаемой круговерти ошибок, совершать которые он обречен по причине своей разнородной ограниченности, если ему свойственна замкнутость атеизма, каковым по существу является и разного рода индивидуализм[15], поскольку только Бог во всех без исключения случаях способен дополнить ограниченность и ущербность индивида до полноты его безопасного бытия в Объективной реальности; и человек может понять, что если разум исключен из религии, а “молитва” и “богослужения” только средство эмоциональной подпитки и жизнь разделяется на церковно-культовую и светскую, каждая из которых обладает якобы независимым один от другого смыслом, а то и якобы непостижимостью, — то вероучение богоборчески лживо и античеловечно именно потому, что посягает на устранение из жизни Земли[16] данного Богом человечного разума.

И это статистически неизбежное понимание поставит индивида перед выбором:

  • либо остаться тем, кем он был прежде обретения такого рода знания, и сетовать на судьбу, от полноты дальнейшего сотворчества которой в единстве эмоционального и смыслового строя души, выверенного по камертону «Вечных Ценностей», он сам же и отказался, отдав предпочтение статусу первородного или культурно обделанного “бревна”;
  • либо всё же, как о том повествует притча о Моисее, пересилив инерцию прошлой судьбы, целенаправленно приступить к каждомоментному осмысленному сотворчеству своей человечной судьбы в Богодержавии, перестав быть “бревном”.

В первом случае знание о возможности альтернативы станет для индивида убийственным, поскольку он — после осознанного отказа от сотворчества своей будущей судьбы по здравому смыслу в Любви — пустоцвет по отношению к Высшему, а то и активно агрессивный паразит, узурпировавший место другого возможного Человека под Солнцем Земли. И только вопрос времени, когда в его существовании всё, ставшее ему привычным, будет прервано так, что ему самому невозможно будет что-либо изменить…

В случае же выбора и следования по пути к человечности, индивиду предстоит многое преодолеть в себе самом и столкнуться с необходимостью решить множество проблем, возникающих у него в отношениях как с отдельными людьми, так и с окружающим его обществом в целом. Разного рода проблемы встанут перед ним как следствие изменения им же самим строя его психики, который будет всё более и более отличаться от нечеловечных типов психики, численно преобладающих в обществе, частью которого он является.

Это во многом подобно тому, что описал Хидр в приведенной ранее притче “Когда меняются воды”, с тою лишь разницей, что всё происходит еще в тот период реальной истории, пока старые “воды” количественно преобладают над новыми “водами”. При такой господствующей статистике с точки зрения тех, кто преисполнен всем привычных старых “вод”, и кто мог бы залить ими всё Мироздание, психически ненормальными и врагами являются именно “водолеи” новых “вод”; то есть те, кто осознанно или бессознательно изменяет себя в направлении к человечности в процессе взаимодействия разных уровней его психики с “царской информацией”.

Но через такого рода отчужденность или даже конфликт с обществом следует пройти непреклонно и по возможности щадяще по отношению к окружающим носителям старых “вод”, поскольку, как было показано ранее, именно носители старых “вод” являются врагами себе самим, будущим поколениям, биосфере Земли, Космосу, вне зависимости от того, понимают они это или нет. Щадящее отношение к индивидам, существующим старыми “водами”, необходимо потому, что с изменением соотношения эталонных частот биологического и социального времени почти все они находятся под воздействием потока “царской информации”, и пока такой индивид, существуя привычным ему образом, не сделал осознанного выбора в пользу сатанизма или дальнейшего своего существования недолюдком, не следует пресекать ему возможностей стать человеком, отвлекая его и свои ограниченные психические ресурсы на участие в конфликте между вами; если же он сделает осознанный выбор в пользу сатанизма или дальнейшего пребывания недолюдком (что почти одно и то же), либо проявит лицемерие, то только после этого вопрос об отношении к нему переходит в область социальной гигиены из области человеческих отношений.

И только после такого выбора им своей будущей судьбы по отношению к нему осуществится принцип «положение обязывает, а если положение не обязывает к тому, что должно, то оно же и убивает», поскольку пока человек был в неведении относительно себя самого и обстоятельств своей жизни, водительство Свыше прямо или опосредованно ограждало его от многих возможных бед, сопряженных с тем, чего он не знал вообще или о чём имел ложные или ошибочные понятия.

Но с того момента, как обладателю разума предоставлено определенное знание, положение качественно изменилось: осмысленное отношение к предоставленной информации должно способствовать тому, чтобы человек изменил свое поведение и тем самым оградил бы себя сам от обусловленных прежним его неведением возможных бед; если он от этого уклоняется, то ограждать его Свыше от них, как то делали прежде в период его неведения, больше не будут.

Именно в результате выхода через “царскую информацию” на осмысленное выражение в своей жизни «Вечных Ценностей» — в душе индивида, преисполненного старых “вод”, возникают капельки “вод” новых[17]. И если человек не останавливается на этом пути, испугавшись непривычных ему изменений в себе самом, то капельки новых “вод” в его душе умножатся и сольются воедино в поток-богатырь.

Иными словами, каждому человеку ныне, после изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени, открыта возможность стать живущим источником “вод” новых — “водолеем”[18].

Однако на пути к этому могут возникнуть проблемы исключительно личностного характера, в которых непосредственно не выражаются отношения индивида с окружающими. Дело в том, что в ходе изменения эмоционально-смыслового строя души, прежние радости и наслаждения, свойственные животному строю психики или строю психики зомби перестанут восприниматься в качестве таковых даже, если в процессе приобщения к ним они и будут по-прежнему доставлять удовольствие; но после завершения очередного “приобщения”, всё будет оцениваться совершенно иначе вплоть до переживания омерзительности себя и глубокого сожаления о случившемся очередном “приобщении”.

Однако это отличается от памятного многим со школы лермонтовского «из всякой радости, бояся пресыщенья, мы соки лучшие на веки извлекли»; и тем более это отличается от пресыщенности жизнью, хотя непривычное “безэмоциональное” состояние может восприниматься как духовное опустошение. И возможно, что человеку предстоит пережить более или менее длительный непривычно “безэмоциональный” период.

Но это не духовное опустошение, а своеобразный переходный период, в течение которого иерархически многоуровневая психика будет вырабатывать новое единство эмоционального и смыслового строя души сообразно выявленным ею «Вечным Ценностям», разрешая внутренние (возможно даже не выходящие на уровень сознания) неопределённости отношения человека ко взаимосвязям «Вечных Ценностей» и разного рода житейской информации. Пока этот процесс длится (он вовсе не обязательно совершается как мгновенное изменение, хотя возможно и такое), то психика оказывается просто не способной формировать на уровне сознания большинство прежних эмоций в обстоятельствах, сходных с ранее бывшими, что может оцениваться самим человеком как отупелость, бесчувственность и безэмоциональность.

Если в силу разных причин человек остановится на этом этапе, не позволив бессознательным уровням психики завершить его естественным образом, жизнь его может стать действительно тягостной, поскольку из одного жизнеспособного состояния он уже вышел[19], а в новое психическое жизнеспособное состояние еще не только не вошел, но даже остановился на пути к нему.

Попытка же вернуться к прежнему строю психики, в прежнее психическое состояние оказывается невозможной: она требует действительно изгладить из памяти всю ту информацию, соприкосновение с которой дало начало перестройке нечеловечного строя психики индивида. Разного рода психотехники (гипноз, аутотренинг и т.п.) у индивида, пребывающего в таком состоянии, при попытке с их помощь вернуться к прошлому психическому комфорту, могут только вызвать иллюзию “обнуления памяти”, так как все психотехники в такого рода задачах в их существе сводятся к внедрению в психику разного рода алгоритмов-блокираторов доступа сознания к информации, объявленной для индивида “запретной”; то есть они наращивают внутреннюю разобщенность различных компонент его психики, разрушая тем самым её мозаичную целостность. Это в принципе чревато тем, что заблокированная информация когда-нибудь взорвется как информационная мина, и это будет иметь непредсказуемые последствия для индивида и его окружающих, включая и “вспомоществовавших” ему “психотехников”. Ничто на Земле не проходит бесследно: ни соприкосновение с “царской информацией” и «Вечными Ценностями», ни попытка избавиться от них при помощи разного рода “психотехник”…

Если такого рода информационная “мина” взорвется, то в лучшем случае чары психотехники рухнут и в одно мгновенье психика необратимо примет человечный строй, разом вспомнив всё в переосмысленном заново виде; в худшем случае произойдет самоликвидация индивида в тех или иных обстоятельствах, что возможно будет внешне выглядеть как неизлечимая болезнь или убийственный несчастный случай.

Поэтому тем, кому непреодолимо трудно или боязно стать человеком, для возврата к прежнему существованию недолюдком с животным строем психики или  строем психики зомби-автомата более “безопасно” не искать психотренинговой или “экстрасенсорной” экзотики, а избрать традиционный алкогольный способ, медленно уничтожающий структуры головного мозга в процессе их деятельности вместе с обрабатываемой ими информацией. Если разрушение нервной системы алкоголем идет темпами, опережающими обработку ею “царской информации”, то возврат в недочеловеческое состояние практически неизбежен; конечно, если такое поведение не будет пресечено Свыше тем или иным образом.

Попытка вернуться к прошлому стилю жизни, искусственно увеличив нагрузку суеты, аналогичной суете предшествующего периода, не принесет удовлетворения, поскольку, как сообщалось ранее, вследствие уже успевших свершиться изменений эмоционально-смыслового строя души, всё то, что прежде доставляло удовольствие, будет в худшем случае безвкусным, а в лучшем — омерзительно неприемлемым. Но такая попытка возврата во вчерашний или позавчерашний день только замедлит выход из периода тягостной “безэмоциональности” в новый строй психики, с иным эмоционально смысловым строем жизни.

Поэтому лучше принять “безэмоциональность” как должное, чтобы она “сама собой” исчезла естественным образом вследствие завершения глубинной работы бессознательных уровней психики, решающих самую значимую задачу в жизни индивида: обеспечить, если не окончательный и необратимый выход его в человечность, то хотя бы существенное приближение к ней.

Когда завершится первый такт[20] этого процесса, эмоции в их норме будут сообразны выявленным человеком «Вечным Ценностям» и человек войдет в состояние, которое можно назвать  “эмоциональной самодостаточностью”; то есть исчезнет эмоциональная зависимость от внешних приходящих и проходящих жизненных обстоятельств, а сами эмоции перестанут быть обусловлены ими. Бессмысленные эмоции и эмоции, несообразные смыслу «Вечных Ценностей», (т.е. разного рода страсти и суета) исчезнут, но эмоции будут изливаться во внешний мир из души человека неотделимо от выявленного им смысла жизни и деятельности, низводящих «Вечные Ценности» в повседневность. И хотя будет и усталость, и трудности и необходимость быть стойким к разного рода ущербу, но самодостаточная радость жизни всегда будет сопутствовать и уму, и сердцу человека во всех обстоятельствах временной жизни его тела; даже за внешней оболочкой печалей, неизбежных в жизни нынешней эпохи, будет ощутима радость бытия всегда.

Но взращивание человеком иного строя психики не проходит незаметным и для многих окружающих и так или иначе воспринимается ими. И человечный строй психики (или устремлённость личностного развития в направлении к нему) не всегда и не всем будут приятны. И не всегда будут терпимы к проявлениям человечности[21] те, кто живет с иным эмоционально-смысловым строем души, и кто сознательно или бессознательно полагает, что все прочие должны жить в том же разрыве эмоций и смысла «Вечных Ценностей», в котором почти постоянно (за исключением редких мгновений их жизни) существуют они сами[22].

Именно эта несмешиваемость старых и новых “вод” и лежит в основе возможных проблем в отношениях с теми окружающими, кто преисполнен через край старых “вод”. Конечно, от окружающих возможно изолироваться более или менее эффективно и в вещественном мире, и в мире духовном, но это будет не выражением человечности, к которой должно устремиться, а всё еще выражением античеловечного индивидуализма, аналогичного индивидуализму монахов, уходивших от жизни общества и его проблем и оправдывавших себя в этом бегстве с поля боя греховностью мира и своей якобы приверженностью безгрешным «Вечным Ценностям»[23].

Однако такой уход из мира несовместим с человечным строем психики, поскольку Человек сам должен вносить в действительно греховный мир человечность по мере того, как, понимая существо своей греховности, освобождается от приверженности и подневольности ей. Для понимания греховности и освобождения от неё уединение действительно может быть необходимым, поскольку является одним из средств освободить психику от загрузки в неё избыточной информации, что открывает благоприятные возможности для упорядочивания образа мыслей и эмоций в ходе диалога сознательного и бессознательных уровней психики. Для этого может потребоваться даже длительное уединение, однако всякое уединение человека должно завершаться обязательным возвращением к людям, дабы передать им выстраданное в уединении зернышко своей человечности, облегчая им тем самым уже их собственный путь к ней.

О разрешении проблем в отношениях между людьми в непреклонной добродетельности в одном из мест Корана сказано так:

«Не равны доброе и злое. Отклоняй же <зло> тем, что лучше, и вот — тот, с которым у тебя вражда, точно он горячий друг. Но не даровано это никому, кроме обладателя великой доли. А если нисходит на тебя какое-нибудь наваждение от сатаны, то проси защиты у Бога, — ведь Он — слышащий, мудрый!» — Коран, 41:34 — 36.

Поэтому возможно возникающие проблемы отношений с окружающими лучше терпеть. О том же говорится у Марка, 8:34 — 38; о том же и русская пословица «терпенье и труд всё перетрут».

И всё, сказанное о терпении, — не проповедь мазохизма[24], поскольку благодаря терпению делателей — в их осмысленной целеустремленности — в Мир снисходит с их помощью Высшее благо для всех и каждого.[25] По этой причине выход на путь к человечности исключает замкнутость в беспроблемном индивидуализме, в общем-то легко достижимом простым обрывом социальных связей и “уходом в себя”.

Но поскольку проблемы в отношениях с окружающими в процессе изменения строя своей психики неизбежны, а терпеть их неограниченно долго без смысла и цели человек в течение своей ограниченной жизни не может, то это приводит к необходимости уметь разрешать конфликты и проблемы не путем ухода от них, не путем подавления и устранения их внешних носителей, а путем выхода обеих конфликтующих сторон на новый качественно иной уровень миропонимания, нравственности и этики каждой из сторон, при которых, во-первых, их прошлые конфликты утрачивают значимость для общего им дальнейшего будущего, а, во-вторых, новые разногласия того же характера становятся невозможными: то есть необходимо уметь искренне и терпеливо устранять зло тем, что лучше.

Несмотря на бедственность нынешнего общества, несмотря на господство нечеловечного строя психики в нём, умышленная агрессивность, тем более такая, в основе которой лежит осознанная долговременная стратегия, обращенная против кого-либо персонально, — явление достаточно редкое. По этой причине подавляющее большинство конфликтов и выражений взаимной нетерпимости между людьми по существу являются недоразумениями разной глубины и тяжести, вызванными неупорядоченностью и распущенностью психики и прежде всего — неприкаянностью разума большинства индивидов. Язык в данном случае точен: психологическая причина конфликтов — различное осмысление участниками конфликта-недоразумения на разных уровнях иерархии психики каждого из них того, что произошло в жизни и того, что ещё не свершилось, но последствия чего возможно уже определённо различимы в будущем.

И так сам язык дает подсказку к построению бесконфликтных отношений между теми, кто стремиться изжить в себе животный строй психики или строй психики зомби и быть Человеком, помогающим окружающим на общем пути к человечности: постоянно ДОРАЗУМЕВАТЬ, чтобы не возникало недоразумений, выражающихся во взаимной нетерпимости, перерастающей в открытые конфликты.[26]

Это не означает, что «не мытьем, так катаньем» следует навязать оппоненту свое мнение, так или иначе перепрограммировав его психику или подавив его волю к деятельности; либо же успокоить оппонента и усыпить его активное противоборство, сказав ему, что он безусловно прав, а самому остаться при своем неизменном мнении и продолжать вести скрытно от него деятельность прежнего характера.

«Доразумевать» в данном случае означает: постоянно выявлять нравственные, мировоззренческие причины, особенности мироощущения и мышления (как процесса), в результате которых разные люди в одних и тех же обстоятельствах, на основе вроде бы одной и той же информации приходят к взаимно исключающим мнениям (на разных уровнях их психики), что является основой внутренней конфликтности психики индивидов и выражается в их поведении как “борьба с самим собой”, так и конфликты-недоразумения между ними.

Вопрос только в том, как и на какой основе «доразумевать», тем более, что нынешняя культура, семья и школа не учат людей с детства, как строить отношения между собой так, чтобы конфликты между ними не возникали, а возникшие быстро утрачивали свою значимость и завершались согласием. Но и об этом тоже невозможно сказать ничего принципиально нового: издревле известна пословица «ум — хорошо, а два — лучше».

Однако, классическая психология общества индивидуалистов обходит молчанием вопрос, почему два ума, лучше чем один? почему три ума не лучше двух? и почему, хотя «Бог троицу любит», но всё же «третий лишний» и не только в отношениях между мужчиной и женщиной? И хотя древнее наблюдение утверждает, что «ум — хорошо, а два — лучше», но поскольку оно умалчивает, почему именно два ума определённо лучше, чем один индивидуальный ум, это придется понять самостоятельно.

Для этого необходимо вспомнить, как разные общества в разные исторические эпохи относились к вопросу о построении общественно значимых властных структур. Можно заметить, что в разных обществах структуры строились на взаимно исключающих друг друга принципах.

Общества, в которых повышенное внимание уделяли принятию решения методом голосования, заботились о нечетном количестве участников, если не каждого из возможных его голосующих “комитетов”, то наиболее значимых из них, чтобы автоматически обеспечить принятие какого ни на есть[27] решения большинством минимум в один голос. Один из наиболее известных примеров — триумвираты[28] в истории Древнего Рима; нынешние разного рода “трехсторонние” комиссии и т.п.

Но в истории можно увидеть и общества, которые строили свои властные структуры так, чтобы однозначно исключить возможность принятия решения большинством в один голос, будь то голос монарха, либо же голос одного из участников постоянного или временного “комитета”, облеченного теми или иными полномочиями.

Так в древней Спарте было два царя; греческое войско систематически возглавляли — вопреки принципу единоначалия — два равноправных стратега одновременно, хотя в отдельные периоды они командовали “повахтено”, чередуясь между собой, а в боевой обстановке полноту единоначалия принимал на себя один из них; Иисус посылал апостолов на проповедь попарно, как о том сообщает Новый Завет (Марк, 6:7); Альбер Ревиль в книге “Иисус Назарянин”[29] особо обращает внимание на то, что и во главе Великой Синагоги древней Иудеи приблизительно после 230 г. до н.э. раввины стояли по двое, однако он, будучи носителем индивидуалистического мировоззрения, не смог найти удовлетворительного объяснения этому факту, вызвавшему его удивление.

А высшее жречество древнего Египта стояло особняком и сочетало в организации своей деятельности оба принципа: нечета и чёта. Во времена, предшествующие исходу евреев из Египта, оно состояло из десятки высших посвященных Севера и десятки высших посвященных Юга[30], а каждая из десяток возглавлялась одиннадцатым жрецом, её первоиерархом и руководителем.

То есть, каждый из руководителей десяток, в случае голосований в ней[31], по своему разумению, будучи наивысшим из посвященных, т.е. наиболее знающим в составе одиннадцати, поддерживал одно из двух мнений, между которыми могли поровну разделиться ему подчиненные жрецы десятки, знающие меньше чем он по условиям построения иерархии. Это обеспечивало неизбежное принятие определённого решения по каждому из вопросов каждой из команд в целом, хоть на Севере, хоть на Юге, вне зависимости от того, как разделилась во мнениях десятка, подчиненная своему первоиерарху.

Но если обе команды работали вместе, то ситуация “голосований”, в которой мнения разделялись 11 — «за», 11 — «против», не только не была однозначно исключена, но была статистически запрограммирована самими принципами построения системы, поскольку высшие посвященные первоиерархи, руководившие каждой из десяток были равноправны, а их мнения были равно авторитетны для всех прочих.

Если голоса даже не обеих команд в целом, а только их первоиерархов разделялись поровну между двумя взаимно исключающими друг друга мнениями в отношении одного и того же вопроса, то равноправие руководителей команд ставило их в положение, в котором они обязаны были вдвоем прийти к общему для них единому мнению.

Таким образом, высшая властная структура древнего Египта математически описывалась весьма своеобразной формулой:

2 ´ (1 + 10)

Конечно, легко представить, что двое наивысших жрецов могли договориться между собой бросить жребий, и какое решение вопроса выпадет по жребию, то и принять. Такой подход к решению проблемы разрешения неопределённости в принятии решения (в случае распределения голосов поровну между двумя взаимно исключающими вариантами) понятен и приемлем для подавляющего большинства любителей «машин голосования». И построение многих из них на принципе нечетности числа участников голосований играет роль именно такого рода бросания жребия, поскольку мало кто заранее может предсказать, как именно распределятся голоса при синхронном голосовании группы, и на чьей стороне окажется единственный решающий голос.

Однако, хотя по высказанному предположению руководители десяток и могли договориться между собой бросить жребий, но это было бы с их стороны нарушением системообразующих принципов их рабочей структуры «2 ´ (1 + 10)», которую умышленно построили и поддерживали при смене поколений таковой, чтобы она статистически запрограммировано допускала возможность разделения голосов поровну между двумя взаимно исключающими друг друга мнениями по одному и тому же вопросу.

Иными словами, хотя первоиерархи, руководившие десятками высшего жречества, были явно не глупее нынешних демократизаторов и могли догадаться, что такого рода невозможность принятия определённого решения при равенстве числа голосов «за» и «против» легко снимается простым бросанием жребия, но сверх того они понимали и другое: что лучше этого не делать. И именно того, что решение вопроса действительно лучше не отдавать на волю непостижимого случая, а в ряде обстоятельств и не доверять большинству голосов[32], не понимают наивные сторонники машин голосования; а также и сторонники монархии, заботящиеся об автоматически неизбежном принятии решения по любому вопросу преимуществом минимум в один голос при нечетном количестве участников голосующего “комитета”.

Эта особенность построения рабочей жреческой структуры «2 ´ (1 + 10)» подразумевает, что при несовпадении мнений двух равноправных первоиерархов по одному и тому же вопросу, они оба должны были стать участниками какого-то иного процесса выработки и принятия решения, исключающего осознанно непостижимую случайность выпадения жребия а равно единственного решающего голоса. Это — единственное разумное объяснение такому системно выраженному отвращению высшего жречества Египта к принятию решения на основе непостижимости случайного выпадения жребия, а равно и в результате непостижимости случайного перевеса в один голос.

И если рабочая структура «2 ´ (1 + 10)» существовала в течение веков без склок между первоиерархами её ветвей и не была заменена структурой выражающей принцип нечетности, то это означает, что первоиерархи действительно умели обеспечить работоспособность системы на основе принципа «ум — хорошо, а два — лучше»[33] и обосновано целесообразно выбрать из двух взаимно исключающих мнений наилучшее, либо выработать третье мнение, превосходящее два прежних несовместных.

Иными словами, они умело осуществляли тандемный принцип в своей интеллектуальной и в психической в целом деятельности, который от них[34] унаследовали и раввины Великой Синагоги древности, вызвавшие непонимание и удивление А.Ревиля своей приверженностью парности безо всяких к тому явно выраженных гомосексуальных причин, чем возможно бы объяснили всё фрейдисты.

Однако в обществе почти всеобщей грамотности, нежелания и неумения думать, в котором живем и мы, и читатели настоящей работы, одно из наиболее легких дел — написать, а равно и прочитать, слова «интеллектуальная деятельность на основе тандемного принципа». Практическое понимание их, а тем более осуществление в своей собственной жизни того, на что они указуют, гораздо труднее, чем прочтение или написание слов.

Первое, что может придти на ум читателю, это воспоминание о тандеме — велосипеде, на котором педали крутят два велосипедиста сразу и согласованно. Для тех, кто не только видел велосипед-тандем, но и ездил на нём не в одиночку, наверняка запомнилась легкость полета в сравнении с велосипедом для одного, возникающая за счет того, что сопротивление движению у тандема всего лишь несколько больше, чем у велосипеда для одного, а энерговооруженность примерно вдвое выше. Также наверняка памятно и то, что, если Ваш напарник в тандеме еле шевелит ногами, лишь бы ему только не отстать от темпа, с которым лично Вы крутите педали из всех сил, то Вам будет куда менее приятно, чем везти попутчика на велосипеде для одного.

Примерно также, как в велоспорте, обстоит дело с тандемным принципом в сфере интеллектуальной деятельности: если двое в тандеме нашли пути, чтобы обеспечить сочетание[35] своих личностных возможностей, то эффективность тандема превосходит возможности каждого из его участников, а преимущества тандемного принципа «ум — хорошо, а два — лучше» для тех, кто смог его осуществить, очевидны и неоспоримы; если же двое в попытке образовать тандем не сочетаются, то тому, чья личностная духовная культура (в смысле части IV настоящей работы) более развита, одному придется волочь на себе через “полосу жизненных препятствий” и своего напарника, и все тандемные порождения, и это в некоторых ситуациях может оказаться выше его сил даже, если его единоличностные возможности и позволяют ему относительно легко пройти всю “полосу препятствий” в одиночку.

Однако, тандемному принципу интеллектуальной деятельности присуща и особенность: в отличие от велоспорта, где тандем, на который можно сесть и поехать обгоняя велосипедистов-одиночек, заведомо зрим и осязаем, все благие тандемные эффекты при интеллектуальной деятельности возникают и проявляются только в случае сочетаемости его участников. Она может быть изначальной, и в этом случае тандем складывается “сам собой” без каких-либо целенаправленных усилий с их стороны, по какой причине может оставаться невидимым для их сознания, занятого другими проблемами, пребывая в области их бессознательной психической деятельности. Если же изначальной сочетаемости нет, а люди не догадываются о возможности достижения ими в деятельности тандемного эффекта, то они и не предпринимают целенаправленных усилий к тому, чтобы, изменив свое отношение к себе и окружающим, обеспечить свою сочетаемость в тандеме.

Это — две причины, по которым тандемный принцип «ум — хоро­шо, а два — лучше», остался вне рассмотрения разного рода психологических школ: если он осуществился, то о нем нечего и говорить, поскольку он — не цель, а средство достижения каких-то иных целей; если он не осуществился, то говорить просто не о чем за отсутствием предмета разговора. Мы же уделяем ему большое внимание потому, что он — цель ближняя, которая становится по её достижении средством осуществления иных более значимых целей.

Хотя ещё жречество Древнего Египта опиралось в своей деятельности на тандемный принцип, но методы обучения интеллектуальной деятельности на его основе были в системе посвящений Древнего Египта либо неявными (это более вероятно по нашему пониманию законов сохранения и распространения информации в обществе[36]); либо явные методы были достоянием исключительно наивысших посвященных (это, на наш взгляд менее вероятно, поскольку кто-нибудь оставил бы, если не прямые указания на него, то иносказательные, а таковые неизвестны).

В пользу высказанного в предыдущем абзаце говорят и те исторические обстоятельства, в которых Египет перестал быть Египтом и сошел “сам собой” с исторической сцены. Это свершилось в результате того, что стоявшая в течение столетий над фараоном и государственностью концептуально властная структура высшего жречества Египта «2 ´ (1 + 10)», покинула Египет во времена Моисея вместе со служителями Амона, в период плена египетского внедрившимися в среду древних евреев. Как после этого увял Египет фараонов, в общем-то широко известно, хотя этот процесс увядания историки и не связывают с исчезновением жреческой рабочей структуры «2 ´ (1 + 10)»[37].

В послесловии И.Кацнельсона к роману Б.Пруса “Фараон”[38] отмечается, что в египетской древности был исторически реальный верховный жрец Амона в Фивах Херихор, который занял египетский престол, устранив Рамзеса XII, исторически реального последнего фараона ХХ династии (что послужило Б.Прусу реальной основой для сюжета романа). В этот период Египет распался на две части, а в последствии стал добычей иноземцев, по мере того, как отсебятина и невежество “элиты” и жречества, деградирующего до уровня сиюминутно алчного знахарства, приводила к прогрессирующему падению качества управления, которое и завершилось спустя несколько столетий при Клеопатре окончательным крахом.

И.Кацнельсон, как и многие другие, не обращают внимания на то, что эти реальные события краха ХХ династии и воцарения верховного знахаря в качестве фараона имели место ПОСЛЕ ИСХОДА ЕВРЕЕВ из Египта, известного по Библии. То есть после того, как Египет уже разродился глобальной доктриной рабовладения на основе ростовщической тирании еврейских кланов, подконтрольных наследникам иерархии египетского Амона (библейского в общем, и церковно-“православного” Аминя, Аменя, А.Меня, в частности).

После начала этой агрессии методом “культурного сотрудничества”, глобальному знахарству, извратившему заповедями ростовщичества и расизма Откровение, переданное через Моисея, культура Египта как государственного образования стала мешать. В целях обеспечения принципа «концы в воду»[39], хозяевами иерархии в лице его высших посвященных был нарушен принцип выработки решения двумя параллельными и равноправными её ветвями «2 ´ (1 + 10)». Тем самым исторически реальному Херихору была предоставлена возможность стать единственным дееспособным первоиерархом той ступени знахарства, которую обошли стороной при посвящении в глобальные планы, дабы она, оставаясь в Египте, не путалась под ногами у претендентов на мировое господство.

Возможно, что, не понимая существа и эффективности тандемного принципа выработки решения и единоначалия при его осуществлении в жизни (это лежало на фараоне и иерархии чиновничества), будучи не посвященным в целесообразность построения системы управления Египтом при смене поколений, под властью которой Египет жил в течение нескольких тысячелетий, реальный Херихор — индивидуалист по своим нравственным идеалам и мировоззрению — сам устремился к единоличной высшей государственной власти и занял должность фараона. Это было ему позволено устремившейся к глобальной безраздельной внутрисоциальной власти жреческой неформальной системой «2 ´ (1 + 10)» потому, что она более не нуждалась в том, чтобы властные структуры Египта по своим возможностям превосходили властные структуры других государств. С точки зрения неформальной структуры «2 ´ (1 + 10)», ставшей надгосударственной и международной, все государства должны были уступать ей в эффективности властных структур, а их культуры должны были быть унифицированы и в этом смысле. Переход в Египте к монархии, в которой монарх в системе общественных иерархий выше служителей культа, по прежнему именуемых «жречеством», и решал именно эту задачу. Это было потерей устойчивости системы общественного самоуправления древнеегипетского регионального толпо-“элитаризма”, которая до того поддерживала жизнь египетской региональной цивилизации на протяжении более чем 2000 лет, выводя её даже из случавшихся военных и социальных катастроф (катастроф управления) без потери самобытности её культуры.

Так древнеегипетская жреческая система «2 ´ (1 + 10)» — благодаря тандемному принципу более совершенная и безошибочная в выработке решений чем “нечетные” системы — перестала довлеть над единовластием его царей и некоторое время существовала в скрытном состоянии в среде иудеев. Позднее она проявилась открыто своей верхушечной частью в лице двух высших раввинов, возглавлявших Великую Синагогу древности примерно с 230 г. до н.э. на протяжении всего исторического времени, пока Древняя Иудея, в свою очередь, не принуждена была ею же сыграть после первого пришествия Христа в древнеегипетскую “игру” «концы-начала — в воду Леты».

Это в общем-то и всё, что можно выявить из общеизвестной истории о роли тандемного принципа в прошлом. Прежде чем переходить к анализу его возможностей в современности и в перспективе следует отметить, что психика представителей древнего жречества, действовавших на основе тандемного принципа, явно отличалась от психики другой части жречества, людей подобных Херихору, предпочитавших осуществлять управление на основе единоличностных возможностей; а кроме того, и психика остального населения, не принадлежавшего жреческим структурам, большей частью отличалась от психики высших иерархов[40].

Именно из-за особенностей в строе психики и самодисциплины свойственной высшему жречеству, освоившему тандемный принцип интеллектуальной деятельности, по отношению к нему неприменимы общепонятные для толпы прошлого и настоящего подходы подкупа и силового или иного шантажа оппонента при несогласии с его взглядами. И те, кто думает, что среди дееспособного высшего жречества подкуп одного первоиерарха другим либо шантаж были возможны, должны ответить себе на вопросы: чем могли подкупить друг друга люди, чье слово реально было более властно, чем слово фараона, воспитанные с детства так, чтобы им не быть невольниками инстинктов и страстей, даже если бурей дурных страстей увлечено почти всё подвластное им общество? какие могли возникнуть между ними личные склоки, если их ограниченные  физиологические и культурно обусловленные (в силу воспитания) потребности гарантировано могли быть удовлетворены всею мощью египетского государства[41], не малой даже по понятиям нашей современности, тем более что склоки уничтожили бы жизнеспособность структуры «2 ´ (1 + 10)», которая обеспечивала их в жизни всем, делая их почти полностью независимыми от общества и его “мнения”, которое они сами же во многом и формировали?

Но это означает, что будучи основой для ликвидации и разрешения разного рода “недоразумений”, тандемный принцип для его осуществления сам требует ясного разумения определенных вещей и волевого согласования с такого рода разумением поведения каждого из участников тандема.

Прежде всего необходимо понять и смириться с тем, что концепция единоличного “авторского права”, “права на интеллектуальную собственность”, которая на Западе рассматривается как одна из основ их цивилизации, препятствует осуществлению свободной интеллектуальной деятельности и совершенствованию духовной культуры в обществе как вообще, так и на основе тандемного принципа, в частности.

Тандемная интеллектуальная деятельность основывается во всех без исключения случаях на признании объективности факта самостоятельного бытия всех тандемных порождений и подчинении этому довлеющему над тандемом факту своего поведения каждым из его участников. То, что рождается в результате интеллектуальной деятельности на основе тандемного принципа, не является продуктом интеллектуальной деятельности кого-либо одного из участников тандема. И в продукте тандемной деятельности реально невозможно разграничить “авторские права” каждого из его участников на отдельные искусственно вычлененные составляющие целостного продукта тандемной деятельности[42].

Последнее обусловлено тем, что тандемный принцип в его осуществлении во многом подобен игре в домино в том смысле, что вклад одного участника в порождаемый ими продукт тандемной деятельности обусловлен предшествующим вкладом другого и, в свою очередь, предъявляет требования к последующим вложениям их обоих. Именно в силу этого все тандемные порождения и обладают самостоятельностью бытия, при котором присутствуют участники тандема. В тандеме ни один из его участников не обслуживает интеллектуальную деятельность другого[43].

Сказанное — ключи к осуществлению тандемного принципа в жизни, а не правила, придуманные для некой интеллектуальной “игры”, которые возможно изменить по своему произволу, в результате чего получатся правила другой “игры”, после чего возможно выбрать ту “игру”, которая более соответствует нраву.

Каждый человек, будучи частью объективного мира, обладает только ему свойственными личностными особенностями, что получило название “субъективизм”. В общественной жизни людей именно субъективизм исследователей, ученых, разработчиков является источником появления в культуре новых знаний и навыков. Но он же является и основным источником ошибок, проистекающих из разного рода ограниченности и недостаточности субъекта. Если кто-либо высказывает мнение, не совпадающее с общепринятым, господствующим, то достаточно часто его упрекают словами: “А-а-а… Это твое мнение…” Однако, в подавляющем большинстве случаев упрекающие других подобным образом в том, что те имеют свое мнение, предпочитают не задумываться о содержании этого мнения и о том, насколько сообразно и соразмерно в нем выражено объективное течение событий жизни, а в чём конкретно субъективное мнение ошибочно и какие особенности психической деятельности высказавшего его человека нашли свое выражение в этих ошибках.

Если задаться именно этими вопросами, то всё уничтожающий скептицизм и нигилизм «А-а-а… Это твоё мнение» преобразится в одну из двух составляющих тандемного принципа. Если ответы на такого рода вопросы не будут отвергнуты носителем мнения «А пошёл ты… Кто ты такой. чтобы учить меня?!!», то он тем самым начнет свою часть тандемной деятельности, в результате чего его первоначальное мнение может измениться, но кроме того новому мнению будет сопутствовать и некое мнение о напарнике как о человеке и как о носителе определенных знаний и навыков.

Если напарник не отвергнет это мнение по вопросу и сопутствующее ему мнение о себе, и не прервёт обсуждение, то он может завершить первый такт тандемного действия порождением третьего мнения, в каких-то своих особенностях отличающегося от исходных мнений каждого из них по одному и тому же вопросу. Этому третьему мнению по рассматриваемому вопросу неизбежно будет сопутствовать необходимость изменить свои самооценки для каждого из участников тандема в отношении тех или иных своих личностных качеств, знаний и навыков. Если при этом затронуты достаточно серьезные вопросы, то возможны как крах личности, упорствующей в своей приверженности несообразным и несоразмерным Объективной реальности мнениям, так и её преображение.

Тандемные эффекты в интеллектуальной деятельности есть следствие того, что с точки зрения здравого смысла каждого из участников тандема субъективизм его напарника является особого рода “ножницами”, срезающими с порождений тандемной деятельности ошибки, возникшие вследствие субъективизма каждого из них; по отношению же к личности человека субъективизм его напарника является кузнечным молотом, а тандемные порождения — наковальней. В результате такого рода взаимной “кузнечной” обработки от личности отслаивается довольно много всевозможной “шелухи” ошибочного субъективизма, нашедших выражение в его личном вкладе в продукт тандемной деятельности. Этот процесс тем более психологически болезненен и неприятен, чем более личность притязает на “интеллектуальную собственность” в отношении порождений тандемной деятельности и их составляющих и чем больше превозносится над окружающими в самомнении[44]. Когда начинается обработка личности в кузнице тандемных отношений, то с некоторых слетает так много шелухи, что от них мало что остается и некогда величавшаяся личность просто теряется в этой шелухе. И именно боязнь потерять лицо в такого рода обработке, свойственная эгоистичному индивидуализму, является главным препятствием, которое необходимо преодолеть, чтобы на практике убедиться, что «ум — хорошо, а два — лучше».

Из этого можно понять, что тандемный эффект тем более ярко выражен, чем более различен тот жизненный опыт, который запечатлен в душах участников тандема и чем более свободно и доброжелательно каждый из них относится к другому. И соответственно тандемный эффект исчезает в ситуациях, подобных басне И.А.Крылова “Кукушка и петух”, когда “Кукушка” хвалит “Петуха” за то, что хвалит он “Куку­шку”. В среде же индивидуалистически мыслящей интеллигенции гораздо чаще приходится встречаться с тандемами, подобными птичьему, описанному И.А.Крыловым и самозабвенно занятому взаимным восхвалением; причем один и тот же “интеллектуал” может поочередно быть участником нескольких тандемов взаимного восхваления. Но если хотя бы один из участников взаимного восхваления перейдет к осуществлению принципов тандемной деятельности, то он рискует потерять своего напарника и хвалителя, которому “кузнечная обработка” его самомнения неприятна и оскорбительна.

Интеллектуальная деятельность в тандеме протекает как прямое общение людей, в котором происходит обмен субъективной информацией между ними. Этот обмен тем более эффективен чем, чем более сосредоточено внимание каждого на его напарнике. Такого рода информационный обмен может продолжаться без перерыва довольно долго; он может возобновляться после неоднократных перерывов, которые могут на многие годы прерывать обсуждение какой-то определённой проблематики. Длительная продолжительность такта тандемной деятельности и характер информационного обмена между людьми дает ответ на вопрос, почему «третий — лишний» и почему еще более избыточны четвертый и последующие умы.

В наиболее зримом виде информационный обмен между людьми протекает как беседа. Человек может говорить, обращаясь и к единственному собеседнику, и ко множеству слушателей. Но подавляющее большинство людей может отслеживать и анализировать течение мысли в повествовании только одного собеседника. Третий, пытающийся стать участником беседы, отвлекает на себя внимание слушателя, разрушая тем самым тандемный процесс. Это не значит, что во всех без исключения случаях третий должен быть удалён за пределы сферы беседы, но если он понимает тандемный принцип, то, присутствуя при тандемной деятельности других, он обязан сделать себя незримо прозрачным для них либо слиться с фоном окружающей обстановки. Но это только одно ограничение налагаемое на третьего тандемным принципом.

Другое обстоятельство проявляется несколько иным образом. Конечно, триумвират, как и всякий более многочисленный “комитет” вплоть до парламента или съезда, может работать в политандемном режиме, когда его участники попеременно образуют тандемы в разном составе. Но в подавляющем большинстве случаев это приведет только к замедлению работы “комитета” без существенного выигрыша в качестве выработанного им решения. Причина этого в том, что подавляющее большинство образуемых участниками “комитетов” тандемов, занятых какой-то определённой проблемой, окажется примерно одинаковой эффективности. Но с течением времени по отношению к каждой проблеме выявится несколько лидирующих в области этой проблематики тандемов, один из которых в состоянии заменить всю совокупность остальных[45]. Кроме того, в многочисленном “комитете” далеко не во всех сочетаниях их участников возможно быстрое образование работоспособных тандемов, что приведет к фракционным склокам, известным каждому парламенту, дополнительным потерям времени и снижению добротности выработанного “комитетом” решения.

Политандемный принцип эффективен при обработке спектра проблем, весь круг которых и глубина понимания выходят за пределы возможности одного человека. Это приводит еще к одной особенности тандемного принципа, которая обладает решающей значимостью  именно в политандемном варианте при обработке спектра проблем: участник тандемного процесса не вправе лгать, потому что далеко не всё им высказанное возможно перепроверить другим участникам политандемного процесса, но высказанное им заведомо ложное мнение, будучи принято другим участником политандемного процесса в качестве истинного, может послужить основой для выработки глубоко ошибочного решения, весьма тяжкого по своим последствиям.

Если же рассматривать некий тематически определенный спектр множества проблем, то в политандемном принципе осуществим один из способов взаимодействия индивидуальной психики (и интеллекта, в частности) с коллективной психикой (и коллективным интеллектом), частью которой является индивид — участник тандема. По этой причине, тем, кому оголтелый эгоистичный индивидуализм не позволяет действовать на основе тандемного принципа, лучше помалкивать о соборности и коллективизме. Пока индивид не научится деятельности на основе тандемного принципа в его отношениях с другими людьми, вместо соборности вообще и соборности в Святом Духе в частности, он будет порождать более или  менее ярко выраженную коллективную шизофрению; распространение заведомой лжи по отношению к коллективной психике является одним из способов её шизофренического дробления[46]. Выраженное на практике в тандемных порождениях освоение тандемного принципа деятельности — первый преодоленный рубеж, открывающий пути к соборной жизни индивидов.

Если смотреть на бытие вида Человек Разумный, то благодаря обоеполости вида тандемный принцип, основанный  на осмысленном отношении к жизни мужчины и женщины, что невозможно без интеллектуальной деятельности обоих, является альтернативой жизни вида и его популяций под водительством общеживотных инстинктов и их культурных оболочек и продолжений. Иными словами тандемный принцип интеллектуальной деятельности — генетически запрограммированная норма для человечного строя психики.

Однако, в отношениях мужчины и женщины он невозможен, если мужчина придерживается общераспространенного взгляда «бабы — дуры, а умные бабы — самые яркие дуры», оставаясь при этом невольниками половых инстинктов, безоговорочно подчиняющих его “дурам”.

Кроме того, в отношениях мужчины и женщины, как и во всех других семейно и сексуально не обусловленных случаях, тандемные эффекты не осуществимы тем в большей мере, чем более каждая из сторон устремляется к обладанию второй стороной и всеми тандемными порождениями в качестве своей неотъемлемой принадлежности и собственности. Главным тандемным порождением в жизни мужчины и женщины являются их дети, а основное содержание тандемного процесса в их отношениях — воспитание детей так, чтобы их дальнейшее самовоспитание в течение всей жизни было общественно и биосферно благоносным.

В отношениях мужчины и женщины выражена только определённая узкая область более широкого поля тандемных эффектов в жизнедеятельности людей, которая требует осмысленного отношения ко всему в ней возможному, допустимому и недопустимому, а также и к реально происходящему. Соответственно, при переходе от жизни под водительством инстинктов к жизни осмысленной, пожелавшей того паре, чьи взаимоотношения не вполне ладны, еще только предстоит стать четой (чета, в данном контексте, —  не в смысле вообще двое, а в смысле и двое, и ладно сочетающиеся чертами своих характеров и личностными возможностями с Объективной реальностью). Но для того, чтобы стать такой четой им необходимо выработать в тандемной интеллектуальной деятельности единство мнений по многим вопросам их личностных отношений и жизни вообще, как из числа затронутых в настоящей работе, так и из числа оставшихся вне рассмотрения здесь. И только после этого жизнь их будет вполне ладной, если каждый из них в жизни будет следовать выработанному вместе единому мнению, а оно будет в ладу с Божьим промыслом, биосферой Земли и Космосом.

При осмысленном образе жизни перед людьми встают вопросы полового поведения, которые по их существу сводятся к тому, как человек (а не человекообразный) вправе употреблять свои половые органы. И хотя сами эти вопросы являются личностно повседневной информацией, но приемлемые для каждой пары ответы на них обусловлены некоторым осмыслением объективно “царской информации”. В зависимости от того, как в обществе индивиды в обществе дают на них ответы половой целеустремленностью и поведением, в обществе складывается та или иная культура половой жизни. Поскольку она лежит в основе продолжения рода в преемственности поколений, то она во многом определяет и все остальные черты каждой цивилизации.

Если ответ на вопрос о предназначении половых органов сводится к тому, что это — общедоступное средство получения удовольствия, то цивилизация, как это было показано ранее тешит себя иллюзией “безопасного секса”, а её культуре свойственны субкультуры “гандон­льеров” и  прочих половых извращенцев.

Поскольку перспектива перенаселения — реальность, а цивилизация Презервативов с большой буквы, выражающая животный строй психики, опасна для жизни несмотря на все её ухищрения, то встает вопрос об альтернативных ответах на вопрос, как человек вправе употреблять половые органы.

Возможно, что этот вопрос об альтернативах половым отношениям под диктатом инстинктов встает в истории Земли уже не в первый раз, что на него пытались ответить предшествующие нашей и ранее погибшие глобальные цивилизации прошлого. В связи с возможностью иной культуры половых отношений людей, весьма отличной от культуры “гандонльеров”, приведем взгляды ведического Востока на эту проблему в изложении ростовской целительницы Н.А.Семёновой[47] (сноски по тексту цитаты наши):

«По мнению мудрецов и целителей Востока, основой природы человека, его полноценной жизни не земле является здоровая половая функция. Занятие любовью жители древней Индии, Китая, Японии, Египта считали частью естественного порядка вещей. Сексом не просто наслаждались и смаковали, о чем свидетельствуют дошедшие до наших дней трактаты любовной науки, но рассматривали его, как необходимое условие крепкого здоровья и долголетия.

Мышлению европейца, тем более современного человека, трудно будет охватить многие из заповедей этой древней науки о любви и, в частности, совершенно непонятной является для нас мысль о сознательном управлении эякуляцией[48], тем более — сознательном подавлении её. Последнее вообще противоречит основным нашим представлениям, подкрепленным мнением специалистов-сексологов о природе полового акта.

Между тем наука о любви древнего Китая — Дао и Индии — Тантра — обосновывает половую любовь не как частность, не как аспект интимной жизни человека, а как составное целое общего мировоззрения — философии терпения, предусмотрительности, сохранения энергии и гибкости, поддержания гармонического равновесия Инь и Янь — женского и мужского начала в организме. По убеждению жителей древнего Востока секс без семяизвержения — это тоже освобождение энергии, но без взрыва. Удовольствие мира, а не насилия, чувственный и всецело удовлетворяющий переход во что-то более великое и трансцендентное, чем мы сами.

В соответствии с возрастом и состоянием здоровья мужчине предписывается свести эякуляцию практически на нет. К слову, врач эпохи Тан (618 — 906 г. н.э.) Сунь Сю Мо писал: «Если мужчина расточает свое семя, он будет испытывать слабость, а если Янь беззаботно исчерпает свое семя, то умрет».

Мне довелось познакомиться с этими основополагающими памятниками принципами мировоззрения древних во время моего пребывания в Индии и посещения храмов Кхаджурахо — удивительных памятников любви в камне. Осмысляя услышанное и увиденное с точки зрения Аюрведы, я пришла к глубокому убеждению: взлет любви мужчины и женщины, миг предоргазма — это путь вхождения в трансцендентальное сознание, и миг этот при овладении искусством Тантры может быть долгим и прекрасно повторяющимся.

Такая наука психологически объединяющая любимых навсегда, является залогом крепкой и полноценной семьи, оздоровления половой морали, развращенной потоком порнографии и сегодняшним примитивным толкованием секса. Это может быть единственно надежное средство спасения от болезней века, как и в целом укрепления здоровья мужчины и женщины.

<…>

Мы в своем верном следовании постулатам диалектического материализма практически отвергли понятие о психической силе, в 10 тысяч раз превосходящей по своей мощности простую мышечную силу[49]. А это именно то, что человек может приобрести в процессе своей сексуальной жизни, если она протекает по законам Природы. В противном случае половые отношения могут, наоборот, привести к неврозам и другим недомоганиям.

Мужчине надо, наконец, понять, что для него секс — это ключ, с помощью которого он может ежедневно, в любое время суток и года, открывать для себя энергию больших возможностей. Но замок для этого ключа находится в теле женщины.

Этот кладезь всех возможностей даруется Природой только тем людям, которые способны любить. Если двое встретились за тем, чтобы взять друг от друга, то они уйдут нищими, опустошенными, а в конце концов — и больными. Если двое встречаются для того, чтобы подарить себя друг другу, не думая о вознаграждении, они приобретают истинное счастье. Предваряя непременные вопросы о самой технике Тантры, я скажу, что это наиболее утонченная древняя наука о сексе. Она очень похожа на аналогичную китайскую науку Дао. Но если там не требуется особых ограничений в выборе партнера, предельной взаимной откровенности между ними, то Тантра не допускает случайного партнерства, тайных связей с другими, а основывается на полном откровении и исповеди друг перед другом о своей предыдущей сексуальной жизни, за которым следует взаимное всепрощение.

<…>

Для понимания Тантры важно осознать, что заветный миг сладострастья — оргазм — есть способность не половых органов, а состояние сознания. Подводя к такому осмыслению юношу, в древних школах по подготовке к семейной жизни рассматривали три стороны полового акта: биологическую психологическую и энергетическую.

БИОЛОГИЧЕСКАЯ состоит в том, что только человеку дано право совершать половой акт в любое время дня и года. только ему дозволено Природой пользоваться энергией мироздания, которую он получает в состоянии предоргазма. В этом состоит его величайшее преимущество перед всеми живыми существами на Земле.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ сторона заключается в следующем. В обычном состоянии, … , человек владеет феноменальным сознанием, для которого используется только кора головного мозга. Это — слой, который работает всю нашу жизнь.

Рядом располагается слой, являющийся средоточием социальных запретов, эмоций, страха и агрессии, которые развиваются у человека еще с младенчества в том случае, если его сразу забирают от матери после рождения. Социально-общественное окружение в дальнейшем разовьет такие отрицательные качества, и воздушный мешок этого слоя между двумя структурами мозга будет наращиваться, подавляя работу центров коры и подкорки, ухудшая жизнеспособность человека.

Третий слой — трансцендентальный. Научно-лабораторные исследования американских сексологов и эротологов показали, что в предоргазменном состоянии в работу вступает самая мощная зона серого вещества — подкорковая область. Она дарит человеку огромную эйфорию, отключает пищеварение, чувство голода, усиливает во много крат дыхание, кроветворение посылая в кровь десятки тысяч удивительных врачующих веществ. В этом состоянии мы более всего приближаемся к замыслу Природы, сотворившей нас.

Анализируя результаты этих исследований, необходимо прийти к выводу: нам нужно снимать как можно больший урожай с горячего мгновения предоргазменного состояния. Это значит, что мужчина должен научиться продлевать процесс полового акта и сдерживать эякуляцию, чтобы этот урожай был богаче, а здоровье его крепче.

Если мужчина перестанет терять свой белок, последний будет возвращаться обратно в кровь. И тогда воздействуя на подкорковую область, сперма, возбудит её, надолго продлив мгновение сладострастия — от 20 — 40 минут до нескольких часов, что не потребует от мужчины серьезных физических усилий. Тем более, что вместе с возвращенной спермой в кровь мужчины будет подаваться всасываемый через слизистую его полового члена секрет кодовых женских половых желез, выделившийся во время её оргазма. Этот секрет является для него лекарством невиданной силы.

Что еще примечательно, те же энцефалографические исследования показали, что в предоргазменном состоянии при активной работе подкорки — кора головного мозга с её контролем над поведением молчит, и буферный слой социальных запретов остается мертвым. Зато от подкорки, как от электрического генератора, в пространство уходят мощные информационные импульсы. Безусловно, присутствует и обратная связь. Таким образом Природа питает человека психологической силой.

Теперь сравните это с обычной практикой секса: «поскорее поторопимся к оргазму»[50], и станет ясной сущность современных половых отношений, в большинстве своем представляющих соитие биологических сущностей, влекущих за собой усталость и неудовлетворенность. Прибавьте к этому страх женщины забеременеть, а порой — и вообще её жизнь без оргазма, а также рождение нежеланных, «случайных» детей. У таких детей будут работать только 2 процента мозга, а подкорка, увы, останется молчащей.

А ведь только рожденный от любовного оргазма человек может быть щедрым, талантливым, интересным для людей, ибо он несет частицу Вселенского Разума.

И, наконец, энергетический аспект половой любви. Все в мире состоит из проявлений солнечной энергии, мужского и женского начал, добра и зла, света и тьмы. Природа всегда стремится к равновесию, гармоническому сочетанию этих двух энергетических противоположностей[51]. Слияние в половом оргазме мужчины и женщины, испытывающих большую любовь не только друг к другу, но и ко всему окружающему, создает в их сознании, нервной системе мощный импульс энергопотока любви и добра в пространство. По сути, мозг двух любящих в этот момент соединяется с энергетическим полем[52] Природы, что также засвидетельствовано научными исследованиями. Таким образом, если вы готовы отдать себя без остатка любимому, вы сможете подключаться к великому источнику Энергии Мирозданья.

— Как практически овладеть искусством Тантры и Дао?

— Этой технике обучают приезжающие в нашу страну индийские и американские специалисты. Мой центр также готов давать это знание супружеским парам на проводимых мною семинарах. Но подчеркиваю,  овладеть техникой пролонгированного полового акта и сдерживанием эякуляции могут лишь люди с чистым телом и чистым сознанием».

Если говорить по существу, то все вопросы социологии прошлого, настоящего и перспектив будущего из книги Н.А.Семёновой выпали: она занималась исключительно проблемами оздоровления человека, изъятого из культуры и общественной среды. По этой причине её рекомендации по отношению к индивиду, живущему здесь и прямо сейчас, — возможно эффективны, но каковы будут последствия для общества? Смысл последнего поясним конкретными вопросами: следовало ли лечить родителей Троцкого и Гитлера? либо было бы лучше, если бы они умерли до того, как дали потомство? Вопросы такого рода не входят в компетенцию медицины в обществе индивидуалистов. Поэтому такие слова, как “любовь”, “чистое сознание” и т.п., встречающиеся в книгах многих знахарей, каждый из читателей понимает в меру своей нравственности и воображения. Соответственно знахарским недосказанностям, всё приведенное в цитате придется соотносить с “царской информацией” самостоятельно.

Как можно понять из приведенного отрывка, человеку должно владеть собой настолько, чтобы он был в состоянии сдерживать обычно непроизвольное семяизвержение и получать на этой основе энергетическую подпитку. Как видно из цитированного фрагмента, обучение такого рода личностной психологической культуре — древняя традиция Индии и Китая.

Стало быть, если древние мудрецы, некогда создавшие Тантру и Дао (в том смысле, как их объясняет Н.А.Семёнова), были правы, то государства восточной ведической (знахарской) цивилизации — Индия и Китай — должны были качественно превзойти библейскую цивилизацию — Запад, — где сперма изливалась в кого и как попало по похоти без каких-либо особых ограничений и ухищрений.

Тем не менее, к середине XIX века Индия была колонизована Западом. После этого Запад намеревался уже подобным образом колонизовать и Китай, да исторического времени до смены соотношения эталонных частот биологического и социального времени не хватило, а после него колонизация в прежнем её виде оказалась невозможной, по не зависящим от Китая или Запада глобально историческим причинам.

Мы исходим из того, что человеку не должно поддерживать своими действиями недолюдков, а агрессия паразитизма недолюдков должна решительно пресекаться людьми, если не грубой военной силой, то изменением культуры последующих поколений пришельцев в направлении к человечности. Ничего подобного в процессе колонизации Индии и Юго-Восточной Азии не произошло. Местная правящая “элита” в своем большинстве сотрудничала с колонизаторами и перенимала нормы западной культуры; а народные массы продолжали ишачить на местную “элиту” и колонизаторов, временами поднимая восстания, которые жестоко подавлялись.

Возможно это явилось результатом того, что культура Тантры и Дао (в том смысле, как он выражен в цитированном отрывке) не была господствующей на ведическом Востоке. Но если её носители действительно получали энерго-информационную подпитку от «энергетического поля Природы», действительно Любили и не только своих партнеров по сексу, то в чем конкретно проявилась их Любовь, которая не защитила ни остальное население региона, ни его природу от безжалостной эксплуатации Западом?

— Ни в чём…

На наш взгляд, дело совсем в другом. Страны с мягким климатом, среди населения которых господствовал животный строй психики точно также, как и в других регионах, раньше чем другие культуры столкнулись с проблемой перенаселения. Техносфера в те времена не была развита. Хотя истории и известны бамбуковые презервативы, но их употребление в половом акте с женщиной низводит его до онанизма[53]. Иными словами, столкнувшись ранее других с проблемой перенаселения, ведический Восток в силу неразвитости техносферы и химии, в частности, не мог породить культуры “гандонльеров”, которую в ХХ веке, столкнувшись с перенаселением породил технически развитый Запад. Не имея техники, Восток создал духовную практику, способную решить поставленную задачу ограничения рождаемости при неограниченном получении удовольствия. Возможно, что при этом кое-что было унаследовано в готовом виде от предшествующей погибшей глобальной цивилизации, и в итоге до нашего времени дошло то, что было приведено нами в изложении Н.А.Семёновой.

Тем не менее, таковая субкультура существует, и во многих отношениях она предпочтительнее, чем культура “гандонльеров”, поскольку больше внимания уделяет нравственности и этике в обществе, чем культура индивидуалистов и распространение Презервативов, стимулируемые Западом.

Но возможен и иной взгляд на “Тантру”. То что названо Н.А.Семёновой “предоргазменным состоянием сознания”, по существу есть нормальное эмоциональное состояние при человечном строе психики, вхождение в которое возможно и индивидуально своеобразно вне полового акта и “медитации” на сексуальные темы. Оно действительно обусловлено способностью человека Любить: Бога — Творца и Вседержителя, Космос, Землю, жизнь во всем её разнообразии цветения и плодоношения.

Такому эмоциональному состоянию, преобладающему в жизни на протяжении длительного времени, соответствует отсутствие психической зависимости от частотности половой жизни и продолжительности каждого полового акта. Отсутствие  такого рода зависимости лежит в основе понимания того, что совокупление без цели зачатия — извращение, вне зависимости от того, возможность зачатия исключается механически, химико-фармакологически, или же какой-либо из числа духовных практик Востока или Запада, Севера или Юга. Все извращения объективно порочны. И по этой причине, когда ведический Восток, породивший сексуально извращенные духовные практики столкнулся с экспансией паразитизма Запада, то он не был поддержан Свыше в отражении западной агрессии.

Каждый человек по Божьему предопределению — наместник Бога на Земле[54]. Поэтому зачатие человека — священный акт священнодействия. Поэтому к каждому зачатию оба родителя должны подготовить себя и духовно, и телесно (в смысле части IV настоящей работы). При этом сам характер мыслительной деятельности человека, протекающей в сфере духа, исключает бессмысленные совокупления и извращения иного рода ради услаждения себя или услаждения партнера.

Под давлением потока “царской информации” на основе тандемного принципа люди будут давать ответы на вопросы, что достойно человека в сфере половых отношений: культура “гандонльеров” Запада, духовные практики Востока, сдерживающие семяизвержение, или же отношение к совокуплению как священному акту зачатия человека — наместника Божиего на Земле. Всем дана свобода воли в ответе на эти вопросы и в уме, и в жизни. Но Бог поддержит тех, кто ответит в соответствии с Его промыслом и последует в жизни своему свободному выбору…

 

 

 

[1] Многие жалуются, что мысли, как мухи: прилетают и улетают сами, и не поддаются дрессировке.

[2] Трудно не вспомнить анекдот тридцатых годов:

— Что общего между Моисеем и Сталиным?

— Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин из Политбюро…

Однако, между исходом евреев из Египта и удалением их из Политбюро есть существенная разница…

[3] Если соотнести эту фразу с иносказаниями суфийской притчи “Когда меняются воды”, то фраза означает, что “воды”, излитые Моисеем, не проникли в “воды”, которые были прежде, а были отторгнуты ими и растеклись по поверхности (верхам общества), подобно маслу, растекающемуся по воде.

[4] В том-то и дело, что не “все”, а только единицы, которые поняли и признали миссию Моисея.

[5] Следует обратить внимание, что слово «дурные» в таком контексте, характеризуя плохость человека, в то же время указует и на её причину — дурость, неразумность, нежелание пользоваться разумом. Альтернатива показана в самой притче, что будет видно далее.

[6] Последнее предложение явно принадлежит фантазиям: Если бы у мудрецов всё было в порядке в их отношениях с Богом, то они не возводили бы на Моисея напраслины, а в самой миссии Моисея скорее всего не было бы необходимости, поскольку и без него были бы далеко не единицы, способные учить народы истине.

[7] Царь в таком контексте выглядит более правоверным иудеем, чем раввинат, что исторически маловероятно для эпохи, когда господствовало идолопоклонство, а большинство «мудрецов» практиковали магию.

[8] Вспомните А.С.Пушкина “Песнь о вещем Олеге”: «Волхвы не боятся могучих владык…». Из этого сопоставления можно понять, что царю из приводимой легенды сопутствовали знахари, дорожившие местом у его трона.

[9] Хотя царь явно не может об  этом судить, поскольку сам не знает этих наук отлично и живет советами мудрецов, и судя по сообщаемому о нём в притче не обладает каким-либо иным более общим и мощным знанием, иначе бы не оказался в подобном положении.

[10] В слове «страсти» обычно обобщаются довлеющие над психикой инстинкты и их культурные оболочки и продолжения в культуру, а также иные пороки воспитания. Полезно обратить внимание, что слову «страсти» сопутствует эпитет «дурные», о котором шла речь ранее, но по отношению к качествам человеческого характера, из чего можно понять, что слабость интеллекта — одна из причин подверженности человека страстям в сложных жизненных обстоятельствах.

[11] В последнем утверждении легенда врёт: миссию просвещения всех народов без исключения, предложенную им через Моисея Свыше, древние евреи отвергли, о чём весьма прозрачно повествует гл. 14 книги “Числа”. После отказа по трусости исполнить предложенную им Свыше миссию они стали жертвой Божьего попущения, и им была навязана миссия скупки мира на основе ростовщичества, более соответствующая их реальной нравственности.

Об этом же неподчинении Моисею и отсутствии любви к нему со стороны подопечных сказано и в Коране: «Вот сказал Муса своему народу: “О народ мой! Почему вы причиняете мне обиду, когда вы знаете, что я посланник Бога?”

Что касается остальных людей, то для подавляющего большинства современников Моисея его миссия была далека и географически и мировоззренчески. Она лежала вне сферы их лично-бытовых проблем, поэтому любви к Моисею у них быть не могло, как её не было у иудеев, хотя и по другим причинам.

[12] Автор-составитель сборника В.М.Дорошевич, изд. Алма-Ата, “Онер”, 1991 г., факсимильное воспроизведение издания Товарищества Н.Д.Сытина, Москва, 1902 г.

[13] «Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это все (по контексту благоденствие земное для всех людей) приложится вам» — Матфей,  6:33.

«Бог не изменяет благодеяний, какими благодетельствует каким-либо людям, покуда они не изменят себя самих» — Коран, 8:55.

«Бог не меняет того, что происходит с людьми, покуда люди сами не переменят того, что есть в них» — Коран, 13:12. В людях же есть строй психики, в котором выражается их реальная нравственность.

[14] Неоспоримое доказательство Своего бытия Бог дает каждому Сам, отвечая человеку изменением жизненных обстоятельств в соответствии с определённым смыслом его молитв, отвечая человеку тем более явно и легко, чем более отзывчив делами своей жизни человек сам, когда Бог обращается к нему лично непосредственно через его совесть и опосредованно на «Языке» жизненных обстоятельств. И таким образом каждый обретает только ему свойственное доказательство бытия и вседержительности Божьих.

Соблюдение обрядности ни одного из культов, именуемых в обществах “религиями”, не может заменить такого рода личностно-своеобразной внеконфессиональной религии, открытой для каждого человека Богом.

[15] В том числе и такой, что выразила Айн Рэнд.

[16] И к числу такого рода вероучений относятся все без исключения исторически реальные библейские культы и исторически реальный ислам, представляющий собой в жизни многих поклонение молитвенному коврику под чтение Корана (для большинства на чужеродном и непонятном арабском языке).

[17] «Капля камень точит» — замечание для подневольных “каменщиков”. “Герметизм” в “каменном” строительстве обеспечить практически невозможно: “протечки” сквозь порядок “каменной” кладки неизбежны в обоих направлениях.

[18] Хотя Иисус пришел в начале эпохи Рыб (соответственно классической астрологии), но можно понять, что он уже тогда исполнил миссию “Водолея”. Это видно из беседы его с самарянкой:

«Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа. Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить. Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи. Женщина Самарянская говорит Ему: как ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки? ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются. Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая? Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его? Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему,  тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему сделается в нём источником воды, текущей в жизнь вечную». — Евангелие от Иоанна, гл. 4:6 — 14.

Тем не менее, человекообразные же “рыбы”, среди которых Иисус изливал «живую воду», тогда предпочли мертвящую “воду” своего толпо-“элитарного” болота: извратив учение Христа и подменив его смысл самодурственной отсебятиной, сообразно “вечным” ценностям библейского ростовщического проекта, остались к концу эпохи Рыб приверженными всё тому же нечеловечному способу существования .

[19] Причём вышел необратимо.

[20] Такт — это часть процесса, по завершении которого определённо изменяется то или иное качество, из числа контрольных параметров процесса.

[21] Особенно, если по отношению к кому-либо другому из окружающих, но не к ним лично.

[22] Часто такого рода требование укладывается в формулировку: “Живи, как все люди живут.”

[23] Мусульманская традиция сообщает, что некогда пророку Мухаммаду показали мусульманина, который весь день проводил в молитвах.

Пророк спросил: Кто его кормит?

— Брат.

Пророк сказал: Брат лучше, чем он.

Коран сообщает, что монашество — выдумка людей, а не предписание Бога для желающих быть особо праведными. Возможно, что это одна из причин, по которой Коран не приемлем в качестве Откровения иерархиям христианских церквей, черпающим свои кадры из монахов — профессиональных богомольцев, устранившихся в кельях монастырей от жизни общества.

[24] Пропагандой такого рода извращенного терпения по отношению ко вседозволенности со стороны окружающих в качестве нормы общежития толпо-“элитарного” общества стадно-“павианьего” типа занимаются христианские церкви устраняя из жизни всё то, чему учил Христос. Христос учил тому же, что и Коран: «Устраняй зло тем, что лучше». И именно этому наставлению сопутствует заповедь терпения, вредоносная сама по себе без приложения усилий к устранению зла тем, что лучше в смысле «Вечных Ценностей».

[25] Порывы страстей, как выражение подчиненности психики сиюминутным позывам инстинктов и привычек несут только беды, хотя поэты и воспевают их, приписав им некое благородство и возвышенность устремлений, которые крайне редко сочетаются с благодетельной дееспособностью.

[26] Хотя это общепонятная — при взгляде со стороны — банальность, тем не менее на уровень сознания большинства участников межличностных конфликтов наших дней из глубины их душ ретранслируется мотивация их участия в конфликте, подобная известной из экранизации “Трех мушкетеров” с участием М.Боярского:

— А вы почему деретесь, Портос?

— Я дерусь, потому что я… дерусь!!!

Портос был горд и драками, и своим объяснением их причин и целей, но сам выпутаться из их череды был не способен. А.Дюма, судя по всему, устал от его тупости, и в конце концов «сколько-то лет спустя» избавился от него, придавив в ходе очередной драки тяжелым камнем, из под которого Портос не нашел сил выбраться, и который стал для него могильной плитой. Конечно, желающие могут идти по пути Портоса… а могут подумать и о “банальностях” не при взгляде со стороны, а в их собственной жизни.

[27] Не обязательно, что решение, принятое автоматическим системным большинством в один голос будет наилучшим.

[28] Римляне в древности не считали, что «третий лишний» и “соображали на троих”. «Триумвират (лат. triumviratus, от tres, род. падеж trium — три и vir — муж). в Др. Риме: 1) коллегия из трех лиц, назначавшаяся или избиравшаяся в спец. целях; 2) в период гражданской войны 1 в. до н.э. союзы влиятельных политических деятелей и полководцев, возникавшие с целью захвата гос. власти», — БСЭ, изд. 3, т. 26, стр. 225 в сокращении.

[29] Том 1, стр. 72 по изданию СПб, 1909 г.: Около 230 г. до н.э. руководителем Великой Синагоги был Антигон из Сихо. «После этого Антигона люди, стоявшие во главе раввинского преподавания, ПО НЕИЗВЕСТНОЙ ДЛЯ НАС ПРИЧИНЕ (выделено нами при цитировании), следуют по двое. Самое вероятное то, что этот дуализм означает расхождение точек зрения и тенденций, не доходившее, однако, до раскола».

Но почему именно «расхождение точек зрения и тенденций» не доходило до раскола, это и есть самое главное, оставшееся вне понимания А.Ревиля.

[30] Египет времен фараонов считался состоящим из двух земель: Севера и Юга, объединенных под одной короной фараона. Обе десятки и руководители каждой из команд высшего жречества в совокупности в системе властных отношений Египта реально стояли иерархически выше фараона, хотя в обществе поддерживался культ личности фараона, а не жречества, и фараон обычно обладал достаточно высокой степенью посвящения.

[31] Если первоиерарх допускал такое, а не принимал решение единолично.

[32] В нем может выражаться господствующее в обществе заблуждение, следование которому общественно вредно тем более в кризисных ситуациях.

[33] По отношению к машине голосований это означает, что ум каждого из её участников — хорошо, а два ума её руководителей — лучше всякого из составляющих её индивидуальных умов.

[34] Через сопровождавшую Моисея периферию египетского жречества, внедрившегося в колено левитов.

[35] В данном случае слово очень точное: тандем это — первый «чёт» в натуральном ряду, образуемый двумя единицами-«нечетами», которые сочетаются между собой.

[36] Довольно затруднительно рассказать о том, для чего нет в культуре «слов».

[37] Одна, даже возможно не глупая, но вседозволенно игравшая на половых инстинктах мужчин Клеопатра, чьё царствование завершилось самоубийством и присоединением Египта к Риму в качестве провинции, заменить эту структуру не смогла. Но Клеопатра — последняя из череды египетских монархов, правивших без охранительной опеки покинувшей Египет жреческой структуры. На её царствование только пришлось завершение процесса, начавшегося гораздо раньше, и которому она противостоять не могла потому, что это был длительный процесс, недоступный восприятию и пониманию сиюминутно похотливого ума царицы и её окружения.

[38] Этот роман, вышедший в свет в 1895 г. и многократно переиздававшийся в России после 1985 г., — одно из немногих художественных произведений, в котором процессы общественного самоуправления в государстве описаны в художественных образах в их связи с процессом самоуправления глобальной цивилизации. Особая значимость романа в том, что автор верно увидел и описал в этом процессе самоуправления толпо-“элитарного” общества функциональную нагрузку различных устойчивых при смене поколений общественных групп и должностных лиц в структурах государственной и негосударственной власти.

Если в романе выделить управленческую составляющую сюжета, освободив её от второстепенных фактов, придающих зрелищность и душещипательность повествованию, то следует обратить внимание на следующую систему отношений:

— крестьянство и ремесленники, т.е. производительно трудящиеся народные массы, вне сферы их профессионализма в общественном объединении труда — в полной зависимости от деятельности чиновничьего корпуса, олицетворяющего государственный аппарат на местах (сцена “живых картин” в храме);

— вся периферия чиновничества на местах и в отраслях (в армии), числено превосходя центральный аппарат — двор фараона — тем не менее, не способна поодиночке противостоять политике центра и также оказывается от неё в полной зависимости;

— ключевая сцена романа —  эпизод народного возмущения, синхронизированного знахарством с солнечным затмением. Она показывает, что и центральный аппарат, во главе со своим номинальным главой фараоном, ограничен в дееспособности деятельностью иерархии египетского знахарства (обычно именуемого «жречеством»), поскольку административная “элита” не способна по своему мировоззрению отличить управленчески значимую информацию, от ерунды: для этого ей необходимы консультации знахарей, что позволяет знахарям манипулировать разными слоями общества при помощи дозирования консультаций;

— но оказывается, что и иерархия знахарей Египта, в свою очередь, не свободна в своих действиях, и признавая старшинство Вавилонской иерархии знахарей, вынуждена согласиться с её посланцем и кардинально изменить политику Египта. Это воспринимается благонамеренным фараоном, как вредительство и предательство, поскольку он не принадлежит к числу высших посвященных, которые будучи верны дисциплине иерархии, не в праве объяснить ему весь поток причинно-следственных обусловленностей в их консультативной, по отношению к государственному аппарату, деятельности.

То есть система отношений: «надгосударственное знахарство — кланы знахарства в государстве — “элитарный” аппарат государственного управления — производительно трудящиеся народные массы» — показана правильно по существу их возможностей и существу их деятельности в толпо-“элитарном” обществе.

Если проводить параллели с современностью, то изменилось только одно: знахарство внутригосударственное и знахарство глобальное — не действуют в обществе столь же открыто, как это было в Египте, и как это показано Б.Прусом в романе.

Знахарство замаскировалось под иные социальные группы, причем правящее в библейской цивилизации надгосударственное знахарство и его местная периферия — отождествились с “элитой” (отсюда и отождествление чиновника церкви К.П.Победоносцева, раздавленного нравственно и мировоззренчески Библией, с верховным жрецом, имевшее место в интеллигенции России при выходе в свет романа в начале царствования Николая II; дело в том что жречество отгораживалось культом от толпы, но само не было раздавлено авторитетом культа); а внутригосударственное знахарство, которое не продалось надгосударственному глобальному и не было раздавлено им мировоззренчески, из сферы управления жизнью общества и консультирования государственного аппарата было вытеснено в сферу “костоправства” и простонародной практической магии, хотя временами оно активизировалось и в политике через “орденские” структуры простонародья.

Наряду с этим, следует отметить, что и Б.Прус — продукт библейской цивилизации и также по каким-то, ему свойственным причинам, внёс лепту в охрану её стабильности. Это выразилось в отражении в романе еврейско-ростовщической темы.

— Ростовщичество, по сюжету романа душившее Египет, “списано” на сошедших с исторической сцены финикийцев, отсутствующих в нашей современности как живая национальная культура.

— Возлюбленная юного фараона, вступившего в  конфликт с высшим жречеством, Сарра и её сын еврей-наследник египетского престола — невинные жертвы деспотизма иерархии знахарства. Нечто подобное имело место и в юности у Николая II: возлюбленная еврейка была, но третье отделение вмешалось своевременно, и до гражданского или церковного брака и наследника-еврея дело не дошло.

Злобному и деспотичному знахарству Египта в романе мимоходом противопоставлен Моисей, который характеризуется жрецом-персонажем как «жрец-отступник», нарушивший клановую дисциплину иерархии, вследствие чего Сарра на реке распевает открыто священную песню, в которой воспевается Единый Всевышний Бог. Это знание в Египте было уделом высших посвященных, сокрытым в храмах, и не подлежало пропаганде в народе, поскольку вело к уничтожению земной иерархии знахарства за ненадобностью в той культуре, к которой призвал Моисей.

Но, намекнув на эту правду, Б.Прус не процитировал внутрисоциальную доктрину Библии, согласно которой ростовщическое властвование над государствами и народами — не удел сошедших с исторической сцены финикийцев, а удел исторически реального и современного Б.Прусу и нам еврейства, чьи предки отвергли миссию просвещения всех народов истинной религии, предложенную им через Моисея, дабы защитить и их самих от деспотизма египетской иерархии, избравших еврейство в качестве орудия осуществления мирового господства.

Тем самым, вне зависимости от намерений Б.Пруса, эта доктрина ростовщического паразитизма  отождествилась по умолчанию с учением Моисея, пророка Всевышнего Бога, к чему нет никаких религиозных и исторических причин. А сочувственное отношение читателя к безвинно погибшим Сарре и её сыну, также по умолчанию должно распространиться и на всю диаспору еврейства, осуществляющую эту доктрину ростовщической тирании на протяжении истории.

[39] А равно и начала истории нынешней библейской цивилизации — в воду Леты (реки забвения древнегреческой мифологии)

[40] Знания же, которыми обладали представители разных общественных групп, выраженное в той или иной терминологии и символике, — всего лишь “приданое” к строю психики. Поэтому возможность или невозможность осуществления тандемного принципа в интеллектуальной деятельности вовсе не в образовательных цензах различных социальных групп.

[41] Со времен древнего царства, т.е. с самого начала известной ныне истории цивилизации Египта, в Египте существовал «Дом жизни» — жреческая структура, образно говоря объединявшая в себе информационные возможности нынешних Академии наук СССР и властные возможности спецслужб. По первому требованию Дома жизни, хозяйственная система Египта обязана была обеспечить его всем заказанным в потребном количестве без каких-либо пререканий.

[42] Подобно тому, как это имело место в справках, требуемых ВНИИГПЭ о вкладе каждого из участников коллективной авторской заявки на изобретение. В составе документов заявки на изобретение была справка, из которой можно было узнать, что “Вася” предложил техническое решение; “Петя” разработал формулу изобретения; “Коля” провел поиск по архивам патентных служб и т.п. А вознаграждение за изобретение должно быть поделено между участниками в пропорции «x : y : z».

Этот юридический бред, с точки зрения юриста возможно выглядит красиво, и возможно, что действительно “Вася” непревзойденный разработчик, однако неспособный связать двух слов; “Петя” как разработчик — исчезающе малая величина, но непревзойденный крючкотвор, способный юридически безупречно обосновать, что колесо изобретено им и его приятелями; а “Коля” же может убедительно показать со ссылками на патентные архивы, что прототипом изобретенного ими колеса послужила обыкновенная всем известная шестигранная гайка.

Но чаще было так, что несколько человек, взаимно дополняя и поддерживали друг друга и в разработке, и в формулировке, и в патентном поиске (если таковой вообще проводился), а кроме того в заявку было вписано и несколько непричастных к самой работе паразитов, большей частью административных лиц, от которых зависело принятие решения о внедрении. И после того, как определился состав авторского коллектива, формальные требования справки об участии были удовлетворены кем-то одним, кто взял на себя делопроизводство при высылке материалов заявки во ВНИИГПЭ (аббревиатура, за которой скрывается Государственный институт патентной экспертизы, породивший и поддерживавший этот юридический маразм на протяжении десятилетий бытия СССР, подрывавший дееспособность советской науки и техники и плодивший в ней паразитов на руководящих должностях).

[43] В высшем жречестве Египта вся десятка обслуживала деятельность своего первоиерарха, но ни один из первоиерархов не обслуживал другого.

[44] Анализ писаний В.И.Ульянова и Л.Д.Бронштейна (Троцкого) показывает, что если бы они смогли преодолеть их собственные вождистские амбиции и взаимные оскорбления, которыми они осыпали друг друга на протяжении более чем десяти лет, то на основе того, что написал каждый из них сам по себе, в тандемной деятельности они могли освободиться от ошибок, порожденных их субъективизмом, и вместе вывести коммунистическое движение в России и в Мире из прокрустова ложа сценария библейского проекта завоевания мирового господства методом культурного сотрудничества.

[45] Разумно предположить, что первоиерарх каждой из древнеегипетской десятки работал с нею в политандемном режиме а каждый из её участников специализировался в какой-то определенной области деятельности.

Голосовались, если когда и голосовались, только общие вопросы. в которых так или иначе понимали все.

[46] Именно по этой причине всякая ложь работника государственного либо частного предпринимателя или иного администратора — преступление с непредсказуемыми заранее последствиями, достойное, если не смертной казни, то безжалостного устранения его из сферы общественного управления в иную, где от его лжи будет зависеть минимальное количество людей.

[47] Н.А.Семёнова “Счастье жить в чистом теле. 100 ответов Н.Семёновой на вопросы о здоровье” . «СДС», «Диля», СПб, 1997 г., стр. 151 — 156.

[48] Излияние спермы.

[49] Это образец косноязычия: в метрологически состоятельной культуре 1 Ньютон силы, всегда 1 Ньютон, 1 Джоуль количества энергии всегда 1 Джоуль. А так, в 10000 раз — впечатляет, но с жизнью несопоставимо, хотя человеку свойственна и мышечная сила и разнородные излучения полей.

[50] Каждый в праве судить сам, насколько это «поторопимся к оргазму» соответствует “обычной практике” секса.

[51] Гармоничное сочетание добра и зла в природе? Или Природа всё же стремится к искоренению зла.

[52] Еще один образец невразумительного косноязычия: вся Природа состоит из полей и мы в целом, наши мозги, в частности, всегда «соединены» с какими-то природными полями, которые всегда несут какие-то виды энергии. Но сообщение о том, что в состоянии предоргазма мозг соединяется с «энергетическим полем Природы» впечатляет, если не думать о смысле слов “Природа”, “поля”, “энергия” и положиться на «засвидетельствование научными исследованиями».

[53] О мягких презервативах современности анекдот сообщает:

Совокупляться в презервативе — всё равно что наслаждаться ароматом розы через противогаз.

[54] Коран 2:28(30): «И вот, сказал Господь твой ангелам: “Я установлю на Земле наместника”. Они сказали: “Разве Ты установишь на ней того, кто будет там производить нечестие и проливать кровь,  а мы возносим хвалу Тебе и святим Тебя?” Он сказал: “Поистине, Я знаю то, чего вы не знаете!”»