Л.Н. Гумилёв – теоретик «пассионарства»? либо историк-профессионал

Ориентировочное время чтения: 169 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

 

«В чужих словах скрывается пространство:

Чужих грехов и подвигов чреда,

Измены и глухое постоянство

Упрямых предков, нами никогда

Невиданное. Маятник столетий

Как сердце бьется в сердце у меня.

Чужие жизни и чужие смерти

Живут в чужих словах чужого дня.

Они живут, не возвратясь обратно

Туда, где смерть нашла их и взяла,

Хоть в книгах полустерты и невнятны

Их гневные, их страшные дела.

Они живут, туманя древней кровью

Пролитой и истлевшею давно

Доверчивых потомков изголовья.

Но всех прядет судьбы веретено

В один узор; и разговор столетий

Звучит как сердце, в сердце у меня.

Так я двусердый, я не встречу смерти

Живя в чужих словах, чужого дня».

Л. Н. Гумилёв

 

«Слово «луна» — только «палец», указующий на луну:

горе тому, кто примет «палец» за луну».

Дайэ

Теория циклов этногенеза Л.Н. Гумилёва в ракурсе процессов психодинамики

Фактология публицистики Л.Н. Гумилёва

Историческая фактология Л.Н. Гумилёва: раскрытие мировоззрений и развенчание исторических мифов

Поэтические произведения Л. Н. Гумилёва: развенчание марксизма и сатанизма

Заключение

 

ВП СССР в нескольких своих трудах коснулся взглядов историка Л.Н. Гумилёва, открывшего то, что названо им «теорией пассионарности», и достаточно верно подметил, что при вульгаризации его трудов невозможно понимание того, что исторические труды Л. Н. Гумилёва всего лишь посвящены описанию закономерностей существования этногенеза с применением терминологии биогеохимии, которая не подходит для описания процессов, имеющих место быть в обществе как системе.

Однако прошло достаточно времени после смерти историка для того, чтобы оценить использованную им фактологию, а также его взгляд на своё открытие вкупе с его догадками и ошибками и его рассмотрения с качественно иных позиций.

Теория циклов этногенеза Л.Н. Гумилёва в ракурсе процессов психодинамики

 

«И то, что пишу я, вероятно, будет через полвека переосмыслено, но это и есть развитие науки».

Л.Н. Гумилёв «Этногенез и биосфера Земли» (1979)

 

«Некий Professor physices полагает, что мировой дух[1], наподобие хорошего экспериментатора,

установил где-то электрическую машину, и от нее в нашу жизнь тянутся бесчисленные проводники.

Мы, по мере возможности, стараемся их обходить, чтобы не прикоснуться, но тут уж как ни старайся,

все равно когда-нибудь да наступишь, и тогда тебя поражает молниеносный разряд,

сотрясая до самых глубин существа, после чего происходит полнейшее преображение».

Э.Т.А. Гофман «Артуров двор»

 

Мы начнем с того, что в определение «пассионарность» Л.Н. Гумилёва сгружены понятия, связанные с биологией, биохимией и четырьмя предельно обобщающими категориями «материя, энергия, пространство и время»:

«На людей, как особей вида Homo sapiens и как на все организмы биосферы, влияют физические силы. Но если тепловые или электромагнитные флуктуации ощущаемы на уровне организмов, то интересующие нас биохимические факторы поддаются описанию только на популяционном уровне, т.е. на уровне этносов. Хотя они проявляются в поведении отдельных людей, но только эмпирическое обобщение широкого круга наблюдений позволяет дать дефиницию, необходимую для понимания процессов этногенеза, а также связи этнических феноменов с биосферными.

Для начала отметим один несомненный факт. Неравномерность распределения биохимической энергии живого вещества биосферы за длительное историческое время должна была отразиться на поведении этнических коллективов в разные эпохи и в разных регионах. Эффект, производимый вариациями этой энергии, как особое свойство характера людей, мы называем «пассионарностью» (от лат. слова passio – страсть).

Пассионарность – это характерологическая доминанта, необоримое внутреннее стремление (осознанное или, чаще, неосознанное) к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели (часто иллюзорной)[2]. Заметим, что цель эта представляется пассионарной особи иногда ценнее даже собственной жизни, а тем более жизни и счастья современников и соплеменников.

Пассионарность отдельного человека может сопрягаться с любыми способностями: высокими, средними, малыми; она не зависит от внешних воздействий, являясь чертой психической конституции данного человека[3]; она не имеет отношения к этике, одинаково легко порождая подвиги и преступления, творчество, разрушения, благо и зло, исключая только равнодушие; она не делает человека «героем», ведущим «толпу», ибо большинство пассионариев находятся в составе «толпы», определяя ее потентность в ту или иную эпоху развития этноса» (Л.Н. Гумилёв «Конец и вновь начало»)[4].

Заметим, что в этом варианте определения «пассионарности» не упоминается наследственность, фигурирующая в более раннем труде ученого «Этногенез и биосфера Земли»[5], что дает нам основание считать объект исследования историка социальным явлением. Заметим, что те, кто ныне изучают теорию этногенеза Л.Н. Гумилёва, также отмечают, что «пассионарность в большей степени социальный феномен, нежели наследственно-генетический…»[6]. В связи с этим чтобы адекватно интерпретировать этногенез, его динамику и движущую силу, необходимо отказаться от их рассмотрения с позиции терминологии биохимии и четырех предельно обобщающих категорий «материя, энергия, пространство и время», которые легли в основу терминологии этногенеза Л.Н. Гумилёва, так как они не учитывают информационные процессы, сопутствующие этногенезу:

«Предельными обобщениями, предшествующими категории «Всё вообще», осознаваемыми подавляющим большинством в качестве исходных понятий об объективности Мироздания, в нынешней цивилизации на протяжении тысячелетий неизменно остаются:

1) «материя» (вещество);

2) «дух», понимаемый:

  • и как «энергия», «сила» (в терминах нынешней физики — «силовые поля», представляемые в качестве разновидности «материи вообще» материалистическими разновидностями философии),
  • и как управляющее начало, т.е. «информация» и алгоритмика её преобразований;

3) «пространство»;

4) «время».

Все названные четыре предельно обобщающие категории могут представляться по-разному в разных системах миропонимания: разрозненными; но могут быть и объединёнными — то в четырёх-ипостасном боге-Мироздании Амуне (древнеегипетском варианте обожествления Природы); то в «двух-ипостасном» безымянном и неперсонифицированном (не обладающим качеством субъектности, т.е. осмысленно действующей воли) «пространственно-временнóм континууме» современной нам теории относительности, содержащем в себе «материю» во всех её агрегатных состояниях, к числу которых отнесены и так называемые «силовые поля» — то, что в древности именовалось словом «дух».

Хотя слова, обозначающие эти предельно обобщающие категории, и трактовки связанных с ними понятий при более детальном их описании неоднократно изменялись на протяжении истории, но неизменным оставалось одно: информация («образ», «идея», «смысл») и алгоритмика («упорядоченность состояний и преобразований образов и идей, а также и материи в её различных агрегатных состояниях») понятийно сокрыты и неотделимы в группе предельных обобщений Я-центризма от «духа» = «энергии» = «силы» = «власти».

В явном виде информация, образность Мира, идеи и смысл не входят в набор названных предельных обобщений Я-центризма, непосредственно предшествующий обобщающим категориям «Мироздание» либо «Всё вообще». То же касается и алгоритмики преобразований материи во всех её агрегатных состояниях и алгоритмики преобразований информации.

Это — принципиальная ошибка Я-центричного мировоззрения и миропонимания, обрекающая их носителей на множество других ошибок, производных от этой принципиальной» (ВП СССР «Основы социологии» (Том 1, часть 1)).

Таким образом, из-за рассмотрения Л.Н. Гумилёвым этногенеза с позиции терминологии четырех предельно обобщающих категорий «материя, энергия, пространство и время», не учитывающей духовную динамику общества в пределах суперэтноса (нации), его объяснения причины этногенеза не состоятельны с точки зрения метрологии. При этом цикличная закономерность всё же имеется и прослеживается в историческом прошлом:

«В истории Руси — Русской многонациональной цивилизации, породившей государство, общее всем её народам, — прослеживается определённая циклика. Однако она мало чего общего имеет с «теорией пассионарности» Л.Н. Гумилёва в силу того, что эта теория метрологически несостоятельна, этически бессмысленна, а жизнь ноосферы Земли и Вседержительность несут определённый — нравственно-этический — смысл. Если не оспаривать это положение (а оспаривать его можно, только игнорируя множество исторических фактов, относящихся к разным эпохам), то выявляется следующая циклика, повторяющаяся в разные эпохи соответственно исторически сложившимся обстоятельствам и достигнутому уровню развития культуры и психодинамики общества.

Полный исторический событийный цикл включает в себя две фазы.

  • Началом первой фазы является завершение некой социокультурной катастрофы. После её завершения, в первой фазе цикла происходит попытка построения общенародной государственности, ориентированной на решение задач развития всех народов, оказавшихся под властью этой государственности, и представители всех их могут внести свой вклад в общее дело. Однако с течением времени возникает та или иная «элита», которая занимает сатанинскую по сути позицию «мы — лучше, чем они, и потому только мы имеем право на власть и преимущества перед ними, а они обязаны жить под нашей властью и не роптать, что бы мы ни делали». Этой «элите» не нужна общенародная государственность, но обретя власть над исторически сложившейся государственностью, «элита» начинает трансформировать её в «элитарно»-корпоративную государственность. Она может сделать это, организовав скоротечный государственный переворот, но может сделать это же медленными шагами, совокупность которых ведёт к достижению именно этой цели. Первая фаза цикла завершается становлением «элитарно»-корпоративной государственности.
  • Вторая фаза цикла начинается становлением «элитарно»-корпоративной — антинародной по её сути государственности. Под её властью народ так или иначе бедствует, возможности личностного развития для подавляющего большинства людей блокируются становлением двухкомпонентной культуры, включающей в себя две субкультуры:
  • «элитарную», главные цели которой — воспроизводство «элитарно»-корпоративной государственности и установленной «элитой» социальной организации, автоматически обеспечивающей разного рода преимущества «элиты» в отношении простонародья, которое должно быть как можно более де-факто бесправным и политически недееспособным;
  • простонародную, которая не однородна по своему качеству — в ней есть две составляющие: 1) мечтающая о наступлении «золотого века», хранящая идеалы цивилизационного развития на принципах справедливости, и 2) обеспечивающая приспособление к «элитарной» тирании и выживание в исторически сложившихся обстоятельствах.

«Элитарная» составляющая этой культуры не предполагает развития, вследствие чего в глобальном историческом процессе не может реализовать принцип, известный из «Алисы в зазеркалье»: для того, чтобы стоять на месте (т.е., чтобы сохранять своё положение на фоне геополитических противников и конкурентов в ходе глобального исторического процесса), надо очень быстро бежать (точная цитата: «…здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место, нужно бежать вдвое быстрее»). Но отсутствие развития всегда порождает деградационные процессы: под воздействием этой социокультурной и ноосферно-религиозной нравственно-этической закономерности «элитарная» государственность с течением времени утрачивает компетентность и политическую дееспособность, в результате чего, будучи не способной созидательно ответить на «вызовы времени», приводит Россию-Русь к очередной социокультурной катастрофе.

Из катастроф Россию-Русь вытаскивает та составляющая простонародной культуры, которая несёт идеалы справедливости — мечты о становлении нескончаемого «золотого века». Это — «большевики» разных эпох. Большевики они — не потому, что представляют собой большинство общества, а потому что они за интересы развития того большинства, которое не желает быть паразитами, и не желает, чтобы на их труде и жизни паразитировало то или иное меньшинство, возомнившее себя «истинной элитой».

Дееспособность большевиков в смысле безошибочности решения ими задач развития в режиме «пообещали — сделали» обусловлена тем, насколько во второй фазе цикла правящая «элита» смогла подавить в них и в их союзниках познавательно-творческую культуру, навязать им невежество и разного рода нравственно-этические пороки. Чем больших «успехов» смогла достичь «элита» в такого рода оскотинивании простонародья — тем более жестокой к «элите» и её представителям персонально оказывалась История. Так на «элиту» замыкались и замыкаются обратные связи в смысле «что посеешь — то пожнёшь, но пожнёшь сторицей». Поэтому вопросы в стиле «а нас-то за что?» и сетования на эту тему — выражение слабоумия «элитарных» деградентов: они исторически неуместны» (ВП СССР «О текущем моменте» № 4 (132), октябрь 2017 года»).

Чтобы эти цикличные процессы этногенеза адекватно рассмотреть, необходимо обозреть динамику этногенеза с ракурса процессов психодинамики и культуры:

«Психодинамика общества представляет собой процесс его самоуправления, в котором все члены общества в соответствии с их нравственностью, миропониманием, этикой, взаимодействуя с потоком событий, делают и не делают всё то, что хотят, в результате чего получается то, что получается.

С точки зрения ДОТУ общество представляет собой суперсистему, а психодинамика общества это:

  • в материальном аспекте — биополя людей, объединяющие индивидов в разного рода функционально целостные группы вплоть до человечества в целом;
  • а в нематериальных аспектах — алгоритмика и информация, на основе которой строится самоуправление в суперсистеме и которая распределена своими фрагментами по психике индивидов, составляющих разного рода функционально целостные группы, общество и человечество в целом.

Алгоритмика и информация, несомые психодинамикой, изменяются только в результате изменения того, что принято называть «духовностью», в которой скрыты творческий потенциал и склонность к биологической и социокультурной деградации людей и социальных групп. Когда творческий потенциал, а также и склонность к деградации реализуются, некоторым образом изменяется и алгоритмика самоуправления суперсистемы, и вследствие её изменений некоторым образом изменяются и психодинамика, и результаты её действия — т.е. результаты управления. Поэтому главное в жизни общества — не допускать деградации и реализовывать творческий потенциал в русле Промысла. По отношению ко многим процессам, обусловленным психодинамикой, уместна поговорка «ложка дёгтя портит бочку мёда», т.е. один идиот или негодяй способен обрушить и обесценить дело миллионов» (ВП СССР «Об этике и её роли в жизни»).

Таким образом, если рассмотреть этапы этногенеза, описанные Л.Н. Гумилёвым по существу, то мы увидим не что иное, как колебания психодинамики внутри общества в пределах суперэтноса (нации) на протяжении его жизни. Такие колебания всегда связаны с культурой[7], которая имеется в обществе, и её носителями, а также тем, какой тип культуры имеется в обществе на тот или иной момент времени в обществе:

«В наши дни умные люди понимают, что глобализация в её исторически сложившемся виде — «гибридная война», в которой для достижения целей глобальной политики прямо и опосредованно применяются все шесть приоритетов обобщённых средств социального управления / оружия, и которая не может быть прервана до завершения процесса глобализации построением культуры, объединяющей всё человечество. Вопрос только в том, какой по характеру будет эта культура? — в ответе на этот вопрос возможны варианты, представленные ниже в таблице 1.

Таблица 1. Типология культур

Характеристические признаки: Варианты:
1. Отношение к познавательно-творчес­ко­му потенциалу личности. Безразличное — подавить у всех — подавить у большинства, но в той или иной мере реализовать у тех или иных меньшинств — обеспечить освоение и развитие творческого потенциала всеми.
2. Отношение к совести и стыду. Подавить у всех (все должны быть просто послушными автоматами, подчинёнными закону или воле хозяев-манипуляторов) — все обязаны нести совесть и стыд по жизни (без совести и стыда индивид — человекообразная нелюдь, а не человек).
3. Отношение к воле, как к способности личности подчинять самого себя и течение событий вокруг осознанной целесообразности. Подавить у всех — подавить у большинства и выстроить иерархию «права на волю» — воля должна быть развита у всех, должна быть подчинена диктатуре совести и реализовывать творческий потенциал — это ЧЕЛОВЕК.

Норма (и соответственно, — идеал, которому должно стремиться человечество и который оно должно воплотить в жизнь в своём историческом развитии) выделена во втором столбце таблицы 1 жирным шрифтом». (ВП СССР «О текущем моменте» №3 (135) «Очередные задачи постсоветской власти и общества и возможности их решения: объективные и субъективно обусловленные»).

С точки зрения Достаточно Общей Теории Управления (ДОТУ), цикл этногенеза представляет собой «колебательный процесс изменения статистических характеристик индивидуальных целей на первых приоритетах общесоциального вектора целей»[8]. Однако процесс изменения общесоциального вектора целей невозможен без изменения культуры, наличествующей в обществе и определяющей его характер. Исходя из вышеизложенного, представляется возможным соотнести фазы этногенеза с этапами доминирования разных типов культур в обществе в пределах суперэтноса (нации). Кроме этого, согласно ДОТУ, существуют два главных метода концентрации управления региональными центрами в суперсистеме:

1)         Разрушение управления по полной функции в регионах-конкурентах и поглощение их обломков, с помощью которого выстраивается межрегиональный конгломерат.

2)         Упреждающее вписывание, формирующее многорегиональный блок[9].

Ниже приведена таблица фаз этногенеза и их соотношение с типами культур, находящимися на той или иной фазе жизни суперэтноса (нации), составленная по диахронической таблице этногенеза, в которой императивы были определены ученым частично верно, частично нет, и схеме этногенеза из трудов Л.Н. Гумилёва «Тысячелетие вокруг Каспия»[10] и «Конец и вновь начало»[11], вышеприведенной таблице типологии культур, обобщенной характеристике цикла функционирования типов государственности из записок ВП СССР «О текущем моменте» №3 (135) и №4 (132), а также способам формирования суперсистем и типам суперсистем, изложенным в ДОТУ.

Таблица 2. Соотношение фаз этногенеза с их характеристиками культуры суперэтноса (нации)

Фазы этногенеза и её характеристики Характеристики культуры суперэтноса (нации) в фазе
Фаза и её характеристика Императив Длительность Отношение к познавательно-творческому потенциалу личности Отношение к совести и стыду Отношение к воле, как к способности личности подчинять самого себя и течение событий вокруг осознанной целесообразности
Исходное сочетание этносов (народностей), характеристик культуры общества и ландшафтов регионов Разнообразны
Пусковой момент и развитие («Началом первой фазы является завершение некой социокультурной катастрофы»). «Надо исправить мир, ибо он плох» 150 лет Если методом концентрации управления региональными центрами в суперсистеме в культурной составляющей наличествует упреждающее вписывание, тогда стартовыми характеристиками культуры регионального лидера-концентратора суперэтноса (нации) являются:
В случае существования упреждающего вписывания «после её завершения, в первой фазе цикла происходит попытка построения общенародной государственности, ориентированной на решение задач развития всех народов, оказавшихся под властью этой государственности, и представители всех их могут внести свой вклад в общее дело». Обеспечить освоение и развитие творческого потенциала всеми Все обязаны нести совесть и стыд по жизни Воля должна быть развита у всех, должна быть подчинена диктатуре совести и реализовывать творческий потенциал — это ЧЕЛОВЕК
Если методом концентрации управления региональными центрами в суперсистеме в культурной составляющей наличествует разрушение управления по полной функции в регионах-конкурентах и поглощение их обломков, тогда стартовыми характеристиками культуры регионального лидера-концентратора суперэтноса (нации) являются:
В случае разрушения управления по полной функции в регионах-конкурентах и поглощения их обломков строится «элитарно»-корпоративная государственность в клановом исполнении, из которой происходит по отношению к покоренным народам политика замещения их культуры и этнических чисток по приоритетам средств обобщённого оружия и управления Подавить у большинства, но в той или иной мере реализовать у тех или иных меньшинств Подавить у всех (все должны быть просто послушными автоматами, подчинёнными закону или воле хозяев-манипуляторов) Подавить у большинства и выстроить иерархию «права на волю»
Расцвет суперэтноса (нации) (завершение становления и функционирование государственности, которая является:

либо общенародной, если выстроена упреждающим вписыванием,

либо «элитарно»-корпоративной в клановом исполнении, если выстроена разрушением управления по полной функции в регионах-конкурентах и поглощением их обломков)

«Будь тем, кем ты должен быть» 200-250 лет
Переход в акматическую фазу («Однако с течением времени возникает та или иная «элита», которая занимает сатанинскую по сути позицию «мы — лучше, чем они, и потому только мы имеем право на власть и преимущества перед ними, а они обязаны жить под нашей властью и не роптать, что бы мы ни делали»»). «Не по-вашему, а по-моему» 200-300 лет Подавить у большинства, но в той или иной мере реализовать у тех или иных меньшинств Подавить у всех (все должны быть просто послушными автоматами, подчинёнными закону или воле хозяев-манипуляторов) Подавить у большинства и выстроить иерархию «права на волю»
Акматическая

(при наличии общенародной государственности начало попыток утверждения «элитарно»-корпоративной, антинародной государственности,

при наличии «элитарно»-корпоративной государственности в клановом исполнении – противостояние «элитарных» группировок внутри существующего государства в борьбе за главенствующее «элитарное» положение, по итогам которого определяется наиболее мощная либо компромиссная «элитарно»-корпоративная группировка.

Этот период сопровождается гражданскими войнами, которым иногда может сопутствовать иностранное вмешательство.

«Обретя власть над исторически сложившейся государственностью, «элита» начинает трансформировать её в «элитарно»-корпоративную государственность. Она может сделать это, организовав скоротечный государственный переворот, но может сделать это же медленными шагами, совокупность которых ведёт к достижению именно этой цели»).

«Будь самим собой»
Переход в фазу надлома «Мы устали от великих»
Надлом («Первая фаза цикла завершается становлением «элитарно»-корпоративной государственности», если была общенародная государственность, или стабилизацией «элитарно»-корпоративной государственности, если она изначально была в государственности суперэтноса (нации)). «Только не так, как было» 150 лет
Переход в инерционную фазу («Вторая фаза цикла начинается становлением «элитарно»-корпоративной — антинародной по её сути государственности», если была общенародная государственность, или стабилизацией «элитарно»-корпоративной государственности, если она изначально была в государственности суперэтноса (нации)). «Дайте жить, гады» 300 лет Безразличное Подавить у всех (все должны быть просто послушными автоматами, подчинёнными закону или воле хозяев-манипуляторов) Подавить у большинства и выстроить иерархию «права на волю»
Инерционная («Под властью «элитарно»-корпоративной государственности народ так или иначе бедствует, возможности личностного развития для подавляющего большинства людей блокируются становлением двухкомпонентной культуры, включающей в себя две субкультуры:

«элитарную», главные цели которой — воспроизводство «элитарно»-корпоративной государственности и установленной «элитой» социальной организации, автоматически обеспечивающей разного рода преимущества «элиты» в отношении простонародья, которое должно быть как можно более де-факто бесправным и политически недееспособным;

простонародную, которая не однородна по своему качеству — в ней есть две составляющие: 1) мечтающая о наступлении «золотого века», хранящая идеалы цивилизационного развития на принципах справедливости, и 2) обеспечивающая приспособление к «элитарной» тирании и выживание в исторически сложившихся обстоятельствах»).

«Будь таким, как я»
Переход в фазу обскурации (««Элитарная» составляющая этой культуры не предполагает развития, вследствие чего в глобальном историческом процессе не может реализовать принцип, известный из «Алисы в зазеркалье»: для того, чтобы стоять на месте (т.е., чтобы сохранять своё положение на фоне геополитических противников и конкурентов в ходе глобального исторического процесса), надо очень быстро бежать. Но отсутствие развития всегда порождает деградационные процессы: под воздействием этой социокультурной и ноосферно-религиозной нравственно-этической закономерности «элитарная» государственность с течением времени утрачивает компетентность и политическую дееспособность»). «Не будь ты моим благодетелем!» 200 лет Безразличное Подавить у всех (все должны быть просто послушными автоматами, подчинёнными закону или воле хозяев-манипуляторов) Подавить у всех
Обскурация (начало череды кризисов «элитарной» государственности). «Будь таким, как все»
Переход к мемориальной фазе «А ведь не всё еще погибло!» 100 лет
Мемориальная «Вспомним, как было прекрасно»
Социокультурная катастрофа и крах «элитарно»-корпоративного режима.

Исход катастрофы в зависимости от сложившихся исторических обстоятельств, качества культурного потенциала, накопленного и сохраненного простонародьем, и развития психодинамики в суперэтносе (нации):

1.       регенерация (восстановление), ведущая к состоянию гомеостаза (состоянию этноса (народности))) с полной потерей государственности вплоть до его раздробленности до нового витка этногенеза

2.       регенерация (восстановление), ведущая к новому витку цикла этногенеза с обретением новой государственности, выстраиваемой по одному из методов концентрации управления региональными центрами в суперсистеме

3.       упадок существующего суперэтноса (нации) вследствие отсутствия образа будущего и принятием идеологии гедонизма и потребительства от «элитарно»-корпоративного режима власти, ведущий к его исчезновению, замещению другими народностями[12]

Переход к гомеостазу (состоянию этноса (народности)) «Да когда же это кончится!» Безразличное Все обязаны нести совесть и стыд по жизни Подавить у большинства и выстроить иерархию «права на волю»
Гомеостаз[13] (отсутствие государственности и юридической системы, приспособленность к жизни на определенном природном ландшафте, месте проживания этноса (народности)) «Лишь бы всё осталось, как есть»

Пояснения к таблице:

  • Таблица соотношения фаз этногенеза и с их характеристиками культуры суперэтноса (нации) показывает процессы цикла функционирования суперэтносов (наций) межрегионального конгломерата и многорегионального блока соответствующими им методами концентрации управления региональными центрами в суперсистеме на временном интервале длительностью от 1300 до 1450 лет. Согласно ДОТУ:
  • Для многорегионального блока цикличность его деятельности объясняется тем, что «субъективный вектор целей центра управления блоком (центра, обособившегося в блоке) может стать даже антагонистичным к его же объективному и потенциальному векторам целей, прежде всего, — в результате информационно-алгоритмической агрессии межрегионального центра через не контролируемые центром блока контуры управления. По этой причине блок не застрахован от разрушения его центра управления, общеблочных структур и инфраструктуры в ходе информационной агрессии межрегионального центра». При этом высокое качество накопленного культурного потенциала многорегионального блока способно воссоздать его заново.
  • Цикличность функционирования межрегионального конгломерата обусловлена тем, что «запас устойчивости управления конгломератом, как “целостностью”, гораздо ниже потенциально возможного вследствие отягощения частных векторов целей в конгломерате многочисленными дефектами, (особенно в сопоставлении с иерархически Наивысшим вектором целей в отношении суперсистемы). Поддержание же дефективности векторов целей в некогда автономных регионах — основа господства межрегионального центра. Общая малость глубины идентичности векторов целей потенциально чревата конфликтами самоуправления и требует затрат ресурсов конгломерата для ограничения самоуправления на нижних иерархических уровнях и подавления паразитных процессов конфликтных самоуправлений. По этим причинам общий уровень качества управления суперсистемой в целом низок, хотя процесс концентрации управления и протекает устойчиво, а освоение потенциала развития сдерживается до момента завершения концентрации управления». При этом низкое качество накопленного культурного потенциала межрегионального конгломерата вследствие негативных характеристик культуры заставляет носителей центра межрегионального конгломерата интегрировать его отдельные элементы в культуру региональной периферии межрегионального конгломерата, которая может стать центром нового межрегионального конгломерата.
  • Первый этап цикла функционирования типов государственности, характеризующийся становлением и функционированием общенародной государственностью для многорегионального блока, «элитарно»-корпоративной государственностью в клановом исполнении для межрегионального конгломерата, как видно из таблицы соотношения фаз этногенеза и с их характеристиками культуры суперэтноса (нации), охватывает две первые фазы этногенеза. Этнос (народность) в этот период преобразуется в суперэтнос (нацию). Второй этап занимает последующие фазы этногенеза до возникновения социокультурной катастрофы, обусловленной наличием формирования «элитарной» группировки или нескольких таких группировок и накопления ею или ими ресурсов для построения своей «элитарно»-корпоративной государственности, из которой происходит медленная деградация суперэтнической системы. Вследствие этого по мере деградации суперэтнической системы усиливается её давление на биосферу, что создает предпосылки для возможного усугубления социокультурной катастрофы стихийными бедствиями и деградацией природного ландшафта проживания суперэтноса (нации).
  • Нужно заметить, что таблица соотношения фаз этногенеза и с их характеристиками культуры адекватно интерпретирует лишь прошлое, когда время замещения начального множества технологий и навыков измерялось сотнями лет (что как раз соответствует срокам изменения характеристик культуры на определенных фазах этногенеза). В результате изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени, произошедшего в ХХ веке, которое привело к началу смены логики социального поведения, представляется невозможным экстраполировать выявленную закономерность прошлого в будущее[14].

«Cам Л.Н. Гумилёв никогда не экстраполировал в будущее действие теории пассионарности, но делал оговорку (по крайней мере она запомнилась по его устным выступлениям), что течение истории, её ритмика до начала XIX века согласуется с изложенной им теорией пассионарности[15].Такая по содержанию оговорка является свидетельством того, что Л.Н. Гумилёв был человеком с довольно развитой интуицией, что и отличает его от приверженцев изложенной им «теории пассионарности», которые, не чуя течения жизни, экстраполируют действие теории пассионарности в будущее и на этой основе высказывают предположения о возможном течении политики и строят политическую сценаристику. Об этой оговорке Л.Н. Гумилёва не все знают (а знающие о её значимости не задумываются), причин её не выявляют и впадают в ошибку, вульгаризируя его наследие в своих интерпретациях.

Дело в том, что предсказуемость каких-либо явлений на основе соответствующих теорий предполагает, что характер течения процессов, описываемых теорией, обусловлен факторами, не изменяющими своего характера. Если же обуславливающие течение описываемых теорией процессов факторы, не учитываемые ею, изменяют свой характер в силу каких-либо причин, то теория перестаёт быть надёжным инструментом прогноза дальнейшего течения процессов, вызвавших интерес её потребителей.

Это касается и «теории пассионарности» в наши дни. Для всех прошлых эпох, историческая фактология которых была осмыслена Л.Н. Гумилёвым и послужила основой для утверждений, составивших во взаимосвязи «теорию пассионарности», было характерно то обстоятельство, что через практически неизменный в технико-технологическом отношении мир проходили многие поколения людей.

В отличие от тех эпох, в наши дни на протяжении жизни одного поколения успевают сменить друг друга несколько поколений техники, технологий, социально значимых знаний и навыков.

Этот переход от одного качества жизни к другому стал зрим именно с начала XIX века по мере того, как производство на основе преобладающего потребления биогенной энергии сельскохозяйственных растений и домашних животных, сменялось производством на основе преобладающего потребления техногенной энергии, вырабатываемой машинами. К середине ХХ века этот переход к подавляющему преобладанию потребления в производстве и быту техногенной энергии завершился (по крайней мере, в так называемых «передовых странах»), и началось ускоренное обновление технологий и техники.

В жизни обществ главную роль играет организация психики и психическая деятельность как личностей, так и коллективов. И если до начала XX века, один раз выучившись в детстве и юности чему-либо, этими знаниями и навыками можно было жить всю оставшуюся жизнь без опасения потерять социальный статус, обусловленный знаниями и навыками, то в наши дни поддержание социального статуса обусловлено способностью людей самостоятельно осваивать и вырабатывать необходимые знания и навыки в темпе возникновения в них потребностей. Те, кто к этому не способны в силу разных причин, — теряют свой социальный статус или выкашиваются из жизни потоком стрессов и ситуаций, в которых их поведение на основе свойственных им знаний и навыков оказывается неадекватным.

Если соотноситься с «теорий пассионарности», то различные фазы жизни этносов и суперэтносов характеризуются различием статистик разпределения населения по этико-психо-логическим типам, описываемым в «теории пассионарности». Изменение же характера воздействия на личность информационных потоков, циркулирующих в обществе, в наши дни означает, что не только динамика фаз этногенеза будет иной при сохранении им прежнего качества, но возможен и выход процесса этногенеза на новое качество, о котором в «теории пассионарности и этногенеза» Л.Н. Гумилёв ничего не говорит.

Одна из причин этого в том, что Л.Н. Гумилёв характеризует в «теории пассионарности» психотипы по видимым извне особенностям их поведения, а не по организации алгоритмики[16] психики индивидов — носителей каждого из выявленных им психотипов.

Кроме того, беда самого Л.Н. Гумилёва была в том, что при очень широкой эрудированности его базовое образование было гуманитарным. В силу этого в тех вопросах, где требовалось понимание общеприродных закономерностей бытия в их преломлении к жизни общества и биосферы и общефизических процессов, он в ряде случаев писал откровенные глупости, которые присутствуют в тексте “Этногенеза и биосферы Земли”, и бездумно разпространяются её приверженцами, включая и евразийцев. К сожалению, не нашлось никого, кто смог бы помочь Л.Н. Гумилёву в освоении естествознания и теории саморегуляции больших систем, что могло бы позволить ему избежать откровенного вздора в его версии теории этногенеза; а возможно, он бы смог поднять её на новый качественный уровень» (ВП СССР «Евразийство и Россия: современность и перспективы»).

  • «Изменение соотношения эталонных процессов биологического и социального времени — объективный (т.е. внешний, неуправляемый) по отношению к скотскому состоянию толпо-“элитарного” общества фактор, размывающий толпо-“элитарную” организацию общества с порождением им некой иной культуры, принципиально отличной от
    прежних типов культуры толпо-“элитаризма”. Культура — фактор давления на биологический вид, под который подстраивается совокупная матрица генетически обусловленных возможностей и предразположенностей популяции. Поэтому биологические закономерности, справедливые для популяций с толпо-“элитарной” социальной организацией, не могут быть разпространены на популяцию с иным типом культуры, изключающей толпо-“элитаризм”. Так Природа ставит людей перед выбором: либо сброс зажравшихся толпарей назад в мир животных, либо выход людей в ЧЕЛОвечность.
    Л.Н. Гумилёв смог разсмотреть процесс «этногенеза», не вдаваясь в социальную сферу по одной причине. Толпо-“элитарное” общество в информационном отношении ничем не отличается от популяции животных, в популяции животных обновление её информационного состояния произходит только со сменой поколений на уровне генного аппарата. В толпо-“элитарном” обществе, где в силу самых различных причин основная масса состава обеих толп норовит жить чужим умом, разсуждая по авторитету и довольствуясь преданиями, обновление информационного состояния на уровне социальной организации произходит тоже со сменой поколений, поскольку, что толпарь успел освоить до вступления в пору зрелости, с тем он и уйдет из жизни, может быть, даже глубоким стариком. Этот одинаковый характер процессов информационного обновления популяции на уровне социальной организации и генетического аппарата — особенность толпо-“элитаризма” — позволил Л.Н. Гумилёву в термин «пассионарность» и с ним связанные, сгрузить самые разнородные явления, относящиеся к информационным процессам на уровне генетического обмена в популяции и на уровне её социальной организации. Косвенно этому способствовала неприкаянность понятия «информация» и неопределённость понятия «время» в диалектическом материализме»
    (ВП СССР «Мёртвая вода. Часть 1. Глава VII. ««Пассионарность»: Биология и другие взаимовложенные процессы»» (ред. 2015 года)).

Теперь вернемся к критике термина «пассионарность», использовавшегося Л.Н. Гумилёвым. Четыре предельно обобщающие категории «материя, энергия, пространство и время», рассмотренные выше, не могут быть объективными при описании построения суперэтносов (наций) как суперсистем. В ДОТУ процесс построения суперсистем описан так:

«Алгоритмика упреждающего вписывания должна развёртываться, ориентируясь на переход к человечному типу строя психики как к единственно нормальному для людей. В этом случае — она наиболее эффективна в смысле достижения целей и необратимости результатов, поскольку развёртывается в русле Промысла и при прямой и опосредованной поддержке иерархически Наивысшего всеобъемлющего управления.

Тем не менее, и носители демонического типа строя психики могут в своём развитии выйти на осуществление ими концентрации управления методом упреждающего вписывания. Однако в этом случае у них будут неизбежны конфликты с иерархически Наивысшим всеобъемлющим управлением как при осуществлении управления в пределах их автономного региона суперсистемы, так и за его пределами в границах суперсистемы в целом. При развёртывании алгоритмики упреждающего вписывания на основе демонического типа строя психики, при её неоспоримо более высокой эффективности, чем у алгоритмики разрушения и поглощения обломков, она неизбежно будет приводить к срывам управления, ввергающим её приверженцев в катастрофу, из которой нет выхода, либо ставящим их на грань такой катастрофы.

Дело в том, что разрушение автономных регионов и формирование конгломерата — более очевидное и более слабое зло, нежели формирование блока методом упреждающего вписывания на основе демонического типа строя психики: Благодаря низкому качеству управления в конгломерате, низкому запасу устойчивости управления в нём перейти от конгломерата к блоку и целостной суперсистеме, в которых господствует человечный тип строя психики, проще, нежели от блока, в котором господствует демонический тип строя психики».

Таким образом, разрушение управления по полной функции в регионах-конкурентах и поглощение их обломков, с помощью которого выстраивается межрегиональный конгломерат, всегда осуществляется носителями демонического строя психики, а упреждающее вписывание, формирующее многорегиональный блок, может осуществляться носителями либо человечного, либо демонического строя психики. Исходя из этого, наличие или отсутствие воли и наличие или отсутствие диктатуры совести в психике индивида определяет не только его реализуемую способность достижения цели, но и способ и качество её достижения («средства оправдываЮт цель» либо «цель оправдывает средства»).

«Надо понимать, что носители типов строя психики животного и «зомби» наименее эффективны в качестве управленцев[17]. Поскольку общины в целом были заинтересованы в качественном управлении, то к руководству повседневными делами общин приходили наименее зомбированные из числа общинников люди: т.е. носители демонического и человечного типов строя психики» (ВП СССР «Основы социологии» Том 3: Часть 3. Жизнь человечества: толпо-«элитаризм» — историко-политическая реальность и перспективы (Книга 2)).

Следовательно, явление так называемой «пассионарности» (от лат. «страсть, наклоннность»[18]) показывает реализуемые индивидами творческий потенциал и способность быть качественно профессиональными управленцами и в то же время быть качественно профессиональными исполнителями, которая есть у носителей демонического и человечного типов строя психики[19]. Соответственно этому, две первых фазы этногенеза из таблицы 2 выстраиваются высоким соотношением носителей этих строев психики среди управленцев в суперэтносе (нации).

Таким образом, исходя из вышесказанного, цикличные закономерности этногенеза, выявленные Л.Н. Гумилёвым, характерны только для описания истории до изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени, произошедшего в ХХ веке, когда доминировал толпо-«элитарный» уклад цивилизаций в силу преобладания нечеловечных строев психики в них[20]. Отдельно отметим ключевую причину формирования «элитарно»-корпоративной государственности и «элитарных» группировок, обусловленную толпо-«элитарным» укладом общества – накопление в культуре управленцев суперэтноса (нации) «я-центризма». Общественные беды толпо-«элитарной» цивилизации в силу её специфики проистекают именно из-за этого, из-за чего этническая организация либо гибнет, либо сбрасывает с себя «элитарную» государственность различными способами в зависимости от исторически сложившихся обстоятельств.

Если увидеть изменение императивов фаз этногенеза, начиная с акматической и далее (процесс уклонения от «Будь тем, кем ты должен быть» («Не по-вашему, а по-моему» → «Будь самим собой» → «Мы устали от великих» → «Только не так, как было» → «Дайте жить, гады» → «Будь таким, как я» → «Не будь ты моим благодетелем!» → «Будь таким, как все»)), то оно показывает практическую реализацию продвижения «я-центризма» в культуре суперэтноса (нации) в условиях толпо-«элитаризма» и поддерживающих её идеологических парадигм по принципам политтехнологии «окно Овертона»[21]. Именно такие выводы можно сделать из того, что рассматривал ученый в рамках своего исследования исторических явлений.

«Человек в полноте своего достоинства — носитель необратимо человечного типа строя психики[22], а не животное, подвластное инстинктам, хотя и выдрессированное какой ни на есть цивилизацией. Однако:

  • если он не достиг необратимо человечного типа строя психики, то он подчинён тем же закономерностям бытия, которым подчинены все прочие биологические виды в биосфере планеты (повадки и социальная иерархия по типу стадно-стайных обезьян; гадит, где пробегает; избыточная по отношению к ёмкости экологической ниши рождаемость, с последующим уничтожением некоторой части поколений болезнями и внутривидовой конкуренцией; мотивация поведения стимулами, характерными для животного мира: «либо удовольствие — либо боль, страх, неприятности», а не смыслом жизни, выходящим за границы удовлетворения физиологических и бытовых потребностей и т.п.).
  • если же культура такова, что все достигают необратимо человечного типа строя психики к началу юности, то общество переходит к жизни на основе иных закономерностей бытия (в частности, человек состоявшийся — эмоционально самодостаточен и его настроение не зависит от внешних обстоятельств, вследствие чего гедонистический образ «жизни» для него неприемлем, и индивид ему не подвластен; совокупление при этом не может быть следствием желания получить удовольствие и занять «приятным делом» свободное время, поскольку оно становится священным актом зачатия в Любви нового Человека — наместника Божиего на Земле, что требует от будущих родителей телесной и духовной подготовки к каждому акту зачатия)» (ВП СССР “Психтроцкизм и пидорасинг — угроза жизни человечества”).

«Главная проблема человечества состоит в следующем. Биологический вид «Человек разумный» в чисто биологическом аспекте — стадно-стайная обезьяна, «слабо вооружённый» биологический вид. И соответственно, будучи «слабо вооружённым» видом, «Человек разумный» несёт и весьма «слабенькую» «врождённую мораль», доходящую до вседозволенности, типичную для всех стадно-стайных обезьян, а также — и весь комплекс инстинктивных программ, ориентированных на воспроизводство в преемственности поколений стада-стаи, предельно эффективной в смысле устойчивости к давлению среды обитания.

Именно эта «обезьянья» «врождённая мораль» и является первичным генератором несправедливости во всех её разновидностях и проявлениях на протяжении всей предъистории и истории нынешней глобальной цивилизации и всякого культурно своеобразного общества, а также — и генератором всех прочих малых и больших проблем как индивидов, так и обществ» (ВП СССР «О текущем моменте» № 4 (132), октябрь 2017 года»).

Кроме этого, нужно заметить, что далеко не всегда места проявления и зарождения новых этнических систем или их модификаций размещались по прямой линии на карте мира, как это выводил сам ученый в своих трудах, так как это происходило в соответствии с тезисом: «Бог лучше знает, где помещать своё посольство» (Коран, 6:124, в переводе И. Ю. Крачковского).

Сам Л.Н. Гумилёв по поводу происхождения толчков заявлял:

«Пассионарные толчки располагаются на Земле не беспорядочно, не точками и не пятнами, а длинными цепочками, линиями, которые между собой совершенно не связаны. Это очень длинные полосы, на которых вдруг появляются вот эти мутанты, называемые нами пассионариями, и захватывают они примерно половину земного шара (глобуса), не переходя на вторую, противоположную сторону.

От чего это может быть? Земля испытывает, как известно, целый ряд космических воздействий. Солнечная активность здесь неприемлема: она не дала бы таких полос, которые достигают длины половины глобуса, сосредотачиваясь в каких-то конкретных местах. Так что гипотеза о происхождении пассионарности от солнечной активности не годится. Может быть, предлагают объяснение геологи, это действует распад урановых руд? Но руды залегают тоже в определенных местах, и там пассионарии не появляются.

Остается третий вариант: это энергия, которая попадает на Землю из Космоса. По этому поводу от кого я только не наслушался, что, мол, подвожу к Господу Богу, но Господь Бог занимается гораздо более серьезными вещами, чем мутагенез. Поэтому такие выводы были совершенно не по адресу и несправедливы.

Земля находится не в вакууме, а просто в разреженной материи, которую пронизывают потоки космических частиц» (Синхронное интервью Л.Н. Гумилёва из документального фильма «Лев Гумилёв в зеркале истории» (режиссер А.Н. Марутян, 1988 г.)).

Из вышеприведенной цитаты следует, что Л. Н. Гумилёв сделал непростую оговорку к своим исследованиям, оставив в их умолчании влияние Божьего Промысла на ход истории в рамках своего описания этногенеза. Но согласно КОБ[23], Бог, который есть, влияет на глобальный исторический процесс многофакторно, и в выделенной нами фразой ученый-историк предостерег от использования своих трудов в выхолощенном варианте, указав умолчанием на то, что проявление[24] Языка Жизненных Обстоятельств от Бога, который есть, не исчерпывается одними природными явлениями.

Л. Н. Гумилёв сам косвенно предостерегал от такой «популяризации» своих трудов, при которой внушается мысль, что деградация общества и законы этногенеза находятся вне познания общества, говоря о соотнесении закономерностей этногенеза с остальными общественными факторами:

«Изменение законов Природы – вне людских возможностей, хотя бы потому, что сами люди – часть Природы. Но знание законов Природы очень полезно, ибо дает возможность избежать многих бед»[25].

Таким образом, Л. Н. Гумилёв был историком-профессионалом, лишь доказавшим существование жизненного цикла этногенеза в рамках несовершенной мировоззренческой парадигмы «материя, энергия, пространство и время». Поэтому его термин «этнос» – категория биологическая, узко приспособленная им к своим трудам. Он описывал этносы исключительно как составляющую биосферы, с точки зрения изучения биологической видовой популяции, о чем неоднократно говорят ссылки в его книге «Этногенез и биосфера Земли» на труды ученого-естествоиспытателя В. И. Вернадского. Тогда как наиболее корректно признаки этносов (наций и народностей в частности) были сформулированы И.В. Сталиным в статье «Марксизм и национальный вопрос» так:

«Нация — это исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни (а, если перенести в сегодняшние реалии глобализованного мира — единства сферы общественного самоуправления – примечание авторского коллектива ИАЦ) и психического склада, проявляющегося в общности культуры».

Если отметить противоречивые моменты, которые ВП СССР в рамках нескольких своих трудов рассмотрел в «Этногенезе и биосфере Земли», то нужно признать, что Л. Н. Гумилёв не обладал адекватной терминологией для того, чтобы описать своё открытие о закономерностях этногенеза. Поэтому теория этногенеза в терминологии Л. Н. Гумилёва метрологически несостоятельна не потому, что не отражает закономерностей жизненного цикла этногенеза, а потому, что она не учитывает влияние Божьего Промысла и ноосферы на глобальный исторический процесс, психологический аспект в нём, выражающийся в колебании и изменении психодинамики народов[26], и выражена в терминологии, не приспособленной для описания объективных закономерностей исторического процесса[27].

«По существу, я являюсь последователем Владимира Ивановича Вернадского в его учении о биосфере и энергии живого вещества, но его идеи о ноосфере никак не связаны с моими представлениями и с моими выводами, и я их не имею ни права, ни желания касаться. Это другая тема — не моя, которую будут решать другие ученые», — признаётся историк в своём «Автонекрологе»[28].

Однако это не означает, что Л.Н. Гумилёв, ошибочно описывая исторические закономерности в меру своего понимания, при этом намеренно и сознательно вводил в заблуждение свою аудиторию – психологический аспект истории, будучи не отраженным явно в его теории этногенеза, был зафиксирован им неявно без точных определений в описании весьма ограниченной, но объективной в большинстве своём исторической фактологии, оказавшейся в его распоряжении.

 

Фактология публицистики Л.Н. Гумилёва

 

«Настоящий историк не вправе жить только прошлым.

Он должен пользоваться знанием о прошлом для понимания настоящего;

и он должен одинаково хорошо знать и прошлое, и настоящее, чтобы видеть,

в каком направлении идёт развитие, куда устремляется будущее».

Клиффорд Саймак «Круг замкнулся»

 

Что касается публицистики, печатаемой со слов Л.Н. Гумилёва в последние годы его жизни, пришедшие на упадок и распад СССР, то отметим следующее, что все ответы Л. Н. Гумилёва на вопросы, касаемые политики, в том числе и в отношении И.В. Сталина, на которые ему приходилось отвечать тогда, объясняются лишь тем, что он обладал ограниченным набором фактов о современности на тот момент времени и был вне политики[29].

На судьбу Л. Н. Гумилёва выпали такие тяжелые события, как несколько арестов и ссылки в лагеря. В освобождении от первого ареста сыграл свою значительную роль И.В. Сталин: в ответ на прошения поэтессы Анны Ахматовой, матери ученого, а также поэта Бориса Пастернака он оставил резолюцию на её письмо освободить историка, благодаря чему Гумилёва-младшего отпустили. Правда, от последующих арестов и ссылок после 1938 года это не уберегло: в тридцатые годы двадцатого века оставалось достаточно много троцкистов, прикрывавшихся «культом личности» Сталина, продолжавших преследовать инакомыслящих и не допускавших даже малейшего упоминания об их судьбах в кругу первых лиц государства[30]. Впрочем, согласно воспоминаниям современников:

«Лев Николаевич был, учитывая его судьбу, совершенно не озлобившимся человеком. Он вовсе не считал, что ему «сломали жизнь», и что он имеет право свести счеты с кем-то или с чем-то. Он ухитрялся извлекать что-то хорошее даже из самого страшного.

– Когда был на поселении в Туруханском крае, долго жил один… представляете, Андрюша!? Сотни верст и ни одного опера! Ни одного!

Он очень радовался этому отсутствию «оперов» вокруг, но на прямой вопрос на одной из лекций ответил неожиданно: нет, у него совершенно нет ненависти к сотрудникам «доблестных органов».

– Не они же меня сажали…

– А кто?!

– Коллеги, разумеется[31].

Задавшая вопрос девушка буквально лишилась дара речи, и, с широко открытыми глазами, открывала и закрывала рот. Сама мысль, что ученого могли сажать не злобные тупые энкавэдэщники, а собратья по научному цеху, была для нее очень уж непривычной. А ведь даже сегодня, на уже давно почившего Льва Николаевича «собратья»-учёные всё пишут и пишут пасквили и своеобразные научные доносы с многочисленными обвинениями. Полное впечатление, что для многих из них любой скандальный поклёп на Л.Н. Гумилёва – способ напоминания о себе и о своих «научных» трудах, – ведь творениями этих уважаемых коллег давно уже никто не интересуется»[32]. Также была известна и другая его формулировка о том времени: «Я не имею претензий к властям – ученые сажали ученых»[33].

Это подтверждает пишущий от лица идеологов Запада британский журналист Чарльз Кловер в своей книге-исследовании «Черный ветер, белый снег. Новый рассвет национальной идеи», упоминая П. Н. Савицкого, географа, экономиста, геополитика и культуролога, одного из исследователей этнографической картины Евразии, с которым Л.Н. Гумилёв переписывался:

«И Гумилёв, и Савицкий, надо думать, страдали после ГУЛАГа своего рода стокгольмским синдромом. Принимая во внимание все то, что Гумилёву пришлось вынести в сталинской России, поразительно, как в его глазах позитивными оказались именно те элементы российского прошлого, в которых мы видим наиболее точные предвестия жестокой и кровавой единоличной диктатуры, а европейские влияния вдруг оказались губительными. О Сталине в своих работах он не упоминает ни разу, из сотни с лишним интервью имя диктатора мелькает лишь в двух, и то в ответ на прямой вопрос. Это невозможно объяснить только страхом перед цензурой, ведь эта лакуна сохраняется и в пору перестройки, гласности, распада СССР».

Упоминая И.В. Сталина, Л.Н. Гумилёв относился критически к эпохе существования СССР в части, касаемой территориально-административных границ республик, считая ошибочно Сталина сопричастным к их созданию, и переселению малых народов России в другие её части в годы Великой Отечественной войны, считая их одними из факторов разрушения СССР[34]. Однако ему не было известно, что Сталин с самого начала в 1922 году предлагал план автономизации по государственному устройству СССР, где Россия была бы центром, которому должны подчиняться национальные республики с сохранением некоторой автономии только в вопросах внутренней политики. В своём письме от 22 сентября 1922 года по итогам возглавляемой им комиссии для подготовки проекта единого союзного договора В. И. Ленину он писал:

«Мы переживаем такую полосу развития, … когда молодое поколение коммунистов на окраинах игру в независимость отказывается понимать как игру, упорно принимая слова о независимости за чистую монету и также упорно требуя от нас проведения в жизнь буквы конституций независимых республик… Если мы теперь же не постараемся приспособить форму взаимоотношений между центром и окраинами к фактическому взаимоотношению, в силу которых окраины во всём безусловно должны подчинятся центру, то… через год будет несравненно труднее отстоять единство советских республик».

Однако В. И. Ленин, будучи в больном состоянии, отказался от сталинского плана государственного устройства СССР, и, очевидно под влиянием троцкистов, принял федеративный план по государственному устройству, констатируя:

«Мы признаем себя равноправными с Украинской ССР и др. и вместе, и наравне с ними входим в новый союз, новую федерацию…» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 45, с. 211).

Именно этот ленинский план и был слабым звеном в СССР, из-за которого многие административно-территориальные границы его республик были выстроены неестественно по конгломератному принципу. Так, например, территория Украины из-за этого представляла собой конгломерат из Малороссии, простирающейся от Карпат до Днепра, и Новороссии, состоявшей из Донбасса и Причерноморья, в годы Гражданской войны в СССР оформившиеся в Донецко-Криворожскую и Одесскую советские республики соответственно, но уничтоженные троцкистами через Ленина:

«К сожалению, все, что мы знаем о том, как проходила дискуссия на Совете обороны РСФСР, возглавляемым Лениным, это одна строчка постановления: «Просить т. Сталина через Бюро ЦК провести уничтожение Кривдонбасса». Это решение было принято 17 февраля 1919 г.

В итоге Сталин оперативно отменил намеченную на 20 февраля областную партконференцию большевиков Донецко-Криворожского бассейна, которую спешно готовил Артем и на которой, судя по всему, планировалось объявить о продолжении деятельности ДКР.

Данное решение Москвы не мотивировалось, хотя мотивы неоднократно озвучивались на разных уровнях и до, и после означенного решения. Сами украинские большевики неоднократно подчеркивали, что они никто в мелкобуржуазном Киеве или Малороссии без мощного пролетарского Донбасса.

То есть, присоединением Донецкой республики к УССР большевистская Москва решила разбавить крестьянскую Украину «сознательным пролетарским элементом». Потому и столицу УССР решили оставить в Харькове. При этом попытки выделить индустриальный Донецко-Криворожский регион в отдельную единицу еще предпринимались Артемом и его бывшими наркомами ДКР (в частности, Межлауком).

Об этом, например, свидетельствует решение Оргбюро ЦК РКП(б) от 7 мая 1919 г., принятое на основании доноса луганчанина Лутовинова. В этом решении требуется подавить «сепаратистские тенденции» и стремление «образовать Донецко-Криворожскую республику». А затем кляузу на экс-руководителей ДКР накатал лично Троцкий, который 1 июня 1919 г. сообщил о планах Артема, Ворошилова и Межлаука создать «Донецкую военную республику».

И вновь реакция Ленина была очень жесткой. По итогам этой троцкистской кляузы в тот же день ВЦИК принял решение о военном союзе национальных республик, которое и легло затем в основу создания СССР по национальному признаку. Против чего активно и безуспешно боролись лидеры Донецкой республики» (В.В. Корнилов – «Россия так и не признала Донецко-Криворожскую республику частью Украины»)[35].

Однако такое положение дел, как на Украине, касается не только её, но и других постсоветских стран: Молдавии, у которой есть конфликт с некогда входившим в её состав в годы СССР Приднестровьем и в составе которой находится Гагаузия с её тюркоязычным населением; Армении и Азербайджана вокруг Нагорного Карабаха (Арцаха); Грузии, успевшей после СССР от себя отторгнуть Южную Осетию и Абхазию[36]; Прибалтики и так далее. Не является исключением даже Казахстан с учётом того, как он был сформирован в СССР до 1936 года:

«Казахстан – до 1936 года был Казакстан, т.е. казацкий стан. В феврале 1936 году Постановлением ЦИК и СНК Казакской ССР ”О русском произношении и письменном обозначении слова ”казак” сказано, что последняя буква ”к” заменяется буквой ”х”. В соответствии с этим писать надо было на ”казак” и не ”Казакстан”, а ”казах” и ”Казахстан”. И что в состав теперешнего Казахстана вошли земли сибирских, оренбургских и уральских казаков.

До 1936 года в мире не существовало не только государства ”Казахстан”, но и не было казахов как нации вообще. Было общее понятие – киргизы. Так назывались орды кочевников от Каспия до Алтая. Среди этих орд был один род под названием ”казах”, кочевавший между озерами Зайсан и Алаколь у самих границ Китая. И вот вдруг этот никому не известный род превращается в национальную республику с территорией в десятки раз превосходящую территорию ”титульной” киргизской нации и второй после России. На границах Дикого Поля (географическое название, укоренившееся за казачьей степью в XVI веке) с запада стояло Уральское казачье войско, с севера – Оренбургское и Сибирское, с востока Семиреченское войско. Казачьи войска зорко стерегли свои земли от непрошеных гостей. В степь на недели уходили дозорами казачьи сотни и стоило только появиться в русских пределах бродягам со своими стадами, как их нагайками гнали вплоть до Арала и Балхаша. <…>

Декретом ВЦИК и СНК от 26 августа 1920 года Уральская казачья область переименована в губернию и включена в состав автономной Киргизской республики; 5 апреля 1925 года декретом ВЦИК и СНК Кирреспублика переименована в Казакскую Советскую Социалистическую Республику. Отныне киргизы будут именоваться «казак-киргизами». В 1925 году правителем республики Казакстан становится Шая Голощёкин – один из главных убийц царской семьи в Екатеринбурге. За 7 лет правления Шаи треть казак-киргизского народа вымерла от голода в первые годы коллективизации в Казакстане. В феврале 1936 года издано постановление ЦИК и СНК Каз. ССР «О русском произношении и письменном обозначении слова «казак». В постановлении сказано, что последняя буква «к» заменяется буквой «х». В соответствии с этим писать теперь надо не «казак» и «Казакстан», а «казах» и «Казахстан».

Северо-Казахстанская область образована в составе Казахской ССР 29 июля 1936 года. Ранее это был Петропавловский уезд Омской губернии РСФСР (существовала в 1919—1925 гг.), который передали 26 августа 1920 года декретом ВЦИК и СНК РСФСР в состав образованной Акмолинской губернии Автономной Киргизской республики 1920—1925, впоследствии Казакской АССР с 1925—1936»[37].

Надо полагать, что сторонники пролоббированного троцкистами плана автономизации СССР и размежевания границ союзных республик создали проблемы, которые обернулись потом впоследствии после распада СССР военными и политическими конфликтами и назреванием споров вокруг территориальных границ:

««Русская весна» поставила перед бывшими советскими республиками проблему, которую можно охарактеризовать как «покушение на их суверенитет», поскольку многие из них после развала СССР получили в свое владение области, которые ранее были российскими. Так же как Украина получила от большевиков Новороссию, так к Казахстану отошла в 1936 году Восточно-Казахстанская область. В таких городах, как Павлодар, Петропавловск или Усть-Каменогорск до сих пор большинство проживающих — русские. Поэтому в Казахстане болезненно восприняли высказывание председателя Верховного совета Хакасии Владимира Штыгашева.

«Всего мы пять областей передали Казахстану, и после этого Казахская АССР из автономии была переименована в ССР. Эти территории передавались как разменная монета. В рамках СНГ демаркация границ стран не форсировалась. Почему? Вдруг у народов возникнет желание восстановить страну», — заявил Владимир Штыгашев.

«Российский МИД уже высказал свое отношение к этим словам, заявив, что делать такие высказывания не в компетенции Штыгашева», — сказал Досым Сатпаев. Однако политолог добавил, что это уже третье за последние полгода высказывание российских политиков с территориальными претензиями к Казахстану. Поэтому эта проблема есть и оценивается в Казахстане, как «отражающая часть общественного мнения в России» и «тревожные знаки». Сейчас все нормально, но что будет после смены власти? Как поведет себя Москва тогда, если к власти придут менее лояльные к России политики?»[38].

Особенно остро это выглядит на фоне попыток культурно-политического отмежевания постсоветских стран от России вроде латинизации[39], лоббировавшейся троцкистами в 1920-е годы и которую пытаются взять на вооружение постсоветские «элиты»[40], и заигрывания лидеров постсоветских республик с радикалами-националистами под разными знаменами (в том числе и с псевдоисламскими движениями в случае со среднеазиатскими странами), требующими разорвать любые связи с Россией вплоть до её шантажа. Но попытки постсоветских республик обособиться от России, инициатора и центра Евразийского Союза, созданного для экономической интеграции стран Евразии, как было видно на примере Украины после 2014 года, оказываются чреваты издержками в форме военных конфликтов, убылью населения и распадом государственностей, от которых выиграют только разрушители государственных суверенитетов:

«Независимость, суверенитет – это инструмент защиты. Он не может быть сам по себе, вне интересов народа. Для многих превратно понятая независимость стала прологом к геноциду, истреблению: темные силы стремились и стремятся вывести какой-то народ из-под защиты, а вторым этапом – растереть его в порошок. Принести в «суверению» сувенирную смерть и мрак – как это и случилось на Украине…

Конечно же, независимость народов неразрывно связана с их борьбой за социальные права, за лучшее будущее. Только в такой связке она является прогрессивным явлением, не работающим на убийц и козлов-провокаторов. В мире, что уже и тупому очевидно – борются два основных начала: рабовладение и Справедливость.

Капитализм – это мягкая форма рабовладения, «разбавленная», как компот водой, разными социальными уступками. Уступки капиталисты дали со страху. Когда они теряют страх – они начинают выкручивать руки народам, и тащат народы к высшей стадии капитализма – фашизму, который представляет из себя уже классическую форму рабовладения: мир рабов и господ, кастовое общество.

В современной борьбе те, кто поддерживает мировое рабовладение – становится его рабом. Это и случилось с Украиной и её фиктивной, показушной «независимостью». Чем дальше от зажженной в СССР звезды Справедливости – тем ближе к рабовладению и вечному мраку, к власти извергов-изуверов.

Важно понимать, что защитить республику, не являющуюся мировой ядерной державой – некому и нечем. Если и были у кого-то наивного надежды на ООН, на международные суды да арбитражи – они давно уже развеялись по ветру.

И потому повсюду в мире союз с Россией становится для ЛЮБОЙ И ВСЯКОЙ республики средством избежать судьбы уничтоженных жителей Республики Краина (чьё имя так созвучной имени Украины!). Почему, вы думаете, всеми мыслимыми и немыслимыми путями независимые республики пытаются войти в Российскую Федерацию – изобретая хитрые механизмы, чтобы туда пробраться (как Южная Осетия)?

Да по той простой причине, что внутри народам безопасно, а снаружи… очень страшно, мягко говоря…

Того, кто не имеет сил для обороны – не спасёт юридическая казуистика. Циники и фарисеи Запада всегда задним числом подгонят решение суда не в вашу пользу – как они это сделали с Косово.

Поэтому мы и совмещаем нежелание распада России с желанием распада Украины. Нужно собрать воедино ту силу, которая одна в состоянии противостоять геноцидам и абсолютному рабству в мире-концлагере. Эта борьба имеет смысл. А мелочная опека искусственных и случайных пост-советских границ – никакого смысла не имеет.

Такая опека – лишь попытка жуликов увековечить провокацию и подлость, при которых ни с того, ни с сего, без войны – единую страну распилили по внутренним, административным границам. Сделали это люди (точнее, нелюди) – которые на это ни полномочий, ни прав не имели» (Анвар Хафизов – «​Слово башкира украинцам»)[41].

Касательно переселения отдельных народов СССР (крымских татар, немцев, финнов-ингерманландцев, карачаевцев, калмыков, чеченцев, ингушей, балкарцев и турок-месхетинцев) в годы Великой Отечественной войны Л.Н. Гумилёву не было известно, что их представителей активно пытались вербовать в коллаборационистские отряды на службу вермахта, как видно на примере судьбы крымских татар, которые оказались наиболее активно завербованными:

«Татарские части на службе у оккупантов насчитывали примерно 20 тысяч человек. Это — 10% населения, т.е. практически весь мобилизационный потенциал народа. Значит, каждая вторая татарская семья дала Гитлеру одного солдата. Такого массового вступления в германские вооружённые силы не было ни у одного народа СССР. А вступали они добровольно, а не по повестке, не оставлявшей выбора. Несомненно, что решение вступать в коллаборционистские войска или иным образом сотрудничать с оккупантами обсуждалось в семье, с друзьями и родственниками, учитывалось мнение старейших авторитетных членов общин.

Татары, служившие с оружием в руках немецким оккупантам, были косвенными соучастниками их преступлений. Несомненно, что некоторые из них были и непосредственными соучастниками, потому что немецкие зондеркоманды, приезжавшие для осуществления расстрелов, всегда привлекали себе в помощь предателей из местного населения — полицаев, и без татар, состоявших на службе у немцев, дело не обошлось <…>.

Если бы советское руководство поступило в соответствии с действующими законами, подавляющее большинство крымско-татарского мужского населения расстреляли бы, после чего этот народ естественным образом прекратил бы своё существование.

Тем не менее Сталин, понимая, что женщины и дети не должны отвечать за своё мужское население, всего лишь выселил их за пособничество немецким оккупантам, фактически спасая их от народного самосуда и расправ.

Что же касается тех немногих крымских татар, которые действительно честно воевали в Красной Армии или в партизанских отрядах, то вопреки общепринятому мнению, они выселению не подвергались» (Информационно-аналитический центр (ИАЦ)  «Евровидение 2016 и выселение крымских татар в 1944 году — причины и последствия»)[42].

Не удивительно, что переселение отдельных народов в годы Великой Отечественной войны происходило из-за опасений распространения фашистской агитации и вербовок, которые однозначно подрывали не только линию фронта (ведь как раз до них она добралась фактически к 1943 году), но и разжигали межнациональную рознь, что усложняло потенциально время восстановления СССР после войны.

При том, что немецко-фашистские войска активно поощряли коллаборационизм на оккупированных территориях СССР, по Крыму (но к России это тоже относилось по умолчанию в целом) Гитлер заявлял, что «Крым должен быть освобождён от всех чужаков и заселён немцами». Т.е. «Рим предателям не платит», и в его планах пособникам коллаборационизма места не отводилось по завершению экспансии нацизма. Тем более что против России в методах поощрения коллаборационизма Гитлер был не единственным[43]: ещё в девятнадцатом веке в годы Кавказской войны англичане проводили свою разведывательную войну в сотрудничестве с Турцией (которая сама по себе тогда не была суверена из-за отсталости от европейских держав в военно-техническом и экономическом отношении) на Кавказе, поставляя горцам имама Шамиля оружие и продовольствие, дабы их вовлечь в орбиту своего колониального влияния[44]. А оно приносило свои плоды в виде грабежей местного населения вплоть до концентрационных лагерей в Южной Африке в ходе англо-бурской войны[45], так что участь горцев и степняков была бы плачевная, проиграй бы Россия в 19 веке войну на Кавказе абречеству и басмачеству в Средней Азии, поощряемым извне.

Когда Лев Гумилёв заявлял, что не рассматривает исторические процессы далее восемнадцатого и девятнадцатого века в рамках своей «теории», то подразумевал, что далеко не все факты на временной шкале истории, начиная с 20 века, укладывались в его взгляд на историю, а также, возможно, из опасения предвзятости историографов по окружавшей его современности (вспомним его формулировку «ученые сажали ученых»). Но в данном случае также уместно вспомнить высказывание французского философа Рене Декарта из его труда «Рассуждение о методе»: «Кто тратит слишком много времени на путешествия, может в конце концов стать чужим своей стране, а кто слишком интересуется делами прошлых веков, обыкновенно сам становится несведущим в том, что происходит в его время». Изучив бы тщательно современность и недавние произошедшие события, Л. Н. Гумилёв вряд ли бы стал игнорировать их в своей предметной области. Поэтому под определением «сталинщины» Л.Н. Гумилёв понимал преступления троцкистов в эпоху Сталина, когда они прикрывались его авторитетом и позже приписали ему свои преступления. В интервью «Корни нашего родства» 1988 года ученый осудил также тех, кто пытается разыграть сепаратизм и на основе этого разжечь межнациональную рознь:

«Есть единственный, но отработанный за многие века и во всех странах способ разжигания вражды. Для этого естественному противопоставлению этносов «мы» и «не – мы» придается иной, совершенно отрицательный смысл, различия между представителями разных народов доводятся до полного абсурда, дескать, «мы – люди», а «они – не люди». Эта дегуманизация идет с применением набора стандартных образов – негодяя, мучителя, насильника и т. д. Ибо нельзя посеять вражду, не создав образа «врага».

Мало сказать, что любой национализм слеп. Надо всячески разоблачать его вредоносную сущность, его коварные приемы психологической обработки. Конечно, как и во всех сферах жизни, на национальных отношениях сказались перекосы сталинистской политики, издержки застойного времени. Однако не будем закрывать глаза на то, что и сегодня есть группы людей, заинтересованных в сохранении межнациональных трений, готовых ради своей выгоды покуситься на святая святых – дружбу народов. Это своего рода корыстное сословие, современные князьки и баи, стремящиеся вопреки переменам сохранить теплые местечки, это ультраконсервативные элементы – ревнители ветхозаветной старины[46]. Они спекулируют на всем. Но особенно охотно и пристрастно – на истории»[47].

Именно об этом заявлении Л.Н. Гумилёва в публицистике необходимо помнить и знать всем почитателям его научных трудов, не закрывая глаза ни на спекуляции предвзятых историографов, ни на попытки выгодопожинателей межнациональных конфликтов развязать очередные войны посредством их пособников.

 

Историческая фактология Л.Н. Гумилёва: раскрытие мировоззрений и развенчание исторических мифов

 

«Некоторые события, пережитые нами, находят себе объяснение в далекой истории,

где заблуждения причудливо переплетаются с истиной, но истина их превозмогает».

Л.Н. Гумилёв «Страна Шамбала в легенде и в истории» (1968)

 

«Там, в Охотском неласковом море,

Я доверю свой путь кораблю.

Я молюсь на восточные зори,

А о западных только скорблю».

Л.Н. Гумилёв «Каждый день так взволнованы зори…»

 

Все свои исторические наблюдения Лев Гумилёв подкреплял фактами, причем весьма интересными не столько в подтверждениях увиденных им закономерностей, сколько в плане исторической объективности.

Несколько трудов Л. Н. Гумилёва были посвящены истории не только государств Евразии в целом, но и Хазарского каганата – одного из сильных государств 8-9 века н.э., в котором произошла смена правящей верхушки с кочевой тюркской на прибывшую еврейскую, – почти уникальный случай в мировой истории, когда периферия «мировой закулисы» открыто захватила власть при поддержке стран[48] библейского конгломерата и стала угнетать с помощью наемных войск[49] окружающие племена, в том числе и принадлежавшие к Руси. С прошлым Хазарского каганата Лев Гумилёв был знаком, когда участвовал в волжских экспедициях в поисках хазарских археологических памятников. Именно эта тема не любима современными некоторыми историографами, называющих его антисемитом[50]. Однако не только из-за упоминания Хазарии Л. Н. Гумилёв оказался вне официоза современных историографических кругов. В частности, он коснулся раннего этапа зарождения исторически сложившегося христианства в своём эссе «Зигзаг истории»:

«Большинство гностиков не стремились распространять свое учение, ибо они считали его слишком сложным для восприятия невежественных людей. Поэтому их концепции гасли вместе с ними. Но в середине II в. христианский мыслитель Маркион, опираясь на речь апостола Павла в Афинах о «Неведомом Боге», развил гностическую концепцию до той степени, что она стала доступной широким массам христиан. И это учение не исчезло. Через сотни передач оно сохранилось на родине Маркиона – в Малой Азии, и в IX в., преображенное, но еще узнаваемое, стало исповеданием павликиан (от имени апостола Павла), выступивших на борьбу с византийским православием, причем они даже заключили политический союз с мусульманами.

Если говорить о религиозной доктрине павликиан, то бросается в глаза их различие с манихеями, сходство с древними гностиками и крайне отрицательное отношение к маздакизму и иудаизму.

Но теологические тонкости, которые волновали умы богословов, были чужды и непонятны массам, задачей которых была война против Византии. Для противопоставления себя православию было достаточно общепонятного признания материи не творением Божиим, а извечным злым началом. Этот тезис роднит павликиан с манихеями и катарами, однако происхождение доктрины от утраченного трактата Маркиона наложило на их идеологию неизгладимый отпечаток.

Сочинение Маркиона о несоответствии Ветхого и Нового Заветов не сохранилось, потому что оно во II в. не было ни принято, ни опровергнуто. Оно подверглось осторожному замалчиванию, а потом забвению. Этот способ научной полемики во все века действует безотказно. Но противники Маркиона не могли предвидеть, что к концу XIX в. удастся восстановить содержание его концепции путем применения неизвестной им методики – широкого сопоставления фрагментов с общим направлением мысли, достаточно оригинальной, чтобы выделить ее из числа прочих. Эту работу проделал Дёллингер и получил результат, если не идентичный тексту Маркиона, то достаточно к нему близкий. Различие между Богом Ветхого Завета и Богом Евангелия формулировалось катарами, павликианами и христианскими гностиками так[51]: «Первый запрещает людям вкушать от древа жизни, а второй обещает дать побеждающему вкусить сокровенную манну» (Апок. 2, 17). Первый увещевает к смешению полов и к размножению до пределов ойкумены, а второй запрещает даже одно греховное взирание на женщину. Первый обещает в награду землю, второй – небо. Первый предписывает обрезание и убийство побежденных, а второй – запрещает то и другое. Первый проклинает землю, а второй ее благословляет. Первый раскаивается в том, что создал человека, а второй не меняет своих симпатий. Первый предписывает месть, второй – прощение кающегося. Первый требует жертв животных, второй от них отвращается. Первый обещает иудеям господство над всем миром, а второй запрещает господство над другими.Первый позволяет евреям ростовщичество (т. е. капитализм), а второй запрещает присваивать не заработанные деньги (военная добыча в то время рассматривалась как оплата доблести риска). В Ветхом Завете – облако темное и огненный смерч, в Новом – неприступный свет. Ветхий Завет запрещает касаться ковчега Завета и даже приближаться к нему, т. е. принципы религии – тайна для массы верующих, в Новом Завете – призыв к себе всех. В Ветхом Завете – проклятие висящему на дереве, т. е. казнимому, в Новом – крестная смерть Христа и воскресение; в Ветхом Завете невыносимое иго закона, а в Новом – благое и легкое бремя Христово [65, с. 146-147, цит. по: 2, с.37]»»[52].

Таким образом, ещё в самом начале зарождения христианства были попытки отдельных богословов-филологов, таких, как Маркион, противодействовать редакциям Нового Завета по лекалам целеполагания Ветхого Завета и объединению Ветхого и Нового Заветов в один канон, что не входило в планы «мировой закулисы», и поэтому их имена были преданы умолчанию. Всё это делалось ради сохранения библейской доктрины «Второзакония-Исайи» в канонах христианства на этапе его зарождения. Поэтому логично предположить, что труд «Антитезы» Маркиона содержал критику доктрины «Второзакония-Исайи»[53] и Ветхого Завета в целом. В любом случае намерение богослова создать Единый Завет христианства, в который Ветхий Завет не должен был войти согласно его мнению и в котором Новый Завет был бы в подлинном виде, наиболее приближенном к тому, чему на самом деле учил Иисус Христос, является подлинной причиной умолчания его имени заправилами библейства.

Однако следует помнить, что не все павликиане, использовавшие учение Марикона и появившиеся спустя столетия в Византии, были его настоящими последователями. В их число входили и протестовавшие против библейского христианства Византии, и последователи жизнеотрицающего мировоззрения манихеев точно также, как и в альбигойстве, и именно из-за наличия в движении манихеев, вступивших в сговор с «мировой закулисой», павликиане в целом были побеждены и помещены в покоренную Византией Болгарию.

Л. Н. Гумилёв вообще отделил Маркиона от павликианства в «Зигзаге истории»:

«Будучи последовательными, павликиане активно боролись против церкви и власти, прихожан и подданных, сделав промыслом продажу плененных юношей и девушек арабам. Вместе с тем в числе павликиан встречалось множество попов и монахов-расстриг, а также профессиональных военных, руководивших их сплоченными, дисциплинированными отрядами. Удержать этих сектантов от зверств не могли даже духовные руководители. Жизнь брала свое в том случае, если лозунгом борьбы было отрицание жизни[54].И не стоит в этих убийствах винить Маркиона, который в богословии был филологом, показавшим принципиальное различие между Ветхим и Новым Заветами. В идеологическую основу антисистем могла быть положена и другая концепция[55]».

Т. е. богослова Маркиона Л. Н. Гумилёв к гностикам не относил, в умолчании оставив тот факт, что и движение гностиков не было монолитным: адепты жизнеотрицающего мировоззрения и манихейства как оформившегося идеологического движения старались найти прибежище в любых религиозных структурах власти не только из-за покровительства им заправил мировой политики, но и вследствие межконфессиональных противоречий и противостояний; также продвигались иллюминаты, наследники манихеев, в иерархии масонства[56]. Но историк рассмотрел не только манихейство, но и другие близкие к нему движения, возникшие в Средние Века, и сделал следующий вывод:

«Поставим вопрос так: что общего между исмаилитством, карматством, маркионитским павликианством, манихейским богумильством, альбигойством и некоторыми вывихами тамплиеров? По генезису верований, догматике, эсхатологии к экзотике – ничего. Но есть одна черта, роднящая эти системы – жизнеотрицание, выражающееся в том, что истина и ложь не противопоставляются, а приравниваются друг к другу. Из этого вырастает программа человекоубийства[57], ибо раз не существует реальной жизни, которая рассматривается либо как иллюзия (тантризм), либо как мираж в зеркальном отражении (исмаилизм), либо как творение сатаны (манихейство), то некого жалеть – ведь объекта жалости нет, и незачем жалеть – Бога не признают, значит, не перед кем держать ответа – и нельзя жалеть, потому что это значит продлевать мнимые, но болезненные страдания существа, которое на самом деле призрачно. А если так, то при отсутствии объекта ложь равна истине, и можно в своих целях использовать ту и другую» (Л.Н. Гумилёв «Зигзаг истории»).

Правда, выявив сущность манихейства, историк не смог рассмотреть по существу то, какой была Европа до доминирования католической церкви – иначе бы изучение катаров-альбигойцев[58] и богомилов с выводами о них были бы иными. Но отметим, что он не относил арианство[59] к разновидности манихейства, оставив вне рассмотрения то, что «арианство — это вероисповедование первоначального христианства»[60] точно также, как и богомильство и катары не были разновидностью манихейства, которое пришло значительно позже в Европу.

Фактически в отношении протестных движений против исторически сложившихся конфессий «мировая закулиса» внедряла манихеев как средство подавления сопротивления своим планам, что было на руку ей. В «Этногенезе и биосфере Земли» Л. Н. Гумилёв бросил такую фразу: «Манихейские общины I тыс. были тайными, вследствие чего ложь стала стереотипом их поведения. Попав в Италию и Францию, манихейские эмиссары называли себя «ткачами», чтобы иметь возможность беспрепятственно переходить из города в город для пропаганды своего учения. На самом деле они были такими же «ткачами», как масоны – «каменщиками»»[61].

Таким образом, сведения о манихействе, приводимые Л.Н. Гумилёвым, свидетельствуют, что «мировая закулиса» время от времени усмиряла протестные для конфессий движения силой или же сама вписывала их в свои планы, как в случае с масонами, тоже протестным тайным общественным движением Европы, ставшим позднее одним из институтов управления библейства. Даже если Л. Н. Гумилёв не догадывался об этом, то он указал в своих трудах, помимо описания феномена жизненного цикла этногенеза, что манихейство – разновидность идеалистического атеизма: как ни странно, но к концу жизни к нему пришло понимание (хотя и не до конца) наличия не только материалистического атеизма, но и идеалистического, к которому он отнес манихейство и подобные ему жизнеотрицающие учения, при этом не углубившись в их связь[62] с библейскими догмами и не обозрев полностью суть идеалистического безбожия:

«Обычное противопоставление теизма атеизму не конструктивно, ибо ничего не дает для понимания соотношения ментальностей при достоверном утверждении их биполярности: позитивной и негативной. Возможен и мистический атеизм – гностические учения, включая манихейство»[63].

Ещё один исторический миф, который развенчал Л. Н. Гумилёв в своих исторических трудах – «черная легенда» о монголах, закрепившаяся в Европе тамплиерами, их сообщниками и преемниками после событий геополитического столкновения монголов с государствами крестоносцев и мамлюками в 1260 году в результате предательства рыцарей, подстрекаемых тамплиерами и пропустивших мамлюкские войска к битве при Айн-Джалуде с монгольским найманом Кит-бугой, собиравшемуся помочь восточным христианам Сирии и Палестины. Битва закончилась разгромом монголов, но её последствия ударили воздаятельно по крестоносцам – они были изгнаны из Палестины и Сирии мамлюками, которые впоследствии были покорены турками-османами, а орден тамплиеров был разгромлен, и многие его члены вместе с его главой Жаком де Молэ были сожжены на кострах по обвинениям французского короля Филиппа Красивого и папства. Влияние этой «черной легенды» пришлось и на Россию вместе с западничеством – монголы, с которыми русский князь Александр Невский благоразумно заключил союз, благодаря которому всё то же рыцарство дальше Эстонии и Латвии не продвинулось и не смогло покорить ни Литву, ни Русь, также были объявлены изуверами согласно этой историографической выдумке[64]. Некоторые публицисты и историографы поддерживают «черную легенду» о монголах, приукрашивая в черном свете монгольский поход на Русь и замалчивая его истинные причины: феодальная раздробленность Руси (на что настойчиво указывала поэма тогдашнего времени «Слово о полку Игореве»), союзничество русских князей с половцами в междоусобицах, убийство монгольских послов и, наконец, главное – зависть и оглядка на Византию, из-за которого произошел раскол на Руси, где упорно не принималось византийство.

«Как пишет официальная история в течение XI в. в разных концах Киевской Руси возникали очаги сопротивления христианизации. Они имели не столько религиозный, сколько социальный и политический смысл; были направлены против угнетения и распространения власти киевского князя. Во главе народных возмущений, как правило, стояли волхвы. А поскольку историографию писали победители в тех распрях, то можно смело сказать, что с 988 по 1237 год на Руси шла гражданская война, которую впоследствии, не имея возможности скрыть, обозначили в истории как княжеские междоусобицы. В этом свете «установление татаро-монгольского ига» может иначе — как временная победа над христианами союза тех, кто не принимал новое вероучение и кочевников-степняков — то есть тех самых язычников» (Информационно-аналитический центр (ИАЦ) «Крещение Руси и гражданская война (часть 1): князь Владимир»)[65].

Естественно, что это кончилось жертвами со стороны сторонников византийско-библейского христианства, которое и было «новым вероучением». Нельзя не отметить «представленный в Повести временных лет (ПВЛ) символ веры, в котором креститель Руси Владимир произносит: «Сын же подобосущен и собезначален Отцу…»», который был у арианства. То есть Русь была крещена в арианство, а позднее были попытки Византии и Запада установить через свои библейские догматы свою власть, что и привело к междоусобице князей Руси. Этого Л.Н. Гумилёв не отрицал, даже не зная о существовании русского арианства, и отметил в книге «От Руси к России», что происходила борьба на Руси трех партий – прорусской, провизантийской и прозападной[66], две последние из которых были вывесками библейского христианства. Касательно старообрядчества там же он констатирует следующее, оставив в умолчании выдвижение никониан в качестве «троянского коня» украинства и хозяев Запада, с которыми византийский патриархат незадолго до захвата Константинополя турками заключил церковную унию, подразумевавшую вне оглашения исказительную правку церковных книг:

«Доказано (в частности, Е. Е. Голубинским – самым авторитетным историком Церкви), что русские вовсе не исказили обряд и что в Киеве при князе Владимире крестились двумя перстами – точно так же, как крестились в Москве до середины XVII в. Дело в том, что в эпоху христианизации Руси в Византии пользовались двумя уставами: Иерусалимским и Студийским, – которые в обрядовом отношении разноречили. Восточные славяне приняли и соблюдали первый; у греков, а вслед за ними и у других православных народов, в том числе у малороссов, возобладал второй».

Единственная ошибочная оценка Л.Н. Гумилёва по историческим фактам отечественной истории состояла в предвзятой оценке опричнины царя Ивана Грозного. В главе книги «От Руси к России» «Кромешники» он считал, что опричнина была создана «в припадке сумасшествия», и рассматривал её с ложных позиций, считая её деструктивной антисистемой, основываясь на предвзятых историографических сведениях. Однако Л.Н. Гумилёв забыл о социальных предпосылках создания опричнины, которые обозревались историком Д. Н. Альшицем (хотя его он упоминает в этой главе) и за которыми стояли противостояние боярства и самодержавия, и никакого вывода из этого не сделал, в то время как логика прослеживалась событий достаточно ясно:

«Теоретически у царя было два очевидных варианта большой властной игры. Один — опереться в противостоянии с боярством на дворянство в целом как класс. Но, во-первых, дворянство само по себе в грозненское время не было классом, оно станет таковым только во второй половине XVIII века, особенно «трудами» Петра III и Екатерины II, и потому-то немецкая самозванка на русском троне сможет опереться на него в противостоянии с вельможами и гвардией, разрешив таким образом «казус Анны Иоанновны» (с вельможами-«затейниками»-олигархами против гвардии или с гвардией против вельмож); дворянство как класс ещё не до конца оформился. Во-вторых, «создание дворянства» потребовало бы наделения его некими правами, а в условиях неоформленности, бытия-в-себе, в неразвитом состоянии центральной власти это было крайне рискованно. В-третьих, это был путь медленный и эволюционный, на который не только не было времени, но который мог быть насильственно прерван.

Другой вариант — выкидывать белый флаг, растворяться в княжебоярстве, в олигархической централизации, что означало опасность для государства, лично царя и даже династии (достаточно вспомнить события 1553 и 1538 годов). Но был третий вариант, неочевидный, на первый взгляд просто немыслимый, и он-то и был реализован — Насиб Талеб (американский экономист и трейдер) назвал бы это «чёрным лебедем».

Третий вариант — предпринять нечто нестандартное и чрезвычайное, выражаясь шахматным языком, Иван (а он играл в шахматы и по одной из версий умер во время шахматной партии) должен был найти неожиданное продолжение, ошеломив им противника. Царь нашёл решение — заложил основу особой власти в форме самодержавия и определил в итоге ход русской истории на несколько веков. Решение называлось «опричнина»» (Информационно-аналитический центр (ИАЦ) «Опричнина — хорошо забытое старое?»)[67].

Что же касается самого Чингисхана, то во многом благодаря распространению его государства на огромную часть Евразии была остановлена временно глобализация по-библейски на Руси. Именно за это распространилась на него «черная легенда» и на монгольское государство[68]. Однако Чингисхан – далеко не единственный, кто своими деяниями попал в «черную легенду» историографов Запада: «Для римских историков Аттила – кровожадный варвар. В германском эпосе Аттила – царь правды, воплощение идеалов нравственности и мужества. Аттила, Чингисхан, Иван Грозный были демонизированы европейскими историками, потому что были глубоко верующими людьми и уважали религиозные чувства других людей. <…> Уважение Чингисхана и Аттилы к другим религиям нужно воспринимать как свойство степи»[69]. Памятуя о сути «Песни о Нибелунгах», о многих попытках союза леса и степи Евразии противостоять библейской экспансии, следует понимать евразийство как один из этапов глобализации по-человечески, направленной на искоренение паразитизма. Именно так нужно понимать и то, что выразил в своих трудах Л.Н. Гумилёв относительно взаимоотношений Орды и Руси, стран степи и леса Евразии.

В «Черной легенде» он вывел предположения, что было бы, если бы монголы победили мамлюков, и в качестве одного из вариантов он указал на укрепление степняков в Сирии, но при логике событий дальнейшего раскола империи Чингисхана после этого момента европейские библейские церковники внесли бы свою лепту в этот процесс: «Так как наследники Хулагу-хана выступали в полувековой гражданской войне в Монголии на стороне Хубилая, против монгольских несториан: Ариг-буги, Хайду и Наяна, то они, подобно великому хану, могли договориться с католиками и принять крещение из Рима. Это было столь же вероятно, как реальный вариант – обращение Газан-хана в ислам. Тогда держава ильханов испытала бы судьбу Индии XVIII-XIX вв., только на месте Ост-Индской компании оказалась бы венецианская сеньория» – ровно таким же образом, как Мамаем до событий Куликовской битвы католики-генуэзцы манипулировали для продвижения собственной торговой агрессии вглубь Евразии, сделав его владения своей криптоколонией[70]. В свете этих событий современная война в Сирии[71] снова отсылает нас к тем прошедшим временам и событиям, только на месте тамплиеров и исмаилитов – ИГИЛ и его союзники из множеств течений исторически сложившегося ислама, библейство в целом и омасоненно-либеральная часть Запада, а на месте монголов – Россия, её союзники из исламского мира, не примкнувшие к ваххабитам, и страны Азии, кроме Японии и Южной Кореи. И хотя историк сомневается в правдивости обвинений против тамплиеров, но он делает решительный сокрушительный вывод против их дела и против историографической лжи «черной легенды» о Евразии в целом в одноименном труде:

«Предательство – преступление противоестественное, зло ради зла, и естественный ход событий его карает. Последний магистр ордена, Жак де Молэ, видимо, был осужден по ложному обвинению, но перед судом истории он был виновен. Он вступил в орден и приехал на Кипр в 1259 г., т.е. часть вины за гибель Кит-буги и многих тысяч восточных христиан лежала на нем. И «черную легенду» о монголах распространяли его рыцари и слуги. Он погиб не за то, в чем был действительно виновен, но дело его ордена отравило сознание европейских обывателей, и эта отрава, под другими названиями, действует до сих пор, распространяясь как нечто, не требующее доказательств. В Европе говорят: «Поскреби русского и найдешь татарина». Ну и, казалось бы, что – чем плохи татары?! Ничем!

Но тут вступает в силу «черная легенда», и русским надо об этом знать. Вот ради чего написан этот историко-психологический этюд, который не потеряет значения до очередного рокового мгновения и торжества научной истины над ложью».

 

Поэтические произведения Л. Н. Гумилёва: развенчание марксизма и сатанизма

 

«И в тайну всего живого

Не в силах проникнуть сами,

Мы зовем чудесное слово

Начинаем писать стихами.

И мир открывается новый,

И жизнь чем дальше, тем краше

Идет перед нашим словом,

Открытая словом нашим».

Л.Н. Гумилёв «Сущность поэзии»

 

Последнюю точку в доказательстве неприверженности Льва Гумилёва библейству ставят его стихотворные произведения. Среди них есть не только стихи, но и поэмы. Особенно интересны пьесы[72] в стихах «Волшебные папиросы»[73] и «Посещение Асмодея»[74].

«Посещение Асмодея» представляет собой сказку, разыгранную через призму итальянской буффонады и «Фауста» Гёте. Главный герой, Профессор, атеист-марксист, вызывает к себе дьявола, дабы заполучить одну из студенток, Коломбину. Её друзья, Пьеро и Арлекин, оказываются по воле злого духа в тюрьме, где тот пытается завладеть их душами, заполучив от них подписи путем наваждений[75]. Лишь чудом главным героям удается вырваться от пыток благодаря буквальному перечеркиванию всех темных оккультных планов на документе сатаны. Здесь удивительно то, что замысел пьесы почти совпадает и по времени создания, и по тематике с произведением М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита», в которой как раз дух тьмы забирает души двух главных героев – мастера и Маргариты, сделавших для самих себя то, что не смог сделать Асмодей в пьесе Л.Н. Гумилёва. Правда, Воланд не смог воздействовать вербовкой в свою иерархию посвящения на Ивана Понырева, волей случая чуть не оказавшегося его жертвой и ставшего впоследствии историком. Хотя замысел романа М.А. Булгакова глубже «Посещения Асмодея»[76], очевидным является то, что эти произведения по замыслу противостоят сатанизму – скрытому и явному, на который косвенно указывал историк в своих научных трудах: в обоих произведениях лишенные совести атеисты, Профессор и Берлиоз, кончают одним и тем же, оказываясь в руках преисподней.

В другой пьесе, «Волшебные папиросы», сатанизм в лице Художника и его приспешников, Критика-Капеллана и Политика-Канцлера, пытается тоже одержать победу, заключив потенциальных жертв (Принца, Золушку и вора Ваньку-Свиста[77]) вместе с собой в картину художника Павла Филонова «Пир королей». Как было написано в научном комментарии О. Г. Новиковой к пьесе:

«Впервые сюжет «Пир королей» был показан публике в марте 1913 г. в двух вариантах. Они были выполнены в разных стилях; картина — в западном, а акварельный эскиз — в восточном. Картина была ответом Филонова на полемику вокруг вопроса о принадлежности России — Востоку или Западу, она написана в духе темного, мистического символизма. Полотно создано после путешествия художника по Германии и Франции, где он делал рисунки для витражей. Эта картина отражает увлечение Филонова средневековьем. Художник показал власть как умирающую традицию; власть, самодовлеющую и разлагающую всё вокруг. У кровавого края стола-жертвенника застыли деспоты на тронах — короли смерти, вершащие мрачный ритуал[78]. Фигура сидящего скрюченного раба напоминает химеру готического собора. Воздушное пространство готики для Филонова — невидимая часть природы, магически льющаяся цветными потоками сквозь стекла витражей. Художник верил, что «делает» видимой в своих картинах эту энергию. Всё его полотно пронизано красно-синим свечением»[79].

Возможно, что прототипом Художника был Павел Филонов, как следует далее, так как он был приверженцем демонического мировоззрения.

«Поэты-современники называли Филонова «смутьяном холста» и «очевидцем незримого». Позже его стали называть великим тайнописцем. Профессора Академии художеств, за совершаемые им действия (вопреки логике и здравому смыслу), считали Филонова ненормальным и предупреждали студентов: «Не ходи к Филонову — он гипнотизер». Филонов говорил: «Мaстера и ученика связывает не столько профессиональное обучение, сколько полное единство духовных и моральных принципов, принятие общих обетов почти религиозного братства, принятие особой веры, самодисциплины и самоограничений». Но, изображая отрезанные и изуродованные головы и вывихнутые или оторванные конечности, Филонов отнюдь не был безумцем или больным. Это был человек очень сильный духом, и он сознательно приносил себя в жертву «новому искусству». Впитав революционные идеи, художник был полон решимости разрушить искусство старого мира. Мировоззрение Филонова сформировало его творчество. Поставив на место Бога человека-творца, он создал свой мир, по своему образу и подобию» (там же).

В итоге один из главных героев сказки, Принц, делает неожиданный вывод, с которым побеждает окончательно коварного врага:

«Я понял всё. Мы заперты во мгле.
Назад и вбок отрезаны дороги.
Безбожный Карла, живший на Земле, –
Источник нашей боли и тревоги.

Белесая струится борода
Со строк несчетных лживых толкований.

Его рабы, а наши господа
Хотят для нас лишь боли и страданий.

Но и они в таком же полусне,
Они как мы бессильны перед снами.
А Карла сам покорен сатане,
Царящему над ними и над нами.

<…>

Ты говоришь мне: завтра. Завтра рок

Играть иначе будет нами всеми.

Во всех мирах грядущим правит Бог.

В его руке стремительное время[80].

Он дал нам час, пьянящий как вино,

Как Дантов ритм неповторимый.

Решись, иль мгла вползет в окно,

А радость унесется мимо».

 

Строки о карле можно понять двояко: с одной стороны, здесь имелся в виду Карл Маркс, теоретик материалистического атеизма, который в юношестве писал сатанинские стихи[81].

«Карл Маркс был в детстве крещен. По Евангелию от Иоанна он написал работу «Единение верующих со Христом». Но в 19 лет Маркс сообщил: «Занавес опустился, мое святое святых разорвалось, и мне пришлось установить других богов» (письмо к отцу, 1837). Его юношеские стихи откровенны: «Мне не осталось ничего, кроме мести, / Я высоко воздвигну мой престол, / Холодной и ужасной будет его вершина, / Основание его — суеверная дрожь. / Церемониймейстер! Самая черная агония! / Кто посмотрит здравым взором — / Отвернется, смертельно побледнев и онемев, / Охваченный слепой и холодной смертью» (Маркс К. Заклинание впавшего в отчаянье). «Всё сильнее и смелее я играю танец смерти, / И он тоже, Оуланем, Оуланем / Это имя звучит как смерть. / Звучит, пока не замрет в жалких корчах. / Скоро я прижму вечность к моей груди / И диким воплем изреку проклятие всему человечеству» (Маркс К. Оуланем). «Я небо потерял, / Прекрасно это знаю, / Моя душа, когда-то верная Богу, / Избрана для ада» (Маркс К. Бледная дева)»[82].

С другой стороны, здесь опосредованно подразумевался и Черномор из пушкинской поэмы «Руслан и Людмила». В труде ВП СССР по этой поэме этот образ был идентифицирован как образ заправил библейства, а это подразумевание в пьесе Л.Н. Гумилёва глубже по смыслу, тогда как Маркс был лишь идеологической марионеткой «главного карлы».

Заключение

Таким образом, художественное и научное наследие Л.Н. Гумилёва, оставшееся после его смерти, не могло и смогло быть инструментом социологической манипуляции для идеологов библейства. Хотя в «Этногенезе и биосфере Земли» мы встречаем: «Значит, тут мы встречаемся с детерминированным явлением природы, за которое человек моральной ответственности не несёт, даже если при этом гибнут прекрасная девственная природа и великолепная чужая культура.  Грустно, конечно, но что делать?». Но это не только выражение уныния, как может показаться сперва, поскольку далее Л. Н. Гумилёв пишет там же: «Разница между явлением и деянием принципиальна, ибо деяния можно совершить или не совершить. Они лежат в полосе свободы». А когда он заводит речь о «черных дырах личных сознаний», то добавляет: «Хорошо бы поставить на них заслонки, именуемые «совестью»». Вот почему позиция уныния была отнюдь не принципиальной у ученого. Если бы он следовал ей полностью, вряд ли бы были созданы его поэтические произведения и многие научные труды, которые нами были рассмотрены. Но надо также помнить, что выражение духа уныния нужно всегда избегать[83]. Л. Н. Гумилёв, хотя не обладал полным Различением, которое дало бы продвинуться на разрешение вопросов мировоззренческого уровня с исторического, своим профессионализмом и чуткостью к жизни не работал на торжество библейства в исторической науке.

Этим он и отличается от «ученого раба» и публициста Александра Зиновьева, тяготевшего к манихейству и которого после смерти пытаются раскрутить в качестве якобы альтернативы Солженицыну:

«Подавляющее большинство людей, будучи занято бытом и работой, не имеют свободного времени для того, чтобы подумать и выработать альтернативную социологию и экономическую науку, которые могли бы стать основой для того, чтобы заблокировать самореализацию разного рода негативных прогнозов в отношении будущего России, которые на протяжении последних нескольких десятилетий оглашают «чёрные вóроны» и «ворóны» от россионской социологии: всё плохо, дальше будет ещё хуже, а потом настанет полный «финиш» — и этому нет альтернативы. Один из таких «гибридов» «чёрного вóрона» и «ворóны» от россионской социологии — “философ” и “социолог” Александр Александрович Зиновьев — знаменательно помер именно 10 мая 2006 г. в день оглашения 7-го Послания ФС РФ В.В. Путиным — помер после тяжёлой и продолжительной болезни, не вынеся мистики возврата к нему же его же «карканья» на темы будущих судеб России. Из статьи К. Крылова “Памяти Александра Зиновьева” (Часть I): «Он довольно рано пришёл к выводу, что последствия реализации любого идеала сводят на нет все достижения. Социальный мир неисправим: он всегда будет оставаться носителем (более того — квинтэссенцией) зла» (а именно это и было лейтмотивом в мировоззрении манихеев – наше примечание) (http://www.apn.ru/publications/article9703.htm). Но он ничего не сделал для того, чтобы освободить людей из-под власти Зла, а только оглашал негативные прогнозы, т.е. «каркал». Поскольку такие, как А.А. Зиновьев, для многих — авторитеты, чьё мнение некритично воспринимается в качестве истинного, то общество имеет тем больше шансов стать жертвами их «карканья», чем больше людей соглашаются с ним[84]» (ВП СССР ««О текущем моменте», № 5 (53), 2006 г.»).

Л.Н. Гумилёв не занимался оглашением негативных прогнозов, а занимался сугубо тем, чтобы при помощи глубокого анализа закономерностей исторических явлений, хотя и интуитивно в меру своего понимания, не впадая в атеизм двух разновидностей, вывести общество из мировоззренческого тупика, порожденного Библией, как показало наличие в его трудах косвенного понимания об их существовании, и из-под влияния лжи заказной историографии об исторических событиях прошлого. Тем не менее, находятся ещё те, кто пытается отделить труды ученого от его личности, его взгляды на историю от самой истории, и такой попыткой является книга псевдоисторика[85] и литературоведа Сергея Белякова «Гумилёв, сын Гумилёва», номинированная на либеральную литературоведческую (а по сути – литературоедческую) премию «Большая книга» в 2013 году, которой были в разное время награждены Солженицын, Улицкая и подобные им персоны, в которой автор, как и историографы Запада, по-прежнему пытается тщетно защитить ложную «черную легенду» о евразийских народах степи и леса.

В своей аналитической записке «1917 год — начало преображения человечества» («О текущем моменте» № 4 (132), октябрь 2017 года) ВП СССР констатировал значение В.И. Ленина в истории России так: «Ленин велик: велик двояко — велик своими свершениями и велик своими ошибками»[86]. Но точно также можно сказать и о Л.Н. Гумилёве, который велик и ошибками, и догадками, из которых вес и количество вторых больше, чем первых. Вот почему необходимо беречь научное наследие Л.Н. Гумилёва от вульгаризации, наветов и догматизма.

19.01.2014 – 29.05.2019

 

[1] Другими словами, ноосфера.

[2] Как пишет один из комментаторов трудов Л.Н. Гумилёва и создателей интернет-ресурса его научного наследия http://gumilevica.kulichki.net, это «одно из наиболее удачных определений пассионарности без привлечения сомнительных терминов».

[3] Что конкретно мы разберём далее.

[4] http://gumilevica.kulichki.net/EAB/eab02.htm#eab02text_4

[5] Цитата оттуда: «Пассионарность — не просто «дурные наклонности», а важный наследственный признак, вызывающий к жизни новые комбинации этнических субстратов, преображая их в новые суперэтнические системы. Теперь мы знаем, где искать его причину: отпадают экология и сознательная деятельность отдельных людей. Остаётся широкая область подсознания, но не индивидуального, а коллективного, причём продолжительность действия инерции пасcионарного толчка исчисляется веками.

Следовательно, пассионарность — это биологический признак, а первоначальный толчок, нарушающий инерцию покоя, — это появление поколения, включающего некоторое количество пассионарных особей. Они самим фактом своего существования нарушают привычную обстановку, потому что не могут жить повседневными заботами, без увлекающей их цели».

[6] Д. М. Тайсаев «Этногенез народов Кавказа» (2015) (http://apsnyteka.org/file/Taisaev_Etnogenez_narodov_Kavkaza.pdf).

[7] «Под термином «культура» мы понимаем, прежде всего, всю ту информацию (знания и теоретически неформализованные навыки), которая в обществе есть, но не передаётся от поколения к поколению в готовом для употребления виде на основе работы генетического аппарата; культура передаётся от поколения к поколению на основе взаимоотношений людей в обществе и на основе «артефактов» —памятников культуры, носителей информации, что в совокупности составляет культурную среду общества в целом» (ВП СССР «Нам нужна иная школа»).

[8] ВП СССР «Мёртвая вода. Часть 1. Глава VII. ««Пассионарность»: Биология и другие взаимовложенные процессы»» (ред. 2015 года).

[9] См. труд ВП СССР «Достаточно общая теория управления (Постановочные материалы учебного курса факультета прикладной математики — процессов управления Санкт-Петербургского государственного университета (1997— 2003 гг.)»

[10] «Диахронические таблицы этногенеза» (http://gumilevica.kulichki.net/MAC/mac10.htm).

[11] «XI. Скрытые силы» (http://gumilevica.kulichki.net/EAB/eab11.htm).

[12] Так произошло с Древним Римом и продолжает происходить с Евросоюзом на текущий момент вследствие открытой миграционной политики.

[13] Характеристики культуры этноса (народности) в состоянии гомеостаза были присущи для аборигенов Америки, Южной Африки, Австралии и Океании до момента их колонизации странами Западной Европы.

[14] Хотя такие попытки делаются в отношении нескольких столетий вперед, не меняя терминологическую составляющую изложения Л.Н. Гумилёвым этногенеза (А.И. Владимиров «Логика этногенеза и императивы национальной стратегии России» // «Плацдарм» № 4-5 (9-10), 2003, С. 3-4 (http://www.zlev.ru/39_35.htm), А.А. Ермоленко «Поиск новых идей развития российской экономики под углом зрения теории пассионарности» // Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Южный федеральный университет», Т. 14 (2), С. 90-99 (http://ecsocman.hse.ru/data/2016/07/13/1251061450/journal14.2-5.pdf) и Р. Г. Сайфуллин «Гибель Российской империи и СССР: анализ на основе биосоциального подхода» // Война и революция: социальные процессы и катастрофы: Материалы Всероссийской научной конференции; г. Москва, 19–20 мая 2016 г. [Электронное издание] / Под ред. А.Б. Ананченко; Московский педагогический государственный университет. Институт истории и политики. – М.: МПГУ, 2016, С. 143-159. (https://www.academia.edu/30256776/%D0%92%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0_%D0%B8_%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D1%8E%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81%D1%8B_%D0%B8_%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D1%84%D1%8B_%D0%9C%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8B_%D0%92%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%BD%D0%B0%D1%83%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%B8)).

[15] Это было сформулировано также в одном из последних интервью ученого: «Я не занимаюсь ничем, что ближе восемнадцатого века» («Час пик», № 23, 1993).

[16] Как бы в шутку над изложением этногенеза Л.Н. Гумилёвым в рамках термина «пассионарность» на сайте «толкиенистов» была опубликована статья «Феномен толкиенизма: этнический аспект» (http://www.kulichki.com/tolkien/arhiv/fandom2/orodret1.shtml). Проблема только в том, что автор статьи, принадлежащий к субкультуре, представители которой в большинстве своем не сильно продвинулись в изучении наследия почитаемого ими писателя далее внешней атрибутики, огласил нечто из серии «а сам-то понял, что сказал?», иначе бы была более качественная оценка объекта исследования ученого.

[17] Это как раз является отличительной характеристикой «субпассионариев», к которым относятся носители типов строя психики животного, «зомби» и опущенного в противоестественность. «В настоящих постановочных материалах учебного курса «Основы социологии» вопросы дееспособности носителей разных типов мировоззрения рассмотрены в разделах 3.1 и 8.7 и далее в разделе 10.9.2. В материалах Концепции общественной безопасности различие в управленческой дееспособности носителей разных типов строя психики обстоятельно рассмотрено в работе «Принципы кадровой политики: государства, “антигосударства”, общественной инициативы», которая большей частью включена в качестве Приложения в постановочные материалы учебного курса «Достаточно общая теория управления» Санкт-Петербургского государственного университета» (ВП СССР «Основы социологии» Том 3: Часть 3. Жизнь человечества: толпо-«элитаризм» — историко-политическая реальность и перспективы (Книга 2)).

[18] О психологической сущности которой у Л.Н. Гумилёва говорится лишь кратким упоминанием, не раскрывая её подробностей.

[19] Т.е. имеет смысл говорить о «пассионарности с положительным знаком», если речь идет о человечном строе психики, и «пассионарности с отрицательным знаком», если речь идет о демоническом строе психики.

[20] «• Индивидуализм Восточного образца, пребывая в этом Мире и находя его дискомфортным, желает побыстрее его покинуть и больше в него не возвращаться (соответственно исторически сложившиеся христианские конфессии — «Восток», хотя они более распространены на Западе);

  • индивидуализм Западного образца, пребывая в этом Мире и находя его дискомфортным, желает побыстрее его «отпрессовать» так, чтобы с комфортом скоротать «срок» — срок жизни;

Иными словами, и Востоку, и Западу одинаково свойственны тюремные мироощущение и миропонимание, но:

  • восточный претендент в «гуру» ориентируется и работает на совершение побега в одиночку так, чтобы его не поймали и не вернули в заключение;
  • а западный «активист» ориентируется и работает на создание комфорта для себя в «камере», не задумываясь о последствиях ни для себя, ни для того мира, который он воспринимает в качестве «тюрьмы»;
  • все прочие — прозябают в общем-то одинаково бессмысленно, занимаясь чем-то под давлением обстоятельств, в свободное от суеты время отдаваясь мечтам соответственно традициям Востока (обрести задаром качества продвинутого «гуру»), либо Запада (обрести задаром комфорт наиболее преуспевших «активистов»).

Отсюда:

  • Восточному претенденту в «гуру» для успеха его бегства с Земли, как он полагает, надо «накачать» себя в том, что на Западе называют «парапсихология», и ему нет дела до того, кто из деспотов и как «строит» своих современников и насколько он успешен в этом (К тому же от деспота он во многом защищён именно «парапсихологически»). То же касается и корпораций «гуру» — они агитируют за бегство с Земли в индивидуальном порядке, и в своём большинстве не поддерживают усилия деспотов и деспотизм теми навыками и знаниями, которые успели освоить, а деспотам, пока они «строят» современников, — не до науки.
  • Западному «активисту» для того, чтобы с комфортом обустроиться «здесь и сейчас», надо знать, как устроена «тюрьма», как использовать её в качестве ресурсов. Что будет потом, — в результате его действий — его не интересует: потом придут другие поколения и последствия его дел будут уже их проблемами. А один из способов обустроиться — начать самому «строить» современников, и это эффективнее делать на научной основе, что и находит выражение в потребности в объективном знании — для «строителей», и в одурманивании лжезнанием тех, кого «строят» <…>.

Тип строя психики хотя и основывается на генетическом потенциале развития организма, однако (если нет тяжких генетических патологий) не является генетически запрограммированным однозначно: он продукт воспитания, образования в детстве, а с подросткового возраста —самовоспитания и самообразования. Концепция общественной безопасности развёртывается из того, что человечный тип строя психики признаётся единственно нормальных для всех, начиная с юности, а культура общества должна быть такова, чтобы подавляющее большинство людей (разве что за единичными исключениями) достигало в своём личностном развитии человечного типа строя психики в подростковом возрасте. Однако в настоящее время:

Ни в одной из существующих культур человечный тип строя психики не осознаётся как единственно нормальный для всякого человека, начиная с юности. И ни в одной из современных нам культур подавляющее большинство людей не достигает человечного типа строя психики не то, что в подростковом возрасте, но и в зрелости.

То же касается и культур древности, включая и культуру Руси изначальной. Люди жили в ней под водительством Русского духа (эгрегора) — их коллективного биополя, носителя определённой алгоритмики и информации; в их большинстве они достигали типа строя психики «зомби», не осознавая своеобразия Русского духа и не вмещая в свою психику его полноту. Меньшинство же достигало демонического типа строя психики, а единицы — человечного» (ВП СССР ««О текущем моменте», №3 (51) 2006 г. «Действенная власть в условиях «апозиции» так называемых «власти» и «оппозиции»»»).

[21] См. «Приложение 8. Политтехнология «окно Овертона»» труда ВП СССР «Основы социологии» Часть 4.  Челoвечность и путь к ней (Книга 3).

[22] О типах строя психики см. труды ВП СССР «От человекообразия к человечности» (1997, 1998 гг.), «Принципы кадровой политики: государства, “антигосударства”, общественной инициативы» (1999 г.), «Основы социологии» (Часть 1).

[23] Об осознании истории на основе религиозного миропонимания и сравнении его с атеистическим см. труд ВП СССР ««Альтернативная история»: интеллектуальный онанизм, массовый психоз, политтехнология…».

[24] Это признал в меру своего понимания философ Освальд Шпенглер в своей книге-исследовании «Закат Европы» (1918): «Видимая история только выражение, знак, принявшая формы душевная стихия».

[25] Л.Н. Гумилёв «Биография научной теории, или Автонекролог» (http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article11.htm).

[26] Терминология КОБ по строям психики метрологически состоятельнее терминологии Л.Н. Гумилёва о «пассионарности», поскольку первая наиболее точно определяет причинно-следственные связи, касающиеся процессов, протекающих в обществе.

[27] Вот почему попытки реконструкции этногенеза в плоскости терминологии Л.Н. Гумилёва далее современности (например, В.Н. Лимарева (http://history.limarevvn.ru/)) не обладают полнотой достоверности в отношении рассмотрения динамики глобального исторического процесса.

[28] Цитируется по мемуарам С. Б. Лаврова, президента Русского географического общества, «Лев Гумилёв: Судьба и идеи». Автор воспоминаний об ученом также не обошел вниманием то, как относился к В.И. Вернадскому Л.Н. Гумилёв, и ввиду рассмотрения историком процессов этногенеза с позиции терминологии четырех предельно обобщающих категорий «материя, энергия, пространство и время» становится ясным, почему автор «Этногенеза и биосферы Земли» не мог взглянуть на свой объект исследования, исходя из существования ноосферы: «Фигурой №1 среди естественников для него был творец учения о ноосфере Владимир Иванович Вернадский. Примечательно, что даже о любимых евразийцах Л.Н. сказал, что им очень не хватало естествознания. Так, Г. В. Вернадскому, как историку, по мнению Л.Н. не хватало идей своего великого отца.

Но нестандартен был наш герой, не хотел признавать даже и у В. И. Вернадского того, что славословили другие. Поэтому с удовольствием цитировал другого «сомневающегося» — известного географа Юрия Ефремова: «Так ли уж разумна сфера разума?» Следуя этой мысли, сам Л.Н. спрашивал: «А что дала нам ноосфера, если она действительно существует?».

У В. И. Вернадского были весьма примечательные, с точки зрения Л.Н., наблюдения. Так он писал как будто бы о пассионарности: «Взрывы научного творчества, повторяющиеся через столетия, указывают… на то, что … повторяются периоды, когда скопляются в одном или нескольких поколениях, в одной или многих странах богато одаренные личности, те, умы которых создают силу, меняющую биосферу. Их нарождение есть реальный факт, теснейшим образом связанный со структурой человека, выраженной в аспекте природного явления» (подчеркнуто мною — С.Л.). Поразительное совпадение мыслей! У В. И. Вернадского Л.Н. взял то, что ему было нужно, то, что могло объяснить эти толчки, эти кривые, именно такой ход этногенеза».

[29] Здесь необходимо вспомнить судьбу известного экономиста и последнего премьер-министра СССР В.С. Павлова, который был профессионалом вне политики, как он заявлял в своей книге «Упущен ли шанс?». Но такой профессионализм может создать проблемы для специалиста, ибо его могут использовать как раз в политических целях, о чем он и не будет подозревать. Именно так Павлов оказался в рядах ГКЧП, который был отрежиссирован для прихода власти Ельцина как для последующего развала СССР, так и для устранения Павлова из государственной деятельности.

[30] О. Головникова, Н. Тархова «»И все-таки я буду историком!» (О новых следственных материалах по делу Льва Гумилёва и студентов ЛГУ в 1938 году, найденных в Российском государственном военном архиве)» (http://gumilevica.kulichki.net/matter/Article30.htm).

[31] Л.Н Гумилёва также спрашивали о И.В. Сталине, при котором историк сидел в тюрьме, держит ли он зло на него. Ответ историка был аналогичным: «Но ведь меня не Сталин сажал, а коллеги по кафедре. Сталин вообще ничего обо мне не знал» (цитата, взятая из устных выступлений ученого, фигурирующая в статьях Николая Выхина, Олега Кизима и Александра Курляндчика «Сталин – наш позор или надежда и опора? Сегодня это ключевой вопрос», «Сталин и вандалы» и «Сталинские репрессии 30-х годов. а вы уверены, что они сталинские?»  (https://publizist.ru/blogs/107559/23038/-  и https://economicsandwe.com/008477C9485A9672/ и https://www.proza.ru/2017/06/13/60)).

[32] А. М. Буровский – «Лев Николаевич Гумилёв, каким я его запомнил» (http://www.politicalecology.ru/notes/russia/93-lev-nikolaevich-gumiljov-kakim-ja-ego-zapomnil) и «Князь в посконной рубахе» (https://story.ru/istorii-znamenitostej/legenda/knyaz-v-poskonnoy-rubakhe/).

[33] Цитируется по мемуарам С. Б. Лаврова, президента Русского географического общества, знавшего ученого, «Лев Гумилёв: Судьба и идеи», а также по статье Татьяны Фроловской  «Созидательная энергия евразийства» (https://www.kazpravda.kz/articles/view/sozidatelnaya-energiya-evraziistva).

[34] См. интервью «Человечность превыше всего» («Известия», 1989, 24 июня) (http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article45.htm).

[35] https://politconservatism.ru/interview/rossiya-tak-i-ne-priznala-donetsko-krivorozhskuyu-respubliku-chastyu-ukrainy

[36] О том, как Грузию дотировали в СССР в постсталинские времена в положении иждивенчества, свидетельствует анализ экономической статистики (см. статью Леонида Шипилова «К чему привело многолетнее спонсирование грузинской «витрины социализма»» (http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/zhili_luchshe_vseh_v_sssr_884.htm)). Из этого отметим вывод Вадима Андрюхина, главного редактора информационно-аналитического агентства «Посольский Приказ» (РФ) – «Советская власть роковым образом пошла по стопам царских предшественников: вместо того чтобы заставить местных начальников напряжённо работать, Кремль предпочёл подкупать их различными благами», и это коснулось всех постсоветских республик без исключения, не только Грузии. Неудивительно, что за неправильную политику руководств постсталинского СССР Россия понесла существенный ущерб, пик которого пришелся на 1980-е и 1990-е годы, а Прибалтика, Закавказье, Молдавия и Украина скатились до положения стран криптоколониального характера. Но с приобретением статуса-криптоколонии («страна, считающаяся независимой, но тайно управляемая другой страной как колония (имеющая суверенитет де-юре, утратившая его де-факто)» – термин философа Д.Е. Галковского, который автоматически подразумевает ввод аналогичного понятия «криптометрополия») «элиты» окраинных стран, постсоветских республик и стран Восточной Европы, не потеряли тягу к геополитическому иждивенчеству, шантажируя транзитом и его возможным отсутствием  сопредельные государства в связи со своим географическим положением, став орудием спецслужб США (с легкой руки геополитика и философа В. Л. Цымбурского для таких стран введено понятие «лимитроф» (изначально – пограничная область Римской империи, которая обязана была содержать стоящие на своей территории императорские войска), хотя определение со слов самого популяризатора понятия «территория по окраинам империи, опосредующих ее отношения с чужеродным миром и при этом часто имеющих двойственный, размытый статус» (В. Л. Цымбурский и В. М. Межуев «Россия в условия стратегической нестабильности» (http://lebed.com/1997/art176.htm)) ничего не говорит о сути «лимитрофов» как о регионах-элементах, подчиненных центру межрегионального конгломерата. Именно таковы формы толпо-«элитаризма» в геополитическом масштабе.

[37] «Казахстан – до 1936 года был Казакстан, т.е. казацкий стан» (http://gifakt.ru/archives/index/kazaxstan-do-1936-goda-byl-kazakstan-t-e-kazackij-stan/).

[38] Любовь Степушова – «Крым расколол Казахстан на два лагеря» (https://www.pravda.ru/world/formerussr/other/15-04-2014/1204628-crimea-0/).

[39] «После распада СССР с кириллицы на латиницу перешли Молдавия, Азербайджан, Узбекистан и Туркмения, а скоро к ним присоединится Казахстан и, возможно, Киргизия. В Азербайджане и бывших советских республиках Средней Азии отказ от кириллицы был продиктован политическими соображениями. Этот демонстративный шаг преследовал цель максимально обособиться от ареала русской культуры и сблизиться с Турцией. Периодически о переходе на латинский шрифт говорят на Украине. Но по опыту, например, Узбекистана мы видим, что это непростой и весьма дорогостоящий процесс, сопровождаемый колоссальными издержками. Чтобы сменить письменность в условиях почти поголовной грамотности населения, нужны очень веские основания и политическая воля» (Владимир Алпатов – «Латиницу называли «алфавитом революции»» (https://news.rambler.ru/other/36943503-latinitsu-nazyvali-alfavitom-revolyutsii/)).

[40] В.Ю. Катасонов – «Письменность как политика» (https://www.fondsk.ru/news/2018/08/05/pismennost-kak-politika-46566.html).

[41] https://economicsandwe.com/00F039711FC1E50E/

[42] http://inance.ru/2016/05/tatari/

[43] Руслан Лынев  – «Как западная демократия породила нацизм» (http://www.great-country.ru/rubrika_myths/ros/110210-05.html).

[44] Е. Адамов, Л. Кутаков «Из истории происков иностранной агентуры во время кавказских войн» // Вопросы истории, № 11. 1950 (https://oko-planet.su/history/historysng/123117-angliya-i-kavkaz-iz-istorii-proiskov-inostrannoy-agentury-vo-vremya-kavkazskih-voyn.html).

[45] «Придумал их лорд Китченер. Женщин и детей силой сгоняли в концентрационные лагеря, бурские фермы жгли, весь бурский скот безжалостно и поголовно забивали. В январе 1901 года в Южную Африку прибыла, говоря по-современному, правозащитница Эмили Хобхауз (Emily Hobhouse). Здесь она узнала, что «фабрик смерти» не менее 34, и узнала, что происходит в концентрационных лагерях по-китченерски. Ей разрешили посетить только образцово-показательный лагерь, и долго готовились к её приезду. Тем не менее, Блумфонтейнский концлагерь, в который она прибыла 24 января 1901 года, потряс её. А сделанные в лагере фотографии, иллюстрировавшие её рассказы, потрясли мир. В своём итоговом докладе она заявила: «Я называю всю эту систему лагерей оптовой жестокостью»» (Николай Выхин – «​Так кто агрессор?» (https://economicsandwe.com/doc/5519/)).

[46] О доминировании которой в странах Запада ученый мог только догадываться.

[47] http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article79.htm

[48] Как писал Л. Н. Гумилёв в книге «От Руси до России», «Византия вела отчаянную борьбу с арабами. Евреи, нашедшие в Византии спасение (от гражданской войны в Персии – примечание цитирования), должны были бы помогать византийцам. Но помогали они довольно странно. Договариваясь тайно с арабами, евреи открывали по ночам ворота городов и впускали арабских воинов. Те вырезали мужчин, а женщин и детей продавали в рабство. Евреи же, дешево скупая невольников, перепродавали их с немалой выгодой для себя. Это не могло нравиться грекам. Но решив не приобретать себе новых врагов, они ограничились тем, что предложили евреям уехать. Так в землях хазар появилась и вторая группа евреев византийская».

[49] «Боевую силу хазарские иудеи нанимали. Сначала они использовали печенегов против мадьяр, но во второй половине IX в. поссорились с ними и заключили союз с гузами. Около 889 г. гузы потеснили печенегов, и те передвинулись на берега Днепра, где продолжили войну с мадьярами, не забывая хазар. В 915 г. печенеги впервые появились на границе Руси, но об этом речь впереди. Гузы тоже недолго оставались в дружбе с хазарскими иудеями, и тем пришлось искать очередной источник военной силы. Он нашелся на юго-восточном берегу Каспия. Тамошние мусульмане охотно нанимались на службу в Хазарию, оговорив только, что их не пошлют воевать против мусульман» (Л. Н. Гумилёв «Зигзаг истории»).

[50] Неприятие трудов Л. Н. Гумилёва из-за обвинений в антисемитизме среди некоторых современных историков подтверждают правоту высказывания американского журналиста Джозефа Собрана (1946 – 2010): «Понятие «антисемит» больше не означает кого-то, кто не любит евреев, сейчас это значит «кто-то, кого не любят евреи»».

[51] Л.Н. Гумилёв далее приводит переведенную им цитату из книги немецкого историка христианства, баварского священника и одного из инициаторов движения старокатоликов Игнаца фон Дёллингера (1799 – 1890) («Игнац фон Дёллингер» (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%91%D0%BB%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B5%D1%80,_%D0%98%D0%B3%D0%BD%D0%B0%D1%86_%D1%84%D0%BE%D0%BD)) «История гностико-манихейских сект в раннем средневековье» («Geschichte der gnostisch-manichaischen Sekten im fruheren Mittelalter») (https://search.rsl.ru/ru/record/01004450958).

[52] Позиция маркионитов прослеживается и в трезвеннической основе мировоззрения ранних христиан, которое историк, к сожалению, упустил из виду: «Энкратиты (др.-греч. ἐγκρατῖταί от др.-греч. ἐγ-κράτεια — дословно: власть, господство; самообладание, воздержность, отсюда другое название возде́ржники (др.-рус. въздьржньци) — группа ультраконсервативных христиан, последователей идеи крайнего воздержания, как необходимого условия спасения и членства в Церкви. Совместно с постниками дали начало богомилам. Являются одной из ветвей маркионитства. Энкратитов, также как татиан, эбионитов называют акватианами или гидропарастатами, так как все эти религиозные сообщества употребляют во время евхаристии воду вместо вина» («Энкратиты» (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D0%BD%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%8B)).

[53] Библейская социологическая доктрина долгового порабощения и скупки мира со всем его содержимым и обитателями на основе идеалистического атеизма и расово-корпоративной монополии на международное ростовщичество, адресованная древнейшему конфессиональному ответвлению библейства (ср. тезисы Маркиона, выведенные И. Дёллингером из сравнения Ветхого и Нового Заветов, приводившиеся выше): «Не давай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего‑либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо ростовщического паразитизма) благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идёшь, чтобы владеть ею» (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчёта о расшифровке единственного свитка, найденного на раскопках, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше), — Второзаконие, 23:19, 20. «И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут», Второзаконие, 28:12. «Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои и цари их будут служить тебе; ибо во гневе моём я поражал тебя, но в благоволении моём буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днём, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы k