Образ будущего: сценарий мультфильма и программирование ноосферы

Доклад на «Зазнобинских чтениях», сентябрь 2021 г.

Текстовая версия доклада включает больше материала. Видео-версия содержит фрагменты живого обсуждения на форуме и дополнительные темы.

Валерий Мирошников, Евгений Даутов, Евгений Щёголев, Владимир Юрченко

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - maxresdefault.jpgЭто изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - image.png

Завязка

В апреле 2021 года вышел мультфильм студии «Думай сам/Думай сейчас» (https://vk.com/wall-122822775_4435 ), отражавший их видение будущего – «2045-й. Откровения бывшего олигарха». Фильм оживлённо обсуждался. Кто-то отмечал светлый образ социалистического будущего без войн и вторжений инопланетян, кто-то критиковал марксистскую позицию авторов и установку на 2-ю пролетарскую революцию. В итоге в группе «На пути к человечности» мы решили вступить в диалог с авторами не только теоретически, но и практически – самим начать создавать сценарии и рассказы с нашим видением образа будущего. Который можно предложить студии «Думай сам/Думай сейчас» для экранизации либо публиковать на доступных нам ресурсах.

В процессе творчества мы создали несколько сюжетов, которые были представлены в группе ВК КОБальт, а в ближайшее время будут выложены на сайте.

  • Е. Даутов, В. Юрченко «Три дня семейства Дубравиных»
  • В. Мирошников, Н. Бут: эпизоды «Наставник», «Критерий Истины», «Лига свободы от секса», «Ноосферный патруль», «Медицина добра»
«Образ будущего: сценарий мультфильма и программирование ноосферы» (Валерий Мирошников). Выступление на конференции в ходе Зазнобинских чтений.

Описание проблемы

В движении сторонников Концепции общественной безопасности есть перекос в сторону абстрактно-логического мышления, при этом очень мало внимания уделяется чувственно-образному. Есть концепция, есть аналитика на её основе, но процесс создания художественной культуры на основе концепции идёт очень медленно и неустойчиво. Кроме книг Л. Павленко и песен В. Полторацкого ничего на слуху нет. Оно где-то есть, но не распространяется по сообществу, не говоря уж вовне его. Образно говоря – у нас есть конференции, но нет фестивалей, премьер, спектаклей, концертов, авторских вечеров.

В. Мирошников: Я об этом говорил в своих выступлениях на Прикладном концептуальном форуме по сказкам и мемуарам. Должен быть материал, на котором можно воспитывать детей – учебники, книги, повести, фильмы. Должны быть художественные образы для подражания. Поэтому я всегда старался поддерживать творчество тех авторов, которые работали в данном направлении. В частности, на сайте КОБальт я выложил рассказы Алексея Сучкова из цикла «Незаметное дыхание будущего», участвовал в редактировании и продвижении романов Дениса Ленского и т.п.

Надо отметить, что в некоторых общественных движениях художественному выражению образа будущего уделяется больше внимания. Например, Караван Солнечных бардов[1] — интересное начинание последователей идеи Родовых поместий, в рамках которого создаётся немало светлых песен экологической и патриотической направленности. Также в движении РП развито сказочное творчество. Создают песни и сказки в кругах, тяготеющих к славянской культуре.

В концептуальной среде внимания художественному творчеству уделяется гораздо меньше. Кроме того, и имеющееся творчество не встречает благожелательного отклика и даже интереса. Разумеется, в такой ситуации распространение и влияние в обществе даже имеющихся произведений культуры крайне мало. К этой теме мы вернёмся при обсуждении нашего опыта.

[1] Караван Солнечных бардов – это ещё и пример самоорганизации. В сообществе сложилась модель, по которой кто-то из бардов периодически выступает зачинщиком очередного Каравана, а в на местах его ждут, принимают, организуют выступления. Не то, чтобы это происходит само собой, но есть некий стандартный алгоритм, что должно быть сделано. Не надо каждый раз изобретать велосипед.

Творческий процесс

У работы над образом будущего есть характерные черты.

Притяжение будущего

Мы не ставили задачей написание антиутопий, нас интересовал положительный, привлекательный образ будущего. Соответственно, он у самих авторов создавал устойчивый позитивный настрой.

Е. Даутов: Когда мы создавали сюжет, договорились вживаться в образы своих героев. Владимир Ильич был старшим Дубравиным, я представлял второе поколение. Некоторое время мы эти образы на себя примеряли, прочувствовали. В итоге мы уже создавали такое будущее, в котором хочется самому жить, и хочется, чтобы там жили наши дети и внуки.

В. Мирошников: Бывает, что посмотришь или почитаешь что-то и остаётся ощущение неудовлетворённости. Смотрел как-то «Безумный день или Женитьба Фигаро». Искромётная пьеса Бомарше, играет гениальный Андрей Миронов, а на душе – тоска, потому что все жулики, все друг друга стремятся обмануть, нет ничего даже близкого к человечности. А когда сам пишешь – создаёшь героев, которые тебе симпатичны. Пишешь то, что тебе самому хотелось бы прочитать. Для меня было увлекательно пережить вместе с героями происходившие события. И хотелось бы, чтобы читателю тоже было интересно пройти этот путь.

Тандемные эффекты

Все сценарии писались в соавторстве, поэтому были вполне ожидаемы тандемные эффекты. И они появились.

Е. Даутов: Так получилось, что Владимира Ильича я вообще не знал лично, мы не виделись и знакомы только по переписке. Был только один эпизод совместной работы над частушками про Байдена. Но мы взялись вместе за большую работу. Начинали потихоньку – задавали вопросы, делились набросками. Потом постепенно сработались и уже стали работать в одном документе. Споров у нас не было, были предложения, которые мы, в основном, принимали. Так, например, мы взяли за основу предложение Владимира Ильича – более масштабное, чем моё. Но тот образ, который я предлагал, в итоге хорошо вписался внутрь. Так получается, если есть общая задача, и каждый работает над своей частью, понимая общую цель.

Е. Щёголев: Фактически открывается потрясающая возможность благодаря такому инструменту как интернет вступать в бесконфликтное взаимодействие через обсуждение вопросов, которые волнуют всех участников процесса.

В. Мирошников: Наш тандем устроен иначе. Весь текст пишу я. Мой партнёр по творчеству Надежда Бут выполняет другую, тоже очень важную часть работы. Она приносит «вести из будущего». Освобождение от рутины написания текста позволяет ей спокойно сосредоточиться и вглядеться в будущее и настоящее, включиться в нужные фрагменты ноосферы. Благодаря нескольким содержательным словам эта реальность становится доступной и мне. Используя музыкальные термины, Надежда задаёт камертон настроения и даёт основную тему, которую я потом развиваю и аранжирую.

Взаимодействие с ноосферой

Даже до того, как сюжет прочитает первый читатель, он становится достоянием ноосферы. Он реален как след, проложенный через траву на поле. Он облегчает движение последователям — и едва заметная тропинка становится торным путём.

Е. Щёголев: Когда я создаю музыку, то ощущаю, что не сочиняю, а как бы подбираю то, что уже есть, что уже знаю, слышу внутри. То есть информация неким образом частично или полностью считывается.

Е. Даутов: Нечто похожее у меня было, когда мы описывали детей Дубравиных — Юру и Валентину. Казалось, что они уже есть, у них есть характеры, которые сами определяют развитие событий.

Е. Щёголев: Получается, что такое творчество есть по сути жизнеречение: создание матрицы будущего и подкачка матрицы эмоциями, настроением, мечтой, желанием, чтобы оно наступило. Мечтать о будущем могут многие люди, мы должны научиться координировать эти мечты, чтобы они не были диаметрально противоположными. Для этого и нужен образ будущего.

Взаимодействие с ноосферой имело ещё один аспект: авторы исходного мультфильма закладывали некий образ будущего в своё творение. Мы взяли их исторический контекст и работали в нём. Можно сказать – были ограничены его рамками. Но может быть наоборот – эти рамки раздвинули. Например, в мультфильме называлась (без конкретизации) Вторая пролетарская революция. У меня она описана так, что произошла она вследствие самообразования населения и явления наставничества – как фазовый переход к новому типу общества, соответствующему другому образовательному уровню. Что при этом произошло с исходным образом? Как он изменился? Это вопрос для обсуждения.

Или, например, что будет, если вторгнуться во «вселенную терминатора» и заставить терминатора копать картошку или вообще скайнет отказывается начинать войну с мотивацией «с ума сошли, что ли?». Чтобы читатель и посмеялся, и подумал. Как это скажется на том образе будущего, который закладывал Кэмерон. Такой сюжет у меня начат – руки не дойдут закончить.

Жизнь как автор

Так получается, что Вселенная заинтересована в создании образов будущего, соответствующих протекающим в ней процессам, Промыслу Божию. И она начинает участвовать в создании этих образов, привлекая внимание авторов через язык жизненных обстоятельств.

Е. Даутов: Было удивительно, как жизнь отзывалась на то, что мы писали. Стоило нам включить в сценарий песню «Прекрасное далёко», как я стал слышать её в маршрутке, что подтверждало правильность нашего выбора. Ещё при работе над частушками мы в Владимиром Ильичом закладывали мысль, что Аляска будет отходить от Америки и возвращаться в Россию. Эту же мысль мы повторили в сценарии. А в это время по ходу встречи Байдена с Путиным в Швейцарии Госдеп США выразил опасение, что Байден отдаст Аляску России. Удивительное совпадение.

В. Мирошников: Если мир заинтересован в этом творчестве — он начинает событиями жизни помогать, подсказывать, приносить какую-то информацию. Если ты на это настроен, то фактически не остаётся места для «мук творчества» — сюжет творит мир, ноосфера, что-то большее. Ты просто внимательно смотришь на происходящее с тобой и вокруг и вставляешь в сценарий. Второй эпизод «Критерий истины» — это ведь отражение той дискуссии о творчестве и марксизме, что произошла в чате. Только я вложил обсуждение перспектив марксизма в уста батюшке и мулле.

Человек будущего

Раньше фантасты в своих произведениях много внимания уделяли техническим новинкам будущего. Это стало стереотипом, и в какой-то мере нашим тандемам пришлось следовать этой традиции. Но, разумеется, гораздо больше их интересовало в будущем другое – общественное устройство и человек будущего. Группа Даутова и Юрченко больше уделила внимание внешней и глобальной политике.

Е. Даутов: Кроме того, что мы описывали будущее, мы обращали внимание на те действия, на тот путь, которым общество к этому будущему пришло. На механизм реализации. Они отразились в сцене с Музеем гибридной войны и в беседе деда с молодым поколением.

В. Мирошников: Наша группа больше интересовалась фундаментальными основами строения общества, философией, душевным складом людей будущего. Отсюда возникают темы «Лиги свободы от секса» и «Ноосферного патруля». Хотя с глобальной политикой нам тоже пришлось соприкоснуться как в «Наставнике», так и в «Медицине добра».

Лирическое отступление. Тропинка

Можно пытаться описать значение образа будущего для общества абстрактно-логическим путём. Но мы хотим предложить такой ёмкий образ.

В. Мирошников: Почему так важен образ будущего? Однажды я от матери шёл на станцию. Ночь, зима, снег. Тропинку замело, а надо идти через поле 2 километра. Ногой нащупаешь твёрдую дорогу, только сделаешь шаг в сторону — по пояс в снегу. И времени остаётся всё меньше, и наклоняешься всё ниже, чтобы рассмотреть – где же эта тропинка, куда поставить ногу. И вдруг я поднимаю голову и вижу, что в лунном свете общее направление тропинки угадывается. Я не вижу её под ногами, но вижу в дали. И ориентируясь на этот дальний ориентир, на контур пути, я каждый шаг смог делать успешно, не проваливаясь. И так спокойно дошёл до станции и успел на электричку. Образ будущего — это и есть такой дальний ориентир, благодаря которому можно делать каждый следующий шаг здесь и сейчас. И если мы создадим верный и привлекательный образ будущего, он задаст направление и даст возможность прийти в это будущее.

Обсуждение. Становление новой культуры

Читатели и писатели

Новая культура не возникнет без её носителей, людей или — в самом упрощённом виде — без читателей и писателей. Должны появиться творческие люди, которыми движет поиск новых тем, героев, сюжетов. И должны появиться другие, которым это интересно, которые следят за творчеством, высказывают своё мнение, направляют писателей. Но откуда они возьмутся?

Е. Щёголев: Когда сюжетные линии не очень длинные, не «Война и мир», а небольшие рассказы – происходит воспитание будущего читателя и будущего писателя. Как ребёнок не может сразу нарисовать «Явление Христа народу», он должен потренироваться на каракулях, постепенно расти. Так и человеческая психика вообще – тренируется от малого к большому. Как А.П. Чехов сначала создал своего читателя небольшими рассказами, а потом пошли пьесы. Так и мы находимся на этапе тренировки.

В. Мирошников: У Ленина есть работа с таким названием «Детская болезнь левизны в коммунизме». Сторонникам КОБ представляется, что есть концепция – и надо только изучить её всем. Но на основе концепции формируется некая культура – сборник алгоритмики и информации, которые помогают разрешать различные вопросы в жизни. И, в первую очередь, вопросы создания и воспитания новых поколений. Культура – это своего рода машина по формированию человеков. И эту новую культуру на основе КОБ ещё предстоит создать. Новую педагогику, новую художественную культуру. Мы ещё увидим, как большие мастера будут снисходить до самого малого возраста и создавать новые колыбельные, пестушки и потешки, на которых будет вырастать поколения с человечным типом строя психики. Других жанров это тоже касается.

В. Мирошников: Я сам шел из педагогики, из совместного сочинения сказок с детьми и со взрослыми. Для меня каждый проблеск творчества был драгоценен, я даже создал Лабораторию «Пусть это будет» для поддержки творчества. И для меня дико положение сложившееся в концептуальном движении. Не один автор мне жаловался, и я сам оказывался в этой ситуации, когда показываешь единомышленникам плоды вдохновения, а встречаешь лишь упреки в непонимании Концепции. И тут, как говорится, художника каждый обидеть может. Художественное произведение же не может состоять из цитат ВП СССР, оно в любом случае некая отсебятина, попытка заглянуть за поворот. Причем искусство должно быть не только правильным и «партийным», оно должно быть искусством. Искусство как женщина – оно должно нравиться. И автору трудно быть уверенным в полученном результате. Тем более в новаторском, необычном, экспериментальном. Как говорилось в одном докладе ранее в развитой культуре должна быть градация: авторы – исполнители – критики (читатели) – критиканы. Задача критика проявить удачное и отвергнуть неудачное. Он помощник и учитель автора. В отсутствие развитой культуры автор сразу попадает под огонь критиканов. И не каждый может устоять под ним. Отсюда и вопрос – субкультура нашего сообщества насколько поддерживает развитие творческого потенциала, она толпо-элитарная или способствует развитию человечности?

Пора!

Если доверять языку жизненных обстоятельств, то наступила пора создания новой культуры и, в частности, образа будущего, востребованного в этой культуре. Отражением этого запроса общества стал и мультфильм «2045-й». И тема Первых «Зазнобинских чтений» тоже об этом: «Безопасное будущее: Кто и как создаёт? Когда же оно наступит?»

Е. Щёголев: Хочу напомнить сцену из фильма «Берегись автомобиля!», когда Евстигнеев говорит: «А не пора ли нам замахнуться на Вильяма нашего Шекспира!». Не пора ли от теории переходить к практике по программированию определённой алгоритмики, программированию будущего? Заниматься практическим воплощением теории.

Объединение единомышленников

При этом надо понимать, что новая культура – это не 2-3 или даже 10 новых авторов. Это даже не новое художественное направление. Это многообразие планов и уровней от культуры производственной до культуры педагогической, которые находят отражение в культуре художественной. Сталин в своё время создавал целую систему воспитания и образования, развития культуры. И называл писателей «Инженерами человеческих душ». Эти «инженеры» должны быть найдены, обучены, поставлены в условия, когда делают то, что нужно обществу, нужно будущему. Опять же вспоминая Сталина, который ответил на жалобу председателя Союза писателей Д. И. Поликарпова: «Других писателей у меня для вас нет». Эти «инженеры» должны вырасти из нас с вами и из других движений, устремлённых в будущее.

Е. Щёголев: Пришла пора собирать единомышленников в других движениях, параллельных, схожих с нами. Среди тех же анастасиевцев масса людей, которые готовы воспринять идеи человечности. Ребята-марксисты сделали мультфильм. Не надо им заявлять «Марксизм не пройдёт!», надо искать точки соприкосновения. Нам не обязательно быть главными, мы ещё и сами учимся. Надо быть одним из центров концентрации, притяжения людей, которые хотят выстраивать новую культуру.

В. Мирошников: К созданию новой культуры должны быть привлечены все творческие силы, которые на это способны. И соответственно нам нужно уметь налаживать взаимодействие со всеми силами — и творческими, и организационными. Пусть они отличаются от нас по терминологии, но большевики тоже пользовались терминологией марксизма, но оставались большевиками. Среди всех течений политических и духовных в России всегда есть большевики — это основа русской цивилизации. И соответственно нам нужно их находить, вовлекать в сотрудничество.

В. Мирошников: И распространённый упрек – если они такие большевики, что же они не принимают КОБ, он ведь относится не к людям за пределами концептуального движения. Он относится к нам. Мы такой создали образ концептуала, с которым невозможно договориться, поладить, начать взаимодействовать. Это не проблемы концепции, а проблемы её окружения. Встречают по одёжке…

Когда к нам будут обращаться? Когда будут знать – к этим обратишься и тебя всегда поддержат. Вот почему важно выстроить благожелательную среду.

Программирование ноосферы

Но для того, чтобы привлекать людей из других течений, нам и самим нужно воспитать в себе умение поддержать творческого человека, развить его идеи, продолжить его движение.

В. Юрченко: С 2009 года я занимаюсь книгой (изложением, изданием и распространением) «Будущее России», которая должна была формировать у читателя образ будущего на концептуальной основе. Было уже четыре издания – 4500 экземпляров. Но как я не старался вовлечь в издание и распространение образа в виде книги своих соратников по движению КОБ, но должного успеха не достиг. Однако убеждён, что широкое обсуждение и показ Образа будущего России — это прямой, самый короткий путь к изменению сознания людей, культуры общества и смене жизнеустройства общества на справедливый жизнестрой.

На самом деле, разговор даже не о финансовой поддержке, не о физической помощи. Разговор об интересе. Именно внимание людей делает какой-то объект или процесс заметным в ноосфере.

В. Мирошников: Текст мало написать, его надо наполнить энергией. Если какую-то книгу читают, обсуждают, рекомендуют — это и есть работа с ноосферой. Если в своих обсуждениях мы больше внимания уделяем сиюминутным задачам — что там Голикова, что там Шойгу – то когда же мы будем работать на будущее? Необходимо укоренение новой культуры в своих семьях, коллективах. Даже в соцсетях это может быть сделано грамотно. Как показывает опыт критическую простыню в полтора метра легко может написать любой из нас. А положительную рецензию даже на абзац сделать трудно. Элементарно не хватает ни слов, ни мыслей. Но надо учиться. Это тоже элемент новой культуры.

В. Юрченко: Организовывать лекции, вести просветительную работу, быть примером в самосовершенствовании — это все надо и хорошо. Однако дать прочитать книгу или показать в соцсетях, а лучше — на экранах кинотеатров — мультфильм, художественный фильм с темой «Образ будущего» — это сильнее действует!

Ноосфера демократична – в ней может оставить след любой, у кого есть свежая мысль, светлое чувство. И нам надо это использовать. Может быть, у сторонников КОБ нет денег на издание большими тиражами и на рекламу, но зарядить своей мыслью понравившееся произведение и поспособствовать, чтобы с ним познакомились другие люди – это же возможно.

И если мы научимся это делать, оказывать влияние через ноосферу, то к нам потянутся и люди из других движений. И вместе мы сделаем реальным желанное будущее.

Из этого есть и материальные следствия: если вокруг произведения новой культуры, искусства создан эффект притяжения, то финансировать его будут люди и структуры старой культуры. И для них это будет путь в новую культуру.

Добавить комментарий