Программно-адаптивный модуль. Общественная инициатива, общественное движение и политическая партия.

Ориентировочное время чтения: 58 мин.
 
Ссылка на статью будет выслана вам на E-mail:
Введите ваш E-mail:

Раздел 3.1. Общественная инициатива, общественное движение и политическая партия.

Отступление 3: О порождении социального времени

Материя

Мѣра

В толпо-“элитарном” обществе и в толпо-“элитарных” общественных организациях (движениях и политических партиях) на программно-адаптивный модуль возлагается функция воплощения в жизнь программы (концепции), получаемой им от предиктора-кор­рек­то­ра,  которую программно-адаптив­ный модуль однако только использует в своей деятельности, будучи не в праве изменить её. Соответственно, изменения и дополнения, неизбежно вносимые в «спу­щен­ную сверху» программу действий при её осуществлении, в общем случае рассматриваются как антисистемный фактор. Это находит свое выражение в известной поговорке: «иници­а­ти­ва наказуема», — которая отражает основной принцип отбора кадров на руководящие должности в структурах программно-адаптивного модуля толпо-“элитарных” обществ: продвижение наверх — исполнительных, но безынициативных — на первые роли; способных к инициативе, но таких, что приучены сдерживать свою инициативность из страха (под­дают­ся шантажу по оглашению и шантажу по умолчанию), согласуя свою инициативность с высказанными и не высказанными, но угаданными ими пожеланиями более высокого начальства, — на вторые роли заместителей и помощников; инициативных, знающих и умеющих работать, но не желающих либо не приученных подлаживаться под вышестоящее начальство, — на должности подчинённых, предназначение которых — быть «маль­чи­ками для битья» в обыденных обстоятельствах и кадровым резервом руководителей для спасения дела, если это потребуется, в случае, когда безынициативные руководители-исполни­тели и их “сдер­жан­ные” заместители и помощники доведут дело до грани краха[1].

Наше отличие от толпо-“элитарных” общественных организаций состоит, прежде всего, в том, что предиктор-корректор, несущий полноту концептуальной власти, в Концепции общественной безопасности структурно не локализован, не обособлен и пребывает как вне структур общественных организаций, поддерживающих Концепцию общественной безо­пасности в Богодержавии, так и внутри них.

Это — нормальное положение для всякой антитолпо-“элитар­ной” общественной организации, проистекающее из самовластного по её природе характера концептуальной власти, возникающей как общественная инициатива тех людей, чувствам которых полная функция управления общественной в целом значимости открыта для восприятия даже в том случае, если они и не охватывают её своим миропониманием. Общественная инициатива возникает и действует на основе прямых личностных отношений разных людей, в силу чего она неизбежно носит неформальный характер: организационные формы всякий раз порождаются самою деятельностью сообразно обстоятельствам и во многом обусловлены личностными особенностями делателей[2].

Этот общественно-инициативный характер предиктора-корректора, охватывающий все этапы полной функции управления, если и не исключает полностью для имитаторов-провокаторов возможность возглавить ту или иную структуру, то исключает возможность извратить характер деятельности этой структуры, поскольку имитатор-провокатор, дорвавшийся до административной власти, неизбежно столкнётся с проявлениями реальной концептуальной власти, исходящей не «сверху», а «сни­зу». В результате этого он либо будет отстранён от должности, либо структура, которую ему удастся возглавить, разрушится или обезлюдеет, и в ней не останется никого, кроме её номинальных руководителей, сидящих на папках с разного рода отчётностью о проделанной “работе”.

Нам не следует бояться такого рода исчезновения обезлюдевших структур, а к их гибели нам не следует относиться как к краху дела продвижения Концепции общественной безопасности в жизнь. Просто при невозможности преодолеть тенденцию к извращению деятельности структуры, которую смогли возглавить имитаторы-про­во­каторы, при невозможности отстранить их от руководства необходимо целенаправленно осуществить процесс её ликвидации и возобновления деятельности новой структуры под руководством иных координаторов[3].

Соответственно этому обстоятельству руководители структур, действующих в русле Концепции общественной безопасности, обязаны прежде всего прочего быть людьми, чувствующими течение жизни и вдумчивыми, чтобы отличать (и поддерживать мощью структурного управления) личную инициативу рядовых участников структур и ниже стоящих руководителей, в которой выражается концептуальная властность структурно нелокализованного предиктора-корректо­ра, от всевозможных «системных шумов» непрестанного выражения несогласия со всяким мнением всякого начальства и от наведённых извне помех, что так или иначе свойственно деятельности всех структур в обществе; тем более, что и проявления концептуальной властности, и системные шумы с наведёнными извне помехами внешне могут выглядеть очень похоже, а в ряде случаев несогласие с мнением руководства может быть отчасти концептуально властной инициативой, а отчасти системным шумом и внешними помехами.

При этом необходимо понимать, что концептуальная власть, явно или неявно возлагая на те или иные структуры осуществление концепции, порождает как писаные, так и неписаные их уставы, выражая в них цели концепции и способы их достижения. Если концептуальная власть в чём-то ошиблась при построении писаных и неписаных уставов и самих структур той или иной общественной организации и открыла тем самым возможность действовать в этих структурах кому-либо из имитаторов-провокаторов на законных основаниях, то ссылаться на действующий писаный устав или неписаную традицию как на источник неоспоримых полномочий имитаторов-провокаторов вредно для осуществления концепции.

Через выявленные ошибочные по отношению к Концепции общественной безопасности писаные и неписаные уставные положения следует переступить в инициативном порядке поддержания концептуальной самодисциплины и осуществления концептуальной власти в Богодержавии.

Соответственно этому руководители структур должны понимать и действовать в согласии с тем, что структуры предназначены не для удовлетворения их личностных “велико­кня­жеских” амбиций, а для согласования в русле Концепции общественной безопасности личной инициативы множества рядовых участников структур, из среды которых исходит во всей её полноте высшая внутриобщественная власть — власть концептуальная, действующая по принципу, выраженному А.С.Пушкиным: «волхвы не боятся могучих владык, а княжеский дар им не нужен» (помните, как дальше? чувствуете ли это в единстве жизни своего внутреннего и общего всем внешнего мира?)[4]; а руководители структур обеспечивают функционирование только программно-адаптивного модуля концепции и в Концепции общественной безопасности в Богодержавии должны делать это в согласии с концептуальной властью, а не пытаться обуздывать и подавлять её[5] с упорством, достойным лучшего применения: иначе им — смерть (во всех смыслах: от политической до физической) от “коня” своего.

Руководители структур в Концепции общественной безопасности — по предназначению своему не диктаторы, от которых только и может исходить легитимная для участников структур инициатива, а координаторы вполне легитимной инициативы всех без исключения участников структур в русле Концепции. Руководители, как и все прочие участники структур, имеют право на инициативу, но их инициатива по своему качеству, рассматриваемому вне связи с занятием ими руководящих должностей, ни чуть не лучше и не хуже инициативы других участников структур. И это должны понимать и жить в согласии с этим все участники Движения для того, чтобы “князья” — великие и малые — не обросли опекунами, приставленными к ним от чуждых концепций, и не распустились в своей демонической вседозволенности, а организационные структуры, осуществляющие Концепцию общественной безопасности, не постигла судьба организационных структур КПСС, утративших большевистскую дееспособность и ставших антинародными.

Всё, что сказано ранее в начале этого раздела о роли руководителей партийных и государственных структур, этических нормах, которым они должны следовать в отношении рядовых партийцев и простых граждан, об инициативе народных масс, критике «снизу» и т.п. (кроме упоминания концептуальной власти и полной функции управления, осуществляемых в жизни общества) так или иначе многократно говорилось и в советском прошлом на протяжении всей истории КПСС и Советской власти. Но во всём этом обходилось молчанием следующее:

Все эти обстоятельства, выражающие необходимость защиты самоуправления концептуально властного над самим собой общества по полной функции, отрицают нравственно-этические и организационные принципы и выражающие их уставные положения, свойственные для общественных организаций и политических партий толпо-“элитарного” характера, включая и РСДРП — РСДРП (б) — РКП (б) — ВКП (б) — КПСС — КПРФ на всех этапах её существования[6].

Соответственно это требует при проведении в жизнь Концепции общественной безопасности в Богодержавии главенства иных принципов сплочения участников общественных организаций, структуры которых входят в её программно-адаптив­ный модуль.[7]

К настоящему времени программно-адаптивный модуль Концепции общественной безопасности представлен двумя общероссийскими структурами:

  • Народным движением “К Богодержавию” и
  • Всенародной партией мирной воли “Единение”.

Это приводит к необходимости построить работу народного движения и политической партии в русле общей для них Концепции общественной безопасности в Богодержавии так, чтобы они взаимно дополняли друг друга. А для этого необходимо определиться в функциональном и организационном отличии общественного движения от политической партии.

Для того, чтобы не ошибиться в их функциональном разграничении следует проанализировать историю продвижения Концепции общественной безопасности в Богодержавии в общество на протяжении последних десяти лет от времени завершения первой редакции “Мёртвой воды” в конце июня 1991 г.

Всё это время предиктор-корректор действовал и действует как общественная инициатива, которая не нуждается в каких бы то ни было неизменных организационных формах и уставных документах, регламентирующих должностные обязанности и порядок взаимного подчинения и ответственности её участников (персональный состав которых в силу разных причин меняется на протяжении всего времени). Всё это время предиктор доводил и доводит материалы Концепции до сведения как частных лиц, так и должностных лиц структур государства, общественных организаций и политических партий как в границах России, так и за её пределами[8]. Руководство ни одной из них до настоящего времени не заявило о принятии Концепции общественной безопасности к исполнению, не довело материалы Концепции до сведения руководства подчинённых структур и до сведения их рядовых участников[9].

В процессе такого рода (просветительской по её существу) деятельности участников предиктора возник достаточно широкий круг лиц, которые, ознакомившись с материалами Концепции, нашли, что она выражает жизненные интересы их самих, других добросовестных тружеников и последующих поколений, открывая возможности к разрешению кризиса, к которому пришло человечество к концу ХХ века под концептуальной властью библейской доктрины и её хозяев. Именно у таких противников библейской доктрины возникла потребность обеспечить гарантированный, быстрый и предсказуемый доступ к материалам Концепции как для самих себя, так и для тех, кого они желают ознакомить с ними. Так случайный — не предсказуемый и не гарантированный — доступ к материалам Концепции, на основе которого они сами познакомились с нею, перестал отвечать потребностям социального времени, порождаемого Концепцией. И целенаправленными усилиями таких людей были созданы постоянно действующие структуры, устойчиво обеспечивающие обмен информацией среди сторонников Концепции общественной безопасности, живущих в разных регионах России и русскоязычного зарубежья (этот обмен включает в себя и контуры прямых и обратных связей общенародного предиктора-корректора Концепции общественной безопасности, о чём не следует забывать). Так возникло ныне юридически зарегистрированное Народное движение “К Богодержавию”. Действуя с 1997 г., Движение “К Богодержавию” доказало свою эффективность в качестве системы, поддерживающей процесс самообразования людей в смысле развития их мировоззрения и миропонимания, способствующих их переходу к человечному строю психики и преображению их целесообразными усилиями культуры общества.

При этом следует особо подчеркнуть, что к настоящему времени Движение не только не исчерпало своего потенциала развития, но еще находится в начальных стадиях своего становления и освоения разнородных сфер деятельности. В обозримой перспективе оно будет по-прежнему обладать значимостью в качестве общественного института, обеспечивающего гарантированный и быстрый доступ к материалам Концепции всем заинтересованным лицам; обеспечивающего возможность освоения материалов Концепции каждым в общении с другими её сторонниками, что очень важно для многих людей, которых кодирующая педагогика школы не научила самостоятельно извлекать знания и навыки из текста, требующего соображения новых и переосмысления прежде сложившихся понятий.

И это свое значение Движение будет сохранять, по крайней мере до тех пор, пока доступ к Интернету не будет столь же массовым, как ныне доступ к просмотру телевизионных программ и прослушиванию программ радиовещания, или пока система общего и специального образования (в смысле обучения владению знаниями и навыками) не перейдёт от кодирующей педагогики (формиру­ю­щей тип строя психики зомби), к активной помощи учащимся в их самообразовании (в смысле формирования человечного строя психики как основы для самообучения владению знаниями и навыками в темпе возникновения личностно и общественно значимых потребностей). Когда сложатся такие общественные обстоятельства, те потребности, которые ныне удовлетворяют структуры Движения “К Богодержавию”, будут удовлетворяться в обществе иными способами, вследствие чего структуры Движения в их нынешнем виде станут либо никчемными и потому исчезнут, либо возьмут на себя какие-то иные общественно значимые функции и тем самым сохранят себя, но в каком-то ином качестве.

Но обеспечивая гарантированный доступ к материалам Концепции заинтересованным лицам и доводя эти материалы по своей инициативе до сведения не заинтересованных частных и должностных лиц, Движение в целом не занималось и не занимается политической деятельностью в смысле структурно оформленного систематического, т.е. профессионального участия в разработке и проведении в жизнь политики государства на общегосударственном и местном, региональном уровнях, подобно тому, как этим занимаются властные и оппозиционные политические партии и «беспартийные» чиновники государственного аппарата.

Иными словами, решая те задачи, которые в прошлом должны были решать структуры общества “Знание”, Движение “К Богодержавию” не является ни политической партией, ни «беспартийной» партией власти. Однако при этом, когда Движение стало достаточно многочисленным и охватило многие регионы России, у многих его участников возникла потребность непрестанно воплощать Концепцию в реальную политику российской государственности как на уровне государства в целом, так и на уровне регионов РФ, местного общественного самоуправления и в трудовых коллективах.

Возникновение этой потребности выражает нравственно-эти­чес­кую готовность какой-то части участников Движения к такого рода фактически профессиональной (как минимум в ранге второй профессии по совместительству с основной) общественно значимой управленческой деятельности в государственных учреждениях, в частном предпринимательстве, в среде трудовых коллективов.

При этом необходимо понимать, что не все участники Движения несут в себе готовность к такого рода деятельности и осознают ответственность за неё по совести перед Богом и другими людьми не потому, что они якобы плохи, “второсортны”, а просто в силу того, что в Движение постоянно включаются новые люди, которые только-только проявили интерес к Концепции, и  только-только начинают изучать и осваивать её материалы. В силу этого обстоятельства Движение в целом не может функционировать как инструмент воплощения идеалов Концепции в реально осуществляемую политику государства. И это является принципиальным свойством Движения, вытекающим из возложенной на него функции — обеспечивать гарантированный быстрый доступ к материалам Концепции заинтересованным лицам, большей частью с не устоявшимися мировоззрением, миропониманием и алгоритмикой психики, первоочередная задача которых, прежде всего прочего, — осмысление и переосмысление своей личной жизни и жизни общества, переустройство своих мировоззрения и миропонимания, преображение алгоритмики своей психики. Пока они не совершат каждый сам некоего минимума (для каждого своего) такого рода работы над собой, они объективно не способны к непреклонной концептуальной самодисциплине и к выражающей её профессиональной политической деятельности в русле Концепции общественной безопасности.

Именно из обусловленной этим обстоятельством объективной неспособности Движения решать задачи, которые в нынешних государственно-организационных формах решают политические партии, и возникает потребность некоторой части его участников (тех, кто в основном преодолел каждый свой кризис мировоззрения и миропонимания) в организации политической партии как инструмента, предназначенного для повсеместного профессионального воплощения идеалов Концепции в повседневную политику государственности Русской цивилизации в целом и на местах, а также в разнородное общественное самоуправление.

И эти две функции:

  • обеспечивать гарантированный быстрый доступ к материалам Концепции заинтересованным лицам;
  • быть инструментом воплощения идеалов Концепции в реальную политику государственности Русской цивилизации в её исторически сложившихся к настоящему времени формах,

— смешивать в функциональной нагрузке одной структуры вредно для дела воплощения в жизнь идеалов Концепции общественной безопасности. Вредно потому, что жизнь выдвигает несовместимые критерии оценки качества управления в деятельности Движения “К Богодержавию” и в деятельности политической партии “Единение”, что в свою очередь предопределяет и своеобразие принципов построения Движения, отличающих его от своеобразия принципов построения политической партии.

Безо всяких натяжек можно считать, что структуры Движения полностью оправдывают свое существование, если:

  • всякий человек, как-то что-то узнавший о существовании Концепции общественной безопасности и услышавший где-то о существовании Движения “К Богодержавию”, обратившись к представителям какой-либо из его структур лично или по почте, получил литературу, по которой он может ознакомиться с Концепцией настолько широко и детально, насколько посчитает для себя необходимым. Что он будет делать после этого: вступит ли в Движение; не вступит, но будет жить и действовать в русле Концепции; выступит её противником; останется безучастным; сразу воспарит до осуществления концептуальной власти в структурно не локализованном Общенародном Предикторе-Корректоре СССР, — всё благо, ибо Бог знает, кто и на что способен и имеет право в его жизненных обстоятельствах при его жизненном опыте, и что и кому можно попустить, а кого и в чём следует поддержать;
  • участники Движения работают над концептуальной литературой самостоятельно; участвуют в семинарах, проводимых Движением; при обсуждении среди своих близ­ких, друзей и знакомых событий в жизни России и зарубежья не стесняются и не боятся ссылаться на материалы Концепции и освещают с её позиций ту проблематику, которая стала предметом обсуждения (плохо, если при этом они не излагают своё мнение, предоставляя собеседникам информацию к размышлению, а стремятся добиться от окружающих, во-первых, выражения безусловного согласия с их мнением и, во-вторых, последующих действий в соответствии с выраженным согласием вопреки реальному миропониманию людей, уподобляясь тем самым гражданским и военным политработникам КПСС советской эпохи: это было бы построением внутренне напряженных систем отношений, в деятельности которых имитационно-провокационная составляющая стала бы господствующей);
  • участники Движения в общении с частными и должностными лицами, действуя в соответствии с нравственно-этическими нормами Концепции, в состоянии вызвать хотя бы разовую, если не систематическую, любого рода поддержку Движения с их стороны.

Если эта работа проводится участниками Движения праведно, то количество участников Движения и поддерживающих его сторонников, по каким-либо причинам не пожелавших оформить свое членство в Движении, будет расти; нравственно-мировоззренческие позиции Концепции общественной безопасности в обществе будут расширяться, её неформальное влияние будет усиливаться. Этого вполне достаточно для Движения.

По отношению же к деятельности политической партии, тем более концептуально властной партии, систематического достижения такого рода результатов явно недостаточно. Безусловно, что всё вышеперечисленное и ему сопутствующее по умолчанию в деятельности Движения, в какой-то степени будет неизбежно свойственно и структурам партийных организаций, но в их работе это может носить только сопутствующий основной деятельности партии характер.

Основным же предназначением нашей политической партии является систематическая (т.е. профессиональная, а не от случая к случаю) разнородная деятельность по орга­ни­зации общественного самоуправления (включая и государственное управле­ние в целом и на местах) в русле Концепции общественной безопасности как таковой[10] в условиях целенаправленного противодействия политических партий и политических мафий, поддерживающих в своей деятельности несовместимые с КОБ иные концепции устройства общественной жизни, а также в условиях разнородного гомона и возбуждаемой искусственно противниками КОБ разнородной активности той части общества, которая всё еще является толпой, живущей по преданию и рассуждающей по авторитету личностей и внедрённых в культуру разнородных догм.

На взгляд ВП СССР, такая формулировка предназначения концептуально властной партии лучше, нежели список, в котором перечислены основные задачи, которые партия должна решать в своей деятельности. Такого рода задачи должны перечисляться даже не в Программе концептуально властной партии, определяющей её стратегию на исторически продолжительную перспективу, а в её планах деятельности на вполне определённый, не очень продолжительный срок между последовательными съездами. Это позволит иметь всегда актуальную и сообразную обстоятельствам программу действий, а не псевдопрограм­му партии, в которой перемешаны те задачи, которые еще только предстоит решать в отдалённой перспективе, те, которые уже решены в прошлом, но которые “забыл” вычеркнуть очередной съезд, и те, которые решаются в настоящем. И в том, что такого рода мешанина была свойственна послесталинским программам КПСС, одна из причин застоя[11] и развала СССР.

*           *           *

Отступление 3:
О порождении социального времени

Однако всё это способно остаться пустыми декларациями о благих намерениях, поскольку эта задача будут для членов партии не по силам, если они по-прежнему будут оставаться в плену «Я-центричного» само собой разумеющегося мнения об объективности набора предельных отождествлений материи-энергии-пространства-времени. Свойственные ему иллюзорные представления об объективности времени вообще, неспособность к различению астрономического времени, порождаемого ритмикой движения небесных тел, составляющих Солнечную систему; «микробиоло­ги­ческого» времени, порождаемого генетическими программами развития и старения организмов; социального времени, порождаемого как действиями, так и бездействием самих людей, — направляет миллиарды благонамеренных индивидов на бессмысленное самоистязание социальными бедствиями и неурядицами.

Это является следствием того, что развитая к настоящему времени культура, способ существования цивилизации подавляет у большинства людей чувство меры, а научная философия, будучи одним из порождений этого способа существования цивилизации, извращает интеллектуально рассудочные представления людей о мере и её взаимосвязях с Жизнь Мироздания.

Бог сотворил всё сущее в Мироздании и придал ему предопределённую Им мѣру[12].

Если говорить языком современной науки, то всё сущее в тварном Мироздании это — материя, в её различных агрегатных состояниях: вакуум[13], физические поля, плазма (высокоионизированный газ, в котором электроны обладают такой энергией, что не могут удержаться в атомах на устойчивых орбитах), газообразное состояние вещества, жидкое состояние вещества, твердое (кристаллическое) состояние вещества. Агрегатные состояния, пути и способы перехода из одного из них в другие, свойства материи в каждом из них и в переходных процессах предопределены для неё Свыше. И представление людей об этих различных агрегатных состояниях так или иначе соответствуют пословице «нет вещи без образа». Но что такое мера и какое отношение она имеет к образам материи? — этот вопрос в «Я-центричных» философских системах не рассматривается.

Наука о мере, численной определённости самой по себе, это — математика. Но в материальном Мироздании мера — численная определённость — перестает быть самой по себе: она воплощена в объектах и субъектах Мироздания — всему тварному придана предопределенная Свыше мера. В Мироздании всё материально и меры одних фрагментов численно сопоставимы с мерами других фрагментов, т.е. всем фрагментам Мироздания свойст­вен­на соизмеримость как между собой, так и со своими составляющими.

Мера — это прежде всего численная определённость: 2х2=4; одна секунда — 9192631770 периодов излучения, соответствующих переходу между двумя сверхтонкими уровнями основного состояния атома 133Cs (цезиевый эталон частоты и времени); 1 метр — 1650763,73 длины волны в вакууме излучения, соответствующего переходу между уровнями 2p10и 5d5атома криптона-86 (86Kr) (данные об эталонах секунды и метра взяты из “Советского энциклопедического словаря” издания 1986 г.); «длина Удава — 38 Попугаев и одно попугайское крылышко» (сообщает известный мультфильм); атомы химических элементов отличаются друг от друга по числу протонов в их ядрах, определяющих порядковый номер каждого из них в Периодической системе Д.И.Менделеева; изотопы одного и того же элемента отличаются друг от друга количеством нейтронов в составе их ядер. И так далее: на что ни обрати внимание — везде откроется численная определенность — мера: либо единичная, либо множественная, представляющая собой статистику, позволяющую отличать множества друг от друга.

В процессе осознанного или бессознательного соотнесения одного фрагмента Мироздания с другими, выявленными на основе Различения, открываются два вида восприятия соразмерности:

  • восприятие пространства;
  • восприятие времени.

Восприятие их порождает два вида численной определённости: единицы длины и единицы времени, объективно связанные друг с другом через материальность[14] на иерархическом уровне микромира соотношением неопределённостей Гейзенберга[15], в котором выражается невозможность разрозненного восприятия ни пространства без времени, ни времени без пространства ибо пространство и время — порождения размеренной во всех её агрегатных состояниях материи.

Во всех без исключения случаях, для восприятия пространства и времени необходим эталонный процесс, с которым сравниваются все прочие времена и пространства. Этим эталоном может выступать и сам человек (древний афоризм: человек — мера всех вещей) и какие-то объекты мироздания. Если нет эталонного процесса, то возникает “проблема Удава” из мультфильма, который в одиночестве мучился вопросом о том, какова же его длина? — до тех пор, пока ему не помог Попугай, взявший на себя функцию эталона длины и определивший, что длина Удава — «38 попугаев и одно попугайское крылышко». Без этого акта измерения Удав так и остался бы равным самому себе в неопределённой единичной длине Удава.

Также примерно обстоит дело с измерением времени. Поскольку всякий процесс, поддающийся периодизации, может быть избран в качестве эталонного, то единицей измерения времени становится продолжительность периода эталонного процесса, с которым соотносятся все остальные процессы, обладающие собственным течением времени.

Вопреки этому «Я-центричное» мировоззрение, исходя из представлений об объективности «времени вообще» и проистекающего из него безразличия к объективной разнокачественности астрономического, «ми­кро­биологического» и социального времени, прежде, чем проявить активность в общественной деятельности задается двумя вопросами:

  • Скажите мне, какое будет будущее?
  • Когда оно наступит?

При этом подразумевается, что если будущее будет таким-то и наступит тогда-то, то субъект будет вести себя так, а если будущее будет иным или наступит в иные сроки то он и вести себя будет иначе, подстраивая свой «Я-центризм» под “неизбежный” — в силу якобы «объективности времени» — вариант будущего. Результат такого поведения миллиардов людей во многих поколениях известен по словам Н.А.Некрасова: «жаль только жить в эту пору прекрасную уж не придётся ни мне, ни тебе».

В чём состоит извращённость представлений о Жизни в этой алгоритмике построения линии поведения? — Прежде всего в том, что в Жизни социальное время порождается качеством действий людей и их сроками, измеряемыми по эталону астрономического времени. Соответственно, если в России крепостное право исторически реально отменено в 1861 г., то это одна скорость течения социального времени; если бы у Николая I хватило самообладания и решительности, чтобы отменить его в 1844 г.,  то это была бы другая скорость течения социального времени; если бы и у Александра II не хватило решительности упразднить крепостное право в 1861 г., и это произошло бы только в эпоху Николая II, то это была бы третья скорость течения социального времени. В рассматриваемом примере в зависимости от конкретных свершений людей те или иные поколения оказываются принадлежащими одной эпохе либо принадлежащими другой эпохе. Этот пример, где действия царей в реально свершившейся истории и в её не свершившихся, но некогда возможных вариантах, просто один из наиболее показательных, поскольку решение об отмене крепостного права затрагивает жизнь всего общества. Но тем же качеством ускорения или замедления течения социального времени по отношению к астрономическому эталону обладают все действия людей.

И если “Мёртвая вода” под давлением жизненных обстоятельств появилась только в 1991 г., то это одна история, реальная история. Но была открыта и другая возможность. Если бы “Мёртвая вода” создавалась не под давлением обстоятельств, а как проявление добровольно принятой на себя заботы о судьбах СССР и человечества, то она появилась бы в 1981 — 1983 гг., и выражала бы ту же достаточно общую теорию управления примерно в тех же словах, выражала бы идею управляемого характера течения глобального исторического процесса, хотя набор фактов-иллюстраций был бы иным. Знания для этого были, но с точки зрения «Я-центризма», свойственного в те годы её разработчикам, были дела «по важнее», чем принятие на себя заботы о судьбах СССР и человечества. Но если бы “Мёртвая вода” была бы написана в 1981 — 1983 гг., то СССР пережил бы иную историю, даже если бы она не была опубликована в те годы, просто потому, что сам факт осознания этой информации даже малочисленной группой людей изменил бы матрицы возможного и невозможного последующего течения социальных процессов.

А оказание воздействия на матрицы — доступно всем и каждому. И все и каждый оказывают свое воздействие на них. Но при описанной выше алгоритмике «Я-центричной» “оптимизации” поведения под якобы объективную скорость течения социального времени это воздействие таково, что описывается для большинства людей словами Н.А.Некра­со­ва:

«Жаль только жить в эту пору прекрасную уж не придётся ни мне, ни тебе».

Но и с публикацией материалов Концепции общественной безопасности один из видов непонимания её выражается в интеллектуальном иждивенчестве по отношению к собственному будущему со стороны людей, много лет хорошо знакомых с её материалами. У многих из них по-прежнему нарушено восприятие обусловленности их персонального и общего всем будущего их же деятельностью, которая и задаёт скорость течения социального времени, которую они вопреки всему продолжают считать объективной данностью, слитой со скоростью течения астрономического времени жестко связанного с их собственным эталоном «ми­кро­биологического» времени, т.е. скоростью старения их белковой биомассы.

Но вопросы о качестве вожделенного светлого будущего и календарных сроках его наступления уже выражаются с упоминанием Концепции общественной безопасности. Однако их постановка по-прежнему имеет цель “оптимизации” личностного поведения под якобы «объектив­ную скорость» течения социального времени относительно «микробио­ло­ги­чес­кого»:

«Вот уже десять лет как Концепция существует, а каждый год население России сокращается на миллион человек. Где результаты того, что Концепция властна? Каков КПД[16] Концепции? Когда победит Концепция, и общество будет жить по её нормам? Если она победит через десять лет, то вести себя надо так; а если через двадцать или сто, то сейчас себя вести надо как-то иначе. Если бы мне сразу сказали, что победа Концепции дело не нескольких лет, а более продолжительных сроков времени, то на протяжении последних лет я вёл бы себя иначе, не подвергал бы себя опасностям, противники концепции не нанесли бы мне того или иного ущерба…» и т.п.

Ответ на такого рода вопросы носит двоякий характер:

  • Во-первых, человек, задающий подобные вопросы, не понял мировоззрения Концепции и, как следствие, не понял и не принял концептуальной самодисциплины, вследствие чего его действия возможно и привлекают к Концепции внимание окружающих, а противники Концепции из их числа наносят ему какой-то ущерб, но сам он, считая себя искренним и деятельным приверженцем Концепции, объективно живёт вне её русла.
  • Во-вторых, Концепция победит тогда, когда общество станет жить по её нормам. Это означает, что не жизнь общества по нормам Концепции будет следствие её победы, а победа Концепции будет выражением того, что общество живёт по её нормам. И в поддержании концептуальной самодисциплины каждый должен начинать с себя поскольку в этом он полновластен.

И если понимание Концепции человеком лежит в пределах Предопределения Концепции в Божьем Промысле, то он обретает защиту, действуя в русле Концепции. Но эта защита представляет собой не что-то подобное броне танка, сметающего всё на своём пути, в котором можно и дóлжно укрыться от Жизни. Она представляет собой нематериальную, но объективную данность меры и веры: т.е. это — матрицы возможного и невозможного течения событий, поддерживаемые осознанной волей человека, и его доверие и вера Богу, проявляющиеся во всех его действиях как в его внутреннем мире, так и в общем всем внешнем.

Однако утрачивая самообладание в потоке реальных событий или в потоке наваждений, что влечёт изменение его настроения (т.е. действующих в этой ситуации нравственных мерил), человек способен мгновенно перейти от поддержки одних матриц к поддержке других или к разрушению первых, от веры и доверия Богу к неверию. Так пребывая в одном настроении, как сообщает Новый Завет, апостол Пётр мог по воде идти навстречу Христу; не совладав с собою и перейдя к другому настроению, Пётр мгновенно начал тонуть, и получил объяснение Христа:

«Маловерный! зачем ты усомнился?» (Матфей, гл. 14:24 — 32).

Поэтому согласие с Концепцией, с её идеалами — ещё не избрание её. Избрание её — это осознанное старание в поддержании самообладания в русле концептуальной самодисциплины. Это деятельность, изменяющая прежде всего информационное и матричное состояние общества, в результате которой чему-то не оказывается места в матрицах будущего, а воплощению чего-то в жизнь открывается дорога. Вследствие этого будущее будет таким, какова деятельность в настоящем.

Это — процесс, порождающий социальное время, ускоряющий его течение относительно астрономического и «микро­био­логического» времени индивида, приобщающий его к бытию во «всегда» в русле Богодержавия, вследствие чего жить в эту пору прекрасную индивид оказывается способен начать прямо сейчас, а читающий по прочтении этих слов.

«Я-центризм» же оказывается не способным войти в понравившееся ему всегда прямо сейчас потому, что пытаясь подстроиться под «объективное» с его точки зрения течение социального времени по контурам отрицательных обратных связей пропускает то, что дóлжно пропускать по контурам положительных обратных связей, а по контурам положительных обратных связей пропускает то, что дóлжно пропускать по контурам отрицательных обратных связей. В результате его управляющее воздействие на течение социальных процессов оказывается извращённым вплоть до своей диаметральной противоположности, а понравившийся ему идеал будущей жизни, даже если он объективно осуществим в течение непродолжительного срока «микробиологического» времени, не может воплотиться в жизнь. Так человек впадает в непрестанное самоистязание раздвоенностью между реальностью и недостижимым идеалом.

24 марта 2001 г.

*                        *
*

Показанное функциональное различие предназначения Движения и концептуально властной политической партии, определяет и разные требования, на которых может быть основано членство в Движении и членство в партии. Это поможет понять и разногласия, возникшие между Лениным и Мартовым при учреждении РСДРП. О существе разногласий вузовский учебник советской эпохи “История Коммунистической партии Советского Союза” (Москва, «Полит­издат», 1982 г., стр. 54) сообщает следующее:

«При обсуждении Устава партии[17], особенно первого параграфа — о членстве в партии, выявились два резко противоположных подхода к вопросу о партии. Ленин так формулировал первый параграф: «Членом партии считается всякий, признающий её программу и поддерживающий партию как материальными средствами, так и личным участием в одной из партийных организаций». Мартов внёс свою формулировку, согласно которой членом партии «считается всякий, принимающий её программу, поддерживающий партию материальными средствами и оказывающий ей регулярное личное содействие под руководством одной из её организаций». Итак, Ленин при определении членства настаивал на «личном участии в одной из партийных организаций», а Мартов предлагал ограничиться «регулярным личным содействием».

Разночтения в формулировке первого параграфа устава показывают, что по существу Мартов строил общественно-политическое движение на основе марксизма, а Ленин под прикрытием марксизма[18] строил инструмент воплощения в жизнь политической воли, в принципе способный стать концептуально самовластным и выйти за пределы марксизма[19], что реально и произошло, когда партию возглавил И.В.Сталин. Но существо этих разногласий учебник далее поясняет совершенно иначе:

«В.И.Ленин рассматривал партию как организационное целое. Каждый член партии обязательно должен состоять в одной из партийных организаций. Этим обеспечивается как марксистское воспитание и высокая дисциплинированность всех членов партии, так и подлинный контроль партии над деятельностью каждого её члена и твердое руководство им. Партия представляет в этих условиях стройную систему партийных организаций, действующих по единому плану, и является олицетворением дисциплины и организованности.

Мартов предлагал принимать в партию всех желающих, не обязывая их быть членами одной из её организаций и не стесняя рамками партийной дисциплины. Мартов и его единомышленники придерживались принятой в социал-демократических партиях II Интернационала политики «откры­тых дверей», что ослабляло строгую выдержанность партийной организации пролетариата. По мнению мартовцев, любой стачечник или интеллигент имел право зачислить себя в партию, даже если он не входил и не хотел входить в одну из партийных организаций. Таким образом партия превратилась бы в расплывчатое и неоформленное образование» (там же, стр. 54, 55).

Здесь полезно обратить внимание на то, как авторы учебника передергивают и подменяют своей отсебятиной ленинскую мысль: Ленин дал формулировку первого пункта устава так, что она обязывала каждого члена партии работать в составе одной из её партийных организаций. Соответственно, если человек не работает, то это — основание для того, чтобы его исключить из партии. Авторы же учебника говорят о другом: необходимость личной работы члена партии в составе одной из партийных организаций ими не рассматривается (по умолчанию она необязательна: об этом далее), но речь идет о контроле якобы партии над каждым членом всякой партийной организации, возможность к чему открывается ленинской формулировкой первого пункта устава и некоторыми другими принципами партийного строительства КПСС.

Кроме того необходимо понимать, что член партии, о контроле над которым идет речь, — как всякое физическое лицо — имеет имя, отчество, фамилию, а партия — как лицо юридическое — представляет собой реально «имя собирательное» — невообразимое, но по отношению ко всякому члену партии выступает как физическое лицо скованного дисциплиной иерархии партийных структур руководителя той партийной организации, где член партии стоит на учёте. Тем самым по умолчанию речь идёт — как о норме партийной жизни — о диктаторском контроле над каждым членом партии её высшего руководства посредством слаженной иерархии структур партийных организаций, что превращает партию в инструмент воплощения личной воли её первоиерарха или бригады его опекунов, которая может действовать в русле концепции, враждебной той, которая гласно провозглашена партией в её программных документах.

При этом также следует понимать, что к концу своего существования КПСС, хотя и сохранила ленинскую формулировку устава о членстве в партии, но фактически была партией мартовского типа: в партийных организациях было множество членов партии, которые платили взносы, поддерживали партийное местное и высшее партийное руководство словом и делом, которое им поручали руководители партийных организаций, но… по своей личной инициативе в деле строительства коммунизма они не делали ничего; более того, подчиняясь высшему антинародному партийному руководству и поддерживая его своим безынициативным соглашательством, они были обузой, помехой, болотом для тех, кто был настоящим инициативным строителем коммунизма — общества, несущего человечный строй психики в преемственности поколений и потому свободного от паразитизма и сопутствующего ему угнетения большинства меньшинством, общества, пребывающего в ладу с биосферой Земли, Космосом и Богом.

Переродившись таким образом, КПСС была уничтожена как дезынтегрированный биоробот[20], ставший более не нужным её хозяевам, которые запустили в действие алгоритм её самоликвидации. Этот алгоритм в коллективной психике общества действует и ныне, а КПРФ придерживается марксизма-ленинизма и организационных принципов партийного строительства, унаследованных от КПСС, по какой причине она никогда не станет властной партией.

В связи с этим печальным опытом становления РСДРП как партии диктаторского контроля высшего партийного руководства над каждым членом партии в процессе воплощения политической воли высших должностных лиц и их опекунов; в связи с её перерождением в политически безвольное болото КПСС — партию мартовского типа, — необходимо рассмотреть не только пункт устава о членстве в партии, но и другие организационные принципы партийного строительства, чтобы сделать для нашей партии невозможным зомбирующий характер партийной дисциплины и исключить перерождение партии в безвольное болото или буйство стихии демонического анархизма.

13 — 26 января 2001 г

 

[1] Могут возникнуть возражения, что практика Запада с его культом личной инициативы, как главного двигателя так называемого «общественного прогресса», противоречит высказанному утверждению. Это действительно так, но до тех пор, пока «личная инициатива» не посягает на основополагающие принципы концепции устройства западного общества. Как только инициативный Г.Форд занялся изучением еврейского вопроса и стал привлекать внимание среднего американца к функциям еврейства в системе общественных отношений западной цивилизации, он столкнулся с системным фактором подавления его личной инициативы, и, не получив поддержки от безынициативной толпы, вынужден был позволить своему секретарю подделать его подпись под текстом извинения, которое в ультимативной форме под угрозой разорения автомобильной империи Форда подсунули ему лидеры еврейской общины США. Это было в первой половине ХХ века. Во второй его половине ничего не изменилось: американский миллионер, политик (был кандидатом в президенты США) Линдон Ларуш, выступив с требованием перейти к новому финансовому порядку, в котором не было бы места кредитованию под процент, немедленно получил 15 лет тюрьмы якобы за злостное уклонение от налогов.

[2] В этом процессе достигается то, что обычно называют «единство формы и содержания», которое утрачивается всякий раз, когда кто-то умышленно или бездумно пытается подчинить дело организационным формам, не соответствующим обстоятельствам и личностным особенностям делателей.

[3] К возможности такого рода необходимо готовиться уже на стадии разработки организационных документов структуры, чтобы финансовые средства и материальные ценности при ликвидации осёдланной имитаторами-провокато­ра­ми структуры не перешли в собственность их самих и их хозяев.

[4] «… Правдив и свободен их вещий язык / И с Волей Небесною дружен… / Грядущие годы таятся во мгле; / Но вижу твой жребий на светлом челе. // Твой конь не боится опасных трудов; / Он, чуя господскую волю, / То смирный стоит под стрелами врагов, / То мчится по бранному полю. / И холод и сеча ему ничего… / Но примешь ты смерть от коня своего».

Это иносказательно: отношения между князем и конём, аналогичны отношениям между правящей “элитой” и простонародьем, которую “элита” в толпо-“элитарном” обществе почитает бессмысленной толпой, которая должна быть покорна её воле подобно коню. “Элита” не внемлет тому, что жречество — не бессмысленная толпа, а концептуально властная часть простонародья. Итог такого рода невнимательности “элиты” закономерен: и принимают они смерть от “коня” своего по одиночке и толпами, как это и предречено в дружестве жречества с волею Всевышнего Бога — Творца и Вседержителя.

[5] Конечно будет лучше, если и руководители сами концептуально властны в Богодержавии, вследствие чего они не могут быть в конфликте с концептуальной властью Концепции общественной безопасности. Но реально, на первых этапах продвижения Концепции в жизнь неизбежно, что возникнет достаточно широкий круг руководителей структур, которые зарекомендовав себя хорошими координаторами, всё же еще не успеют стать носителями концептуальной власти. У таких людей может «закружиться от успехов голова», и они «закусив удила», дадут волю своим диктаторским наклонностям, которые остальные участники структур должны помочь им обуздать, сохранив их тем самым для общего дела.

[6] Организационные принципы толпо-“элитаризма”, выраженные в уставных документах РСДРП — КПСС, будут показаны далее.

[7] Если же, переступая через писаные и неписаные уставы общества в целом и структур его общественных организаций, забывать о необходимости жить в Богодержавии, то получится анархия, усугубляющая уже имеющиеся неурядицы и несущая множество новых бедствий, проистекающих из самоутверждения всевозможного демонизма.

[8] В 1997 г. достаточная для понимания сути дела подборка материалов из состава информационной базы ВП СССР была передана в Гарвардский университет в связи с началом ими нового Гарвардского проекта под девизом «Куда Россия?» (см. файл Обращение к Фионе Хилл куратору ново­го гар­вард­­ско­го про­екта.doc на сайтах: www.dotu.ru, www.kpe.ru, www.mera.com.ru, www.vodaspb.ru в Интернете). Эти сайты посещаются жителями всех континентов и всех так называемых «развитых стран», результатом чего стало появление деятельных сторонников Концепции из числа граждан стран не только «ближнего», но и «дальнего» зарубежья.

[9] Единственное исключение, — состоявшиеся в Государственной Думе РФ 28 ноября 1995 года парламентские слушания по материалам Концепции общественной безопасности, на которых Концепция была рекомендована ко внедрению. Эти парламентские слушания состоялись, скорее всего, по недосмотру тогдашних руководителей Госдумы, которые не вникали в существо всех предлагаемых к обсуждению материалов.

Читать толстые книги им некогда: законотворчество в русле библейской доктрины, банкеты и борьба за место у кормушки съедают всё время. Тем кто хочет возразить, следует знать, что в буфетах и кафе Думы наличествует алкоголь и табак, на основании чего возникает нравственное право обвинить Думу в том, что она законотворчествует под непрестанным угнетением её коллективной психики алкогольно-табачном дурманом. В результате такого рода специфики думской деятельности и самих думцев Рыбкин подмахнул повестку дня тех парламентских слушаний если и не «не глядя», то не вдаваясь в существо каждого из вопросов.

Это утверждение о недосмотре, в результате которого Концепция общественной безопасности в Богодержавии стала в России единственной легитимной концепцией, оппозиционной библейской доктрине порабощения человечества, подтверждается всей последующей деятельностью Государственной Думы РФ и её комитетов, которые к материалам Концепции после этого явного недосмотра больше не обращались.

[10] Естественно, что сама Концепция при этом не должна стать мертвящей догмой, а должна развиваться по мере разрешения проблем и изменения обстоятельств жизни общества.

[11] Если обратиться к материалам съездов ВКП (б) — КПСС, то в сталинскую эпоху было так: очередной съезд партии большевиков — ставятся новые задачи, которые в основном решаются к следующему съезду.

В послесталинскую эпоху всё иначе: говорильня на одном съезде неотличима от говорильни на другом (если не рассматривать антисталинскую специфику ХХ и XXII съездов). Читая материалы съездов КПСС (Капи­тулянтская Партия Самоликвидации Социализма) послесталинской эпохи, по их содержанию, касающемуся проблематики общественной в целом значимости, не всегда можно понять, какой это съезд: XXI, XXIV либо XXV, — менялись только фамилии генеральных «секов» и членов ЦК, да вводились кое-какие изменения политического лексикона.

[12] В древней русской письменности, где каждая букова была не только знаком, обозначающим звук в устной речи, но и иероглифом, «мера» через «е» — слово однокоренное со смертью, мерзостью, мерзавцем. Та «мера», о которой идет речь в тексте, грамотно пишется через « ѣ » (ять): мѣра/. Сделав эту оговорку, мы, однако останемся в современной нам орфографии, построение которой шло не от смысла, а от звучания.

[13] Те, кто не согласен признать вакуум материей, способной взаимодействовать с материей в других её агрегатных состояниях, пусть объяснят всем прочим, как волны (электромагнитные, гравитационные и т.п. колебания) распространяются в идеальном ничто. Вакуум не ничто, а нечто — материя в одном из её агрегатных состояний.

[14] Ничто, кроме международных соглашений об избрании эталонов и кое-каких технических аспектов не мешает определить продолжительность секунды на основе частоты излучения эталонного светильника, задающего длину метра, либо поступить наоборот: длину метра определить на основе длины волны, соответствующей излучению эталона, задающего продолжительность секунды. Но во всяком случае без материального эталона не будет ни единицы измерения пространства, ни единицы измерения времени вне зависимости от того принадлежат эталонные процессы микро- или макромиру.

[15] Численное соотношение ошибок при измерении координаты и импульса (масса, умноженная на скорость) микрочастицы: неопределённость в измерении координаты, умноженная на неопределённость в измерении импульса, по абсолютной величине не менее значения постоянной Планка.

[16] Коэффициент полезного действия.

[17] На II съезде РСДРП, который заседал тайно сначала в Брюсселе, затем в Лондоне с 17 июля по 10 августа 1903 г.

[18] Одним из первых это учуял Л.Д.Бронштейн (Троцкий). В его работе 1904 г. “Наши политические задачи” есть такая оценка отношения В.И.Ленина к марксизму:

«Поистине нельзя с большим цинизмом относиться к лучшему идейному наследию пролетариата, чем это делает Ленин! Для него марксизм не метод научного исследования, налагающий большие теоретические обязательст­ва, нет, это… половая тряпка, когда нужно затереть свои следы, белый экран, когда нужно демонстрировать свое вели­чие, складной аршин, когда нужно предъявить свою партий­ную совесть!» (Л.Д.Троцкий “К истории русской революции”, сборник работ Л.Д.Бронштейна под ред. Н.А.Васецкого, Москва, «Политиздат», 1990 г.,  стр. 77). И на этой же странице дважды встречается фраза: «Диалектике нечего делать с тов. Лениным».

[19] «Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни» (В.И.Ленин, ПСС 5-го издания, т. 4, стр. 184).

[20] Биоробот, программа поведения которого различными своими фрагментами рассредоточена по психики множества составляющих его индивидов.