Фильмы «Вий» и «Тайна печати дракона» Олега Степченко: колея Евразии в призме прошлого

Отражение в кино всякого литературного произведения является непростой задачей для кинорежиссера и киносценариста. К сожалению, можно констатировать, что в парадигме кассового кинематографа нередко корыстолюбивые режиссеры и продюсеры в силу отсутствия бережного отношения к первоисточникам выпускают на экран кино, которое нивелирует книжный оригинал и мировоззрение его автора. Таким примером является сериал «Гоголь» (2017) от продюсерского центра «Среда», на который был сделан скрупулезный обзор, с которым рекомендуем ознакомиться самостоятельно[1]. Однако есть примеры, когда сценаристы и режиссеры, беря материал первоисточника, с бережным отношением его развивают в полноценное кинопроизведение, которое делает его актуальным. Таким примером является фильм О.А. Степченко «Вий» (2014), кинопереосмысление одноименной повести Н.В. Гоголя, на которое был сделан обзор от публициста под ником «Mirosozercatel» «Вий — поднимите себе веки!»[2], послуживший нам основой для полного рассмотрения кино, и его продолжение «Тайна печати дракона» (2019).

***

$(function(){ $(document).on('click', '.player_play, .replay', function() { playMovie(movie_id, play_headers); }); });

Почему «Вий» стал объектом киноосмысления минувшего десятилетия? Как ни парадоксально, но у этой повести Гоголя, которая обманчиво кажется устоявшейся классикой, как и многие художественные произведения прошлого, есть свои лакуны, на которые писатель в силу мистического жанра повести не стал акцентировать внимание. Причём эти лакуны выходят за рамки повести Гоголя и не обозначаются в ней прямым текстом.

Мы однажды разбирали роман немецкого писателя Э.Т.А. Гофмана, с творчеством которого Гоголь был знаком не понаслышке: протодетектив о проблемах культуры познания, творчества, исторически сложившегося христианства и античности, «Эликсиры дьявола», который был весьма продуманно написан, если принять во внимание факт, что его автор был юристом и сталкивался с криминалистикой не единожды. Но в отличие от Гофмана, который намеренно обозначил загадку на страницах записок капуцина Медарда и его сводного брата Викторина, Гоголь не ставил в своей повести себе цель сделать загадку для пытливого ума, а лишь обработал литературно малорусское народное предание о нечистой силе, обозначившейся почему-то в церкви. Вместе с тем лакуны, оставляемые «Вием», оказываются весомыми для того, чтобы оно стало основой для создания детектива по обстоятельствам, которым как раз является новелла Гофмана «Мадемуазель де Скюдери. Хроника времён Людовика XIV»:

«Все-таки, наверное, не зря повесть Николая Васильевича Гоголя «Вий» называют самым мистическим произведением самого мистического писателя России. Вокруг нее постоянно происходят какие-то чудеса — взять хотя бы многократные экранизации «Вия». Да-да, именно многократные — приходящая сразу на ум отечественному зрителю экранизация повести Г. Кропачева и К. Ершова (1967 год), в которой роль Хомы Брута исполнил Леонид Куравлев, а панночку блестяще сыграла Наталья Варлей, была не первой, а четвертой по счету. До нее фильм по мотивам этого произведения снимали режиссеры В. Гончаров (1909 год, кстати, именно он, а не картина Кропачева и Ершова в действительности является первым отечественным фильмом ужасов), П. Чардынин (1912 год) и В. Старевич (1916 год) — но все эти фильмы бесследно пропали. После же картины 1967 года югославским режиссером Джордже Кадиевичем была сделана еще одна экранизация, которая называлась «Святое место» (1990 год), а также в 2006 году режиссером Олегом Фесенко был снят фильм «Ведьма» — который, правда, кроме сюжетной линии, с повестью Гоголя ничего общего не имел, то есть экранизацией его, в отличие от картины Кропачева и Ершова, представляющей собой точные живые иллюстрации к тексту Николая Васильевича, все-таки считать нельзя. Хотя если уж судить совсем строго, то и фильм «Вий» Олега Степченко, который россияне смогут увидеть на экранах кинотеатров начиная с 30 января нынешнего года, — тоже не экранизация повести, хотя бы потому что режиссер начал рассказывать свою историю именно с того места, где Гоголь закончил рассказ.

Но были ли у авторов фильма основания на такой интересный сюжетный ход? На самом деле — да, поскольку конец повести Николая Васильевича вызывает у читателя много вопросов, ответы на которые писатель, увы, не дает[3]. Например, если во всех эпизодах этой истории участвовал только Хома Брут, который в конце концов погиб от того, что испугался Вия, то от кого же стала известна эта история? Не говорит ли это о том, что Хома Брут все-таки не погиб, но тогда почему все жители хутора поверили в то, что он мертв? И что же так испугало священника в церкви утром, что он вообще отказался проводить там службы (вряд ли это была нечисть, которая днем не имела никакой силы)?» (Антон Евсеев – «Как победить Вия – рецепт от Олега Степченко»)[4].

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Кажется, что вопросы «а что, если» слишком кажутся по литературным произведениям надуманными, но ведь и пьеса «Тень» Е.Л. Шварца об учёном, прибывшем в зловеще заколдованное королевство и разоблачившем его заколдованность, была создана не на пустом месте, а на литературном первоисточнике Г.Х. Андерсена, тоже основанном на народных преданиях[5], как и повесть Гоголя «Вий». Поэтому вопросы касательно «Вия» оказываются весьма резонными. Какой же ответ предлагают режиссеры и сценаристы «Вия» и в чём заключается разгадка вопросов, оставленных нам Гоголем?

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Действие фильма и действия основной истории повести «Вий» происходит в начале 18 века. В его начале нам показывают, как накануне дня Ивана Купалы, во время венечного гадания девушек на замужество в одном из малорусских хуторов находят мёртвой дочь сотника, главы села, панночку. Перед смертью она заклинает отца привести к ней читать молитвы бурсака Хому Брута над её гробом и добавляет: «Он знает, кто в овечьей…». Её подруга, дочь кузнеца Тараса, Настуся, от потрясения убийством становится немой.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Хому Брута находят люди сотника, обещающего тысячу червонцев за службу, а за отказ – физическое наказание, и бурсак соглашается читать молебен. Он читает молебен в церкви три дня, за которые его посещают страшные видения, связанные с оживающим трупом панночки. Его находят без сознания на третий день в церкви.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Местный поп Паисий объявил, что старая церковь, где стоял гроб с девушкой, проклята, а его сообщники, казаки Дорош и Оверко[6], присвоив вознаграждение Хомы от сотника, объявляют Хому мёртвым, и жители хутора заколотили её, огородив землю хутора вокруг высоким частоколом, и даже перекрыли близлежащую дорогу торговцам-чумакам, невзирая на их протесты. После этого проходит год, а вся история Хомы и панночки, зафиксированная в повести Гоголя, становится в фильме молвой, распространяющейся среди жителей хутора и товарищей Брута.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

«Запутанная история», — сказал бы на этот счет участвовавший в расследовании дела о собаке Баскервилей помощник сыщика Шерлока Холмса доктор Ватсон. «Как это верно, Ватсон», — добавил бы к этому его друг, использовавший знаменитый дедуктивный метод. Убийство панночки явно похожа на историю, связанную с собакой Баскервилей. Но закавыка этого сюжета в том, что профессиональных частных детективов в ещё далеком от рационализма 18 веке не существовало, а машин времени в веке девятнадцатом в наличии не было, как и сейчас. Зато в те времена ученых было достаточно много. Пожалуй, стоит остановиться на фигуре детектива по обстоятельствам, которая стала ключевой в разрешении загадки «Вия». И этот персонаж – тоже из Англии, как и Шерлок Холмс.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

«Как только съемочная группа фильма попыталась дать ответы на эти вопросы, так сразу местечковая малороссийская страшилка закончилась и начался готический английский детектив, вроде «Собаки Баскервилей» сэра Артура Конан Дойла[7]. Ну, а для английского детектива нужен и настоящий английский джентльмен — например, ученый-картограф и путешественник Джонатан Грин (его роль сыграл известный россиянам по фильму «Карты, деньги, два ствола» актер Джейсон Флеминг). Кстати, в отличие от остальных персонажей «Вия», у этого героя есть реальный прототип — французский инженер и картограф Гийом Левассер де Боплан, который в XVII веке посетил Малороссию и составил весьма интересное и подробное описание этого края. Но вернемся к мистеру Грину — жажда новых научных открытий, а также попытка сколотить состояние для того, чтобы наконец жениться на своей возлюбленной, дочери высокомерного лорда Дадли, и занесла этого весьма просвещенного и рационалистически мыслящего родственника Исаака Ньютона на хутор в малороссийской глубинке, где год назад Хома Брут читал молитвы над гробом прекрасной панночки» (Антон Евсеев – «Как победить Вия – рецепт от Олега Степченко»).

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Итак, детектив по обстоятельствам – учёный, путешественник, инженер, бакалавр по географии и картографии из Англии. Его, конечно, сложно назвать родственником знаменитого физика-ученого и математика Исаака Ньютона, ибо указаний на это нет в фильме, однако он его явный последователь, если смог изобрести точный инструмент измерения местности для своего дела, да и попутчикам своим из Малороссии он напоминает о законе всемирного тяготения, открытого Ньютоном. Лорд Дадли[8], отец возлюбленной Грина, Эммы, достаточно высокомерен не только к Грину, но и вообще по отношению к науке – ведь его потенциальный зять потратил почти всё своё состояние на научные изыскания. Он не видит в Джонатане будущего, он против брака своей дочери с ним, несмотря на их искренние взаимоотношения, и в пылу заявляет картографу:

«Вы как невежда Ньютон, одурачивший пол-Европы своим яблоком!».

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Нам стоит остановиться на личности английского физика-математика поподробнее, раз он обозначен учителем главного героя фильма. Мало кто знает, что Исаак Ньютон был не только математиком-физиком, он ещё изучал тайно алхимию и религиозную историю исторически сложившегося христианства, пытаясь расшифровать библейские пророчества, а также был тайно приверженцем арианства, первоначального христианства[9].

«Следует заметить, что в середине XVII века арианство еще считалось опасной ересью. Если бы Ньютон во всеуслышание заявил о своих религиозных убеждениях, его лишили бы всех университетских званий, как происходило с другими, менее осторожными арианами. Поэтому он не обсуждал эти вопросы открыто, ведя теологические беседы лишь с собратьями по вере. В полной мере его религиозная неортодоксальность стала известна лишь после его смерти, и даже тогда распространению  сведений  о  ней  мешали  те  ученые,  которые  полагали,  что  отец  английской науки должен оставаться выше всяких подозрений такого рода. С виду он оставался убежденным и непоколебимым прихожанином англиканской церкви, отчасти склонным к неким нетрадиционным или радикальным течениям в лоне этой же церкви, но не более того» (Питер Акройд – «Исаак Ньютон. Биография»)[10].

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Т.е. Джонатан Грин[11] – арианин, вдобавок он образ ученых-экотехнократов, использующих знания во благо всего общества. Но учитывая арианство Исаака Ньютона, можно сделать допущение, что он ещё и образ розенкрейцерства, которое можно считать некоторым образом арианством Западной Европы: в своё время французский философ и суфий Рене Генон предположил, что розенкрейцерство было изгнано из Западной Европы на восток, подразумевая евразийский континент[12]. Именно поэтому по колее Евразии из лондонского пригорода Гринвич держит экспедиционный путь главный герой фильма на своей измерительной карете с пятым колесом и с латинской надписью «Ad infinitum» («До бесконечности»), переписываясь со своей возлюбленной при помощи голубиной почты.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Проследовав через территорию княжества Трансильвания и преодолев Карпатские горы, Грин въезжает на территорию запада Малороссии, сбивается с пути и пересекается с ритором Тиберием Горобцом и богословом Халявой. В обмен на пищу попутчики рассказывают ему о близлежащем хуторе, считающимся проклятым проезжающими, где год назад читал молебен над умершей панночкой их пропавший товарищ философ Хома Брут (Грин при упоминании его имени вспоминает Брута, персонажа исторической драмы Уильяма Шекспира «Юлий Цезарь»), а также о заброшенной жителями хутора церкви. Также рассказывают свою часть молвы о Хоме его товарищи – про его полёт с ведьмой-панночкой, про то, что их выгнали с хутора, сказав, что Брут сгинул, спутавшись с нечистью, и про то, что вокруг хутора бродит мохнатый дьявол с семью рогами, оглашающий глухой гулкий звук и напугавший их. Но учёный-картограф не верит Халяве и Горобцу, рассказывая о законе всемирного тяготения своего учителя и о том, что свободный полет абсолютно невозможен.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Попутчики Грина уходят другой дорогой, опасаясь идти в хутор. Джонатан останавливается, чтобы налить масло в фонарь кареты. На его карету пытается напасть стая призрачных инфернальных волков, которые загоняют карету в хутор, и он мчится в хутор, где его средство передвижения ломается и врывается на место проповеди Паисия. Несмотря на то, что отец Паисий высказывает пану сотнику и хуторянам свои опасения насчёт приезжего чужака, объявляя его нечистью, те оставляют Джонатана в хуторе, и местный казак Явтух отводит учёного переночевать к местному кузнецу Тарасу, который соглашается починить карету картографа[13].

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Далее помощник сотника, казак Петрусь, приводит тайно Джонатана к сотнику. Тот, узнав, что приезжий англичанин – картограф, заказывает ему карту своих владений, «потому как мне с балкону нет обзору ни хрена» по его словам. Но сотнику карта не нужна, ему нужно, чтобы Грин разобрался, что за чертовщина творится в заколоченной церкви. Казалось бы, никакой связи. Но есть связь на уровне образов: чтобы разобраться в частности, надо обозреть всё в целом, вот и залазит учёный-картограф на купол церкви, то есть на самое высокое место и оттуда рисует свою карту, то есть раскладывает все по полочкам. Таким образом Джонатан Грин становится детективом по обстоятельствам, если подтверждает предположения сотника о своём неверии в существование сверхъестественных сил.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Ему в этом деле помогают лишь трое местных жителей хутора — язвительный скептик Явтух (его блестяще сыграл Валерий Золотухин, который, увы, не дожил до премьеры фильма), постоянно высмеивающий отца Паисия с чисто гоголевским юмором, влюбленный в Настусю помощник сотника Петрусь (Алексей Чадов), а также кузнец и механик-самоучка Тарас (Виктор Бычков), создающий летательный аппарат по подобию конструкций из чертежей механика и художника Леонардо да Винчи, как это увидел сам Грин. Похоже, только они не поддались тому страху, который царит на хуторе. Все остальные до смерти запуганы и зазомбированы фанатичным и тщеславным священником и его корыстолюбивыми приспешниками — настолько, что готовы в любой момент устроить настоящую охоту на ведьм… Паисий же всячески пытается помешать ученому, периодически настраивает против него запуганных хуторян и отдает приказы казакам Дорошу и Оверке.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Джонатан Грин как раз вовремя возвращается в хату Тараса из хаты сотника, так как дочь и жена Явтуха докладывают Паисию об уходе Грина, и тот шлёт проверить это своих сообщников, Оверко и Дороша. Вскоре казаки Явтух, Оверко, Тарас и Дорош, Панас и Спирид собираются за столом вместе с учёным, и разговор незаметно переходит вновь на историю Хомы Брута касательно его остальных двух дней молебна над панночкой. Грин, сидя в корчме Тараса, узнаёт от казаков, что за год до его прибытия Хома Брут столкнулся в этом же самом месте с ведьмой — дочерью местного сотника, принявшей облик бабки Ганны. Когда же он в церкви читал молитвы над ней, девушка ожила и призвала нечистую силу, но Хома начертил вокруг себя круг мелом и две ночи спасался. Однако на третью ночь что-то произошло, и отец Паисий объявил старую церковь проклятым местом. Картограф по-прежнему не верит в эти россказни местных жителей. «Кто это, «Вий»?» — задаёт всем присутствующим свой вопрос, подобно знаменитому пилатовскому «Что есть истина?», Джонатан во время гулкого глухого звука на болотах, пока Настуся несёт туда кому-то еду.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Здесь, пожалуй, следует остановиться и обратить внимание на фоновую деталь фильма, которая достаточно убедительно характеризует историческое сложившееся христианство не только в Малороссии, но и на Западе тоже в 18 веке. Это присутствие алкоголя в эпохе, изображаемой фильмом. Его, называемого по-малорусски «горилкой», пьют товарищи Хомы Брута, его пьёт задепресованный от кончины дочери сотник, его пьют все лица мужского пола хутора, кроме Паисия и Петруся. Даже если вспомнить биографию учителя Джонатана Грина Исаака Ньютона, то и он употреблял винный алкоголь какое-то время, хотя в старости у него была возможность докопаться до истории первоначального христианства ещё глубже, когда христиане причащались водой вместо алкогольного вина, с дальнейшим исследованием трезвости среди ранних христиан и переменой части своего образа жизни[14]. Вот поэтому Грин не отказывается от употребления алкоголя на протяжении всего фильма.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Однако алкоголь показан в фильме с самой нелицеприятной, почти омерзительной стороны, ведь не будем забывать, что это разрушающий белок наркояд, который может вызывать в больших дозах бредовое состояние[15]. Всякий наркояд, в том числе и алкоголь, искажает биополе человека, потому пытливость ума Грина проявляет кошмары в виде неожиданных превращений казаков в нечисть (заметим, что к этому времени скептик Явтух покинул застолье и убрался восвояси) – этаких химер бредового сознания, преследующих опьяневшего картографа: вареники на тарелках превращаются в маленьких страшных существ, казаки превращаются в чудовища. Бабка Ганна тем временем оборачивается панночкой. Обернувшийся нетопырём Панас приказывает остальным существам не упустить жертву. Из-за этого Джонатан хватает мел, который вручил ему один из казаков незадолго до этого, рассказывая о нём как о средстве оберега от нечисти, и чертит им вокруг себя круг в тот момент, когда к нему бросается Дорош. Все чудища теряют его из виду, и тогда панночка взывает к Вию. С её зовом всю хату опутывают поднявшиеся из земли корни, всё заволакивает тьмой.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

В этом алкогольном бреду он видит собственными глазами эпилог легенды[16] о Вие: он, встречаясь с мёртвой панночкой и «попадая» в подобие преисподней, встречается и с самим Вием (с настоящим, а не с Болотным Семирогом) и получает наказ от умершей «Узнай кто в овечьей..!», который тонет в повелительном от Вия: «Спасешь её душу, оставлю тебя среди живых!» – а ведь зритель еще не знает о том, что Болотный Семирог (овечья шкура) не Вий. Явный намек на волка в овечьей шкуре, который находится где-то среди хутора.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Вот теперь мы подбираемся к разгадке того вопроса, который задал Грин казакам: «Кто это, «Вий»?». «Вий» в фильме – это коллективное бессознательное страха (иначе говоря, эгрегор), которое довлеет над хутором сотника и охватило произошедшее с панночкой и Хомой Брутом. Причём силу могущества этого эгрегора в разной степени благодаря своим паническим настроениям и страхам составляют сами жители хутора сотника, не желающие разобраться в том, что произошло[17]. Однако на пустом месте коллективное бессознательное не возникает, ведь этот самый «Вий» сам просит Грина разобраться в случившемся, давая знать, что он – явление искусственное и неестественное. Возможно, что и призрачные волки, которые пригнали карету учёного на хутор, были тоже порождением этого коллективного бессознательного.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

В связи с этим полезно вспомнить, кто заправляет паническими настроениями, подпитывающими «Вия» в хуторе. А это как раз местный священник Паисий, который не хочет, чтобы панночка была погребена, и объявил здание церкви проклятым. А если так, то кому, как не ему нужно было посадить на алкогольную зависимость всё село сотника, если лукавство авторов Библии заключалось в том, что в её тексте «в лингвистическом понимании еврейское слово «яин», латинское «винум», английское «винеу», означающие вино, исторически указывали как на алкоголь, так и на обычный виноградный сок»[18], скрывая таким образом трезвость как норму жизни[19]? Вот потому и остаётся завеса загадки смерти панночки, поэтому-то товарищи Хомы Брута и хуторяне сотника не могут понять, что произошло на самом деле, так как только трезвый умом человек может докопаться до истины, а не трезвый может стать объектом манипулирования извне. Страхи, алкогольная зависимость мужчин хутора, женская впечатлительность и доверчивость – всё это составляет мощь местного «Вия» и священнослужителя Паисия, отсюда происходит его ненависть к приезжему учёному, который способен его разоблачить. Обратим внимание, кстати, на сцену одной из проповедей Паисия среди хутора, на которой свою паству он пугает техническими приёмами «волшебного фонаря», как это делали иезуиты в своё время[20], показывая ужасы преисподней и прикрываясь обращением «господи»[21], как он восклицает:

«Господи! Помоги защитить мне от нечисти детей моих, ибо не ведают они, что сокрыто в старой церкви! Яви чудо! Помоги мне! Покажи им, что будет с ними, если ослушаются меня!»[22].

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Естественно, что вся эта атмосфера страха и невежества в хуторе сотника заставляют Грина стать катализатором разъяснения того, что произошло:

«У самого Грина накопилось много вопросов, на которые он хотел бы получить ответ. Например, почему все жители панически боятся подходить к проклятой церкви — настолько, что огородили это место частоколом? Что именно увидел пришедший утром после третьей ночи отпеваний местный священник Паисий (его играет Андрей Смоляков) и почему он никому не говорит об этом? Откуда берутся в воздухе изображения демонов ада, весьма похожие на те, что имеются на фреске Микеланджело «Страшный суд», во время проповедей Паисия? Почему прекрасная Настуся (Агния Дитковските), подруга панночки, которая с той ночи, когда с последней случилось несчастье, потеряла дар речи, все время ходит на болота с узелком, в который завязана еда, кого она там кормит? И кто еще, кроме отца Паисия, а также двух сопровождавших его казаков Дороша (Игорь Жижикин) и Оверки (Александр Яковлев), которые, кстати, явно замешаны в какой-то грязной истории, может подтвердить, что Хома Брут действительно мертв?» (Антон Евсеев – «Как победить Вия – рецепт от Олега Степченко»).

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Наутро после попойки в корчме Ганна говорит Грину, что он избран покойной панночкой и теперь является исполнителем повеления «Вия». Но Грин полагает, что он просто переутомился. Вскоре он идёт с Петрусем к старой церкви для топографической съемки местности – составить карту хутора и окрестностей. Поднявшись на купол, Грин принимается за работу. Качнувшийся крест на куполе церкви сбивает его вниз, инструменты и карта остаются на крыше. Дорош тем временем крадёт червонцы Оверко, закопанные в земле.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Уцелев благодаря Петрусю, Грин возвращается в хату. В это время отец Паисий устраивает против него заговор. По его приказу Дорош ловит Петруся, его пытают ведьминым стулом, выуживая из него признание о соучастии в мероприятии ученого. Петрусь уговаривает Грина совершить побег и сам хочет сопровождать его вместе с блаженной селянкой Настусей. Внезапно Настуся почему-то уходит на болото. Петрусь бежит за ней и натыкается на рогатое чудовище. В ужасе он бежит на хутор и всем сообщает о случившемся.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

На болото отправляются хуторяне во главе с отцом Паисием. Тем временем Настуся становится очевидицей, как Оверко, обнаруживший пропажу закопанных им червонцев, убивает в ссоре Дороша, так как тот обокрал его. Оверко заявляет прибежавшим хуторянам, что Настуся ведьма, те хватают её и, несмотря на мольбы Петруся, заточают в погреб. В это время Грин, приплывший в условленное место, встречает то самое рогатое чудовище и оказывается, что это некто, одетый в овечью шкуру. Незнакомец помогает ему выбраться из воды на берег, после чего оставляет шкуру и скрывается в неизвестном направлении. Грин добегает до хутора и сообщает пану сотнику, что Настуся невиновна. Он узнаёт, что сотник посылал его к церкви не ради карты, а в надежде, что Грин проведает правду о гибели панночки. Грин соглашается ещё раз пойти туда, но с условием, что сотник обеспечит освобождение Настуси. Однако народ уже во всём верит отцу Паисию, и потому пана сотника оглушили, а Грина швыряют в погреб к Настусе.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Находясь в заточении, Грин узнаёт, что на одной из его карт кто-то начертил план побега и за тонкой стеной погреба находится жилище отца Паисия. Подслушав разговор священнослужителя с Оверко, Грин начинает понимать, что Паисий стоит во главе заговора против сотника. Вскоре по приказу Паисия Настусю достают из погреба, привязывают к деревянному кресту и отправляют по воде. По словам Паисия, если она не ведьма, то должна утонуть. Явтух выпускает Грина, и учёный сообщает ему правду об отце Паисии.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Грин, спасая от самоубийства отчаявшегося от текущей ситуации Петруся, уговаривает его отвлечь толпу, одевшись в овечью шкуру, оставшуюся на берегу. План срабатывает: Петрусь уводит людей за собой к старой церкви, к которым потом присоединяется Явтух, обезоруживающий Оверко на пути к ней.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Учёный в это время заходит в церковь, и ему попадается тот, кто всё это время скрывался под овечьей шкурой, изображая рогатое чудовище. Это не кто иной, как Хома Брут, который год назад встретил панночку во время празднования Ивана Купалы. Но во время этой встречи сзади подкрался отец Паисий в овечье-рогатой шкуре, ударил Хому, а затем изнасиловал и избил до смерти панночку. Вскоре появилась подруга панночки Настуся, и Хоме пришлось скрыться под овечьей шкурой, которая была оставлена Паисием рядом с местом преступления. Настуся до того испугалась схватившей её за ногу погибающей панночки, что онемела. Перед смертью панночка попросила своего отца позвать Хому Брута, но умерла, не успев объяснить, зачем. Весь этот год после трехдневного молебна над панночкой Хома прятался, желая только одного: убраться из этого места, для чего и пытался похитить карту Грина, начертив на ней план побега из глухомани.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Обратим внимание на саму церковь. С трудом верится, что молиться казаки ходили на Кудыкину Гору в полуразрушенную церковь, стоящую на разломе скалы, которая напоминает крымский замок «Ласточкино гнездо», хотя архитектура церкви напоминает карпатские русинские деревянные храмы[23]. Во внутреннем убранстве тоже есть нонсенс: иконы в иконостасе вполне понятны, но крест с распятием – это католичество, да и лавки относятся туда же, православные люди в церкви никогда не сидят.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Однако впереди самое интересное: пока Грин слушает Хому, к нему подкрадывается отец Паисий, который всё это время преследовал свою цель: год назад, на третью ночь, получив от сотника червонцы для Брута, он их присвоил и нанял в помощь таким образом Дороша и Оверко. В конце фильма Паисий заколачивает кроткого богобоязненного Хому Брута в гроб, сотрясая все вокруг, явно хочет его похоронить вместе с панночкой, и признается в её убийстве, что надругался над ней, дескать «совратила она меня». Обезумевший священнослужитель Паисий говорит Грину, что был миссионером в Европе, и знает, как можно создать новую религию с помощью приспособлений науки (именно религию, а не веру)[24]. Он объявляет себя новым пророком, обнажая свою одержимость и личный демонизм, и пытается убить Грина как инакомыслящего топором.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Таким образом, священнослужитель Паисий оказывается тем самым волком в овечьей шкуре, о котором говорила дочь сотника, но каким именно? Учитывая, как он использовал приёмы «волшебного фонаря» иезуитскими приемами, а также полукатолическое убранство церкви, перед нами предстаёт представитель иезуитства – ордена католичества, ответвления исторически сложившегося христианства, который в Малой России породил униатство, украинство[25] и бандеровщину[26], вместе в 2014 году укрепившие свою власть на этих землях.

«Вот тут-то зритель и понимает, что на самом деле картина Олега Степченко — это не фильм ужасов и не готический английский детектив, перенесенный на малороссийскую почву, а философская драма о том, что всех чудовищ рождает именно сон разума. Ибо человек, который невежественен, боится всего, а потому легко попадает в сети тех, кто жаждет богатства и власти. Эти манипуляторы пользуются всеобщим страхом для того, чтобы подчинить себе погрязших в суевериях людей и их руками творить самые темные дела. «Гоголь был прекрасным сатириком, в своих произведениях он высмеивал и чиновников, и государственных мужей. В той же повести «Вий» он говорит о том, что запуганным, затравленным народом гораздо легче управлять», — комментирует основную идею картины сам режиссер.

Всеобъемлющий суеверный страх невежественных людей рождает таких монстров, по сравнению с которыми и сам Вий — просто ангел. Один из героев истории, боясь за свою жизнь, создает мрачную легенду и тем самым способствует рождению на хуторе атмосферы страха, подозрительности и недоверия. Другой, пользуясь этим, пытается подчинить всех хуторян своему влиянию, а его подручные — скрыть факт кражи денег сотника. Охваченные ужасом люди постепенно превращаются в настоящих чудовищ, которые не останавливаются перед убийством невинной девушки. Они готовы сделать все, лишь бы избавиться от ощущения беспросветного страха перед неизвестным.

Видя все это, зритель начинает понимать, что гоголевский Вий — это не что-то, приходящее извне, этот монстр рождается внутри охваченной страхом души невежественного человека. И, что интересно, лик этого Вия кажется нам до боли знакомым — не он ли проглядывает на протяжении всей истории человечества из охоты на ведьм, фашистских и коммунистических (а точнее сказать, троцкистских – наше примечание) режимов, холодных и «горячих» войн? Что самое обидное, на самом деле справиться с этим монстром очень и очень легко — любознательность, просвещение и разум в момент не оставят от Вия и пылинки, как это хорошо видно на примере действий Джонатана Грина. Беда лишь в том, что веки порабощенного внутренним Вием человека сложно поднять даже вилами, поэтому он не видит пути спасения, хотя тот все время у него перед глазами» (Антон Евсеев – «Как победить Вия – рецепт от Олега Степченко»).

Параллельно с происходящим в хуторе сотника отец возлюбленной Грина лорд Дадли со временем понимает, насколько ошибался в своём мнении о Джонатане, и раскаивается в этом перед своим внуком Даниэлем. Он вспоминает о космологе-философе Джордано Бруно, которого инквизиторы католической церкви сожгли на костре за отличные от католической идеологии научные изыскания и убеждения.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

В двери церкви ломятся хуторяне. Церковь шатается, вниз с утеса летят доски и подпорки, в последний момент от сотрясения с потолка деревянное распятие[27], символ выхолощенной библейством модификации христианства[28], отошедшей от слов и дел Иисуса Христа[29], обрываясь от ударов Паисия, падает на священника, и он безвозвратно проваливается вниз, но церковь остается стоять. Таким образом, мы видим такой же финал, как и в пьесе Е.Л. Шварца «Тень»: ложь и неправда проигрывают раз и навсегда перед законами физики и мироздания, поскольку за творением мироздания и мироустройством стоит только Бог-Вседержитель, а не носитель наваждений с собственным самомнением.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

«Режиссер совсем не хочет сказать, что дело английского ученого заранее обречено на поражение — в конце концов разум и просвещение обязательно победят. Да и скептик и рационалист Грин тоже многому научится от хуторян. В частности, он поймет, что в этой жизни есть место чуду, которое нельзя объяснить при помощи науки. Таким образом, в финале фильма все герои предстанут перед зрителями обновленными и полными новых надежд. В результате даже летательный аппарат Тараса сможет наконец-то подняться в небеса, унося с хутора на своих крыльях страх и ужас, порожденный легендой о Вие» (Антон Евсеев – «Как победить Вия – рецепт от Олега Степченко»).

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Явтух приводит в церковь людей, и все узнают правду. Петрусь спасает Настусю, которая обрела дар речи, а Тарас оканчивает починку кареты Грина. Дело духовного преображения хутора ложится на плечи Хомы, и он принимает иерейский сан, оставаясь там[30]. Тело панночки предают земле. Грин показывает детям хуторян устройство «волшебного фонаря», показывая его в более лучшем применении в форме диафильмов, говоря, что «когда-нибудь картинки оживут».

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Учёный, понимая, что он выполнил свою задачу, прощается со всеми и отправляется дальше — в Москву. Он пишет новое письмо мисс Дадли, не догадываясь, что она уже родила от него ребёнка и её отец теперь одобряет их брак. Грин пишет, что все случившиеся с ним мистические события можно объяснить психическим расстройством, однако в это самое время его карету догоняет один из маленьких крылатых карликов, присутствовавших в алкогольном бреду тарасовской корчмы, и залезает в его сумку с картами.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Этот диковинный финал объясним: маленький крылатый карлик – часть коллективного «Вия», который умер с момента, когда учёный разоблачил Паисия, и ему в хуторе не оказалось места. Но было бы наивно полагать, что этот крылатый карлик остался навеки представителем нечисти. Как гласит Коран, Бог создал джиннов и людей для того, чтобы они были в Его Промысле (51:56). Если подразумевать под джинном эгрегор, то он подобен сосуду, который наполняется и настраивается мыслями, настроениями и соответствующими алгоритмиками[31]. От их качества и смысла зависит то, каким будет эгрегор (коллективное бессознательное). «Всё зависит от того, на что ты настроен» – гласит североамериканская причта «Шум» об индейце в Нью-Йорке пастора Роберта Грина Ли из книги «Сборник 500 иллюстраций»[32]. Поэтому мы видим разную картину: в конце «Вия» крылатый карлик выглядит устрашающе, а в продолжении дальнейшего путешествия Грина, «Тайна печати дракона», в самом его начале он выглядит преображенным в крупную летучую мышь. Но об этом – всё впереди.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

«Не следует думать, что атмосфера фильма Олега Степченко мрачна и серьезна — все-таки его действие происходит в Малороссии, знаменитой своим искрометным юмором (который Гоголю удалось передать в своих даже самых грустных произведениях). Поэтому в картине очень много смешных моментов, которые гармонично обрамляют серьезные и иногда даже жутковатые эпизоды» (Антон Евсеев – «Как победить Вия – рецепт от Олега Степченко»).

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Надо отметить, что действительно сценаристы сделали фильм почти гоголевским. Реминисценции на творчество писателя присутствуют, несмотря на иной ракурс сюжета его «Вия», и это не только два мелких вкрапления из его «Ревизора» и «Мертвых душ». Сценаристы фильма обыграли другой гоголевский сюжет — из повести «Майская ночь, или утопленница»[33], сделав фоновой историю Вия, задвинув ту назад в прошлое. В обоих повестях Гоголя есть погибшая панночка и её отец сотник, обе панночки просят спасти их душу главных героев, разница лишь в том, что Левко в «Майской ночи» смог это сделать, а Хома Брут у Гоголя согласно преданию о Вие – нет.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Сценаристы обыграли параллель этих двух повестей Гоголя весьма толково. В фильме Олега Степченко вместо Левко фигурирует Джонатан Грин, но происходящее с ними касается одного и того же. Грина просит спасти безвинно погибшую душу панночки коллективный «Вий» — Левко просит утопленница и тоже панночка, не обретшая покой после смерти, найти её мать-ведьму, дабы отомстить ей за земные тяготы и лишения. Обе просьбы к главным героям касаются воздаяния. Отец панночки — сотник в повести о Вие и в повести об утопленнице, и потому эта деталь сюжета перешла и в фильм Степченко. В финале истории Грин пишет новое письмо мисс Дадли, не догадываясь, что она уже родила от него ребёнка, и её отец теперь одобряет их брак. Левко также имел проблемы с женитьбой, разрешившиеся после исполнения просьбы безвинно погибшей утопленницы. Хома Брут в фильме прятался в овечьей шкуре, надеясь скрыться из хутора — Левко переодевался в козлиный вывороченный тулуп, проучив своего отца за препятствие своему браку, чем вызвал переполох в селе.

И, наконец, последняя параллель повестей — как ни странно, пьянство и алкоголь. В повести «Майская ночь» сельский голова планирует на месте дома панночки построить винницу, для чего приехал винокур, а пьянствует в селе лишь местный житель Каленик. В повести «Вий» нет никаких сведений о виннице (хотя герои повести там тоже пьют алкоголь), зато в фильме пьянствует не один сельчанин, а большинство жителей опоенного Паисием села. Такую трансформацию сюжета через призму фильма можно объяснить сгущением темных красок к происходящему от режиссера, но, как ни старался режиссер, скрыть повальные гнусность и вред алкоголя ему не удалось. Не спасает от правдивого показа гнусности употребления алкоголя, порождающего тяжелые галлюцинации, даже скрытая реклама водки «Хортица», которая проявляется в конце фильма в виде дорожного указателя – всё-таки фильм являет из себя Различение добра от зла[34]. В конце концов Грин едет не в место, где делают алкогольный напиток, по словам приятелей Брута, а в Москву, куда его пригласили сделать по заказу карты России и Европы, о чём нам расскажут в продолжении его приключений, а значит и нам, зрителям, авторы фильма указуют туда отправляться дальше вслед за главным героем вперед, навстречу новым приключениям.

Кадр из х/ф "Вий" (2014)

Кадр из х/ф «Вий» (2014)

Самое главное, что удалось сделать авторам фильма – развить гоголевскую идею повести о том, что бесстрашие спасает[35] и что «трусость, несомненно, один из самых страшных пороков», как писалось в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Это делает фильм весьма злободневным и актуальным[36], когда ныне оживают «цветные революции», культивируется мировым олигархатом мракобесие в науке и разрушается под прикрытием наукообразной хрематистики инфраструктура, порожденная научным наследием прошлого:

«»Вий» достаточно близок к классическому фильму ужасов, в котором всегда страх идет рука об руку со смехом. Кстати, весьма приятно и то, что данная киноверсия повести Гоголя совсем не является римейком вышеупомянутой картины 1967 года. По манере съемки и сюжету она скорее напоминает фильм Владимира Аленикова «Феофания, рисующая смерть» (1991 год), а не «Вия» с Куравлевым и Варлей.

Итак, как видите, ничего страшного в «Вие» нет, поскольку он не что иное, как наш собственный страх. Однако некоторая мистика, шлейф которой тянется за всеми произведениями Гоголя, в истории создания картины все-таки присутствует. Дело в том, что производство фильма началось еще в 2005 году, и, по идее, на экраны он был должен выйти значительно раньше. Чудо же заключается в том, что картина дошла до зрителя именно в 2014 году — после таких событий, как принятие закона «О наказании за оскорбление чувств верующих», разгрома РАН (деликатно названного «реформой») и Евромайдана[37]. Похоже, сейчас лик Вия вновь стал отчетливо проявляться — и это сделало экранизацию истории, написанной больше ста лет тому назад, весьма и весьма актуальной…» (Антон Евсеев – «Как победить Вия – рецепт от Олега Степченко»).

***

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Следующая часть приключений Джонатана Грина на Евразийском континенте, «Тайна печати дракона», – фильм совместного производства России и Китая с привлечением актеров из США и Англии[38]. В сюжете достаточно неординарных моментов, начиная (немыслимо!) сюжетом о подмене Петра Первого. Он во многом рассчитан и на китайскую аудиторию и несет для них свои смыслы. В целом же кино содержит программные установки о распределении судеб цивилизаций в будущем – русской, китайской и англо-саксонской[39]. Хотя здесь нет детективной фабулы, фильм имеет сказовый характер и насыщен символическими сюжетами: например, вручение печати дракона сначала русскому царю «проекцией дракона», мастером боевых искусств, в Тауэре, а затем русским царем истинной китайской принцессе, после чего она заново становится избранной; линия взаимоотношений русских с китайцами на уровне поддержки казаками и матросами русского судна восстановления духовного правления и свержения техногенного мошенничества от самозванцев; а также линия «капитан русского корабля, карлик-пьяница, и истинный Петр, вставший у руля и спасший корабль соотечественников». Основное действие фильма происходит в Китае 18 века, когда там к этому моменту времени укрепилась династия Цин маньчжуров, завоевавших эту страну. К вопросу о том, почему английский картограф поехал именно туда через Россию, мы ещё вернемся. В фильме нам показывают предысторию со своей колоритной китайской спецификой:

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

«Где-то на юге Поднебесной живет великий дракон. Ресницы его опускаются до земли и прорастают прекрасными растениями, исцеляющими душу и тело страждущих. Люди назвали листья этого растения чаем. Когда слава о чудесном напитке разнеслась на много земель вокруг, дракону понадобились посредники на земле, чтобы они ухаживали за его ресницами и сохраняли целебные свойства чая. Дракон доверил свою печать самой достойной из них – принцессе белых магов. Она стала избранной и могла с помощью печати подстригать ресницы дракона.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Со всего мира стали прибывать корабли с торговцами, которые за баснословные суммы скупали чай. И соблазн одержал вверх над некоторыми магами. Они перешли на сторону зла и решили подчинить себе дракона. Их возглавила двуликая ведьма. Она воскресила древнюю армию, которая захватила пещеру дракона. Чтобы получать больше чая, дракону перестали стричь ресницы, и он заснул под их тяжестью. Белые маги вступили в схватку с темным войском, но силы были неравны. Избранная принцесса белых магов и её отца, великого мастера, враги схватили и заточили в тюрьмах в разных концах света. Но для абсолютной власти ведьме нужна была печать дракона, которая таинственно исчезла».

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

В предыстории фильма мы находим некий символ, который привязан к Китаю. Это южный китайский дракон, связанный не просто с Китаем, а с его природой, конкретно – с флорой и землей, о чём говорит то, что его ресницы дают основание, согласно легенде, прорастанию чая[40]. Дракон (лун) в Китае довольно распространенный и популярный символ[41]. В китайском фольклоре драконы бывают не только инфернальными, но и природными созданиями, управляющими погодой и природными силами[42]. Именно вокруг дракона как олицетворения сил природы в Китае с древности прослеживается культ, так как ему возводились в прошлом храмы[43]. Посредники дракона как олицетворения сил природы, обозначенные в легенде, – это местное китайское жречество-шаманство.

Но в этой легенде, которая, казалось бы, имеет очень отрывистое отношение к той исторической реальности, которая возобладала в начале 18 века, когда Китай замирился под властью маньчжурской династии, есть намек на эпоху, современную Джонатану Грину. Это торговля чаем за рубеж и, как следствие, предательство части местных «элит» и культистов дракона. Речь идёт об эпохе, когда правящая верхушка, окружавшая династию Мин в Китая, морально разложилась, что повлекло за собой крах управления страной и целую крестьянскую войну (1628—1647). Во время этой войны в 1644 году китайский полководец У Саньгуй после взятия Пекина участниками крестьянского восстания во главе с Ли Цзычэном открыл ворота Шаньхайгуаньской заставы Великой китайской стены для маньчжуров. Однако процесс перехода китайских армий на маньчжурскую сторону начался ещё в 1620-х годах. В ходе той гражданской войны в Китае обиженные придворной камарильей честолюбивые полководцы, переходя на сторону маньчжуров, считали, что изменяли не родине, а вконец прогнившей династии, потерявшей легитимность и авторитет (называемые в китайской культуре «небесным мандатом») на правление. Однако они просчитались, поскольку маньчжуры не собирались перенимать китайскую культуру, для чего заставляли подданных китайцев (ханьцев) брить лбы и зачёсывать оставшиеся волосы в косичку — под угрозой смерти. Таким образом, предательство «элит» и разобщенность китайцев также сыграло не последнюю роль в завоевании страны маньчжурами, которые по мере падения интенсивности сопротивления им амнистировали оставшихся сторонников предыдущей династии.

Принцесса белых магов, равно как и её отец с их приверженцами, представляет собой образ управленцев жречества-шаманства Китая. И разумеется, ведьма-узурпаторша олицетворяет «элиты», которые используют внешние зарубежные силы для укрепления своего паразитического образа жизни за счет власти над обществом, ради чего идут на предательство и разнообразные ухищрения. Но такой внешней зарубежной силой, которая эти «элиты» помогла выдвинуть, в легенде представляется не маньчжурами, которые завоевали Китай, а представителями колониальных сил страны Запада – Англии. Нужно признать, что действительно с момента крушения династии Мин страну освоили европейские купцы и миссионеры, правда, из католического ордена иезуитов, которые относились нейтрально к противоборствующим друг к другу ханьцам и маньжурам, одинаково поставляя им вооружение и обращение в католичество (их косвенное влияние на могущество «двуликой ведьмы» будет позднее показано полноценным образом). Именно опора на внешние силы помогает главному отрицательному персонажу добиться своей цели, сдать своих оппонентов в ссылку за рубеж в заключение и захватить пещеру проживания дракона. Но, как гласит легенда, основная закавыка в том, что узурпаторша дракона перестала заботиться о нём с целью вырасти с помощью его ресниц как можно больше чая для получения наживы на его продаже, и он впал в сон, олицетворяя запустение его культа в Китае и становление толпо-«элитаризма» там. Но дальше – больше: печать дракона, которая представляет из себя раскладной ножик, таинственным образом пропадает и оказывается в коллекции реликвий коменданта тюрьмы Тауэра, и потому ведьма не может его пробудить для поддержки местного процветания природы, лишаясь с ней сообщения, ухудшив качество выращиваемого чая и возможности нарастить урожайность чайных плантаций.

В этой истории мы находим параллели с предысторией фильма «Вий», с которой у неё много общего: алчные узурпаторы культовых мест с опорой на внешние зарубежные силы, запустение культов и деградация регионов-носителей культа вследствие этого. Разница разве что только в том, что священнослужителю Паисию было достаточно держать в страхе село при помощи хитрой библейской уловки насчет алкоголя, не свергая до поры до времени сотника, а китайская ведьма открыто сделала силовой захват власти при помощи сил из-за рубежа. Как будут развиваться события тогда в этом случае?

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

После показа предыстории фильма мы обнаруживаем отца принцессы белых магов, высланного за пределы своей родины (его играет известный китайский актер Джеки Чан), в английской тюрьме лондонской крепости Тауэр. На цепях находится он не один: в одной камере с ним находятся на заключении некий английский пират и узник в железной маске. Комендант тюрьмы Тауэра приносит очередной тюремный паёк в камеру, и, приманив хлебными крошками почтового голубя Джонатана Грина, узник в железной маске узнаёт о том, что учёный приехал в Москву, чтобы по заказу царя, Петра Великого, изготовить карты Европы и границ России. Узник в железной маске восклицает:

«Так я его помню! Так он учёный! Мы познакомились с ним во время моего Великого посольства!».

Тем самым неожиданно оказывается, что узник в железной маске – это Пётр Первый, а в Москве находится самозванец. Довольно странный поворот сюжета, учитывая, что узник в железной маске содержался во Франции, а не в Англии[44].

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Однако дело в том, что Пётр Первый, царь из династии Романовых, попал в список версий об «узнике в железной маске», которая является своеобразным мифом из домыслов и слухов[45], по весьма примечательной причине. Сторонники версии подмены настоящего царя на самозванца мотивируют своё предположение тем, что после возвращения из «Великого посольства» истинный православный государь не стал бы проводить прозападные реформы. Однако версия о подмене Петра Первого, которую поддерживают, кстати, последователи историографической теории «Новой хронологии» А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский[46], не выдерживает критики по ряду фактов, которые говорят о том, что обстоятельства вынудили царя начать перенимать технологии с Запада по причине оснащения армии страны и постройки флота[47]. Главное доказательство, что никакой подмены Петра Великого не было, это то, что все те преобразования, какие охватили Россию после посольства, Петр Великий обдумывал и раньше, общаясь с иностранцами. Во время посольства эти замыслы приобрели реальные очертания. И даже в дни тяжких испытаний и тяжелых поражений, когда даже у Петра появлялись сомнения в реальности исполнения этих замыслов, он шел по этому пути, не сворачивая. Никакой лжецарь и вредитель на царском троне, действующий на радость и в угоду внешним врагам, не станет руководить становлением страны в технологическом смысле этого слова, строя флот и вторую столицу в чужой стране и к тому же увеличивая ее территории:

«Более ранняя история всех народов почти без исключения полна фактов, когда сильные мира сего уклонялись от управления научно-техническим прогрессом как одной из составляющих жизни общества, т.е. политики, считая разбирательство в такого рода вопросах “не царским делом”.

В истории России всего два примера, когда глава государства систематически держал под контролем технико-технологический прогресс и строил государственную политику с его учетом: Петр I и Сталин. Под руководством обоих, именно благодаря такого рода приобщению к “царским делам” дел “не царских”, даже вопреки ошибкам обоих государей, страна обретала статус сверхдержавы в течение нескольких десятилетий; и теряла его, также в течение нескольких десятилетий, когда их преемники — на западный манер — устранялись от технико-технологических проблем их “подданных”» (ВП СССР «Медный Всадник – это вам не медный змий…»).

Естественно, возникает вопрос: если сведения о «железной маске» стали историографическим мифом, а слухи о подмене Петра Первого не имеют никакого основания, тогда почему авторы фильма, продолжая историю Джонатана Грина, поместили русского царя в одной тюремной камере с китайским пленным мастером боевых искусств, да ещё и в Англии? И вот здесь возникает вопрос о том, какую ситуацию это всё напоминает, если принять во внимание иносказательность «Вия» в принципе и предыстории «Тайны печати дракона». Дело в том, что через призму прошлого нам показывают современную ситуацию, которая сложилась в мире: англосаксонская часть библейского Запада в лице Англии и США доминирует в мире, Китай стал глобальной промышленной фабрикой для его обслуги и связанным по финансовым долларовым каналам, а Россия лишена суверенитета в образовании и культуре, потеряв частично статус сверхдержавы. Но не следует думать, что Китай испытывает выгоду от этой ситуации, поскольку если на него возложили в западной глобализации роль глобальной фабрики, значит, и в самом Китае есть выгодополучатели от неё и ставленники мирового олигархата[48]:

««Процесс глобализации начался в 90-х, когда американские транснациональные корпорации перенесли своё производство за пределы США, в бывшие страны соцлагеря, Китай, Вьетнам и так далее. Поскольку рабочая сила там была дешёвая, сырьё тоже дешёвое, а экологические требования минимальные, американским корпорациям было гораздо выгоднее построить завод в Китае, а затем импортировать его продукцию в США и другие страны. Это приносило огромные прибыли. Но капиталы, по сути, выводились за пределы страны. А ведь они могли дать дополнительные рабочие места, дополнительные налоги США. Но этого не происходило. И американская промышленность стала постепенно хиреть», — подчеркнул экономист.

Таким образом, по словам Холодкова, Америка превратилась в «мировой банк, который печатал деньги и оказывал различного рода услуги, в первую очередь финансовые, которые сейчас составляют практически 80% ВВП, тогда как промышленность — всего 19%».

Страна осталась финансово обескровленной, трудоспособное население оказалось без работы, забота о них легла на плечи тех, кто всё же сумел найти свою нишу. Молодые специалисты оказались на периферии рынка труда, уровень из социальной обеспеченности в процентном соотношении всё это время снижался по всем параметрам.

«Много людей осталось без рабочих мест, в том числе среди молодёжи. Пострадали многие социальные слои населения. Многие американцы вынуждены работать на двух-трёх, чтобы поддерживать привычный комфортный уровень жизни», — заключил эксперт, напомнив, что во многом Трамп смог одержать победу на выборах, пообещав решить эту проблему» (Валерия Маслова – «Госдолг, мигранты и СССР: почему благосостояние молодёжи США за 20 лет снизилось на 20%»)[49].

Это означает, что Китай отнюдь не монолитен, как это себе представляют за его пределами, иначе бы даже в фильме не было главного отрицательного персонажа, ведьмы-китаянки: ведь и в самом Китае есть те, кто управляет настроениями общества, чтобы стравить Китай с Россией за Дальний Восток Сибири. Собственно, она и символизирует ставленников «мирового олигархата» в Китае, которые паразитируют на народе за счет своего посредничества в глобальном проекте Запада и готовы развязать любые победоносные войны ради своей диктатуры. Соответственно, Петр Первый и китайский мастер боевых искусств – это олицетворения сил национального руководства, которые не имеют возможности разбить цепи глобального проекта Запада – но это пока, до определенного момента времени. Именно поэтому Россия и Китай находятся в одном положении, из которого им придется и выбираться в нынешней ситуации, что выражается в попытках мастера обучить Петра своему боевому искусству. К этому добавим, что Россия и Китай, как ни парадоксально, в глобальном историческом процессе не только «братья навек» по дружбе, но и по одинаковым несчастьям: обе цивилизации пережили одну и ту же наклонную цикла функционирования типов государственности, обозначившейся внутренними смутами, в ходе которой к власти пришли силы, опиравшиеся на поддержку извне: в России – династия Романовых при помощи прозападных эмиссаров католичества из Польши и украинства в начале 17 века[50], в Китае – иноземная династия Цин маньчжурских племен во второй половине того же 17 века. Обе государственности со временем показали свою несостоятельность под давлением тех же сил извне (Цинский Китай в ряде неуспешных войн против колониальных войск Запада в девятнадцатом веке, Романовская Россия в ходе русско-японской войны и Первой мировой войны начала двадцатого века) и, как ни странно, рухнули почти одновременно в начале двадцатого века, расчистив место для нового типа государственности. Романовы и Цин одинаково чувствовали себя узурпаторами на троне, которым не хватало легитимности.

Но вернемся к действию фильма. После прибытия в Москву с картографом-учёным встречается военный сподвижник царя Александр Меншиков, человек из окружения Петра Первого, который рассматривает карту вместе с другими своими коллегами. Рядом сидит двойник царя, и Джонатан рассказывает, что встречался с настоящим царем во время «Великого посольства» вместе с Исааком Ньютоном, и говорит, что перед ним сидит не настоящий царь[51]. Не желая разоблачения нахождения двойника царя на троне, Меншиков приказывает кинуть Грина в тюремную камеру, где находится принцесса белых магов, которую зовут Чень Лань (с китайского переводится её имя как «синие весы» («称 蓝»), что является намёком на выражение носителя меры, а не только материи и информации)[52]. Как она смогла попасть в российскую тюрьму, создатели фильма не поясняют, однако так как Россия впервые столкнулась с маньчжурско-китайской империей Цин во время пограничного конфликта, называемого «Албазинской войной», то можно предположить, что её выдали в качестве заложницы в Россию в результате дворцовых интриг с участием иезуитов при дворе маньчжурского императора как дополнение к Нерчинскому мирному договору, заключенному в 1689 году (в составе делегации империи Цин были опять-таки иезуиты в качестве переводчиков, что создавало некоторые трудности в заключении мира между державами).

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Опять-таки имеется отсылка к современной ситуации в России: нынешние озападнившиеся «элиты» желают иметь царя-президента-вождя исключительно как ширму для своего паразитического образа жизни, чем и пользуются, как было и в прошлом. Их ярким представителем был выбран Меншиков, который был известен не только участием в петровских делах, но и в казнокрадстве, за которое царь соратника порицал не один раз. Интересно отметить, что на исполнителя роли казнокрада-сподвижника царя режиссером был выбран не кто иной, как актер Павел Воля, который известен своим участием в растлевающих пересмешнических медиа-проектах прозападного медиа-холдинга «Газпром-Медиа Холдинг», владельца телеканала ТНТ, «Comedy Club». Собственно, Павел Воля в фильме как раз играет самого себя лично и себе же подобных персонажей, поскольку незадолго до съемок в «Тайне печати дракона» Воля сделал выступление о якобы отсталости России в научно-технической стезе[53], наращивая деградацию окружающей его аудитории, чем и занимался он в течение довольно продолжительного времени, и снялся в рекламе сухариков «Хрустим» в роли графа Орлова, фаворита императрицы Екатерины Второй[54]. Возможно, именно его в связи с клеветой на научно-технический потенциал России и озападнившимся образом жизни царствовать аки царский фаворит выбрали на роль Меншикова – чтобы показать враждебность подобного рода личностей ко всякому, кто способен покуситься на их паразитический образ жизни.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Тем временем Петр, вычитав письмо Грина о его заключении, на обратной стороне бумаги пишет письмо о своём местопребывании не без помощи китайского мастера боевых искусств и отправляет почтового голубя к мисс Дадли и её отцу. Тот, узнав о пребывании своего зятя в тюрьме, отправляет своих голубей в Москву, к английскому послу Чарльзу Уитворту, который вызволяет Грина из тюрьмы, наказав ему молчать о двойнике царя. Меншиков тем временем даёт задаток Грину на картографическую экспедицию к востоку России[55]. Джонатан выбирает в помощники бывшую в заточении и высланную ведьмой-китаянкой в Россию Чень Лань, принимая узницу за мальчишку, и уезжает. Меншиков тайно приказывает сообщникам перекрыть дороги за рубеж, выследить и убить Грина и его помощницу, когда они отъедут от Москвы, что, однако, им не удается из-за боевых навыков принцессы и летучей мыши, увязавшейся за Грином, начиная с событий «Вия».

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

В это время жена Грина идёт в Тауэр к его коменданту Джеймсу Хуку (Крюку) (двойному тезке пирата-персонажа сказок Джеймса Барри о летающем мальчике Питере Пэне), которого играет в фильме американский актер Арнольд Шварценеггер. Он выставил условие заключенным: кто его победит в честном рукопашном бое или заберется наверх тюремной арены, того освободят. С ним сражаются трое братьев Чжун[56] из Китая, не нашедших здесь своего учителя, отца принцессы белых магов (видимо, это были представители боевой китайской разведки). Они небезуспешно освобождаются согласно выполненному им условию.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Пока мастер боевых искусств в очередной раз обучает своему рукопашному бою русского царя, мисс Дадли приходит к коменданту Тауэра дать возможность увидеть Петра, содержащегося в тюрьме под именем Петра Михайлова по подозрению в шпионаже. Ей дозволяют это сделать, и она рассказывает царю, что её муж скитается по России с помощницей. Она узнаёт о том, что Джонатан ошибочно принял её за мальчика, от отца принцессы. Далее обнаруживается, что старый пират умер на цепях от взгляда на мисс Дадли – по причине своего некогда распутнического образа жизни. Но то, что оказывается чьим-то концом, оказывается шансом для побега: когда солдаты крепости пришли убрать тело умершего, освобождаются цепи мастера Ченя, и, используя клещи, Петр и Чень освобождаются и выпускают узников из камер, вызывая переполох в тюрьме.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Пока мисс Дадли покидает тюрьму, на Джеймса Хука накидываются узники, и мастер Чень отыскивает печать дракона в собрании реликвий коменданта тюрьмы Тауэра, которые тот собирал много лет как антиквар, рвёт цепь Петра, передаёт царю печать и помогает ему бежать. Мисс Дадли останавливает карету на воротах крепости, и Петр, заскакивая на карету, бежит из Тауэра. Происходит довольно символический поединок между мастером Ченем и Джеймсом Хуком, повязанных одной цепью, что олицетворяет геополитическую схватку между Китаем и США в форме торговой войны конца 2010-х годов[57].

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Петр скрывается на корабле своих соотечественников, куда попали братья Чжун, нанятые матросами. Мисс Дадли оглушает подвыпившего алкоголь матроса русского судна и тоже попадает туда под его одеждой, загружая на него ящики алкогольного напитка виски для капитана. В этой части приключений Грина мы видим в очередной раз отражение эпохи, когда знания о вреде алкоголя не были широко распространены и известны в обществе. Скрытая реклама в фильме тоже обозначается, но не алкоголя – майонеза «Макеев». Мастеру Ченю из-за оставшейся цепи сбежать из Тауэра не удается, и его приковывают по ногам и рукам. В очередной раз Джонатан Грин пишет письмо, где сокрушается, что на русском троне находится самозванец Меншикова.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Петр появляется перед моряками и требует капитана, которым является выпивающий виски коротышка. Тот из-за пристрастия к виски приказывает посадить Петра в клетку, не разобравшись в ситуации. Впереди корабля по курсу шторм, на корабле поднимают парус (штаг-кливер) по приказу боцмана, но вместо него поднимается… связка белья. Это яркое выражение морального разложения экипажа корабля под воздействием алкоголя, поскольку при трезвом образе жизни матросы никогда не додумались бы сделать такое разгильдяйство на судне, которое ставит жизнь экипажа под угрозу гибели. Матросы суматошно ищут парус на корабле, в то время как впереди него – буря. Наверное, к экипажу русского судна подошли бы слова судового кока Джона Сильвера из романа Р.Л. Стивенсона «Остров сокровищ», только вместо виселицы – гибель на волнах:

«Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу»[58].

Переодевшуюся мисс Дадли разоблачают, но она успевает выпустить Петра из клетки во время попадания судна в шторм. Петр вместе с боцманом чудом успевает повести судно через рифы, напоминающие по форме дракона (очевидно, это имел в виду мастер Чень, когда сказал, что печать поможет найти его дочь), и все остаются в живых, крича «ура» царю. Коротышку запирают в клетке за нарушение корабельной дисциплины на какое-то время.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Кстати говоря, не лишним будет напомнить, что проникновение царя на корабль тоже символично: несмотря на то, что Петр Великий и сам был отнюдь не равнодушен к спиртному, царь всеми силами пытался бороться с алкоголизмом в Российской империи. Именно для этого он и ввел медаль «За пьянство», которой «награждали» за злоупотребление спиртным. Эта медаль стала самой тяжелой в истории, ее вес составлял больше шести килограммов. Нелестный знак отличия вешали на провинившегося в полицейском участке, прикрепляя ее цепью к шее так, что ее невозможно было снять. По данным некоторых историков, медаль нужно было носить в течение недели. Неизвестно, что было бы, если бы царю был очевиден вред алкоголя вообще в свете истории первых христиан-энкратитов, но тогда, возможно, мы бы в истории увидели ещё две медали – «За продажу спиртного» и «За пропаганду безвредности алкоголя».

Медаль Петра I "За пьянство"

Медаль Петра I «За пьянство»

Пока Петр Первый берет на себя управление кораблем, следующим в Китай, Джонатан Грин и Чень Лань находятся в пути до её деревни, где недалеко обосновалась ведьма-китаянка. Обратим внимание на карту: мы не ошиблись, когда обнаружили место действия фильма в китайской южной приморской провинции. Деревня Чень Лань находится в провинции Фуцзянь, которая граничит с провинцией Чжэцзян, родиной чая «Лунцзин» («колодец дракона»).

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Провинция Фуцзянь на административно-территориальной карте Китая

Провинция Фуцзянь на административно-территориальной карте Китая

Перед крепостной стеной недалеко от торгового города учёный делает привал, и принцесса белых магов перебирается через стену, наблюдая, как избивают сборщиков чая.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

В торговом китайском городе, видимо, находящемся недалеко от чайной провинции Чжэцзян, иностранные торговцы по дешевке скупают чай – и всё потому, что он потерял вкусовые свойства по причине узурпации местной власти ведьмой-китаянкой.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Везде ходит при поддержке войск ведьмы некий казначей, который раньше был белым магом. Однако не только солдаты его сопровождают: его процессию охраняют четверо механизированных бойцов. «Откуда этот неграмотный слабоумный торговец может знать, что такое магнетизм?» — восклицает сообщник ведьмы, когда проверяет собираемую с торговцев дань на наличие золота.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Все эти огромные бойцы довольно хорошо оснащены: один подавляет несокрушимой броней, другой напускает туманную завесу, третий бьет электростатикой и использует магнетизм, четвертый оглушает звуковым резонансом. Именно поэтому местный бунт против сборщика дани ведьме оказывается быстро нейтрализованным. Что же касается происхождения их оснащения, то это вполне объяснимо тем, что при дворе маньчжурских императоров оказались иезуиты, которые их консультировали по разным вопросам, в том числе и в области техники. Например, таким консультантом был фламандский иезуит-миссионер и учёный Фердинанд Вербист, который создал… миниатюрное подобие «автомобиля»[59]. Т.е. мы опять видим иезуитский след в насаждении толпо-«элитаризма», как и в событиях «Вия», техническими приспособлениями[60].

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Заставшая подавление местного бунта Чень Лань сталкивается со своей подругой Лей Хун, которая хочет её убить: ведь перед тем, как ведьма захватила пещеру дракона, заморские иностранные скульпторы сделали бюст принцессы белых магов, чтобы заговорщица смогла сделать слепок для органичной маски лица Чень Лань, из-за чего все в итоге посчитали, что ведьма – это принцесса[61]. Но Чень Лань и Лей Хун, когда выясняют случившееся, прекращают сражаться[62].

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Джонатана Грина доставляют к ведьме её пособники. Он, не подозревая об опасности двуликой ведьмы, рассказывает ей о своей помощнице и о своей картографической миссии. Рассматривая карту Грина, ведьма видит выгоду в её ценности, очевидно, имея в виду «Великий чайный путь»:

«Это же карта от нас прямо до Европы. Мы сможем возить наш чай туда напрямую теперь не только по морю, но и по суше»[63].

Тем не менее, картографа успевает предупредить об опасности Чень Лань через записку, доставленную ручной летучей мышью, и советует нарисовать карту дворцового комплекса ведьмы для организации его штурма. Тот предлагает ведьме картографическое мероприятие под миловидным предлогом, согласившейся на это.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Наблюдая за экзекуцией над осужденными, Чень Лань удивляется тому, что народу показывают электризованное чучело дракона, сделанное пыточным орудием для несговорчивых, при том, что у ведьмы нет настоящей печати дракона. Однако уже к этому времени подоспело судно с русским царем, который успевает показать местным китайцам настоящую печать дракона. Вскоре мисс Дадли, Петр и Чень Лань сталкиваются между собой, и царь вручает печать принцессе, когда летучая мышь Грина успевает принести завершенную картографом карту дворца ведьмы. Самого же Джонатана за излишнее любопытство к лабораториям, снабжающих гигантских механизированных бойцов ведьмы зарядами и деталями, берут под стражу солдаты ведьмы, которая признаётся, что не воскресила древнюю армию, а вооружила своих воинов древними доспехами, намекая на их сильную прочность перед вооружением лабораторий.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Также оказывается, что братья Чжун искали мастера Ченя по указанию ведьмы, поскольку и они её считали принцессой из-за одетой на неё маски её лица. Один из братьев, Чжан, признается, что они его не нашли, но печать находится у царя. Он остается рядом с ведьмой. Двое братьев удивляются обману ведьмы, когда встречают настоящую принцессу. Петр с принцессой разрабатывает план свержения ведьмы-узурпаторши: его матросы-казаки займутся освобождением Грина, в то время как часть матросов и местных жителей проберется в пещеру дракона под водой и будет штурмовать дворец с воздуха с помощью десанта на зонтах из чайных плантаций.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Тем временем Джонатана Грина приспешники ведьмы привязывают к столбу у электризованного чучела дракона, а потом привязывают рядом с ним его жену, просящую пощадить его. Принцесса переправляется в пещеру дракона под водой с помощью бочек. Петр, явившись к ведьме, засыпает в её опочивальне под воздействием снотворного. Трое казаков успевает пробраться к чучелу дракона, и их вяжут приспешники ведьмы, контролирующие чучело. Однако тех успевает освободить бывший капитан-коротышка, и все четверо разрушают чучело дракона, освобождая Грина и его жену. Далее экипаж русского судна с местными китайцами штурмует дворец с воздуха на зонтах[64], рассыпая перечную дымовую завесу, и с суши, разрушая лаборатории вооружения механизированных бойцов ведьмы и обезвреживая их самих.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Чень Лань приходит к спящему дракону, заснувшему на цепях, и кладет печать на выемку его алтаря в виде миниатюрной головы дракона – в место на лбу[65]. В связи с этим печать дракона таким образом активировала жемчужину алтаря, открывая принцессе доступ к запасному жреческому облачению. Она тем временем с помощью печати пробуждает дракона, одновременно её отец медитирует также на это при помощи жестов, сам освобождаясь от цепей в Тауэре.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Царь Петр, пробудившись, берет в заложники ведьму, но его останавливает Чжун Чжан, ещё не знающий, что ведьма носит маску лица принцессы. Приходят его братья и убеждают Чжана в обратном. Казначей со служанками ведьмы собирает в кровать награбленное золото. Ведьма пытается улететь на лодке с золотом с помощью воздушного шара на вершину башни пещеры дракона, сбрасывая казначея вниз и ранив Чжана, но сталкивается наверху с Чень Лань, летящей на пробудившемся драконе. Между ними завязывается бой, Чень Лань пытается уговорить ведьму сдаться, но та продолжает схватку с принцессой. Служанки ведьмы надевают маски лица принцессы и ввязываются в их схватку, помогая ведьме овладеть печатью, но та их сбрасывает вниз с башни. Русские матросы и китайцы, царь, Грин и мисс Дадли пробираются на крышу башни. Ведьма с лицом принцессы пытается выдать себя за настоящую, но летучая мышь Грина не признает подлог.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Ведьма пытается убить Грина наколкой, однако острый предмет натыкается на медальон с портретом его возлюбленной, висящий на его груди, и учёный остается в живых. Ведьма с печатью в руке пытается подчинить себе дракона, но печать перехватывает летучая мышь Грина, и она сбивает летучую мышь наколкой. Та летит вниз вместе с печатью в море одновременно. Принцесса садится на дракона, однако перехватывает вместо печати… падающую зверушку, а ведьма с печатью падает вниз в море, словно Голуум с кольцом всевластия отрицательного персонажа Саурона из романа Д.Р.Р. Толкиена «Властелин колец» в лаву Роковой Горы страны Саурона Мордор, разница только в том, что печать, в отличие от кольца, не относится к силам зла.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Мисс Дадли в письме просит отца помочь с освобождением мастера Ченя из Тауэра. Его освобождает из тюрьмы Джеймс Хук. Оба прониклись уважением друг к другу с момента поединка, и мастер Чень уговаривает Джеймса посетить Китай с ним. Сама же печать дракона остаётся лежать на дне морском и гаснет.

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Чень Лань посещает раненного Чжун Чжана, который признаётся, что ошибся в том, что принимал ведьму за принцессу. Однако несмотря на случившееся, она его прощает[66].

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Так что же тогда происходило с драконом на протяжении всей истории фильма? Дело в том, что во времена, предшествовавшим наступлению «закона времени»[67], обращения к силам стихий, олицетворяемым драконом в Китае, ритуализировались в культ, который замыкал на себя некие обратные связи из ноосферы, но как только представители демонического строя психики начинали овладевать культом, относящемся к стихии (да и не только), он, как ни парадоксально, терял свой «небесный мандат»[68] в народной среде, вырождался в обрядовость, и чудеса начали подменяться фокусами[69]. Именно поэтому дракон, как только пришла к власти злонравная ведьма, заснул и перестал давать мощь местности и прорастанию чая. В фильме показан процесс освобождения коллективного бессознательного Китая от обрядовости и восстановления связи с силой природы, олицетворяемой драконом и находящейся под властью Бога-Вседержителя. А печать была лишь инструментом ухода за ним, которая действовала эффективно по отношению к стихийному дракону только в добрых руках. Вот почему мастер Чень заканчивает историю о драконе следующими словами:

«Не печать давала власть над драконом, а только искренняя любовь и преданность. Он видит наши души и помогает тем, у кого добрые помыслы. Он для нас очень много сделал. Подарил целебный чай».

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

А когда Джеймс Хук, приплывший в Китай, спрашивает мастера Ченя, где находится теперь дракон, тот отвечает, показывая на красоту окружающей местности:

«Он здесь. Дракон повсюду. Он всегда среди нас. И в горах, и на море, и на небе».

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Этим и заканчивается приключение учёного-картографа Джонатана Грина в Китае[70]. Однако нам показывают не только будущее преображение Китая, но и обретение самодержавности в России, поскольку царь Пётр возвращается на родину и наводит порядок среди разгильдяев-вельмож согласно словам лорда Дадли:

«Петр Первый вернул себе законный престол, разогнал всех придворных гуляк, казнил самозванца, а предателя Александра Меншикова выпорол».

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Что ж, в скором будущем такой сценарий развития событий в России вполне вероятен для «наших» нынешних системных и несистемных либерал-вельмож-разгильдяев, сидящих на иглах обогащения за счет ресурсов России в результате длительного троцкистского переворота второй половины двадцатого века СССР[71], заказчиков копчения ноосферы своими телемедиапомоями в форме нигилистического и презренного отношения к Родине и её истории (как это явил перед общественностью сам исполнитель роли Меншикова Павел Воля клеветой на научно-технический потенциал России, что мы указали выше), занимающихся клеветой на действительность, пропагандой извращений и пороков в медиасреде и исключительно личным обогащением, выводя средства за рубеж и не вкладывая их в страну, чей вред с каждым годом станет для народа всё более и более очевиднее. И такое развитие событий будет отнюдь не в той форме, которая была сделана в виде ареста олигарха Ходорковского в начале 2000-х годов. Только вдумаетесь, что они будут говорить, когда момент истины настанет, подобно словам Меншикова «Прости, царь, рубил окно в Европу, старался, как мог!», на что будет ответ, подобный словам Петра Великого:

«Да я смотрю, ты канализацию здесь прорубил, аж смердит!».

Кадр из х/ф "Тайна печати дракона" (2019)

Кадр из х/ф «Тайна печати дракона» (2019)

Но вот произойдет ли это, будет очевидно только в том случае, если сами жители России прекратят поддерживать в себе всё то, что относится к нечеловечным строям психики, и всё то, что делают нынешние держатели власти из числа тех, кто вместо управления в русле созидания занимается паразитизмом, и обретут самовластие[72].

08.03.2020 – 14.04.2020

[1] Дмитрий Раевский – «Фоновый посыл сериала «Гоголь» (2017)» (https://whatisgood.ru/tv/films/fonovyiy-posyil-seriala-gogol-2017/).

[2] Mirosozercatel – «Вий – поднимите себе веки» (https://kob-alt.ru/vij/) (https://www.youtube.com/watch?v=Ex5q1qISL9w).

[3] Напомним фрагмент повести, который стал основой для сюжетной канвы фильма (https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%B9_(%D0%93%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8C)): «Испуганные духи бросились, кто как попало, в окна и двери, чтобы поскорее вылететь, но не тут-то было: так и остались они там, завязнувши в дверях и окнах. Вошедший священник остановился при виде такого посрамления божьей святыни и не посмел служить панихиду в таком месте. Так навеки и осталась церковь с завязнувшими в дверях и окнах чудовищами, обросла лесом, корнями, бурьяном, диким терновником; и никто не найдет теперь к ней дороги». Есть и разбор самой гоголевской повести от Ярослава Турова «О чём на самом деле писал Н.В. Гоголь в повести «Вий»?» (https://www.livelib.ru/articles/post/33478-o-chjom-na-samom-dele-pisal-nvgogol-v-povesti-vij), в котором его автор, обращая внимание на запустелость церкви, обозначенной в повести, констатирует: «По мнению писателя, погубившие героя повести демоны явились не столько из дьявольского подземелья, сколько из тёмных бездн человеческих душ – душ, поражённых тяжёлым недугом. В православном мире всюду пороки: воровство, ложь, алчность, невежество, прелюбодеяние, пьянство. Среди них, по Гоголю, самый страшный – безверие, нежелание жить по заповедям Христа». Однако ни Гоголь, ни автор разбора его повести не пытаются ответить на вопрос, почему так произошло с церковью села сотника, почему священник привёл церковь села сотника к запустению, и именно поэтому это стало основой для сюжета фильма.

[4] https://cinema.pravda.ru/1189245-viy/

[5] См. нашу статью «Пьеса Евгения Шварца «Тень»: ключ к праведному единству личности и общества» (https://kob-alt.ru/pesa-evgeniya-shvarcza-ten).

[6] Здесь ради справедливости надо отметить, что имена казаков хутора сотника были взяты сугубо из гоголевского экранизированного оригинала.

[7] Забегая вперёд, скажем, что болото вокруг хутора, прячущийся Болотный Семирог, выдающий гулкие звуки, запутанная история вокруг убийства с «мистическим» ореолом явно делают «Вия» Олега Степченко похожим на этот английский детектив.

[8] Отметим, что Дадли — это и название большого города в Англии, в графстве Уэст-Мидлендс, и знатный английский род, существовавший в XV—XVI веках.

[9] См. труд ВП СССР «Как и для чего писания делаются «священными»?», статью «Неизвестный Ньютон» (https://ivanoffworld.livejournal.com/10425.html) и статью интернет-издания «Epoch Times» «Исаак Ньютон — мистик и исследователь Библии» (https://www.epochtimes.ru/content/view/63440/5/).

[10] https://www.eduspb.com/public/books/byograf/nyuton_1.pdf

[11] Собственно, фамилию «Green» мы встречаем на страницах уже упоминавшихся «Эликсиров дьявола» Гофмана у эпизодного персонажа – доктора-англичанина из рассказа княжеского лейб-медика. Впрочем, также вероятно происхождение фамилии учёного от названия пригорода Лондона, где расположен нулевой меридиан и обсерватория, — Гринвич (от англ. «зеленая деревня»). См. нашу статью «Э.Т.А. Гофман: немецкий сказочник и фантаст скрытой правды» (https://kob-alt.ru/gofman-nemeczkij-skazochnik/).

[12] См. труд французского философа Рене Генона «Заметки об инициации» (http://opentextnn.ru/old/man/index.html@id=4422).

[13] Столкновение Паисия и Грина очень похоже на столкновение визиря Зигзага и сапожника Гвоздика из мультфильма Ричарда Уильямса «Вор и сапожник», но там сапожник Гвоздик – местный экотехнократ (см. нашу кинорецензию на «Вора и сапожника» Ричарда Уильямса «Разгерметизация человечности» (https://kob-alt.ru/razgermetizacziya-chelovechnosti)). Это к вопросу о том, почему экотехнократ в «Вие» Олега Степченко прибывает извне, и это намек жителям нынешней России, да и не только: вы для начала сделайте так, чтобы праведный творческий потенциал и экотехнократия в нашем обществе были уважаемым явлением вместо преуспевающих за счет невежд паразитов разных мастей, устраивающих майданы и госперевороты ради исключительно своего благополучия, наносящего вред остальной части общества, тогда и сталкиваться никому не придется.

[14] «Энкратиты (др.-греч. ἐγκρατῖταί от др.-греч. ἐγ-κράτεια — дословно: власть, господство; самообладание, воздержность, отсюда другое название возде́ржники (др.-рус. въздьржньци) — группа ультраконсервативных христиан, последователей идеи крайнего воздержания, как необходимого условия спасения и членства в Церкви. Совместно с постниками дали начало богомилам. Являются одной из ветвей маркионитства.

Энкратитов, также как татиан, эбионитов называют акватианами или гидропарастатами, так как все эти религиозные сообщества употребляют во время евхаристии воду вместо вина» (https://web.archive.org/web/20190825082905/https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D0%BD%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%8B).

[15] В медицине есть даже диагноз «алкогольный галлюциноз» (см. соответствующую одноименную статью медицинского интернет-издания «Красота и медицина» (https://www.krasotaimedicina.ru/diseases/narcologic/alcoholic-hallucinosis)).

[16] «Вий (мифология)» (https://web.archive.org/web/20200412120508/https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%B9_(%D0%BC%D0%B8%D1%84%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F)).

[17] Не лишним будет вспомнить новеллу Э.Т.А. Гофмана «Песочный человек», в которой главный герой подпитывает своими страхами Коппелиуса, на что его подруга Клара возражает: «Да, Натанаэль! Ты прав. Коппелиус – злое враждебное начало, он, подобно дьявольской силе, которая явственно проникла в нашу жизнь, может произвести ужаснейшее действие, но только в том случае, ежели ты не исторгнешь его из своего ума и сердца.  Покуда ты в него веришь, он существует и оказывает на тебя свое действие, только твоя вера и составляет его могущество».

[18] «Развенчание мифа о том, что в Библии одобряется употребление вина» (https://econet.ru/articles/168969-razvenchanie-mifa-o-tom-chto-v-biblii-odobryaetsya-upotreblenie-vina).

[19] См. статьи коллектива Информационно-аналитического Центра (ИАЦ) «Трезвость — выгодное вложение» (https://m3ra.ru/2015/01/20/sobriety/), «Алкоголь и психика людей» (https://inance.ru/2014/02/alcohol-and-psyhic/ и http://www.newyouthpolicy.org/ru/articles-ru/85-notalcohol), «Алкоязык ломехуз и правильная речь людей» (https://inance.ru/2015/04/alkoyadi/), «Курение и приоритеты управления» (https://inance.ru/2014/11/kurenie/) и «Правда и ложь об алкоголе» (https://inance.ru/2015/03/pravda-ob-alkogole/), а также монографию «Собриология» Международной Академии Трезвости (http://kob-media.ru/wp-content/uploads/2014/03/Sobriologia_2013.doc).

[20] «Скрывая фонарь и проецируя образы на клубы дыма, демонстраторы добивались эффекта присутствия в затемнённом зале светящихся фантасмагорий (от греч. φάντασμα — призрак и ἀγορεύω — публично выступаю,), что вызывало приступ страха у тогдашних зрителей и дало аппарату имя «фонарь ужаса». Этому способствовало использование волшебных фонарей иезуитами в религиозных целях, показывая верующим ужасы преисподней» («Волшебный фонарь» (https://web.archive.org/web/20200405111017/https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%BB%D1%88%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%84%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%8C)).

[21] «Бог — всегда Господь, поскольку Его воля господствует над всем, что есть в Мироздании. Но Бог при этом — не тиран и не деспот, и ему не нужны холопы.

Однако устремлённость к господству свойственна разнородному демонизму — как нечеловеческому, так и “человеческому”. В силу этого обстоятельства в культурах толпо-«элитаризма», включая библейскую, не всякий именуемый словом «господь» («Lord», «Overlord») — Бог. И соответственно не всякое упоминание «господа» или обращение к «господу» — представляет собой упоминание Бога и обращение к Нему. Такая «переадресация запросов», организованная на основе умолчаний, — одно из средств введения в идеалистический атеизм паствы во всех религиозных культах толпо-“элитарных” обществ. Чтобы убедиться в этом посмотрите тексты различных вероучений, тестируя их на предмет замены слова «господь», словом «Бог»: во многих случаях (если не в большинстве) такая замена вызывает ощущение фальши, поскольку Богу не свойственно то, что характерно для «господа» в тех или иных вероучениях…» (ВП СССР ««Сад» растёт сам?..»).

[22] При этой сцене фильма вспоминаются два афоризма историка В.О. Ключевского, которые вообще относятся к критике духовенства и паствы всех ветвей исторически сложившихся христианства не только России:

«Русское духовенство всегда учило паству свою не познавать и любить Бога, а только бояться чертей, которых оно же и расплодило со своими попадьями».

«Русский простолюдин — православный — отбирает свою веру как церковную повинность, наложенную на него для спасения чьей-то души, только не его собственной, которую спасать он не научился, да и не желает: «Как ни молись, а все чертям достанется». Это все его богословие».

[23] См. статью «Киев. Музей Пирогово. Карпаты и Буковина» (https://haydamak.livejournal.com/587640.html).

[24] Лишний раз подтверждает это намерение священнослужителя его личное имя коптского происхождения, которое переводится как «принадлежащий Исиде».

[25] См. о сущности украинства как разновидности фашизма статью галицко-русского историка и публициста В.Ю. Яворского «Украина – Русская земля» (http://zavtra.ru/blogs/ukraina-russkaya-zemlya), статью Сергея Рогожкина и Игоря Добаева ««Украинство»: антироссийская идеологическая доктрина и политическая практика» (https://www.geopolitica.ru/article/ukrainstvo-antirossiyskaya-ideologicheskaya-doktrina-i-politicheskaya-praktika) и «Неизвестный Тарас Шевченко» (о биографии стихотворного идеолога украинства рассказывает писатель Борис Куркин) (https://www.youtube.com/watch?v=hv4CV8NUCDs).

[26] См. статьи Полины Ефимовой «Шпионы. Период скандалов и разоблачений. Часть 3» (https://topwar.ru/90861-shpiony-period-skandalov-i-razoblacheniy-chast-3.html) и «Иезуиты плюс Бандера» (https://topwar.ru/96734-iezuity-plyus-bandera-chast-1.html, https://topwar.ru/96735-iezuity-plyus-bandera-chast-2.html и https://topwar.ru/96736-iezuity-plyus-bandera-chast-3.html).

[27] «И взяли Мы с них суровый завет. 154(155). И за то, что они нарушили их завет, и не веровали в знамения Аллаха, и избивали пророков без права, и говорили: «Сердца наши не обрезаны». (Нет! Аллах наложил печать на них за их неверие, и веруют они только мало), 155(156). и за их неверие, и за то, что они изрекли на Марйам великую ложь, 156(157). и за их слова: «Мы ведь убили Мессию, Ису, сына Марйам, посланника Аллаха» (а они не убили его и не распяли, но это только представилось им; и, поистине, те, которые разногласят об этом, – в сомнении о нем; нет у них об этом никакого знания, кроме следования за предложением. Они не убивали его, – наверное, (158). нет, Аллах вознес его к Себе: ведь Аллах велик, мудр!» (Коран, сура 4 (в переводе И.Ю. Крачковского)). См. также труд ВП СССР ««Мастер и Маргарита»: гимн демонизму? Либо Евангелие беззаветной веры».

[28] Конец Паисия напоминает сюжет стихотворения Ф.И. Тютчева «Encyclica» («Папское послание») (http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/tutchev11.html).

[29] «Закон и пророки до Иоанна <Крестителя> (во времена Христа «Закон и пророки» – это то, что ныне называется «Ветхий Завет»); с сего времени Царствие Божие благовествуется и всякий усилием входит в него» (Лука, 16:16).

«Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это всё (по контексту благоденствие земное для всех людей) приложится вам» (Матфей, 6:33).

[30] В «Вие» Олега Степченко из всех персонажей был обозначен конкретный прототип героя Джонатана Грина из Франции, но, похоже, кое-кто обнаружил прототипа и самого Хомы Брута, если выявлены параллели между этим персонажем и личностью французского поэта Франсуа Вийона (С.А. Шульц «Хома Брут и Франсуа Вийон» (https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/2447/1798)). Но ещё раньше бродил каламбур, связанный с его именем и именем самого Вия (««Вий» он») (https://otvet.mail.ru/question/56142521 и https://otvet.mail.ru/answer/320940709). «Кто он, Вий?» – именно с таких подобных вопросов должны быть развеяны страхи и неопределенности во всех проявлениях жизни.

[31] Вспомним, что в экранизации Б.В. Рыцарева одной из арабских сказок «Тысячи и одной ночи» «Волшебная лампа Аладина» её главный герой перепрограммирует джинна, посланного магрибским колдуном на его убийство, перестать быть рабом лампы своей волей и советом стать джинном… кувшина.

[32] См текст причти: https://books.google.ru/books?id=Mm_U1VqZ9qoC&pg=PT274&dq=One+American+was+walking+with+his+Indian+friend+along+a+crowded+New+York+City+street.&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjVu4vEytHoAhWil4sKHXbWDMQQ6AEIKDAA#v=onepage&q=One%20American%20was%20walking%20with%20his%20Indian%20friend%20along%20a%20crowded%20New%20York%20City%20street.&f=false и https://pritchi.ru/id_2075

[33] См. текст повести (https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BD%D0%BE%D1%87%D1%8C,_%D0%B8%D0%BB%D0%B8_%D0%A3%D1%82%D0%BE%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B0_(%D0%93%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8C)) и диафильм по экранизации 1952 года А.А. Роу (http://diafilmy.su/5498-mayskaya-noch-ili-utoplennica-1.html и http://diafilmy.su/5497-mayskaya-noch-ili-utoplennica-2.html).

[34] Коран (в переводе И. Ю. Крачковского), сура 8: «29.  О те, которые уверовали!  Если вы будете бояться (т.е.  благоговеть) Аллаха, он даст вам Различение и очистит вас от ваших злых деяний и простит вам.  Поистине, Аллах — обладатель великой милости!».

[35] Напомним ещё один смысл оригинальной повести Гоголя: «Хому Брута в повести Н.В. Гоголя «Вий» убила не нечистая сила, а его собственные страхи, во власть которых он отдался сам, утратив самообладание и вследствие этого не удержав себя в Любви. Есть две трактовки сюжета этой повести Н.В. Гоголя:

  • Злобная ведьма-панночка, умирая, жаждала мести и потому упросила отца, чтобы её отпевал Хома, с которым она намеревалась — при поддержке нечистой силы — поквитаться за свою смерть.
  • Ведьма-панночка поверила в Любовь Хомы к ней, и для неё последней надеждой было, что Хома в своей Любви к ней вымолит, освободит её грешную душу от власти над нею нечисти: «Никому не давай читать по мне, но пошли, тату, сей же час в Киевскую семинарию и привези бурсака Хому Брута. Пусть три ночи молится по грешной душе моей. Он знает….», — но Хома струсил и не оправдал этой последней надежды заблудшей души «панночки».

Какая трактовка истинна? — Н.В. Гоголь предоставил возможность трактовать сюжет читателю, но Хоме он дал прозвище «Брут»: то ли с намёком на склонность Хомы к либерализму, то ли с намёком на склонность к измене и предательству, что соответствует второму варианту трактовки сюжета. И ещё небольшой фрагмент из завершающих строк «Вия»:

«Славный был человек Хома! — сказал звонарь, когда хромой шинкарь поставил перед ним третью кружку. — Знатный был человек! А пропал ни за что.

— А я знаю, почему пропал он: оттого, что побоялся. А если бы не боялся, то бы ведьма ничего не могла с ним сделать» (ВП СССР «Основы социологии» (том 4: часть 4. «Человечность и путь к ней» (книга 1))).

[36] Наш разбор фильма куда обстоятельнее, чем поверхностный его разбор из интернет-рецензии «От продюсера клипа Децла «Вечеринка» — фильм «Вий 3D»» и отзыв историка А.И. Фурсова (https://whatisgood.ru/tv/films/ot-prodyusera-klipa-decla-vecherinka-film-vij-3d/), и, разумеется, подобные отрицательные мнения о фильме обусловлены недостатком знания контекста исторической эпохи, от которой в наши времена тянется цепь происходящих сейчас политических событий в мире. Ведь, как гласит афоризм историка В. О. Ключевского, «прошедшее надо знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, оно не умело убрать своих последствий».

[37] В целом фильм расписывает алгоритмику излечения Малороссии от украинского фашизма, да и не только (сотник – образ старой национальной управленческой бездействующей безвольной «элиты», транжирящей финансы и теряющей авторитет; священнослужитель Паисий – образ внешнего управления, основанного на одурачивании людей, злонравная идеология; Хома Брут – интеллектуалы народа; панночка и Настуся – образы «души народа» ; Петрусь – государственный силовой блок; Оверко и Дорош – разнообразные политические группировки, рвущиеся к власти ради денег; Явтух – образ умудренного обывателя; ученый-картограф Джонатан Грин – образ знаний и осведомленности людей; церковь – образ коллективной духовности, которая должна стать соборностью в конце фильма). Но для реализации такого позитивного сценария нужна воля и самоосознание, одним словом – поднять свои веки.

[38] Отметим, что это не первое кино русско-китайского производства: первым таким фильмом был фильм-сказка «Волшебный портрет» Г.Л. Васильева, снятый в 1997 году и повествующий о русском царевиче, влюбившемся в китайскую девушку, нарисованную на портрете кисти её брата, чтобы спасти её душу от китайского колдуна, и спасшем её жизнь (https://www.youtube.com/watch?v=GSbMHH3_SjM).

[39] Отдельно отметим, что сценарий фильма полностью писался в России.

[40] Соответственно, можно назвать возможные прототипы чая и места действия в Китае из фильма – чай «Лунцзин» («колодец дракона») («Лунцзин (чай)» (https://web.archive.org/web/20200411050046/https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D1%83%D0%BD%D1%86%D0%B7%D0%B8%D0%BD_(%D1%87%D0%B0%D0%B9)) ) и регион его выращивания – приморская китайская провинция Чжэцзян («Чжэцзян» (https://web.archive.org/web/20200411050512/https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D0%B6%D1%8D%D1%86%D0%B7%D1%8F%D0%BD)). У этого чая мы находим легенду, которая как раз связана с драконом как со стихийной природной силой: «Согласно легенде, сильная засуха свирепствовала в горных районах Пика Льва в Ханчжоу в 250 году нашей эры. Чайные культуры в том году жаждали каждой капли влаги, которая бы упала с неба. Увы, но отсутствие даже капли драгоценной жидкости поставило под угрозу само существование чая. Чтобы не допустить этого, странствующий монах отправился по узким горным тропам, чтобы призвать дракона, жившего у источников, что наполняли их колодцы. Монах молился, чтобы дракон подал людям дождь, чтобы спасти самое драгоценное — урожай чая. Дракон, расщедрившись, и, вероятно, также желая испить чаю, удовлетворил просьбу монаха обильным дождём и источник с тех пор никогда не высыхал. По сей день, тот же источник и питает чайные кусты возле Пика Льва и дракон никогда больше не испытывал жажды в его любимом Лун Цзине, — что значит «Колодец Дракона»» («Знаменитые чаи Китая» (https://web.archive.org/web/20200411051323/https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%BD%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%82%D1%8B%D0%B5_%D1%87%D0%B0%D0%B8_%D0%9A%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%8F и «Чайные легенды – 10 знаменитых китайских чая» («Tea Legends – the 10 Famous Chinese Teas») (https://web.archive.org/web/20200411051951/https://hubpages.com/food/famous-teas)).

[41] А.И. Кобзев, Б.Л. Рифтин «Лун» (http://www.synologia.ru/a/%D0%9B%D1%83%D0%BD).

[42] Мария Анашина «Виды китайских драконов» (https://anashina.com/vidy-drakonov/).

[43] Н. А. Сомкина «Традиции зооморфной символики в обрядовой стороне повседневных верований (Старый Китай и современность)» (https://cyberleninka.ru/article/n/traditsii-zoomorfnoy-simvoliki-v-obryadovoy-storone-povsednevnyh-verovaniy-staryy-kitay-i-sovremennost/pdf).

[44] Ольга Бугрова – «Тайный узник Бастилии в железной маске. Кто он?» (https://radiosputnik.ria.ru/20190918/1558784811.html).

[45] Игорь Буккер – «Мельница мифов: Железная маска» (https://www.pravda.ru/science/1102543-iron_maske/). См. также историческую монографию французского историка Жана-Кристиана Птифиса «Железная маска: между историей и легендой» (http://www.razlib.ru/istorija/zheleznaja_maska_mezhdu_istoriei_i_legendoi/).

[46] См. труд ВП СССР «Провидение — не “алгебра”».

[47] Станислав Спицын – «Несостоятельность доказательств подмены Петра I» (https://zen.yandex.ru/media/spicyn/9-dokazatelstv-podmeny-petra-i-razbiraiu-izmenenie-vneshnosti-caria-5e78ac40a068b531a8402be0 и https://zen.yandex.ru/media/spicyn/podmena-caria-petra-i-vo-vremia-velikogo-posolstva-prodoljaiu-razbor-faktov-5e7a17364dab883f40f307ad), «Зачем пленник под номером 64489001 носил «железную» маску?» (https://zen.yandex.ru/media/id/5c631ae14ae1d700aedd10ed/zachem-plennik-pod-nomerom-64489001-nosil-jeleznuiu-masku-5c6935ae9d7a9a00aff8cc7b).

[48] См. интервью китаеведа Н.Н. Вавилова о его книге «Некоронованные короли красного Китая» телеканалу «День ТВ» (https://www.youtube.com/watch?v=6YLODeDN-8U).

[49] См. также статью интернет-издания «Блумберг» «Глобалисты могут в ближайшее время превратиться в вымирающий вид» (http://mixednews.ru/archives/159975).

[50] А. В. Пыжиков – «Самозваная династия» и «Самозваная монархия» (https://profile.ru/russia/samozvanaya-dinastiya-3460/ и https://profile.ru/society/samozvanaya-monarkhiya-2-3423/).

[51] Как ни странно, но создатели фильма ткнули пальцем через образ Джонатана Грина в ещё одну реальную историческую личность – в управляющего голландской Ост-Индийской компании, государственного деятеля Нидерландов, учёного, картографа, коллекционера, писателя, купца, дипломата, бургомистра Амстердама Николааса Витсена, который входил в близкий круг общения русского царя Петра Первого и был главой «прорусского лобби» в Нидерландах в противовес политическим группировкам в Гааге, опасавшимся, что расширение российской территории разрушит голландско-шведские деловые связи (см. статьи Информационно-аналитического центра (ИАЦ) «ЖЗЛ: Витсен Николаас: исполнительный «управленец» в глобальных процессах (часть 1 из 2)» (https://cont.ws/@inance/1013617 и https://inance.ru/2018/07/witsen-01/) и «Витсен Николаас: «тёмная лошадка» межгосударственных отношений (часть 2 из 2)» (https://cont.ws/@inance/1027498 и https://inance.ru/2018/08/witsen-2/)).

[52] https://www.zhonga.ru/chinese-russian/%E7%A7%B0/m1oud и https://www.zhonga.ru/chinese-russian/%E8%93%9D/qw29n

[53] «Разбор выступления Павла Воли о российских изобретениях» (https://whatisgood.ru/tv/show/razbor-nabrosa-ot-pavla-voli-o-rossiyskih-izobreteniyah/).

[54] «Реклама «Хрустим Багет» — Граф Орлов (Павел Воля)» (https://youtu.be/OuQO-JQy-ms).

[55] Здесь видно, кстати, косвенное пересечение с литературным произведением – повестью писателя А.П. Платонова «Епифанские шлюзы» (http://platonov-ap.ru/stories/epifanskye-shluzy/), в которой есть персонаж из Англии, приехавший в Россию эпохи петровских реформ на строительство водного канала, инженер Бертран Перри, у которого есть возлюбленная, но поскольку повесть писалась с автобиографическим уклоном (будучи инженером, Платонов в своей работе сталкивался с бюрократическими преградами и трудностями, что серьезно его измотало морально) и в пессимистическом отчаянном духе, то столкнувшись со злоупотреблениями начальства и несмотря на попытки их упредить, он находит свою гибель от рук палача из-за провала стройки. Однако пессимистический сценарий не находит своего воплощения в судьбе Джонатана Грина.

[56] На китайском их фамилия пишется иероглифом «中», который переводится и как средоточие, и как душа, и как Китай, и как глагол «попасть в цель» (https://www.zhonga.ru/chinese-russian/%E4%B8%AD/eoae2).

[57] О том, в каком виде проявляется борьба Китая и США и что делает Китай в своей внешней политике, см. статью «Китай против США: Мировая война XXI века» (http://www.finmarket.ru/main/article/3610423), статью Дмитрия Белова «Китайское лекарство от глобализма» (https://4esnok.by/mneniya/kitajskoe-lekarstvo-ot-globalizma/), репортаж Надежды Алексеевой ««КНДР — только предлог»: обрушит ли Трамп мировую экономику, если объявит торговую войну Китаю» (https://ru.rt.com/951h), а также статью Школы Аналитики «Полет китайцев на Луну» (https://analitikishkola.ru/stati/china-moon/).

[58] О том, какую фоновую роль играет алкоголь и какое воздействие оказывает на сюжет романа Р.Л. Стивенсона «Остров сокровищ», см. роман-расследование В.П. Точинова «Остров без сокровищ» (https://web.archive.org/web/20200530101219/https://cn511.mooo.com/b.fb2/Tochinov_Ostrov-bez-sokrovishch.KjKd7g.316679.fb2.zip?NVrJVQRJ).

[59] https://web.archive.org/web/20200411180951/https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B8%D1%81%D1%82,_%D0%A4%D0%B5%D1%80%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B4

[60] Всё это не может не вызвать аналогию с оживающими оловянными солдатиками градоначальника Глупова Бородавкина и секты мастера часовых дел фармазона Байбакова из «Истории одного города» М.Е. Салтыкова-Щедрина. См. также нашу аналитическую статью «Роман М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»: иносказание истории на почве двоемыслия» (https://kob-alt.ru/inoskazanie-istorii/).

[61] Этот сказочный мотив есть в экранизации сказки братьев Гримм «Хрустальный шар» (https://www.grimmstories.com/ru/grimm_skazki/hrustalnyj_sar), сделанной в ГДР, которая развивает её контекст – «Украденное лицо» (https://www.youtube.com/watch?v=RwPKWEXhW-A), где есть как раз ведьма, укравшая лицо главной героини.

[62] На китайском её фамилия и имя пишется иероглифами «累红», которые переводятся как «красное бремя» (https://www.zhonga.ru/chinese-russian/%E7%B4%AF/nq312 и https://www.zhonga.ru/chinese-russian/%E7%BA%A2/senaa) – весьма явный намёк на то, что Китай по сути взял на себя тяготы коммунистического проекта, проваленного в СССР из-за его постепенного разрушения после смерти И.В. Сталина. Столкновение носительницы «красного бремени» с носительницей меры означает то, что Китай в перспективе отойдет со временем от поддержки догм материалистического атеизма и экономической теории марксизма.

[63] «Великий чайный путь» издавна был частью древних караванных маршрутов, которые получили название «Шелковый путь» и служили для перевозки из Китая в Европу не только шелка и товаров народного промысла, но и способствовали межкультурному и деловому обмену между народами (см. статьи М.Н. Балдано «Великий чайный путь: история формирования и перспективы возрождения» (https://brstu.ru/static/unit/journal_2/docs/number-34/93-99.pdf) и «История великого чайного пути» (http://rams-international.ru/chainyi-put/37/), а также репортаж интернет-издания «Новости Синьхуа» «Китайско-российский Великий чайный путь возрождается в процессе строительства «Пояса и пути»» (http://russian.news.cn/2019-06/06/c_138122346.htm)).

Важно отметить, что вспышка пандемии короновируса «COVID-19» началась в США, а внимание СМИ, чьи хозяева – мировой олигархат, сосредоточились подозрительно на китайском городе, из которого начинался «Российский чайный путь» из Китая в Европу и куда был завезен вирус из США лабораторным способом, – в Ухане (см. репортажи Лэрри Романоффа и Сергея Духанова «Пандемия из армейской лаборатории Форт-Детрик» (https://www.vpk-news.ru/articles/55893) и Анны Урманцевой «Дело вирусологов: новые факты о лабораторном происхождении источника COVID-19» (https://iz.ru/990058/anna-urmantceva/delo-virusologov-novye-fakty-o-laboratornom-proiskhozhdenii-istochnika-covid-19), телеканала «Сталинград» «Уханьский коронавирус могли создать в лаборатории на американские деньги» (https://stalingrad.tv/news/ukhanskiy-koronavirus-mogli-sozdat-v-laboratorii-na-amerikanskie-dengi/), Марии Берк «Коронавирус мог вырваться из секретной лаборатории, где создавали биологическое оружие для Китая» (https://www.kp.ru/daily/27083.5/4155093/) и Иннокентия Вишневского «Попкорна не хватит: эпическая битва США и Китая вокруг коронавируса началась!» (http://antifashist.com/item/popkorna-ne-hvatit-epicheskaya-bitva-ssha-i-kitaya-vokrug-koronavirusa-nachalas.html)). Очевидно, что заправилы глобализации по-библейски либерального толка решили пойти ва-банк против Китая и России, судя по выбору нанесения удара биологического оружия, однако просчитались, поскольку вирусный клин вбился в их детище, которое начинает на текущий момент трещать по швам.

[64] Это, кстати, своеобразный ответ на выходки троянского коня Запада в китайский суверенитет, – Гонконга, в котором бывшие западные хозяева города пытались устроить «цветную революцию» «зонтов»  в 2014 году (см. статью Руслана Хубиева «Глобальный эксперимент: кто стоит за протестами в Гонконге» (https://iarex.ru/articles/70496.html)) и где организовали протесты против законопроекта об экстрадиции агентов влияния западных спецслужб в год выхода самого фильма, в 2019 году.

[65] Согласно китайским мифам, их драконы носят на лбу волшебные жемчужины, из-за отсутствия которых те теряют силы.

[66] На китайском характеризующее его имя пишется иероглифом «占», которое переводится как «приказ» или «гадание, веление судьбы» (https://www.zhonga.ru/chinese-russian/%E5%8D%A0/p55uq).

[67] См. выдержку из труда ВП СССР «Краткий курс…» «Смена логики социального поведения»:  http://wiki-kob.ru/%D0%A1%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B0_%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BA%D0%B8_%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F

[68] «Небесный мандат» — не только фигура речи, но одно из центральных понятий традиционной китайской политической культуры, используемое как источник легитимности правящей династии. Известен начиная с эпохи Чжоу, XI в. до н. э. Примерно через сто лет (правление Му-вана, 976—922 до н. э.) в Чжоу получает широкое распространение термин «Сын Неба» (天子), используемый по отношению к держателю мандата. Считалось, а вернее идеологи убеждали общество, что правящий дом имел монопольную связь с Небом, обладая «небесным доверием», заслуженным путём накопления добродетели Дэ. Утрата добродетели трактовалась традиционной конфуцианской историографией как основная причина потери власти. Поэтому в классической литературе Китая основатели новой династии непременно предстают носителями добродетели, а падение предыдущей династии связывается с нравственным разложением правителя, приведшим к потере «небесного мандата». Очень удобно, когда нужно обосновать легитимность новой правящей династии. Потеря Небесного мандата представлялась событием космического значения: её изображали сопровождаемой катаклизмами и чудесами. Согласно «Мэнцзы»: «Безнравственность правителя могла стать поводом его свержения, то есть благоволение Неба не считалось вечным». Не всем правителям нравилась эта концепция, а основатель династии Мин император Хунъу даже изъял соответствующие места из трактата. После его смерти целостность текста была восстановлена.

В русской и российской монархической традиции аспект «небесного мандата» был обозначен доктриной «Божиею милостью», о которой можно прочесть самостоятельно. Но эта доктрина имеет одну существенную проблему, которую описал Иосиф Волоцкий (1440 — 1515), святой преподобный РПЦ. Он писал: «Царь, по своей природе, подобен всякому человеку, а по своей должности и власти подобен Всевышнему Богу».

Но при этом Иосиф не возвеличивал царскую власть, в том смысле, что провозглашал её безгрешность, как его воззрения истолковывают многие, поскольку самого царя Иосиф включает в ту же систему Божия тягла, — «и Царь подзаконен, и только в пределах Закона Божия и заповедей обладает он своей властью. А неправедному или «строптивому» Царю вовсе и не подобает повиноваться, он в сущности даже и не царь: «таковой царь не Божий слуга, но диавол, и не царь, а мучитель».

Иосиф Волоцкий стал выразителем мысли народа о том, что правитель — есть ревнитель Правды: он и защитник земных прав народа, и исполнитель Воли Небесной (Правды Божией), но при том как и любой человек, он способен ошибаться. Фактически Иосиф предостерегал от порабощения общества догматом о непогрешимости власти главы государства, который хотя никогда и не провозглашался церковью публично, но фактически действовал по умолчанию в монархических указах во многие царствования и стал одним из генераторов катастрофы 1917 года.

[69] О том, какие проблемы обнаруживаются в исторически сложившихся религиях самого Китая и в его философии, см. труд Прогнозно-аналитического центра Академии Управления «Сравнительное богословие» (вторая глава книги 6), а также статью Информационно-аналитического центра (ИАЦ) «Конфуцианство — мягкий толпо-«элитаризм» китайской культуры» (https://cont.ws/@inance/130391 и https://inance.ru/2015/10/konfutsianstvo/).

[70] Есть информация, что в 2020 году выйдет в прокат третья часть приключений учёного Джонатана Грина «Путешествие в Индию. На пороге бессмертия»: «События «Путешествия в Индию», как это ясно из названия картины, перенесутся из Китая в Индию. Джонатан Грин в компании китайцев и русских казаков намерен добраться до корабля Ост-Индской компании, чтобы вернуться на свою родину…» («KinoHelp – даты выхода фильмов» – «Путешествие в Индию (Вий 3)» (https://zen.yandex.ru/media/kinohelp/puteshestvie-v-indiiu-vii-3-5e7612c1d079093bb5ef1711)).

«Выход триквела фильма «Вий» 2014 года «Путешествие в Индию. На пороге бессмертия» запланирован на 2020 год. Планируется, что в картине будет сниматься Мэл Гибсон, сообщил в пятницу ТАСС продюсер проекта Алексей Петрухин, который приехал в Екатеринбург на специальный показ военной драмы «Прощаться не будем». «Мы работаем. <…> Мы часть уже отсняли материала, часть съемок будет в конце года и зимой — часть в Индии, часть в Китае. Я думаю, что в 2020 году будет все-таки выход третьей части. <…> Есть договоренность, будет Мэл Гибсон одним из ключевых актеров», — сказал Петрухин» (ТАСС – «Выход третьей части фильма «Вий» ожидается в 2020 году») (https://tass.ru/kultura/5315732).

[71] Cм. видеоинтервью «Главная тайна 20-го века. Нити ведут к Андропову и Примакову» и «Они готовились к этому 50 лет. Тайная группа в советской элите» политолога И.С. Шишкина с дипломатом В.Н. Матузовым, бывшим сотрудником Международного отдела ЦК КПСС (https://ok.ru/video/1723525434087 и https://www.newstube.ru/media/oni-gotovilis-k-etomu-50-let-tajnaya-gruppa-v-sovetskoj-elite-v-matuzov-i-shishkin), видеоинтервью историка А.И. Фурсова с историком Ф.И. Раззаковым «10 негритят советской элиты. Путь Андропова на вершину СССР» (https://www.youtube.com/watch?v=hKpKKY_RfiM) и «Кто стоял за Андроповым и Горбачёвым» (https://www.youtube.com/watch?v=XYxOwpufhnM), интервью Саркиса Цатуряна с дипломатом В.Н. Матузовым, бывшим сотрудником Международного отдела ЦК КПСС, «Михаил Горбачев — пешка в плане по развалу СССР» (https://eadaily.com/ru/news/2019/03/11/vyacheslav-matuzov-mihail-gorbachev-peshka-v-plane-po-razvalu-sssr)), статью «Чекистская клоака начиналась с Абакумова» (https://aizen-tt.livejournal.com/463732.html) и мемуары героя ВОВ Г.А. Литвина «На развалинах третьего рейха, или маятник войны» (http://militera.lib.ru/memo/russian/litvin_ga3/index.html).

[72] См. выступление историка А.В. Пыжикова «Осторожно, троцкизм!» (https://www.youtube.com/watch?v=h5p8G9ExQyI).

Добавить комментарий